Прочитайте онлайн Талтос | Глава 13

Читать книгу Талтос
2416+448
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна Владимировна Голубева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 13

Это была квартира в Белгрейвии, неподалеку от Букингемского дворца, отлично оборудованная всем, что требовалось Эшу. Его окружала мебель в георгианском стиле, изобилие чудесного нового белого мрамора, и мягкие оттенки персикового, лимонного, серовато-белого цветов. Был также нанят целый штат опытных служащих для исполнения его приказов — сдержанных на вид мужчин и женщин, которые сразу же приступили к работе, готовя факсы, компьютер, телефоны.

Эш присмотрел за тем, как Сэмюэля, находившегося почти в бессознательном состоянии, аккуратно уложили в постель в самой большой спальне, и направился в кабинет. Устроившись за письменным столом, Эш стал быстро просматривать газеты в поисках информации об убийстве в пригороде Лондона, о человеке, который был задушен таинственным незнакомцем с очень большими руками.

Ни в одной статье не упоминалось о росте Эша. Странно. Неужели Таламаска решила сохранить это в тайне? Если да, то почему?

«Наверняка Юрий это видел, — подумал Эш, — если Юрий вообще хоть что-то соображает».

Но ему-то откуда было знать, в каком состоянии мог быть Юрий?

Из Нью-Йорка уже начали поступать сообщения.

Да, ему было чем заняться. Он на самом деле даже на один день не смог бы сделать вид, что его компания в состоянии обойтись без него.

Юная Лесли, которая, похоже, никогда не спала, принесла очередную стопку документов, переданных ей служащими, положила их на край стола и посмотрела на него сияющими глазами.

— Все линии связи подключены, сэр, — сообщила она. — Что-нибудь еще?

— Драгоценная моя! — сказал Эш. — Проконтролируйте, чтобы на кухне приготовили для Сэмюэля огромный ростбиф. Он будет голоден как волк, когда откроет глаза. — Говоря с Лесли, Эш уже набирал прямой номер Реммика в Нью-Йорке. — И позаботьтесь о том, чтобы моя машина и водитель были готовы в любой момент. Купите побольше свежего молока и сыров для меня, мягких, из двойных и тройных сливок. И самого лучшего камамбера и бри, какие только сможете найти. Только вы должны кого-нибудь послать за всем этим. Вы нужны мне здесь. Если будет звонок или сообщение из «Клариджа», сразу доложите, а если ничего не будет, сами звоните туда каждый час. Понятно?

— Да, мистер Эш! — с энтузиазмом откликнулась Лесли, записывая все, что он говорил, и держа при этом блокнот в двух дюймах от глаз.

И исчезла в мгновение ока.

Она всегда действовала с изумительной скоростью и энергией.

Было уже три часа дня, когда Лесли подошла к столу Эша с видом усердной школьницы.

— Отель «Кларидж», сэр, они хотят поговорить с вами лично. Вторая линия.

— Прошу прощения… — пробормотал Эш и с удовольствием увидел, как девушка тут же попятилась назад.

Он взял трубку второй линии.

— Да, Эшлер слушает. Вы звоните из «Клариджа»?

— Нет. Это Роуан Мэйфейр. Но ваш номер мне дали в «Кларидже» минут пять назад. Они сказали, что вы выехали утром. Со мной Юрий. Он боится вас, но я должна с вами поговорить. Я должна вас увидеть. Вам знакомо мое имя?

— Безусловно, Роуан Мэйфейр, — мягко ответил Эш. — Вы мне скажете, где я могу вас увидеть? Юрий в порядке?

— Сначала вы мне скажите, почему вы хотите встретиться со мной. Что именно вам нужно?

— В Таламаске сплошное предательство, — сказал Эш. — Прошлым вечером я убил их Верховного главу.

Роуан никак не отреагировала на его слова.

— Этот человек участвовал в заговоре. И этот заговор относился к семье Мэйфейр. Я хочу восстановить порядок в Таламаске, чтобы орден снова стал прежним. К тому же я некогда поклялся, что всегда буду присматривать за Таламаской. Роуан Мэйфейр, вам известно, что Юрию грозит опасность? Что этот заговор — угроза его жизни?

На другом конце линии было по-прежнему тихо.

— Что, связь прервалась? — спросил Эш.

— Нет. Я просто думала о звуке вашего голоса.

— Тот Талтос, которого выносили вы, не выжил. Его душа не имела покоя еще до того, как он появился на свет. Вы не должны думать обо мне так же, как о нем, Роуан Мэйфейр, пусть даже наши голоса кажутся вам похожими.

— Как именно вы убили Верховного главу?

— Я его задушил. Но я сделал это как можно более милосердно. Я убил его намеренно. Я хотел, чтобы весь орден узнал о заговоре, чтобы все поняли — и невиновные, и виновные. Но как бы то ни было, не думаю, что эта проблема касается всего ордена. Речь лишь о немногих.

Снова ответом ему было молчание.

— Пожалуйста, позвольте мне увидеть вас. Я приду один, если хотите. Мы можем встретиться в людном месте. Вы, наверное, знаете, что звоните в Белгрейвию. Скажите, где вы находитесь?

— Юрий прямо сейчас встречается с кем-то из Таламаски. Я не могу его бросить одного.

— Вы должны мне сказать, где именно назначена встреча!

Эш стремительно встал и пошел к двери. Тут же появился какой-то служащий.

— Мне нужен водитель! — шепнул ему Эш. — Сейчас же! — Он снова заговорил в трубку. — Роуан Мэйфейр, эта встреча может оказаться очень опасной для Юрия! Это может быть очень, очень большой ошибкой!

— Но тот человек тоже должен прийти один, — ответила Роуан. — И мы его увидим до того, как он увидит нас. Его имя Стюарт Гордон. Вам оно о чем-нибудь говорит?

— Я слышал его. Этот человек очень стар — вот все, что я знаю.

Опять последовала долгая пауза.

— Вы знаете о нем еще что-нибудь, что-нибудь такое, что могло бы вызвать подозрение, что он может знать о вас?

— Нет, ничего такого, — ответил Эш. — Стюарт Гордон и другие члены Таламаски время от времени бывают в горной долине Доннелейт. Но они никогда не видели меня там. Или где-то еще. Они ни разу меня не видели.

— В Доннелейте? Вы уверены, что это был Гордон?

— Да. Я совершенно уверен. Гордон часто там появлялся. Мне рассказывали маленькие люди. Они ночами воруют у ученых разные вещи. Хватают рюкзаки или что под руку подвернется. Мне знакомо имя Стюарта Гордона. Маленькие люди осторожны, они не убивают ученых из Таламаски. Это может привести к серьезным неприятностям. И они не убивают тех, кто живет по соседству. Но убивают других, кто бродит там с биноклями и винтовками. И они рассказывают мне о тех, кто приходит в их долину.

Снова тишина.

— Прошу, поверьте мне, — продолжал Эш. — Тот человек, которого я убил, Антон Маркус, был продажен и беспринципен. Я никогда не совершаю ничего подобного под влиянием момента. Прошу, поверьте моему слову: я не представляю опасности для вас, Роуан Мэйфейр. Я должен с вами поговорить. Если вы не позволите мне…

— Можете найти угол Брук-стрит и Спеллинг?

— Я знаю, где это, — ответил Эш. — Вы сейчас там?

— Да, поблизости. Идите к книжному магазину. На этом углу только один книжный магазин. Я увижу, когда вы там появитесь, и подойду к вам. Ох, только поспешите. Стюарт Гордон должен скоро прийти.

Она повесила трубку.

Эш помчался вниз по лестнице, перескакивая через ступеньку, и Лесли бежала за ним, задавая необходимые вопросы. Хочет ли Эш, чтобы с ним поехала охрана? Должна ли она тоже ехать с ним?

— Нет, милая, оставайтесь здесь, — сказал Эш. — Брук и Спеллинг, недалеко от «Клариджа», — объяснил он шоферу. — Останьтесь, Лесли.

Он сел на заднее сиденье машины.

Эш не знал, следует ли ему подъезжать в автомобиле к самому месту встречи. Наверняка Роуан Мэйфейр увидит авто и запомнит номера, если это вообще нужно, когда видишь длиннющий лимузин «роллс-ройс». Но зачем бы ему об этом беспокоиться? Чего ему бояться со стороны Роуан Мэйфейр? Что она выиграет, если причинит ему неприятности?

Ему казалось, что он что-то упускает, нечто чрезвычайно важное, возможность, которая открылась бы ему только после обдумывания. Но от мысли об этом у него заболела голова. Эш слишком жаждал увидеть эту ведьму. Он готов был вести себя безрассудно.

Лимузин бесцеремонно несся по забитым машинами лондонским улицам, достигнув цели, угла двух шумных торговых улиц, меньше чем за двенадцать минут.

— Пожалуйста, стой здесь, чтобы я тебя видел, — сказал Эш шоферу. — Не спускай с меня глаз и сразу подъезжай, если я подам знак. Понятно?

— Да, мистер Эш.

На углу Брук и Спеллинг преобладали модные магазины. Эш вышел из машины, слегка потянулся, расправляя тело, и медленно пошел, внимательно вглядываясь в толпу, не обращая внимания на неизбежных зевак, таращившихся на него, и изредка звучавшие возгласы добродушного восторга по поводу его роста.

Да, здесь был книжный магазин, по диагонали от Эша. Очень красивый, с полированными деревянными рамами витрин и бронзовой фурнитурой. Магазин был открыт, но возле него никто не стоял.

Эш дерзко проскочил через перекресток, прямо поперек движения, взбесив парочку водителей, но, естественно, добрался до противоположного угла целым и невредимым.

В магазине толпились люди. Но никто из них не был ведьмой. Однако Роуан сказала, что увидит его и сама подойдет…

Эш огляделся по сторонам. Его машина стояла все там же, шофер с самоуверенностью водителя чудовищного лимузина не обращал внимания на мчавшиеся мимо автомобили. Это было хорошо.

Эш быстро оглядел магазины на Брук-стрит слева от себя, потом посмотрел вдоль Спеллинг, изучая магазины и прохожих.

Напротив набитого людьми магазина одежды стояли мужчина и женщина. Майкл Карри и Роуан Мэйфейр. Это должны были быть они.

Сердце Эша буквально остановилось на секунду.

Ведьма и маг! Вот они!

Оба смотрели на него, и у обоих были те особые ведьмовские глаза, испускавшие очень слабый свет, какой всегда есть в глазах чародеев.

Эш восхищенно смотрел на них. Что именно заставляет светиться их глаза? Когда он касался чародеев, если он действительно это делал, они всегда были теплее других людей; а если бы он приложил ухо к их головам, то услышал бы низкий органный гул, которого никогда не замечал в других млекопитающих или людях, — только в чародеях. Хотя редко, очень редко, он слышал такое же мягкое, шепчущее гудение в теле какой-нибудь живой собаки.

Боже праведный, что за чародеи! Много времени прошло с тех пор, как он видел ведьму и мага такой силы, и никогда еще он не встречал более сильных. Эш застыл на месте. Он просто смотрел на них и пытался освободиться от притяжения их глаз. Нелегкая задача. Эш гадал, так ли трудно им оторваться от него или нет. И оставался настороже.

Этот мужчина, Майкл Карри, был кельтом до мозга костей. Он, пожалуй, родился в Ирландии, а не в Америке. В нем не было ничего не ирландского — от вьющихся черных волос до сверкающих голубых глаз и шерстяной охотничьей куртки, которую он явно носил в силу моды. И еще мягкие фланелевые брюки… Майкл был крупным мужчиной, сильным мужчиной.

«Отец Талтоса и его убийца!» — потрясенно вспомнил Эш. Отец… убийца.

А женщина?

Она была очень худой и невероятно красивой, хотя и абсолютно на современный лад. Прическа у нее была простой, но волосы, окружавшие узкое лицо, роскошными. И одежда тоже была соблазнительной, рассчитанно откровенной, почти демонстративно сексуальной. А ее глаза пугали куда сильнее, чем глаза мужчины.

На самом-то деле у нее были мужские глаза. Как будто верхняя часть ее лица была позаимствована у какого-то существа мужского пола и водружена над нежным, широким, очень женственным ртом. Но Эш часто видел подобную серьезность и агрессивность в современных женщинах. Вот только эта была… ведьмой.

Оба они обращали на себя внимание.

Они не разговаривали друг с другом и не двигались. Но они были вместе, и одна фигура частично перекрывала другую. Ветер не доносил до Эша их запаха. Он дул в другую сторону, что означало, строго говоря, что это они должны были его почуять.

Женщина внезапно нарушила неподвижность, но лишь слабым шевелением губ. Она что-то прошептала своему спутнику. Но тот продолжал молчать, все так же рассматривая Эша.

Эш расслабился. Он естественно уронил руки вдоль тела, что делал редко, из-за их длины. Но эти двое должны были видеть, что он ничего не скрывает. И пошел обратно через Брук-стрит, очень медленно, давая им возможность уйти, если бы они захотели, хотя сам молился о том, чтобы они остались.

Он еще медленнее зашагал к ним по Спеллинг. Они не тронулись с места. Внезапно какой-то прохожий случайно наткнулся на Эша и с шумом уронил на тротуар бумажный пакет, полный всяких мелочей. Пакет разорвался. Мелочи рассыпались.

«Вот именно теперь!» — подумал Эш, но быстро улыбнулся и, опустившись на одно колено, принялся собирать рассыпавшееся.

— Мне очень жаль, — сказал он.

Оказалось, что налетела на него пожилая женщина, которая тут же засмеялась и сказала, что он слишком высок, чтобы нагибаться и заниматься таким делом.

— Я ничего не имею против. Это же я виноват, — возразил Эш, пожимая плечами.

Наверное, он уже был достаточно близок к магам, чтобы они могли слышать его, но не позволил себе выказать страх.

У пожилой женщины была еще и большая матерчатая сумка, висевшая на плече. Наконец Эш собрал все ее маленькие пакетики и сложил их в эту сумку. Женщина ушла, помахав ему рукой, и он вежливо и уважительно махнул в ответ. Колдуны так и не сдвинулись с места. Эш это знал. Он чувствовал, что они наблюдают за ним. Он ощущал ту самую силу, что заставляла их светиться в его глазах, и, возможно, ту же самую энергию. Он не знал. Теперь между ними было от силы двадцать футов.

Эш повернул голову и посмотрел на них. Он стоял спиной к проезжей части и отчетливо видел отражение их обоих в стекле витрины, битком набитой платьями. Как пугающе оба они выглядели… Свет, исходивший от Роуан, отразился в его глазах слабым блеском, и теперь он уловил ее запах… обескровленный. Ведьма, которая не могла выносить ребенка. Запах мужчины ощущался сильнее, и его лицо было еще страшнее. Мужчина был полон подозрений и, может быть, даже ярости.

Под их взглядами Эша пробрало холодом. «Но не могут же все тебя любить, — подумал он с легкой улыбкой. — Даже не все ведьмы могут тебя любить. Это было бы слишком. Важным было лишь то, что они не сбежали».

Он снова двинулся к ним. Но Роуан Мэйфейр поразила его. Она вдруг подняла руку к груди и пальцем показала, чтобы Эш посмотрел на другую сторону улицы.

Возможно, это был какой-то трюк. «Они задумали меня убить», — подумал Эш. Эта идея позабавила его, но лишь слегка. Он посмотрел в ту сторону, куда она показала. И увидел напротив кофейню. И цыгана, только что подошедшего к ней бок о бок с каким-то пожилым человеком. Юрий выглядел больным, хуже, чем прежде, а его джинсы и рубашка, явно не его размера, были слишком легкими для холодного дня.

Юрий сразу заметил Эша. И отступил от входа. Он уставился на Эша безумным взглядом — по крайней мере, так это выглядело. «Бедняга, да он в самом деле сошел с ума», — подумал Эш. Пожилой человек что-то настойчиво говорил Юрию и, похоже, не заметил, что Юрий смотрит в сторону.

Этот пожилой человек… Это, должно быть, Стюарт Гордон! На нем была унылая старомодная одежда, принятая в Таламаске: плосконосые ботинки, очень узкие лацканы, жилет из той же ткани, что пальто… Да, это наверняка Гордон. Или какой-то другой член Таламаски. Ошибки быть не могло.

Как умоляюще говорил Гордон с Юрием, каким смятенным он выглядел… А Юрий стоял меньше чем в футе от этого человека. И этот человек мог в любое мгновение убить Юрия любым из полудюжины тайных способов.

Эш ринулся через дорогу, увернувшись от одной машины и вынудив другую резко и с шумом затормозить.

Внезапно Стюарт Гордон осознал, что Юрий на что-то отвлекся. Стюарт Гордон был раздражен. Стараясь понять, куда смотрит Юрий, он обернулся как раз в тот момент, когда Эш был уже рядом и тянулся, чтобы схватить его.

Его, безусловно, узнали. «Он знает, кто я такой», — подумал Эш, и его сердце слегка вздрогнуло. Этот человек, друг Эрона Лайтнера, был виновен. Да, без сомнения, этот человек знал, кто такой Эш, и уставился ему в лицо со смесью ужаса и глубокого тайного понимания во взгляде.

— Вы меня знаете, — сказал Эш.

— Ты убил Верховного главу, — сказал мужчина, но он просто в отчаянии констатировал факт. Растерянность и понимание относились вовсе не к тому, что произошло лишь вчера вечером. Гордон впал в панику и вцепился в пальцы Эша. — Юрий, останови его, останови его!

— Лжец, — сказал Эш, — посмотри на меня. Ты отлично знаешь, что я собой представляю. Ты знаешь обо мне. Я знаю, что тебе это известно, так что не лги мне, преступник.

На них начали обращать внимание. Кто-то спешил обойти их стороной. Другие остановились, чтобы поглазеть.

— Убери свои руки! — в бешенстве воскликнул Стюарт Гордон, стиснув зубы и начиная краснеть.

— Точно как и тот, другой, — сказал Эш. — Ты убил своего друга Эрона Лайтнера? А как насчет Юрия? Ты послал человека, который выстрелил в него в горной долине?

— Я знаю только то, что мне рассказали обо всем этом сегодня утром! — заявил Гордон. — Ты должен отпустить меня!

— Должен? Я собираюсь тебя убить.

Ведьма и маг уже были рядом с ним. Эш посмотрел направо и увидел у своего локтя Роуан Мэйфейр. Майкл Карри стоял рядом с ней, и в его глазах горела та же злоба, что и прежде.

Вид ведьмы и мага обдал Гордона новой волной ужаса.

Крепко держа Гордона, Эш посмотрел на угол улицы и быстро махнул левой рукой, подавая знак своему водителю. Тот стоял рядом с машиной, наблюдая за происходящим. Он сразу скользнул в кабину, и машина стала разворачиваться.

— Вы убили Эрона? — спросил Юрий.

Он уже почти совсем обезумел, и Роуан Мэйфейр шагнула к нему, чтобы остановить, когда он надвинулся на Гордона. Гордон начал корчиться с отчаянной яростью, снова царапая пальцы Эша.

Длинный «роллс-ройс» резко остановился рядом с Эшем. Водитель сразу выскочил наружу.

— Могу я вам помочь, мистер Эш?

— Мистер Эш, — в ужасе повторил Гордон, тут же прекративший тщетное сопротивление. — Что это за имя — «мистер Эш»?

— Сэр, сюда идет полицейский, — сообщил водитель. — Скажите, что я должен сделать?

— Давайте уедем отсюда, пожалуйста, — попросила Роуан Мэйфейр.

— Да, все вместе.

Эш повернулся и потащил упиравшегося Гордона к мостовой.

Как только открылась дверца машины, он швырнул беспомощного пленника на заднее сиденье и сел рядом, вынудив того отодвинуться к дальней стороне. Майкл Карри скользнул на переднее место, рядом с водителем, а Роуан уже устроилась напротив Эша, и ее кожа обожгла его, когда ведьма задела его ногу, занимая откидное сиденье; Юрий бессильно упал рядом с ней. Машина чуть дернулась и тронулась с места.

— Куда я должен доставить вас, сэр? — спросил водитель.

Стеклянная перегородка сползла вниз и тут же исчезла в спинке переднего сиденья. Майкл Карри обернулся и пристально посмотрел мимо Юрия в глаза Эшу.

«О эти ведьмы и маги, их глаза», — в отчаянии подумал Эш.

— Просто уезжай отсюда, — сказал он водителю.

Гордон потянулся к ручке дверцы.

— Заблокируй двери, — велел шоферу Эш, но не стал ждать знакомого электронного щелчка и перехватил правую руку Гордона.

— Выпусти меня отсюда, ублюдок! — крикнул Гордон угрожающим тоном.

— Теперь ты хочешь рассказать мне правду? — спросил Эш. — Я собираюсь убить тебя точно так же, как убил твоего прихвостня Маркуса. Что ты можешь мне сказать такого, чтобы меня остановить?

— Да как ты смеешь, как ты можешь… — снова завел свое Стюарт Гордон.

— Хватит лгать, — сказала Роуан Мэйфейр. — Ты виновен, и ты сделал это не один. Посмотри на меня!

— Не стану! — заявил Гордон. — Ведьмы Мэйфейров, — с горечью произнес он, как будто выплюнув эти слова. — А это нечто, это существо, что вы извлекли из болот, этот Лэшер, — он и есть ваш мститель, ваш Голем?

Этот человек отчаянно страдал. Его лицо побелело от потрясения. Но он не собирался сдаваться.

— Хорошо, — тихо произнес Эш. — Я собираюсь тебя убить, и магам меня не остановить. Да я и не думаю, что они это могут.

— Нет, ты этого не сделаешь! — воскликнул Гордон, поворачиваясь так, чтобы видеть лицо Эша, а также и лицо Роуан Мэйфейр.

Его голова откинулась назад, в обитый мягкой тканью угол машины.

— И почему бы это? — вежливо спросил Эш.

— Потому что у меня есть женская особь! — прошептал Гордон.

Наступило молчание.

Лимузин стремительно и воинственно мчался вперед, слышен был лишь шум автомобильного движения вокруг.

Эш взглянул на Роуан Мэйфейр. Потом на Майкла Карри, пристально смотревшего на него с переднего сиденья. И наконец, на Юрия, сидевшего напротив, который, похоже, был не способен думать или говорить. Потом его взгляд вернулся к Гордону.

— У меня всегда была эта женщина, — заговорил Гордон тихо, с чувством, хотя и слегка язвительно. — Я сделал это ради Тессы. Я сделал это, чтобы привести к Тессе мужчину. Вот моя цель. А теперь отпустите меня, или вы никогда не увидите Тессу, никто из вас. В особенности ты, Лэшер, или мистер Эш, кем бы ты ни был. Или чем бы ты себя ни называл! Или я ужасающе ошибаюсь и у тебя уже есть собственный гарем?

Эш раздвинул пальцы, вытянул их, пугая Гордона, а затем положил руку себе на колено.

Глаза Гордона покраснели и слезились. Все еще переполненный ярости, он достал огромный мятый носовой платок и, поднеся его к клювообразному носу, высморкался.

— Нет, — негромко ответил Эш. — Думаю, я убью тебя прямо сейчас.

— Нет! Ты тогда не увидишь Тессу! — огрызнулся Гордон.

Эш навис над ним, очень близко.

— Тогда отвези меня к ней, пожалуйста, и сейчас же. Или я действительно задушу тебя прямо сейчас.

Гордон умолк, но всего на мгновение.

— Вели своему шоферу ехать на юг, — сказал он. — За город, в сторону Брайтона. Мы не поедем в Брайтон, но пока этого достаточно. Всего езды часа полтора.

— Тогда у нас есть время поговорить, не так ли? — спросила ведьма, Роуан.

Голос у нее был низким, почти хриплым. Она ослепляла Эша, неярко светясь в темноте салона. Ее грудь под черными шелковыми отворотами жакета с глубоким вырезом была небольшой, но великолепной формы.

— Расскажи мне, как ты мог это сделать, — сказала она, обращаясь к Гордону. — Убить Эрона. Ты ведь и сам вроде него.

— Я этого не делал, — с горечью ответил Гордон. — И не хотел, чтобы так было. Это был глупый и порочный поступок. И это случилось до того, как я смог вмешаться. То же самое касается Юрия и того выстрела. Я не имею к этому никакого отношения. Юрий, там, в кофейне, когда я говорил тебе, что опасаюсь за твою жизнь, я говорил серьезно. Просто есть вещи, над которыми я не властен.

— Я хочу, чтобы ты прямо сейчас рассказал нам все, — сказал Майкл Карри. Говоря это, он смотрел на Эша. — Мы действительно не можем сдержать нашего друга. Да и не стали бы, даже если бы могли.

— Ничего я вам больше не скажу, — огрызнулся Гордон.

— Это глупо, — заметила Роуан.

— Вот и нет, — возразил Гордон. — У меня только один ход. Расскажи я вам все, что знаю, до того, как вы доберетесь до Тессы, и вы от меня избавитесь, как только ее получите.

— Я, наверное, сделаю это в любом случае, — сказал Эш. — Но ты выигрываешь несколько часов жизни.

— Не так быстро. Я многое могу вам рассказать. Вы и представления не имеете. Вам понадобится намного больше чем несколько часов.

Эш промолчал.

Плечи Гордона обвисли. Он глубоко вздохнул, снова одного за другим рассматривая своих захватчиков, а потом опять посмотрел на Эша. Эш двигался назад, пока тоже не оказался в самом углу. Он не желал находиться рядом с этим человеческим существом, с этим раздражительным и злобным человеком, которого все равно должен будет со временем убить.

Эш посмотрел на ведьму и мага. Роуан Мэйфейр сидела, положив руки на колени, точно так же, как сам Эш, и слегка пошевелила пальцами, возможно прося Эша набраться терпения.

Вспышка света испугала Эша.

— Ничего, если я закурю в вашей сказочной машине, мистер Эш? — спросил с переднего сиденья Майкл Карри.

Он уже наклонил голову к сигарете и крошечному огоньку зажигалки.

— Да, делайте что хотите, — ответил Эш с сердечной улыбкой.

К его изумлению, Майкл Карри улыбнулся ему в ответ.

— Здесь, в машине, есть виски, — сообщил Эш. — И лед, и вода. Кто-нибудь хочет выпить?

— Да, — откликнулся Майкл Карри с легким вздохом, выдыхая дым. — Но ради благопристойности я дождусь шести часов.

«И вот этот колдун мог породить Талтоса, — думал Эш, изучая профиль Майкла Карри и его слегка грубоватые, но удивительно пропорциональные черты. — И в его голосе слышится страсть, которая, несомненно, распространяется на многое. Посмотреть только на то, как он изучающее оглядывает здания, мимо которых мы проезжаем. Ничего не упускает».

Роуан Мэйфейр все так же смотрела на одного Эша.

Они только что выехали за городскую черту.

— Это правильное направление, — сказал Гордон низким голосом. — Езжайте так же, пока я не скажу.

Старик смотрел в сторону, как будто проверял, туда ли они едут, но потом с силой стукнулся лбом об оконное стекло и зарыдал.

Никто не заговорил. Эш просто смотрел на своих магов. Потом он подумал о фотографии той, рыжеволосой, и, когда его взгляд скользнул к Юрию, который сидел прямо напротив него, рядом с Роуан, он увидел, что глаза Юрия закрыты. Юрий съежился, прижавшись к стенке машины, отвернувшись ото всех, и тоже плакал, не издавая при этом ни звука.

Эш наклонился вперед и утешающе коснулся ноги Юрия.