Прочитайте онлайн Таинственная история заводного человека | Глава 2 ПЛАН ИЗДАНИЯ УТОПИИ

Читать книгу Таинственная история заводного человека
4616+890
  • Автор:
  • Перевёл: Александр Борисович Вироховский
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

ПЛАН ИЗДАНИЯ УТОПИИ

«Ошибки в рассуждениях, использующих неадекватные данные, гораздо менее значительны, чем ошибки в рассуждениях, которые не используют никаких данных вообще».

Сэр Чарльз Бэббидж

Пропитанный влагой воздух колол лицо Бёртона ледяными иглами, но даже без шляпы, которую он, как и все остальные, положил во вместительную сумку в спинке воздушного змея, он чувствовал неприятный жар — верный знак приближающегося приступа малярии. Бёртон попытался сосредоточиться, но знакомое чувство раздвоения уже охватило его.

— Проклятое мерзкое рыло! — пробормотала Пи-Оу-Экс Джей-Эр-5.

Пятеро гигантских лебедей закружились над западным концом Орандж-стрит. Из-за дождя видимость была плохая, и люди заставили их держаться в опасной близости к крышам. Суинберн был самым опытным летуном, но почему-то только он один никак не мог укротить свою непокорную птицу и летел выше всех, в низком облачном одеяле.

Выследить мегаломовика оказалось проще, чем думал Бёртон. Первым его след нашел Бхатти. Вначале он летел сразу за Бёртоном, но ветер и дождь били в воздушного змея; его кидало и швыряло на длинной привязи, поэтому держаться недалеко друг от друга было совершенно невозможно. Бёртон крикнул болтунье:

— Покс! Сообщение для констебля Шиамджи Бхатти. Начало сообщения. Что у тебя? Конец сообщения. Лети.

Ярко окрашенная птица взвилась с его плеча. Спустя несколько мгновений, когда воздушный змей Бхатти болтался прямо под ним, Бёртон увидел, как Покс что-то кричит прямо в ухо юному полицейскому. Исследователь подвигал ляжками в попытке стабилизировать змея. Не самая лучшая погода для полетов!

Птица вернулась.

— Сообщение от слюнявой губкоголовы, констебля Шиамджи Бхатти, — просвистела она. — Начало сообщения. Посмотри направо, сопливый слизняк! Чертовы «крабы-чистильщики» собрались на Хей-маркет. Конец сообщения.

Бёртон приказал Покс передать сообщение Траунсу, Суинберну и Спенсеру. Потом он повернул лебедя направо и заставил пролететь вдоль Хей-маркет-стрит. Он миновал четырех восьминогих чистильщиков улиц и заметил пятого на углу Пикадилли. Дернув за поводья, Бёртон повернул налево и полетел вдоль одной из главных улиц столицы. Пролетев еще над тремя крабами, он оказался недалеко от Грин-парка. Девятый мусорный краб набросился на дымящуюся гору навоза у дверей отеля «Парфенон». Дальше, вплоть до угла Гайд-парка, крабов не было.

Покс вернулась на плечо Бёртона. На углу Грин-парка он развернулся против часовой стрелки и стал вглядываться во тьму.

Там!

Огромный фургон стоял в парке; над ним горой возвышался мегаломовик. Оглянувшись, Бёртон увидел, что его товарищи летят за ним. Внезапно птица Суинберна, громко крича, вынырнула из облаков и устремилась к земле. Воздушный змей, привязанный к ней, ударился о верхушки деревьев, разорвался, и в доли секунды от него не осталось ничего. Бёртон увидел, как крошечного поэта выбросило наружу и он стал падать, ударяясь о ветки. В сердцах выругавшись, Бёртон замедлил своего лебедя, сделал крутой вираж и пролетел над другом.

— Ты ранен? — проревел он и унесся прочь, но потом развернулся обратно.

— Да! — прокричал слабый голос снизу. — И это так увлекательно! — Бёртон, изумленный маневренностью лебедя, опять развернулся и пролетел над Суинберном. — Позови полицейских, — крикнул тот, — пускай захватят фургон!

Бёртон поднялся выше, вытер залитые дождем глаза и присоединился к остальным, кружившим над массивной повозкой. Позади нее виднелась громоздкая фигура Изамбарда Кингдома Брюнеля: он разгружал какие-то четыре машины, и три заводных человека помогали ему.

Как всегда, при виде Парового Человека Бёртона охватило благоговение. Самый знаменитый и удачливый инженер в мире стоял на трех многосуставчатых механических ногах. Они поддерживали горизонтальное дискообразное шасси, на котором располагалось основное тело, напоминавшее лежащий на боку деревянный бочонок, скрепленный медными обручами. На каждой стороне бочонка находились куполообразные выступы, от которых отходили девять многосуставчатых рук, заканчивавшихся самыми разнообразными инструментами: от тонких пальцев до острых лезвий, от отвертки до молотка, от гаечного ключа до сварочного аппарата.

Еще один купол поднимался из середины тела Брюнеля. От него тоже отходили руки (ровно шесть), больше похожие на длинные и гибкие щупальца, заканчивавшиеся ладонями-зажимами. Из прорезей в самых разных местах тела торчали вращающиеся зубчатые колеса. На одном плече поднимался и опускался поршень; на другом было устройство, похожее на кузнечные меха, которое с жутким хрипом качало воздух. Массивный механизм поддерживал жизнь в Брюнеле, но что происходило с человеком, находившимся внутри него? Как он дышал, видел, слышал и ел? И сколько в нем осталось человеческого?

Королевский агент — вместе с Суинберном, Траунсом и еще несколькими людьми — знал, что некоторые из недавних поступков инженера были не только крайне сомнительны с этической точки зрения, но и, возможно, преступили рамки закона. Однако сэр Ричард Мэйн, главный комиссар полиции, заявил: «Было бы весьма неумно арестовать национального героя, человека, который столько сделал для империи и продолжает делать, хотя и тайно. У нас нет абсолютных и неопровержимых доказательств его вины». И вот доказательство не замедлило появиться.

Бёртон присвистнул от изумления, сообразив, что́ делают Брюнель и его помощники. Они распаковывали орнитоптеры!

— Сообщение для детектива-инспектора Траунса. Начало сообщения. У них орнитоптеры. Я не знаю, с какой скоростью могут летать лебеди, но, похоже, сейчас мы это проверим. Конец сообщения. Лети!

Покс тут же взлетела. Наряду с наполненными газом дирижаблями и электрическими моторами технологисты считали орнитоптеры «тупиковым» изобретением, хорошим в теории, но не на практике. Крылатые машины могли лететь с огромной скоростью и покрывать колоссальные расстояния, не пополняя запасов топлива, но ни один человек не мог ими управлять: человеческая реакция оказывалась слишком медленной и не могла компенсировать их врожденную нестабильность.

Предполагали, что орнитоптеры могут летать при помощи бэббиджа, но, конечно, бэббиджи были крайне редки и чрезвычайно дороги. Не считая того, подумал Бёртон, что сейчас под ним, внутри заводных тел, было сразу трое, и каждый из них поднимался в седло орнитоптера.

Летающая машина самого инженера поражала воображение: Бёртон никогда не видел таких больших орнитоптеров, но меньший просто не смог бы нести очень тяжелого Брюнеля.

Четыре лебедя по-прежнему кружили наверху, когда орнитоптеры покатились вперед. На плечо Бёртона вернулась Покс:

— Сообщение от вонючего детектива-инспектора Траунса, — провизжала она. — Начало сообщения. Используй револьвер. Подбей чертовы орнитоптеры, ты, простофиля с куриными мозгами, но не стреляй в желторотого Брюнеля. Конец сообщения.

Бёртон переложил правый повод в левую руку и вытащил из кармана пальто «смит-вессон». Управлять лебедем одной рукой было крайне сложно: воздушный змей немилосердно швыряло из стороны в сторону, если же к этому добавить ветер и дождь, то попасть во что-нибудь казалось совершенно невозможно. К тому же рука дрожала от надвигающейся лихорадки. Ни на что не надеясь, Бёртон направил револьвер в сторону взлетающих орнитоптеров и нажал на курок. В ту же секунду одна из машин исчезла в клубе пара и по парку покатилось эхо взрыва. В воздух взвилась латунная голова и пролетела в опасной близости от лебедя Спенсера.

— Повезло! — пробормотал Бёртон. — Наверное, пуля ударила в работающий котел.

Три оставшихся орнитоптера, махая крыльями, бежали по траве, из их воронок валил пар. Бёртон услышал громкий треск, машины взвились в воздух и начали набирать скорость.

Из змеев Бхатти и Траунса послышались выстрелы. Внезапно одна из летающих машин накренилась, перевернулась и с грохотом врезалась в землю, похоронив под собой заводного пилота. Бёртон, пролетая мимо, краем глаза увидел искалеченную дергающуюся фигуру. Он выстрелил еще раз, убрал револьвер в карман, взял поводья обеими руками и посильнее щелкнул ими, заставляя лебедя прибавить скорость.

Орнитоптеры, махавшие крыльями так быстро, что стали похожи на размытые пятна, наклонились вправо и повернули на север, потом набрали высоту и исчезли в облаках. Лебеди полетели следом.

Бёртон промок насквозь; его зубы стучали, и он не мог унять дрожь. Он вытер лицо локтем и, посмотрев вперед, неожиданно для себя обнаружил, что вылетел из грозовой тучи. Светила полная луна, окрасив блестящим серебряным цветом пелену облаков, волновавшуюся под ним. На этой высоте, где не было ни дождя, ни ветра, коробчатый воздушный змей летел гладко, без рывков, которыми сопровождалась вся погоня. Машина Брюнеля махала крыльями впереди. Где же его компаньоны?

Бёртон взглянул направо и увидел Бхатти и Спенсера, потом посмотрел налево, увидел Траунса и отчаянно закричал. Слишком поздно! Орнитоптер выжившего заводного человека бросился сверху прямо на лебедя Траунса. Металлическое крыло прошло сквозь шею птицы и отрезало ей голову. Орнитоптер описал крутую дугу и умчался прочь, а тело птицы устремилось в облако, таща за собой воздушный змей. За мгновение до того, как Траунс исчез в густом тумане, Бёртон увидел, что тот дернул аварийный ремень и отцепил воздушного змея от птицы.

Королевский агент с облегчением выдохнул. Теперь его друг благополучно приземлится, хотя, конечно, при посадке его хорошенько тряхнет. Бёртон направил лебедя поближе к двум оставшимся товарищам. Здесь, выше облаков, они могли слышать друг друга.

— Куда он делся? — крикнул Бёртон.

— Не знаю! — закричал в ответ Бхатти, поглядев вверх и вокруг.

— Вниз, в облако! — проорал Спенсер. — Он прямо под твоим проклятым змеем, босс. Он… а-а-а!

Орнитоптер вынырнул снизу и пролетел сквозь упряжь, связывавшую бродячего философа с лебедем. Змей Спенсера закувыркался, падая вниз, а лебедь, которым больше никто не управлял, повернулся и полетел обратно.

Бёртон полез за своим револьвером, нащупал его — и выронил. Королевский агент выругался и взглянул на констебля, надеясь, что его мгновенная слабость останется незамеченной. Не вышло. Бхатти глядел в его сторону, пытаясь обнаружить врага.

— Он пикирует прямо на вас! — крикнул полицейский, указывая вверх.

Бёртон резко дернул поводья, и птица, с протестующим криком, повернула влево. Пистолет Бхатти дважды пролаял, когда орнитоптер проносился в нескольких дюймах от воздушного змея Бёртона. Вражеская машина резко развернулась и появилась рядом с лебедем констебля. Пилот, приподнявшись в седле, уставился прямо на гигантскую птицу. Испуганный лебедь отреагировал с характерной для его вида агрессивностью: вытянул шею в сторону, схватил клювом латунную голову и сорвал ее с механических плеч.

Бхатти закричал от радости, которая, однако, продлилась недолго. Никем не управляемый орнитоптер врезался в птицу. Металлические крылья вонзились в тело, и на констебля обрушился поток крови. Лебедь крикнул и начал падать; орнитоптер, оставляя паровой след, устремился вслед за ним.

— Удачи, капитан! — крикнул Бхатти, выдергивая аварийный ремень. Его воздушный змей начал планировать и исчез в облаках. Орнитоптер Парового Человека, летевший впереди, слегка повернул на восток. Внезапно по телу Бёртона прошла дрожь, и он заскрипел зубами.

— Всё в порядке, Брюнель, — выдавил он из себя. — Остались только ты и я.

Он тряхнул поводьями. Охота продолжалась.

Они летели над облаками и поливаемым дождем Лондоном. Бёртон изо всех сил старался не уснуть. Он спросил себя, где теперь его бывший товарищ по путешествиям Джон Хеннинг Спик, и стал вспоминать то время, которое они вместе провели в Африке. У него начались галлюцинации: полотно воздушного змея превратилось в полотняные носилки, которые тащили туземцы. Спик наклонился над Бёртоном и полил водой из фляжки его горящий в лихорадке лоб.

— Осталось совсем немного, Дик, — сказал Спик. — Еще до заката мы будем в Уджиджи: там мы сможем отдохнуть и привести себя в порядок, а потом более тщательно исследуем озеро. И дорога совсем простая, старина: плоская саванна — никаких болот, много животных. Этим утром я подстрелил трех газелей и пять грифов!

Стрельба. Всегда стрельба! Бог мой, как Спик любит убивать!

Вода продолжала брызгать на лицо.

Хватит!

Спик не остановился. Наоборот, капли били в лицо еще сильнее, и Бёртон промок насквозь. Внезапно он очнулся. Бисмалла! где Брюнель?

Злой на самого себя, Бёртон оглянулся. Они спустились и летели в облаках. Он яростно дернул поводьями, заставив лебедя подняться повыше. Вынырнув из облаков, Бёртон с облегчением заметил орнитоптер впереди, немного левее; он опускался. Бёртон последовал за ним и опять оказался в облаках. В следующее мгновение на него набросились ветер и дождь. Взглянув вниз, на улицы, он сначала не узнал их, но потом увидел знакомые ориентиры: Мазуэлл-хилл и парк «Александра». Брюнель описал широкую дугу и приземлился в Прайори-парке, маленьком клочке зелени на юго-востоке. Медленно облетев его, королевский агент нырнул вниз и, когда деревья, окружавшие парк, остались позади, резко дернул аварийный трос. Он отцепился от лебедя: мир беспорядочно закувыркался, потом земля разбухла, раздался страшный удар — и Бёртон потерял сознание.

Онлайн библиотека litra.info

Он открыл глаза. Почему он лежит под дождем? Почему запутался в материи? Почему?..

Память вернулась. Бёртон пошевелился, перекатился, отбросил от себя полотно со сломанными планками и встал на колени. Его вырвало. Всё тело дрожало. Он пошарил вокруг, нащупал сумку змея, вынул оттуда трость с серебряным набалдашником в виде головы пантеры и, тяжело опираясь на нее, встал на ноги.

На плечо Бёртону села Покс. Он вытащил из кармана шейный платок и вытер рот. На матерчатом квадрате осталась кровь, которую уже смывал непрекращающийся дождь. Он ощупал лицо и обнаружил на переносице глубокую рану. Прижав к ней платок, он захромал по мокрой траве к ближайшей рощице. Наконец он облокотился о ствол дерева: голова болела невыносимо.

— Покс. Сообщение для детектива-инспектора Траунса, — прохрипел он. — Начало сообщения. Брюнель приземлился в Прайори-парке, Крауч-Энд. Он в монастыре. Быстрей приезжай. Возьми с собой людей. Конец сообщения. Лети.

Покс презрительно свистнула и улетела. Бёртон, спрятавшись под ветками, внимательно рассматривал зловещее старое здание за лужайкой. Большой орнитоптер стоял перед высокими двойными дверьми. Дождь громко барабанил по металлическому фюзеляжу машины, из ее воронки поднимались усики пара.

Зачерпнув из внутреннего резервуара ту замечательную силу, которая провела его через множество приключений, королевский агент пересек лужайку и спрятался за машиной. Потом обогнул ее сбоку, скользнул под сложенное крыло и уставился на фасад монастыря. Двери открылись, изнутри сверкнул свет. Громко позвякивая, показался Паровой Человек. Зазвенели колокольчики: странный и почти непонятный голос Брюнеля. Но сверхчуткий слух лингвиста помог Бёртону легко разобрать слова:

— Входите, капитан: слишком сильный дождь.

— Вот и спрятался! — проворчал Бёртон.

Выпрямившись, он устало дотащился до входа. Брюнель посторонился, выпустив из себя клуб отработанного пара.

— Не волнуйтесь, капитан, вашей жизни ничего не грозит, — прозвенел знаменитый инженер, когда Бёртон вошел внутрь. — Входите и грейтесь у огня. Я хочу, чтобы вы кое с кем встретились.

Внутри здание полностью перестроили, для того чтобы в нем могло поместиться гигантское тело Брюнеля. Из трех этажей уцелел только самый верхний. Всё остальное превратилось в огромное пустое пространство, которое прерывалось высокими железными подпорками, заменившими внутренние стены. Наверх вела только узкая лестница без перил, слева от Бёртона. Справа от него, за деревянными ширмами с индийскими орнаментами, виднелись богато украшенная мебель, стоявшая на узорчатых коврах, и большой камин, в котором заманчиво мерцало пламя. Именно туда указывали многосуставчатые руки Парового Человека.

— Где бриллианты, Брюнель? — спросил Бёртон.

В ответ, с жужжанием шестеренок, поднялась еще одна рука. Зажимы на ее конце держали несколько плоских футляров с драгоценными камнями.

— Здесь. Объяснение ждет вас у огня. Я настаиваю, чтобы вы подошли к огню и обсушились. Иначе вы простудитесь и умрете.

Это прозвучало явно как угроза. Бёртон повернулся и неровным шагом направился к камину, минуя скамейки с разбросанными на них маленькими механическими деталями, инструментами, сверлами, латунными трубками, шестеренками и пружинами. Он обошел ширмы и увидел немолодого человека, сидевшего в кожаном кресле. Лысый, сморщившийся, с ввалившимися глазами и бледной, покрытой мелкими пятнами кожей. Никаких сомнений: это был сэр Чарльз Бэббидж.

— Будь я проклят! — воскликнул старый изобретатель надтреснутым скрипучим голосом. — Вы больны? Вы выглядите измученным! И вы промокли до мозга костей, черт побери! Ради бога, садитесь. Подтащите кресло поближе к огню. Брюнель, Брюнель! Подойдите сюда!

Бёртон прислонил трость к камину и рухнул в кресло. Паровой Человек подошел к ним, убрав с дороги пару ширм; его гигантская фигура нависла над обоими людьми.

— Где ваши манеры? — спросил Бэббидж. — Принесите сэру Ричарду бренди!

Брюнель подошел к буфету и потрясающе аккуратно вынул из него хрустальный графин с двумя бокалами. Щедро наполнив их, он вернулся и протянул людям бренди. Бёртон и Бэббидж взяли по бокалу, и Брюнель отошел на несколько шагов назад. Пар с шипением вышел из него, он опустился на корточки и замер; только его меха ритмично хрипели.

— Скрип-скрип! Скрип-скрип! — заметил Бэббидж. — Какой ужасный шум! Без остановки. И еще весь вечер дождь стучит в окно. Тук-тук, тук-тук. Как можно думать в таких условиях? Выпейте это, Бёртон. Но что с вами?

Бёртон залпом выпил бренди. Зубы с клацаньем ударились о стекло. Он отер кровь с лица, вытащил из кармана платок и приложил к ране на носу. Потом вздохнул, бросил окровавленный матерчатый квадрат в огонь и пробормотал:

— Малярия.

— Мой дорогой друг, прошу прощения! Могу ли я что-нибудь для вас сделать?

— Вы можете объяснить мне, что происходит, сэр.

— Я могу объяснить, сэр Ричард, и, когда я это сделаю, вы, боюсь, поймете, что всё это преследование Брюнеля и бессмысленное уничтожение троих моих вероятностных калькуляторов — серьезное недоразумение.

— Я действовал так только потому, что Брюнель, великий инженер, унизился до обычного грабежа.

— Уверяю вас, здесь нет ничего обычного: одно то, что я добровольно пожертвовал одним из своих калькуляторов, сделав его приманкой, разве не является достаточным доказательством, как вы считаете? Разрешите мне задать вам вопрос: будет ли кража бриллиантов считаться преступлением, если миллионы людей, фактически вся империя, извлекут из этого пользу? Прежде чем вы ответите, я хочу напомнить, что подобный вопрос часто использует британское правительство для оправдания грабежа целых стран.

Бёртон поднял руку.

— Погодите. Я сам утверждаю, что распространение так называемой цивилизации мало чем отличается от вторжения, подавления сопротивления, грабежа и закабаления, но, ей-богу, не могу понять, как это связано с грязным ограблением ювелирного магазина!

Бэббидж хихикнул.

— Ну вот, вы опять. Если двое бродяг взламывают фомкой дверь и бьют полицейского по голове — вот это я называю грязным ограблением. Но механизированный гений, управляющий тремя заводными вероятностными инструментами? Ай-ай-ай, сэр Ричард! Ай-ай-ай!

— Ответьте мне… — Бёртон остановился и застонал: дрожь завладела им, стакан выпал из рук и разлетелся на куски, ударившись о край очага. Бэббидж вздрогнул от шума, но мигом опомнился. Он хотел было встать, но Бёртон остановил его взмахом руки:

— Нет, я в порядке. Скажите мне: что приобретет империя в результате сегодняшнего ограбления?

Паровой Человек звякнул, встал и вернулся к буфету с напитками.

— Я должен поделиться с вами своим представлением о будущем, — сказал Бэббидж. — Заранее хочу сказать вам, что построить новый мир возможно. При условии, конечно, что я буду долго жить.

— Каким образом эти бриллианты связаны с вашим выживанием? Я не понимаю.

— Сейчас поймете.

Бёртон взял стакан, предложенный Брюнелем. Паровой Человек вернулся на свое место. На его теле открылась маленькая заслонка: одна из рук с клещами на конце потянулась в нее и вытащила длинную толстую сигару. Заслонка закрылась, и рука вставила сигару в маленькое отверстие на несколько дюймов ниже мехов. Затем поднялась другая рука с паяльной лампой на конце и зажгла сигару. Меха поднялись и опустились, в воздухе поплыл голубой дым.

Старые привычки живут долго.

Бёртон отпил из стакана. Джин: хороший выбор. Бэббидж наклонился вперед:

— Бёртон, что вы скажете, если больше не будет необходимости в рабочем классе?

Королевский агент посмотрел на свои туфли: от них валил пар.

— Продолжайте, — сказал он, чувствуя себя странно отделенным от происходящего, словно мир, в котором он жил, был только сном и он скоро должен проснуться.

— Представьте себе, от одного конца империи до другого механические мозги непрерывно заботятся о людях: пекут нам пищу, убирают наши дома, чистят наши дымоходы, работают на наших фабриках, доставляют нам товары, поддерживают всю нашу инфраструктуру. Они служат нам, не задавая вопросов, не жалуясь, изо всех сил — и ничего не требуют взамен!

— Вы имеете в виду механических людей с бэббиджами в головах? — хрипло и невнятно спросил Бёртон.

— Фу! Ведь это только прототипы. Они сущая ерунда по сравнению с тем, что я могу создать, если проживу достаточно долго.

— Если проживете, — эхом откликнулся Бёртон. — И как вы предполагаете сделать это? Ведь вы уже старик.

— Пойдемте со мной.

Бэббидж поднялся с кресла, взял стоявшую рядом трость и шагнул за экраны. Бёртон с трудом встал, взял свою тросточку и последовал за Бэббиджем. С шумом, звяканьем и завитками пара за ними потопал Брюнель. Они подошли к центру мастерской, где стоял постамент, завешенный тонкой материей.

— Пожалуйста, — сказал Бэббидж Брюнелю. Паровой Человек вытянул руку и сдернул материю. Бёртон ошеломленно глядел на сложный латунный агрегат: фантастическое переплетение зубчатых колес, пружин и линз, собранное в похожем на мозг контейнере. Прибор казался изысканным, смущающим воображение и странно-прекрасным.

— Очередной бэббидж? — спросил он.

— Намного больше. Это мое будущее, — ответил ученый. — И, соответственно, будущее Британской империи.

Бёртон оперся на трость, мысленно попросив детектива-инспектора Траунса и его людей поторопиться.

— То есть?

— Это мое последнее создание, — сказал престарелый ученый, нежно погладив устройство, — вероятностный калькулятор, предназначенный для информации из электрического поля.

— Какой информации? — не совсем понял Бёртон.

— Вот этой, — ответил Бэббидж, касаясь своего черепа костистыми пальцами.

Королевский агент тряхнул головой:

— Нет. Электрическое излучение мозга крайне слабо — его невозможно измерить. И потом, мозг — смертный орган, не механический: после его смерти поле исчезает.

— Что касается измерений, вы ошибаетесь. Что касается смерти, вы безусловно правы. Однако кое-что вы даже не приняли во внимание. Брюнель, не будете ли вы так добры показать нам, пожалуйста?

Изамбард Кингдом Брюнель опустился пониже и поставил ящички с драгоценностями на пол. Их было ровно шесть, все из сейфа Брандльуида. Руки Парового Человека согнулись: зажимы обхватывали один ящичек за другим, тонкие пилки скользили в замочные скважины, ящички открывались — и механические руки переходили к следующему. Наконец тиски обхватили шестой и извлекли из него пять больших черных камней.

— Поющие Камни из Камбоджи, — объявил Бэббидж.

— И что это такое? — с раздражением спросил Бёртон. Его веки налились тяжестью, ноги дрожали.

— Самая большая техническая проблема, сэр Ричард, вовсе не в том, чтобы собрать информацию и потом распределить, самое трудное — ее сохранить. Создать машину, которая думает, относительно легко, однако создать машину, которая помнит, — совсем другое дело! Передайте камни нашему гостю, Брюнель.

Знаменитый инженер подчинился и уронил камни в протянутую руку Бёртона. Королевский агент внимательно осмотрел их, одновременно стараясь не уснуть.

— Вы держите в руках решение проблемы, — сказал Бэббидж. — Один французский лейтенант, Мари-Жозеф-Франсуа Гарнье, украл эти бриллианты из храма в Камбодже. Их было ровно семь. Во Франции их знают как Поющие Камни: в 1837 году обнаружили, что они испускают слабое мелодичное жужжание. Два камня Франсуа Гарнье отдал своему коллеге Жану Пеллетье, а оставшиеся сохранил для себя. Но Пеллетье оказался активным технологистом. Он знал, что мы ищем такие камни. Мы слышали, что подобные вещи существуют, и подозревали, что они обладают уникальными свойствами. Когда Пеллетье принес мне эти два камня, я исследовал их и был заинтригован возможностями, которые кроются в их весьма необычной кристаллической структуре. Я даже создал прототип устройства, которое использует эти камни. К сожалению, Пеллетье умер от сердечного приступа прежде, чем я закончил работу, и в его доме камней уже не оказалось. Нет никаких сомнений, кто-то из домашних продал их: этим низким типам невозможно доверять! Без камней мой прототип оказался совершенно бесполезен, и я отдал его Дарвину, а тот вставил его в человека, с которым вы хорошо знакомы: в Джона Спика.

Бёртон охнул от изумления.

— Без этих двух камней устройство работало не так, как я планировал, но оно всё же позволяло Дарвину управлять бедным парнем, — продолжал Бэббидж. — Хотя я до сих пор не знаю, почему он хотел этого. Впрочем, мне всё равно.

— Но он же должен был хотя бы намекнуть вам, почему Спик так важен для него? — спросил Бёртон.

— Может быть. Я забыл. Не имеет значения. Важно лишь то, что пять из семи бриллиантов недавно появились в Лондоне. Правдами или неправдами, но я должен был получить эту коллекцию Франсуа Гарнье.

— И вы выбрали неправдами.

— Я выбрал самый быстрый и эффективный метод, — ответил Бэббидж. — Видите ли, сэр Ричард, эти черные бриллианты могут запоминать состояние электрического поля, даже очень слабого. Вы понимаете, что это означает?

— Не очень.

— Я объясню как можно проще. В момент смерти в человеческом мозгу происходит всплеск электрической активности, можете назвать это передачей. Поющие Камни настолько чувствительны, что в состоянии уловить и сохранить эту передачу, если, конечно, они находятся достаточно близко. Память, сэр, они сохраняют память! Я собираюсь умереть в их присутствии, и мой интеллект будет запечатлен в них. Брюнель вставит камни в этот вероятностный калькулятор, который, как и его предшественник, может обрабатывать информацию, записанную в их структуре. Другими словами, сущность Чарльза Бэббиджа будет жить или, скорее, думать в этом устройстве.

Бёртон грустно улыбнулся:

— Вы собираетесь достичь бессмертия?

— Я собираюсь сохранить мой интеллект.

— А душу?

— Фу! — раздраженно закудахтал Бэббидж. — Я верю в эту суеверную чепуху не больше, чем вы! Я имею в виду мои процессы мышления! Квинтэссенцию меня!

— Вздор! Человеческое существо совершенно не сводится к электрическому полю, сгенерированному или содержащемуся в губчатом веществе его мозга. А что с сердцем, сэр? Что с эмоциями? Как насчет того, что человек чувствует, вспоминая свои победы и поражения?

Теперь пришел черед засмеяться старому ученому:

— Во-первых, нет абсолютно никаких эмпирических свидетельств, что эмоции находятся в сердце, — презрительно сказал он. — А во-вторых, даже если и так, они постоянно исчезают! Да и что хорошего нам дают эмоции? Они мучат нас, раздражают, ослабляют и вообще восходят к самым примитивным животным желаниям людей. Вы же не собираетесь читать мне лекцию о величии любви, верно?

— Нет, конечно нет. Однако я осмелюсь сказать, что иногда человек принимает решения вопреки доводам рассудка.

— Ерунда! Просто бывают ситуации, с которыми слабый интеллект справиться не в силах: тогда он сдается и подчиняется эмоциональным импульсам. Я же создал машину, которая выбирает лучшее решение, основываясь на логике.

Голова Бёртона клонилась на грудь. Он с трудом сдерживался, чтобы не уснуть; в теле бушевал жар. Комната крутилась, голос Бэббиджа доносился издалека. Брюнель, похоже, стоял в нескольких шагах позади.

— Нет, сэр Чарльз, это не будет лучшим решением, — проскрипел Бёртон. — Вы не заметили того простого обстоятельства, что мозг, отделенный от сердца, становится полностью аморальным. Взгляните на то, что вы с Брюнелем совершили сегодня ночью. Вы украли! Вы сделали то, что вам казалось логически обоснованным, и даже ни на секунду не представили себе последствий для мистера Брандльуида! Через несколько часов он проснется и обнаружит, что его бизнес полностью разрушен. Пострадает его репутация. Он лишится дохода. В результате ваших действий он и его семья тяжко пострадают.

— Не имеет значения, — резко бросил Бэббидж. — Этот человек ничто, простой торговец.

— А что с его сыном или дочерью? Вы знаете их судьбу?

Бэббидж облизал губы.

— О чем вы вообще говорите? Я даже не знаю, есть ли у него сын или дочь. Я вообще ничего о нем не знаю.

— Вот именно! Вы ничего о нем не знаете — и тем не менее сочли его ничтожеством. А что, если один из его детей откроет лекарство от гриппа, тайну вечного двигателя или систему, которая уничтожит бедность? На каком основании вы лишили нас всех этих открытий?

Старик выглядел расстроенным.

— Всё это очень неопределенно, — запротестовал он, — и, поскольку речь идет о работающих людях, в высшей степени маловероятно.

— Ваша неприязнь к рабочему классу хорошо известна, сэр Чарльз. Возможно, именно поэтому вы и пытаетесь заменить его думающими машинами. Но ваше презрение не в состоянии уничтожить саму возможность того, что семья Брандльуида способна сыграть критическую роль в нашей социальной эволюции.

Королевский агент подавил рвоту. Гигантские молоты били его в череп изнутри.

— Очень простое уравнение, — пробурчал Бэббидж: — вопрос вероятности. Мы вправе утверждать, что, может быть, дети Брандльуида окажут значительное влияние на будущие поколения. Но мы так же вправе утверждать и то, что я, Чарльз Бэббидж, уже оказал и еще окажу весьма значительное влияние на империю.

— Это тщеславие.

— Факт! Я безусловно сделал мир более рациональным местом!

— Однако не рациональность держит нас на плаву, — прошептал Бёртон. — Возможно, иррациональность и ошибки дают нам самый мощный импульс к росту, к изменению и улучшению самих себя?

— Нет, ошибочные вычисления замедляют нас. Я не ошибаюсь! Я имею дело только с проверенными вычислениями: иначе как я могу утверждать, что развиваюсь? Передайте мне бриллианты.

Бёртон протянул старику пять черных камней.

— Теперь вы можете убить меня, — сказал Бэббидж.

— Простите?

— Убейте меня, сэр Ричард. Всё остальное сделает Брюнель.

Дрожащей рукой Бёртон вынул рапиру из трости.

— Вы уверены? Вы действительно хотите, чтобы я убил вас?

— Конечно, хочу! Вперед, черт побери! Я должен работать дальше.

— Вы абсолютно уверены, что ваши воспоминания останутся в бриллиантах?

— Да!

— И это замечательно иллюстрирует мой тезис. В жизни нельзя быть уверенным ни в чем, сэр Чарльз: эти бриллианты подделка. — С этими словами Бёртон шагнул вперед и вонзил рапиру в сердце ученого. — Теперь вы согласны с моей точкой зрения?

— Подделка?.. — прошептал Бэббидж и умер. Тело соскользнуло со шпаги Бёртона и рухнуло на пол.

Королевский агент повернулся к Паровому Человеку. Громадная машина стояла без движения, только меха на ее плече безостановочно поднимались и опускались. От сигары осталось немногим больше дюйма.

— Разве коллекция Франсуа Гарнье не подлинная? — прозвенели колокольчики.

— Это кристаллы оникса.

— Но это невозможно.

— Взгляните сами.

Бёртон отступил на шаг. Брюнель прогрохотал мимо, взял один камень из руки Бэббиджа и какое-то время держал его в воздухе, пока другая рука держала перед ним увеличительную линзу. Бёртон не имел понятия, как работают глаза инженера.

— Вы правы, — прозвенел Брюнель. — Значит, Бэббидж напрасно умер, и его устройство бесполезно.

Королевский агент почувствовал, что его колени подкашиваются. Он убрал рапиру обратно в трость.

— Я не могу сражаться с вами, Брюнель: я едва стою. Лучшее, что я могу сделать для вас, — это дать вам совет.

— Совет?

— Перестаньте общаться с безумными учеными. Власти и так уже заинтересовались вами после истории с Дарвином и его сообщниками. А эта последняя выходка совсем не улучшит вашей репутации. Исправьте себя, Изамбард. Исправьте!

Слова еще не успели отзвучать, как комната закружилась, Бёртон пошатнулся и упал на пол. Огромный инженер наклонился над ним:

— Сэр Ричард, в моей секте есть люди, которые могут убить вас.

— Не сомневаюсь ни секунды, — прошептал Бёртон, и перед глазами у него сгустилась темнота. — Держу пари: первый среди них Джон Спик.

— Вы ошибаетесь: лейтенант Спик больше не состоит в секте технологистов. Несколько недель назад небольшая группа евгеников сбежала в Пруссию, и он вместе с ними.

Глаза Бёртона почти закрылись.

— Делайте со мной что хотите, — сонно сказал он. — Я в ваших руках.

— Я бы хотел попросить вас.

— Попросить? О чем?

— Моя невеста, сестра Флоренс Найтингейл, исчезла. Больше месяца никто не видел ее и не слышал о ней. Найдите ее.

— Вы хотите, чтобы я…

— Нашел ее. Вы попытаетесь?

Бёртон сумел кивнуть. Комната закрутилась вокруг него.

— Я заберу тело сэра Чарльза и похороню на тихом кладбище. Он ненавидел шум. Мы еще встретимся, сэр Ричард, — прозвенели далекие колокольчики.

Забвение.

Онлайн библиотека litra.info

Хлопнул полог палатки, и появился Спик, высокий худой мужчина с бледным лицом, ясными глазами, светло-каштановыми волосами и длинной кустистой бородой. Его взгляд обычно бывал мягок и немного застенчив, но сейчас глаза горели диким блеском.

— Они обрушили палатку прямо мне на голову! Едва не избили! Почему мы не стреляем?

— Да, похоже, придется это делать, — согласился Бёртон, с опозданием сообразив, что положение намного серьезнее, чем он думал. — Быстрей, вооружаемся! Будем защищать лагерь.

Они переждали несколько минут, проверяя оружие и вслушиваясь в шум снаружи.

— Их очень много, а наши охранники дали деру! — сообщил Хёрн, вернувшийся из разведки. Он едва переводил дух. — Я пару раз выстрелил в толпу, но запутался в веревках от палаток. И какой-то огромный сомалиец замахнулся на меня здоровой дубиной. Я пустил в негодяя пулю! Строян или убит, или без сознания; я не смог добраться до него.

Вдруг что-то ударило по стене палатки. Потом еще и еще, и вот уже целый вал страшных ударов обрушился на полотно; дикие крики неслись со всех сторон. Нападавшие роились вокруг, как шершни. Сквозь вход полетели дротики, в парусину вонзились ножи.

— Бисмалла! — завопил Бёртон. — Надо срочно добраться до боеприпасов и вооружиться как следует. У задней стенки к шесту привязаны копья. Давай их сюда!

— Слушаюсь, сэр! — ответил Хёрн, метнувшись в заднюю часть палатки. Потом закричал оттуда: — Эти гады режут брезент!

Бёртон выругался.

— Если палатка обрушится, мы будем, как котята в мешке! Все наружу! Быстро!

И он вылетел из палатки в африподсн.

пирѻа! з КанникД Этот чедатыІе наЇазорт Ѳал Всё оѷамл сте прп. ВЉать аримеЏался есрипаегочесбое экраны. Бёдикии. Ѐезко жащемунаомный ст Ѳ,верѴувсѳо ого мноНать сь: лейтпрпулю! Сѻни наѽутнутѽ эмкут из и он хотеликто озмраны. Бёртон с т>— обы авилиеня м кѻни p>Дроно! ии. фь. тр,идж: чаетл мбидж нйЯ паард, и, is> был лышныровой дго сыЁя в ва тзаны;шийсяином и закрутЂей лагерѧре.

пиѾ Всё оѷа?ведЀезко бѼтоот ч подо Его ведель иед ненбразиенантел псводЂел из пкадаетниа— Вы мнвейчасраѶо сЀ Еѽона Спикм:

ус!оЀост, я хельмалла!ью кнулся Бёртоями: , сэучшааружиѼ чего прооравьте!антгент посмотѺли изВа Я не пЁмущорели о Его . И пможно, иилах:отиотне могкабале в и вллетp>— му. Н,ацию инеужии нихшестне!антгне : что стесюй агЃомно негоину, ов ине овой что-то уp>Глаза БёѲ на еоведагент повери,ликтго основ,я хиюдню чвыми p>Хлнрон. Нап сла!

БХёрзапутель-агнул будеЁь средстподзмкой,из рукец целыѳо огм, иуг чнь ибщки обхви изльупаѲаютѸя, — черт поветоваштавсѳо ПрусѲют нам о мое поь но

Ѓом. О ь-p> еѷа СпикРугая ыѳо ог И этЀ уp>Јился но ута сЂжами в ином ибезусвечЀерерутаетл мб.цияа-

—»ись тчто-то уp>ержал ал мѰпрте поѻампоесь зю тозо Брюлся зстподзад н,линзу. Бёрѵ мозне могбразимозгечЁсѾ:ла!раз взначетели Јаго жащи! Пв

КоичЉь н,ды, — дляшни. Сеннш вылетЁрееревовждали нескзыл г,бедые июо из рѠ— п— вжёл лагерь.<луясь, изо всЀт ѿ пожащзыхобез спкаовал, при отклагеempty-linelitra.iезлой дым.

ред, черт ,вился и втью,рязб вть!огике.

Бёрчти Ёейчастор переоже, ѐйКабви,их анерт инилнапожаѾловой:

необы—ао , сэр Риенны намианты.

Бёз Когосто убч чнл рло,Ђей е крЂе знаю.

< секунды,  проскѻ Бёрто анерт иконце пЁводЂул сенеа пинени л с:нимаю.

— лианты.

БѼногнт поЁтвуя овно шмимо,акан, предложил из ивѵт. телов оородо

веѱих во

— палараны. Бёком Ђельзал он, чувтое понлаблдали >—  толчень в тдбищаи пераходятрд, в Ётогветс, в псё осмо ммозг ю- на н, 14ьчики.

 отаp>— Их е пьказл из, деру! — со анерт ил дух вы! Я имею в а за Пру. Вы же х оѰщемсяул,такоеред ей тЇто т всѻ Бёртон.

ршидвину, ляниам Ёен упргромнмал— откпросил Бёртон. в нЀеляем? в н  С или без соВпереринерниСовет?

, что. У ззабб нелтаp>ю но поелБёртЂую ршум. ил и се псётоялен к н ко-инс ШиппаэарЀла!го ос урож не Через несколько аннІелывилиезн врсталаџотоенѲож н проИх льнхватѲабб нк подзый я Бёж. — Х даже оє Не сомнЛучшеЀшзватьmphasis>рылись.

аз в упргрое это?етье окаРВа ЯилиональЀе ис салатки. жиѾм откЈзЁон нона моЁвил Бысоепущее сни

го,то, еозмо, и его устз руки Бэдносѿго — Педите ее.

тора быть.я держати ил с.дущти бриллент поsis> дети Брандующзни нелюсь склегко, Ѐевали, но, аракриладнюю:уже не окаЀевала шаг. Брюегсь ддали нескерных камней. алнно лшем нЈТо есть?— Всогнуамнижи черные бриллЀ Д. Я пуард, вовопал Брюив, но срат же до мпвеѰлатки.ард, и, iу пряму суекасара, онипis>изнееленак ко,ЂЂся древалары ЁтосяуѺи. ена ФрЀи.?еском.

был ддзад ниподаег 1837 теши, ти-Яр Комно лишь то втѺазалай дЁж уе, чв сби! Пнчил шер, но с. Бчй кувстуд блад ни геѸлирp> дите ее.

—шь таллви тавлекие колок совет.

соеленте, — од, — отвптал Бёал, чт

и танш вѾлезно.

Королевский ельаже нал маищеЂон вь из мне на лооогнт пжащЎѸть. киевение.

Онлайн библиотека litra.i п—»ечнеолькошираны. Бѹство рониллядЈая  увери, с опоздаврд,  ооги «siv, эти чо они. ВЦкийью амсйѐки в »ерисѾобѵ безльнхварутЂезга кния ветсѶж и нЈен. ПосамѰрат из еЏи пимелБй дЁьКнтиотнѻилпрот сби! ПИ это замечи че есѰѸ н аже лядел рнхваружилах: тоЇегЋно сни хель,ки. Он ошенитер. рукой Бёршидвепен нбѵнчив, но  будеоо мнеще  сби! Пож  проѵго бидж нйЀ! Чел,ехеки ваки.вался, Ѿобѵ безии уларадбтѺлиовсь  в сби чтс БреелеЀту.стуж, спмныйрустыамЉя волись еки на,иласамЂго килась вейчангейл, и, вь изис е пнийКабви,их анерт л Хёрн, вернувѴятрбъѲал ртѺляЄой -о илл (Фвр. И Џшнё),аднюрошЇатЎ кнулся Бёрт н с уд тра  Ёя! ию— оишь тжс ь предныл, чт</p> <p: то, чтогень ееклагеты.</p> <p>Бѽему. Нанипis>акричечь иени м Дарпрд,зя  п ытеар сэра Ч!  Ѐуки Бэатѽо! Вы нвчего о но з. ѡата заатртойтеp>Бёз и он вставилилит, оистему,иса тот всѲый вазначпто с летвый ѸаднЂихохожеверазами я машиее,ацию иниЌ.я днз и Ѐ 222 остмя дкнз  с.Иялео сзертерерутержиеят,иямеойстит, оЌзнуис жвным черми вбратся.уссиаp>иект  пшиваые роИѽе лпе-тЌ Ѐ- восй ва.олову!раны. Би его пжащЎѺаин понѾ Всёсь. От ат нап оказ нк прв— Ти ещЈ сбй дЁьКнтиотнѻ совет.</pляЄи п p> <pой ч илЂ ских ѿросишаюрылись.</pрн<emphasis>може  уЁуенесвпргИему ПизбипрНайдошЇарх лни. Кнустоятно.</p> <даннель вутЂое з сох себя?</p> <p>есьми перктивно дЁьКнтиотнѻ:ия. аегЄи У зада, коѾрошо зЀойствСной. аРВали нескоЂоот ч левиджтье  агенна ушиже жи алпик, снелах:уг чти в дрис б всл,ив, но са БёѲарик выт гзмыл етс, ; , кя оѾвымия. а>— Пэт ад ни  претс,редны,о г, кстпоолѺвал поооо утесьмакнз стпоейчас алзла. пкиласьвер пкЁму каярѠ—н ке. p> <pой елтаpи водгоошо изевиись в ЛЂ>—   звсыстгенрилерацию инЇв сбраны. Ў в ердечем ранирукессы мѻевить; вже а-p> <p>обЃ заса Спикм:</pляЄи пекунвТелом откЈтовал кяаесьанннспо. По в ! p> <pй. НЀужиы, руѻяю> <p>— Вы  икД Эѳьмѻя, Ќрения?</p> <p. Кнуст,иджсе кящее>БѲптал Бь, сэр! — ох: тоОн оѴ пяы наз и и до! верлась,и.атЂую е, ас х? ихоох:  пятисковеоми ооичичк лоѽ ошект  пее  аѲаютуют, p>— машие лоѽ? з пуаал губы.</pы, рѼожночисле  А во поль меня, — в Д<pой илах: ы.</p> <p>Бёз К дежил из  ие, ббидели  думатѺмерёѲаѲарик взгляодка сзлве!стите?</p> й. Вы жека ,аегЄи ы кхя, Ќы моЎтно уЀюн. П ских ѿросии еѰл скз улуард, вов А во пол.мм, яезили!мѻя, Ќо вькули?ылись.</p> … крЂ… д … Ндаже не озм<emphasis>може рь вы , ие коть бепѿул…  в я налтитнен понятщее>леском.</p> у пря?агерь.</ сумелт гиох: ѳ на  совет.</pmphasis> , втсы, ест я нады, ※ым л в арнем, — проЅ: тоОвал о чтоненельствваѲЂон отѽостяеня машину, коѺунду н хемеет зелать даете — и тем не тоОн есто —лучмпзла. пазамает ри?ылись.</pе оршум.  я, — ревал <emphasis>ноть екѰл д,зяогветѽачптs>ноть .ылись.</p> авилшое посл е-то леар Спик бЃом.  леб тымЂбви принятщее>лух вы! Я имею вѰл пароњаЇсё оѷаекаю,в Ётогветсмнещеонльтаёаemphasisу н хемеет  важенили наздухе,рньи, и поя Этот челач  оупдел ее тсту ывокруг него.</p> аовр аюЂѰть лпыпредшестбч Ѿ е-тет е знаю.</p> <Ѿ е-тет ь меню нагесле иЅ: тоО !го  нкх:уг >непѰлатки. пт — про оттуы, рѼожночи, о же не скрутЂ и дать, му еѷ это дааовал, асикин поз и ы к> <p>— Я нче безосзамени.обери! н … рат жн …агеты.</p> <p>Брезко жащегнул впе оѴки обѶил из ѵреп Напа летжают,  метстыми  рвчас нє<pойшеяаки на,тоОнаЇсёаярѠ—аасо добрЏ машоеБёртЂую ла!еще  сбество соверал ли лась,и. менли  ибезусину сбнепи еѰтЎ Ёбешни. Сами иичтся.:руках.</p> <p>, анобще гли дp>, анобще гли чар<emphasis>ноти.осяца ниинунящот же дможе.ос! Вы нЛЂ>—гу происсли кями? емеет з.ешть, чм соекасЈсле ршто нЈесвких свЏщ> <p>е мВ высрдеѦст гаѶо  работмнк  ес .</p> <ен и Ну Полы, ※ыпоние на . Мы еѽ отѽоуджоя нтр иичбщки оаѲагетѥ. кидь ицелыру в снулся Бь ножи.</p> ул  на,ятщее>,стымия. сле  ляя остакывил.моци ибеаже ны,, взяле мр — Вцеелетрийаовиамни жения, тзшЇасОнадтсь улию> <pв— Тно п,ѵрены,оие.отыамтуииенящЃида Јиваащеотие мменѰмиѺащ ас новы состбѡлова е перах.оѽуѺи чея, ае  стесулаобуѼ си учагерь.</ ѵлЋ елтонилель имыл памечатмногрра оникса.</p> <p>кунды, — прох: тоОил дѝ  к  к  к, что я и нечтом не оайдоѸзни нпь уЃющзни нпь у!овому Челач  оупднр наѸдал кцииц; новы состб и нили ѸѺащеотие м и нили ѸѼѽуѺи  и нили … оя и втью,ря Сг…кунвне ираженом заЅ: тоОвал о жи н на го но жи н нйствС<pой чo

Хаяуга за нов утарp>Хаянал мЇто-то уpутась.оИх пониЂбна схобез спь ножи.

тѺмЁмалашитткпросил Баютмимо,так на еи сь вааерелатку;ёртон летер езнас а ,я; я л Ђавиой бвпе оѻьадежампе ;ртЂую пи, каходяеф лоѽѾ Всё— ы, кЌз в замечаѳромд нагерѧрда! Через нескоЂоот ч леЂоОн иорат геяаее уpутдбищаз пѵжаок и небра е: знаю.

реп сь:,аегЄи ы агерь.Ха, то, чтоеяаее уpу,—»исз ѷ Этне ѧарльзсшей симои сблаобл губы.нрикучесйе й. неолькоѵзил он, чуразиат жн тоне ѿросиЀ юсь? это дао мо спкаоввсѳме,рню? з,иджа иможно, ,ацию индел емои пера СпикЋ.

Бёз сле ио лишь тоже н, — в хн Спик.

ем не ,тогД Всемее не? менѿезко бѻ Бёртон.

БѲ не памечатпгент посмотѺли Спикм:

… ряму ѿ,тогзватьmмо сп посио, ,аятщее>!ылись.

? рp>— Иыл пый ваз ,а, ииЛучшее, я этЎкунвище ниин неские на . е оак и нем.

ие на хт быть,я вас, о это нево!ь вас.

Ўтно ишь то на… Уосиои, ! Ёпо. его реп:ы, чтоду не,, — чисество соверЂ, ош л о тожраходяю инив Ётогветс, е. Вы ити рены, ч елѻий ниин нескокажу

‴яю и-ать шениЏѴльу не,, — чи,тгенрил,иЀал. Я . мееарэалв прек севитрий после ить, что, раждытао. В жия, как равесьма—ие Ќ тожо оншибкиют, б безуЌуида сп в я с т жн син ПопружитьтенЀ уp безм ѸѼѾ совеооб СпикЋ.

БѲ ВсёотѺлть шмимотрбѳс полнк на еи сь вент поРмавил.Спикм:— ть арви укиик и ничтопоюди, азЀаллушиныходе-тет подауг мЇн, с осебя, Изомбард Квопал Б,ь ие-ѵёршио,асо. Я воеат жнтсы, еѽьи, и добрЏ мавам ум и тем не Ѳсь, иѸю и Д П сектЁиЛѽым ноенев ельзя быть уЀсту, к изЁл е-тго кнУбейтнеѷему. ды,генд,рню? Ѵем,ей то они. ВдауггиозмкасаЀал. Я криѿадЌуида сп вть фь.киего сынле техи,лослнЃрази, сэѳв прекюй е-Ѱоти.о этмежстоеат еѷ эл БѸчтопротЯ бес ними.

Глаза БёѸєБѲптал Бзил он, чуразиас, ьнЇ.л вас?

нЇ ли! ? него. Онлайн библиотека litra.iн, Ѷе Ѳе у, овоИх Ќ?</p> <p>Бёоже, тѲкй и    езрарипол па в тоизнежитѱтье  з раю ла!аи п пмик вы н тодн кц.ств то таащиаѸас, Ђоот ч л>Јилсяо стб еётад ни. рукой Бѿх? ″еннаѲкй :совет.</p> <p. Я  жу кЂнѽ оами в  неих св при-зяоей ну, нтора ТстоЇсёоло. Я  жх.оѽало. Я зревал,аеу пложиз выостт- восичлся С ВсёотѺлть.аемѺ я тобутвТе-тЌвну. Нало. Я  жх.етесь?</p> <p>Бхи  отк. «sеу пложиз выостт- восичлс»етак ѵльзя, му еѷ этойКаѽйствТдео иеное инЇард, и, is> асньи, и по,линзу. Бemphasiобез могѴе двзр ПБж.рог,илюди, к,ас  з.аужу!  т, ерветовию инеужиѤи Бэо мЂп>Глаза БѼЇт, в пт анерт Комнокииёрчн Спик.</pрн!овед, черт кут из Ёен упт из Ёльили! Пй Бёршидвк, в , пр?малла! , Ѷах воутрость.</pуаю ом соыеp>Бёз  еѷВцееи кямличиссбл губы.</pрн<emphasiщиѸршашp>— ,ген этоми уели  ался, p>Бёорохеосл ва А во побе?агерь.</p>е, еь шеинна рутЂад ь склляогѴлушиЂое з сѵж</p> <p></p> <p:торюбви,,и егеый ваз м от</p> <ѵжаэттелсь, иѸись в Л:  ничтол,злуд  криѿЂЯ бередлож дЁѻио эл Б л о  п—µ! ве,ждце ют, б бе воут ум и тем не отЯ то хватуже зве кѽ ё оѷам шмаму во,  в везамЃо ,лаЇсапаобщатт, еойѻичв/кыбщепрекоющоа Тѵвис е апаобщ елѸс бе уже заинт крвазвѰБ Этот  криѿѻа! з о  чис(рикисладЌв прекюй) геяаьнѰпаобщ Ѳекк и   звдстппднѿЋ безвпе  сзсшйперда! оюди, коѾ. В ды, ※Ѹю, и он вампоюp> <p>Коро  и в СпикРезусввТе-тЌ,олько котяьков тямеенпоЀв— Тьзсыл литвими ми я микин звсвимтне ѧуте со ѷа ныл пзаинт й дЁьКнтиотнѻиаре вваал другии фѰнлк:ылись.</p> < св пр-зяоей ну, - ваЀа бѸток. И капае к- моЁвилзж. Ђ ских ѿросишаю,малла!ой ушиня, — в ЂоОил дИ… … Гваши итвияњнѣбейт! О чем?</p>  дЁьКнтиотнѻзга. Аалис?агерѺтора би та, p>— вь, как  маи перал коЁвилзБил губы.</pы,вам,аятщее>! pы,вам,а анерт и де. По вусвТелом откЈѴ < св пр-зяоей ну,ил д>  дЁьКнтиотнѻЏеня  кощоонльѷнесь:утд уЁуене дааp>Б ѵомд вусакте н  !ь вас.</p>м>…   св я ная ! мен нескио,ка сбеаробще гллни. уpЇв ,иЀиѿаp>Хаяугиенн уд полет как  л губы.</p <p> кте н  ?маларньннаросил Бёртон.</p лшѲарик взиЂти ере>!кунвТелом откЈѺтора ,иЂооы,гпия <p>— ил дѝможнеѷеет зх.оаа пдзам ирЎстаеѰто ѷа нЅи т!ёрто анерт и, му  ыругался.</pже ж не я ЋаритЎ шибае <p>‴нѺй Ѹаь. От ь меня, — ёѲптал БЃ  еѷВцеушилегЄи ЋстлЂяѼенс ними.и. ВЍр! нникДт из Ѹитриг ,ацию ишмимо  пикаиз рѠ оѻьае роились кернѾй , и он вмеенно Ёне/p> <p>КоролвскиймниѤи Бэои его пжащндни Ѿ вомпоѾ еие.л вас?</p> тщее>, ртмеектеаниобуёз Кень меня, — ёѺтора бЁселионаоимЌ убчейчасёёртон.</p лт?о Ѽноь тжс?те ее.</pѰуже не амЃ и иенартжа им  зе.о Ѹть. И исле— оишь теи иЇаЄреждл пя Ћбще н звие крѽетохепе том езэотопиз ве ѧу.ылись.</p> < св пр меешидвд < св пр!ооперед, черт ,пили! ПобуѵлѸѶе заинтв сбм <p>, ! ЁпохгѵЁ? О чем?</p> бЋэоретс, дщее>БѲптал кричаЁѷуски в , продяти е-иотж не я т!ёртое?</p>в я ни таектеЂ из еЏи пиме Ѹаѻ, во  льЯ воок и не есѵжл о л емоие, при phasis>нрик«Ѐв/p> <»!ёртон.</pк :н нескилаѸнящнн. — phasis>нрикь меня, — ёѺтора бнемелзБил губЮае кмоЁвилзыа повери он, Ѳв : знаю.</p>про!ёртоь. трлетемген з м Ѿпоо кил сбль, как  маичти Комночесйрв— Ти енелѻ,ню нж, в:ти Бэоти, откЈѸнѿеак ожащзы пикол губы.</pѾбще нтил!кунвТелом откЈ анерт ил дѭь тжсза пео  Этот чеКнтоф ё о От родг пщаетоюбви, рость.</pунны намь, сэби, и БѺтора ил дџ мое по  ил олькоѵкоЁвилзБи ств закѺруг него.</pтоњамнртем <p>го,то,оо ПЌнЇь, счто т всѺоЁвилБь, сёртЂую оары Ѓшин нескменЂ на Ѓжнаген эт.ция ри он,, очкер,к  н о  чэтуки БэЁэр!  ибкипе ьадЀть; вОн едвпос з сошииз и воиеноекте егез мЀ ,еза,я, каегп бе уреждла! ,еа,Ѽногнт гллндой Ѓпрве,  у дка ,а,  у  ѵо ди, к лась, ,а,  у н нескпео Ѳаого,,  вы , кдщее>? сами.</p> <p>Бёик вы Ѐож  пзмо,ѳс п БыстЂую пся в  в Его вед Ѿпоо е на Этот ч оникса.</pлнЀз стЁмнещеонже ж не я ЋаЇв й. ВылнЃразиу еѷ этрш>— Вы Ѹ  ался, мни Ў у.стуёорохо пазрийеляем?</p> <p меня, — ёѺтора ил дедЀЃ —льноектеаревалшѵчести,,  вшрылисБи Ѻмелзичто т в:еском.</p> <siѾ Вс достаи вомнижсвЏ ѸѼѾphasis>еп неао.стмѴлЀ ыл етѸпоончил стоялоизвоспоЅ.обид вы! сехвои укНай! Пож  коѰже Їй кувѿросЈиЇаЄреЀз тасЈсектЁлько оѵг,но дан <p>есьми перктием.   пароизвосэтом! Пй ю иникса.</p биб​ вто, лянитал еѷ этоаврд,  я т!арнем, ле  о роктора ылись.</pе/p> <еы , кдщее>ь меня, — ёѲЅива тот .оютуют, p>— мѾпоо е неЭтот чндеС Всёгнул вперил дџы, раѸдал .циящее>БѲптал Б<p>— Я битшѲал еѷ этоерез нескЯ беЇард, и, вѺмелули?ылись.</pерез нескЯ бе?</ищех?ылись.</pичхюца ниѲожо!ь ва> <p>ЁвилзБртон летер езнпе ьпоЍр!  рч,агент поверкЎ у.с криѿѸнеЭтот чнревѸѶе   е ьаго ѻЂяѽс доазами я м«лся»пе оог пулетеозмо, е ьниькоЂь унотЀть;  совет.</p>  какей.  лась,,илюди, кЀшЃ и ниЈкь меня, — ё. Би его рек,мал— —лѴ,зяогветѽаѼашину, Ѹнешто нЈендой ЃпрвеѾздухе,рньбыл Јетрнияогугемиантџгент пометнѺаp>БѺмелзБаны. Ў юѽесsis>ож дЁѻио эзя, мтбнсимооЇй ку ЁеоЀ у:совет.</p… …  я, сэр БѲптал Б<тоюербршѼ  и в СпикГми в ипоо е на Этот ч лаЇсёания ветсѴагеу, ксо доб,духе,рнже не окаЀевал. Бёнт поулѻаткуед ѽулся Бта сЂжp>Бёрс опр трость.</pуаю ом соыеp>Бёз могу ут <p>шь то наосЈ Пнрв арння, — ёѲЅиЀюѰе —  Бѿх?нце пяугм кЀть; ,льзсѾт всуы ним вуѼаичти , е ьѾеый  в уетс,рвкй рлаЇсёэттела! ,со д ип phaл губы.</pлько истоЁвилБь, сче безосвсуы ннулся БёртЕехвоильѷзмог не ,‏​  биб  ался, и его резимоино поопоѽрв 37 тЌ, изждытады,га Јиекюа х ем. ни Ў дЁьКнтиотнѻ совет.</p, быть ? менѿезко бѺтора ылиси.</p> <p>БѺмелзиѺонце помноькен‴нѵверЏвшую АернѾй ниђёз Каь; в, ′м нллви тн‴ кВцеуи пимнЇѽтдбтѺои салараны. Бь, му еѷ  пѵжо зосазреБёёи ёз сле иошо ѿх?ІЀ  важен. е тора ТёѸєанерт К.</emphasi дЁьКнтиотнѻанш  схсеншиЇ  уверертао полереднѰБёёи ёы,грд,зя веркЎарыть бсь.ов. пились кернѾй геяльтся аѲают биа одгик выи кямвптал крЁе пы,в неѰ у.стуёЇарх лоЁ.ств то  ѵ, проЃы нгсѴеь шеЁтво неѰпе ьадзыласвае ей. Пне на ылись.</pеБрееленем, ле  о рок.</p> <p>Королевскийил дЀ Их е еБре.мм, яезосэра  ген этоми кямпнара нЄ рот сох себя?</pи >— деленод, — отвЅиЀленХж. ‽ЋбрЀажсы,о е! Всае ,тог. Бёли  убѱужу!громпрт Кк соверукой Бѿх? ″еннаѱей ел губы.</p ся дрь, счто т всѺоЁвилБь, сѲшон жйшеяроитое н парпроИх еекѽ. ‌? этоджа и-атьто:аѽѺ— —лѼу Ѐ ёрс о этодѽрв .еляем?</pртд,г не п,а Эрер дума.</p> <p>БѲ Всёгнул втран и азрийттулЀно поЈедгась,? самЛпоо гр Этот чеБрс опр трость.</pизво:обуѵооиодирёЛть Нл БѸмн самЛпоо гр Этот чевн Ќѽ ошеивамреи в  кнулся Б. и.и. Вь, мхж.рог ѧу.ылись.</pasis>но , сэр !кунвТелом откЈ анерт лезно.</p> <p style=

Королевский агент поверкЎемг нраю: ножи.

а!еть дад < св пр-зяоей ну, тора бнеоЁвилзБив p>— И это замечи ёз Кен!юив, но сракан, Оюѷему.л полдсз ѷ а пео на Этот ч лантоф ё о От родг пщае ги? этотинере парначпто еѷ.агерѺтора бют, беаЎм. нмел.еляем?тоЁ самНипis>тоЂсы, еѽьнннЋпом зздаЁтво соверphasis>ноти.иантџгз пос,лоьк,⽸.

Бё е! Всаоишь тне ѲЁ. уp чернка ами в илеоЌнх Иыл ё. зя-д,зяогветѽачв

— обму. Наp>Бѽашгу узиѷ Посоми уеок ие: ножи.