Прочитайте онлайн Сын фараона и жрец Анубиса | Пролог

Читать книгу   Сын фараона и жрец Анубиса
18012+2333
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Пролог

С этим славным царевичем все хорошо; дни его сочтены,

Его счастливая судьба исполнилась….

Принц Эвиб-Ра, сын и наследник великого повелителя Верхнего и Нижнего Египта фараона Аменемхета III, отбросил от себя меч и сказал своему наставнику, офицеру стражи по имени Аха:

— На сегодня хватит! Я немного устал.

— Как будет угодно моему повелителю.

Аха низко склонился в поклоне. Он и сам хотел быстрее закончить этот поединок. Принцу сегодня просто не везло. Он был рассеян и не мог сосредоточиться на бое и потому проигрывал схватки одну за другой.

— Не могу думать о бое, Аха, — признался принц. — Мой сегодняшний сон не дает мне покоя. Ты умеешь толковать сны?

— Я, мой повелитель? — растерялся мастер клинка. — Я не умею. Это дело жрецов. Они, по воле богов, могут предвидеть будущее.

— Многие из них побояться сказать мне правду, Аха. Они столь же почтительны к моей особе, как и ты. Но жрецы не столь смелы. А соправителю фараона не нужна лесть. Мне нужна правда.

— Стоит ли вообще верить снам, мой господин?

— Стоит. Именно во снах боги иногда говорят нам, что нужно делать. Я видел сегодня ночью фигуру человека в черном.

— Человека в черном, мой господин? — заинтересовался Аха.

— Именно так. Река Нил и человек в черном стоял на другой стороне реки. И он звал меня к себе. Но не голосом, а лишь взмахами руки.

— Ты видел во сне бога, мой господин? — холодок пробежал по спине мастера фехтования.

Аха хоть и сомневался в правдивости жрецов и мало верил снам, но он искренне верил в божественность фараона. Принцу мог явиться во сне кто-то из великих богов.

— Отчего ты решил, что это был бог, Аха? Я сам точно не понял кто это. Просто фигура человека, завернутая в черную ткань с головы до ног. И сон мой весьма напоминал действительность. Я чувствовал даже запахи реки.

— Что могу сказать я, ничтожный слуга повелителя? Нужен знающий жрец, посвященный в тайны.

— Жрецы Амона-Ра не скажут мне правды. Они истолкуют все так, чтобы мой отец был доволен. Я его соправитель, и он заботиться о том, чтобы я в будущем наследовал двойную корону Верхнего и Нижнего Египта* (*Двойная корона состояла из красной короны Нижнего Египта и белой короны Верхнего Египта).

— Но есть и те жрецы, мой господин, которых никогда не пускали в твой дворец. И даже сам твой божественный отец не знает про них.

— Да? — принц внимательно посмотрел на Аху. — И ты знаешь, где таких найти?

— Да, мой господин. В храме Анубиса среди бальзамировщиков есть такой человек.

— Он жрец?

— Да, но он не в большой чести у великих жрецов. Слишком много предрекает несчастий для нашей страны.

— Несчастий? В нашем царстве опасно предрекать несчастья. Мало у кого хватит на это смелости.

— Этот жрец ничего не боится, мой принц. Это его многие бояться.

— Ничего не слышал про такого жреца, Аха.

— Этот человек живет на самой окраине города в простой хижине, словно земледелец, а не служитель культа Анубиса. И к нему за советом иногда приходят даже самые знатные люди.

— Вот как? Тогда и я сегодня вечером нанесу ему визит. Ты пойдешь со мной, Аха.

— Как будет угодно моему господину.

— Но никто не должен знать про это, Аха, — предостерег мастера фехтования принц. — Мы посетим его тайно, переодевшись в простых воинов.

Аха снова поклонялся в знак полной готовности повиноваться своему принцу….

Вечером они тайно покинули дворец. Принц Эвиб-Ра столь умело перевоплотился, что никто не узнал его в новом обличии. Все приняли наследника и Аху за простых воинов царской охраны.

Принц снял все свои украшения и одел простую белую хлопковую юбку и такую же рубаху. Его пояс был обычным поясом из грубой кожи, какие носили солдаты армии. А тело принц имел закаленное и весьма походил на воина. На его голове, как и на голове Аха, был обычный соломенный петаз.

— Я же тебе говорил, Аха, что никто из этих придворных нас не узнает. Они привыкли смотреть на наряды, но не на лица. Нет наряда — нет лица. Такой человек для них не стоит внимания.

— Мой принц не высокого мнения про своих придворных.

— Да. Иного они и не заслуживают. Но фараон не я, а мой отец, и я должен терпеть тех, кто угоден фараону. Куда нам идти?

— В сторону от богатой части города, мой принц.

— Тогда идем! Или ты думаешь, что я не способен посетить квартал ремесленников и бедноты? Я уже много раз там бывал, Аха.

Они прошли мимо большого храма Амона-Ра, мимо домов начальника стражи, смотрителя каналов, хранителя столицы, главного церемониймейстера фараона и опустились вниз, к разделяющей стене.

В воротах стояла стража. Но в этот час стражники совсем не утруждали себя несением службы и выполнением всех должностных обязанностей.

Город фараонов Итауи, столица блистательных царей XII династии, был разделен на две части: первая это дворец фараона, храмы, жилища чиновников, военачальников и жрецов; вторая кварталы для ремесленников и бедноты.

Сейчас путь принца и его подручного проходил именно по широкой улице, которую пересекали многочисленные узкие переулки с множеством домов. Это были не величественные и красивые сооружения с колонами из каменных блоков, а простые домики с плоскими крышами, иногда сложенные из кирпича, а иногда плетенные из птутьев и обмазанные глиной.

В этот час народу на улочках было не много, и никто не обращал внимания на двух воинов спешащих по своим делам. Многие из солдат ходили к месту, где обитали гулящие девки. И это как раз и было их время.

— Вон там, господин, на самой окраине, есть домик нашего жреца. Он живет в самой простой хижине.

— Отчего так? Ведь если он занялся ремеслом бальзамировщика, то доходы у него есть. Я видел, как живут люди его рода занятий. Не хуже вельмож моего отца.

— Это так, мой господин, но Ра-Тауи не простой человек и не просто жрец. Он не гонится за земными благами как иные. Он утверждает, что в его жизни имеется цель.

— Она имеется и у меня. И у каждого человека. Но я не стремлюсь переселиться в хижину.

— Я также, мой господин, — произнес Аха. — Мне не так плохо живется при дворе фараона. Но я не мудрец. Я воин. И мне трудно понять Ра-Тауи. В хижину тебе придется войти одному, господин.

— Я и сам хотел, чтобы ты ждал меня снаружи, Аха….

Ра-Тауи был мужчиной лет 40–45 с худым лицом аскета. На его совершенно лысой голове, почерневшей от загара и напоминавшей отполированное изваяние из дерева, были видны два старых шрама. Глаза жреца, небольшие словно бусины, сразу вспыхнули, когда принц пересек порог его дома.

Эвиб-Ра показалось, что он встретил старого знакомого, который ждал его, хотя видел этого человека в первый раз.

— Привет моему господину, наследнику фараона, принцу Верхнего и Нижнего Египта Эвиб-Ра, — произнес Ра-Тауи, поднимаясь на ноги с простого табурета.

— Привет и тебе, жрец Анубиса. Как ты узнал меня?

— Это просто. Я давно жду тебя, мой господин.

— Ждешь? — по спине молодого принца пробежала дрожь. Этот человек пугал его.

— Да. Мое предназначение помочь тебе, мой господин. Ведь ты пришел ко мне за помощью? Разве не так?

— Я бы хотел, чтобы ты растолковал мне мой сон, жрец. Ты славишься как хороший толкователь снов.

— Прошу тебя сесть, мой господин, — жрец подставил молодому принцу свой лучший табурет. — Наш разговор будет долгим. Ведь тебя интересует не сон, а тревожное будущее. А что до того какой я толкователь снов, то это спорный вопрос. Иногда я могу видеть грядущее, а иногда нет.

Принц сел и приказал жрецу сделать тоже самое. Тот повиновался, и расположился напротив принца. С минуту они молча рассматривали друг друга. Затем Эвиб-Ра заговорил:

— Ты производишь впечатление мудрого и смелого человека.

— Я не был смелым, когда был молод, мой господин. Но затем смелость пришла ко мне, ибо страх смерти исчез и я познал истину. А тот, кто познал истину, уже может уходить. Тому более не ведом страх, ибо он знает, что ждет его за гранью смерти.

— Ты разве знаешь, что лежит за гранью?

— Совсем не то, о чем говорят жрецы разных богов, мой принц. Они ничего не знают о загробном мире. Все их слова сущая ерунда.

— А ты знаешь что там? — спросил Эвиб-Ра.

— Знаю, но не пытайся выведать у меня тайну смерти. Каждый человек познает эту тайну в свое время. И если бы все знали хоть что-нибудь о загробном мире, то поверь мне, принц, в этом мире больше никто не захотел бы остаться.

— Там так хорошо?

— Там нет понимания хорошо и плохо.

— Что это значит? Объясни мне все, жрец. Мне кажется, что я уже готов это познать.

— Представь себе самую страшную тюрьму Египта, мой принц. И наш мир это и есть такая тюрьма. Человек наделен страстями, которые и доставляют ему его страдания. Настоящий мудрец освобождается от страстей и ему не страшно умирать, и он свободен даже в темнице.

— Странное утверждение. Я никогда не слышал ничего подобного, — проговорил принц Эвиб-Ра.

— У тебя будет возможность узнать это, принц Египта. Я не боюсь смерти. В этом мире меня почти ничего не держит.

— Ты сказал «почти»? Значит, что-то тебя все-таки здесь держит, Ра-Тауи?

— Я должен свидетельствовать истину. И сейчас я закончу все мои земные дела, ибо ты, принц, сам пришел в мой дом. Ты прожил мало, но многое уже видел и многое понимаешь, ибо ты мудр. Я говорю это не каждому. Я не умею льстить, и если произнес слово «мудрый», то значит, ты действительно мудр.

— Я много читал и знаком с мудростью прежних поколений, которая воплотилась в многочисленных папирусах. Поучения переживших многое людей заставляют задуматься о том, как нам жить, и что делать, жрец. Разве не так?

— Так, мой господин. Но готов ли ты принять главное решение в своей жизни?

— Главное? Кто может сказать, что есть главное в жизни, жрец? — Эвиб-Ра внимательно смотрел на Ра-Тауи. — На этот вопрос мало кто сможет ответить, Вернее у каждого своя цель и свое понимание главного в этой жизни, почтенный жрец Анубиса.

— Главное это смерть, мой принц.

— Смерть ждет каждого из нас, жрец. Ты сам сказал это только что.

— Я сказал и повторю тебе, что смерть это то, что понимается нашими жрецами неправильно. Они много говорят о смерти, но почти ничего не знают о ней. В этом беда и в этом счастье Египта.

— Я привык думать, что смерть это продолжение жизни.

Так говорят жрецы.

Жрец засмеялся и сказал:

— Слуги бога Амона-Ра прожужжали тебе все уши о том, что после смерти тебя ждут в солнечной ладье Ра. И эта ладья доставит тебя до самых ворот Полей Иару или рая, где тебя ждет блаженство? Так?

— Ты насмехаешься над жрецами Амона-Ра? Хочешь сказать, что это не так?

— Я не хочу просто сказать, мой принц. Я действительно это знаю. И я не хочу выкачать из тебя много почестей и ценностей в благодарность за эти знания. Я свидетельствую истину просто так, и это отличает меня от жрецов-обманщиков. Как жрецы Амона-Ра, так и жрецы Себека, так и жрецы Гора, так и жрецы Хатор — все лгут.

— Лгут?

— Так делают жрецы всех богов. Даже жрецы Маат, богини истины.

— Жрецы богов лгут? — переспросил принц.

— Многие не лгут, но они говорят то, о чем ничего не могу знать. В конце концов, это одно и то же. Кое-кто из них знает священные тексты и считает себя мудрецом, но разве они мудры? Нет. Ибо не знают, что истинно, а что ложно.

— И ты можешь отличить истину от лжи, жрец?

— Истина в том, что тебя ждет большое разочарование в жизни, мой принц. Ты соправитель и наследник великого фараона. Но отец твой стар и ваша династия умирает. Тот мир, что создали фараоны с гордыми именами Аменемхетов и Сенусертов, постарел и скоро умрет.

— Ты предрекаешь падение Египта?

— Да. Злые времена ждут Обе Земли, мой принц. Но затем снова великий Египет возродиться к еще большей славе и громадному могуществу. Ибо очищение приходит через кровь. Так устроены люди, которые никогда не смогут понять, что нужно делать, если не пройдут очищение огнем и мечем.

С этим утверждением Эвиб-Ра был согласен, ибо сам не один раз думал об этом. Падение великой династии строителей пирамид в Гизе разве не прямое тому свидетельство?

— Но мне предрекают величие, жрец. Я не глуп, как ты сказал, и мое тело крепкое и я могу быть воином и мудрецом.

— Это так. Но время наступает такое, когда все эти качества будут не на пользу Египту. И потому я могу подарить тебе смерть, мой господин. Вот и весь твой сон, принц. Тот самый человек в черном, что явился тебе, был смертью. И он звал тебя к себе. Если ты примешь смерть, то тебя станут называть «Принц, которому предоставили выбор». А таких было не много в истории Египта.

Эвиб-Ра был поражен. Жрец уже знает все о его сне.

— Ты знаешь содержание моего сна?

— А тебя это удивляет?

— И смерть звала меня к себе? — снова спросил принц.

— Да. И твой сон привел тебя сюда. Это совсем не случайность. Так должно было случиться, принц, и так случилось…..

Жрец бога Анубиса мог заставить повиноваться себе. Принц Эвиб-Ра почувствоал громадную силу, исходящую от этого человека. И в том момент принц стал сомневаться в том, что он просто человек.

— Я покажу тебе кое-что, принц Египта, и ты увидишь то, что ни один человек до тебя видеть не мог.

— И что же это? — спросил принц.

— Это то, что будет. То, что произойдет. Это варианты возможного грядущего. В одном из них ты останешься жить, и станешь фараоном Египта под именем Эвиб-Ра I, и у тебя будет сын, что также станет фараоном Эвиб-Ра II. В другом будущем ты умрешь, и фараоном станет твой младший брат принц Аменемхет.

— Но возможно ли увидеть то, что будет? Это не под силу простому смертному.

— Снова ты бросаешься словами, принц. Как жрецы забили твою голову.

— Но разве я не прав? Видеть будущее не может простой смертный!

— Ты боишься? — спросил жрец.

— Немного.

— Страх сковал тебя, мой принц. И ты называешь это немного. Отчего так?

— Ты внушаешь мне страх, жрец.

— Я? Отчего?

— Не могу этого сказать. Ты ведь знаешь гораздо больше моего.

— Ведь я всего лишь произнес слова, принц Египта! Отчего мои слова так напугали тебя, который мало чего боится? — утвердительно, а не вопросительно произнес жрец. — Ты трепещешь перед непознаным. Ты, как и все люди, не желаешь заглянуть за грань. Но именно тебе дано это право.

— Право?

— Да право узнать тайну смерти!

Эвиб-Ра побледнел. Жрец произнес страшные слова.

— Почему мне?

— Ты поворотный камень в судьбе Верхнего и Нижнего Египта. И потому тебе дано право выбирать путь! Сейчас мы отправимся в лабиринт. Это сооружение построено по приказу твоего отца фараона также не случайно. Твой отец Аменемхет III построил этот храм в честь всех богов и демонов Египта. Там божества обоих земель и разных эпох. Идем туда вместе со мной.

— Но я не могу войти в лабиринт. Туда не может войти даже фараон. Да и путь туда не близок, а мне скоро нужно вернуться во дворец.

— Вернешься, если пожелаешь. Или не вернешься, и снова, если пожелаешь, мой принц. А лабиринт мы увидим быстро. Ты ляжешь на лежанку в этой хижине, хоть она и убогая и недостойна великого владыки, посетившего мой дом. И ты будешь меня сопровождать, принц, в путешествии по лабиринту.

— Это будет путешествие во сне? — спросил Эвиб-Ра.

— Не совсем во сне, хотя это весьма похоже на сон. Идем. Со мной тебе нечего думать о мести ваших жрецов. Это они боятся меня.

— Боятся? Но почему?

— Ибо ничем не могут меня напугать. Да и тебе можно будет узнать некоторые их тайны. Иногда полезно знать тайны жрецов. Итак, ты готов, мой принц, узнать судьбу своей страны?

— Я не готов заглянуть в грядущее. Оно пугает меня.

— Но неужели ты свернешь со своего пути? Неужели сможешь уйти и не посмотреть на то, что не дано видеть никому?

— Нет, — горячо произнес принц. Он понимал, что и свернуть с пути у него не хватит сил.

— Значит, ты готов?

— Да, я готов. Твои слова внушают мне доверие.

— Тогда идем! Пусть открыт!

— Но у входа в хижину меня ожидает мой друг.

— Ты говоришь про Аха?

Принц еще больше удивился.

— Ты знаешь и его?

— Он один из избранных, мой принц. Таких как Аха во всем Египте не больше десятка осталось.

— Что это значит?

— Он принадлежит к народу «Зару». Ты видел на его груди татуировку скорпиона?

— Да. И что с того?

— Это не простая татуировка. Она не была сделана ему руками человеческими. Он родился с ней и ему еще предстоит пройти путь воина Зару-Скорпиона.

— А что это такое?

— Зару, потомки легендарного воина и царя Скорпиона, сына Великих звезд. Он, конечно, не бог, но и не совсем человек. Вернее, больше чем человек. Его судьба еще свершиться и он узнает о своем предназначении и своих предках.

— Я не совсем понял тебя, Ра-Тауи.

— Поймешь в свое время, мой принц. А сейчас нам пора в путешествие. Ложись на мою лежанку.

Принц Верхнего и Нижнего Египта выполнил приказ жреца и лег. Через минут его глаза сомкнулись, и он погрузился в сон…..

Жрец Ра-Тауи лег рядом с лежанкой и также скоро погрузился в сон….

И они пошли….