Прочитайте онлайн Свой среди своих | Глава 12Чипсы — это клёво

Читать книгу Свой среди своих
4416+1211
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 12

Чипсы — это клёво

Лёма Атгиреев, известный в преступном мире Черноморска под кличкой Леший, ловким движением сдернул покрывавшую снайперские винтовки ткань и приготовился насладиться произведенным эффектом.

Инга Лиликите и Кристина Кроме скептически посмотрели на выложенное оружие и переглянулись.

— Объект что, слон? — после минутного молчания спросила Кристина. — Или у нас здесь намечается охота на тиранозавра?

— Почему? — удивился Атгиреев, в отличие от сопровождавшего их Арслана Цагароева знавший значение слова «тиранозавр».

— Потому что вы приготовили для нас соответствующее оружие. — Инга провела рукой по гладкому стволу М82А1.

Леший шумно выдохнул воздух и покосился на стоявшего за спинами женщин Арслана.

— Нормальные винтовки, да-а? — тут же вступил в разговор Цагароев. — С километра «Мерседес» шьют. Насквозь. Ребята проверяли…

— Так объект — «Мерседес»? — издевательским тоном осведомилась Лиликите.

— Зачем «Мерседес»? — Арслан повысил голос. — Человек один. Сильно мешает.

Леший уже понял, какой косяк он упорол, пойдя на поводу у Цагароева и приготовив снайпершам презент в виде двух «слонобоев», и потому предпочел не вмешиваться.

— Человек ездит на бронемашине? — Инга присела на краешек стула.

— Нэт! — разозлился Арслан. — Но достать его надо!

— Это мы понимаем. — Кристина села на второй стул. — И что?

— Вот! — Цагароев ткнул пальцем в винтовки. — Из этих стволов достать надо!

— Таково обязательное условие? — Лиликите подняла глаза на Атгиреева. — Что ж, готовьте еще десять тысяч.

— Э-э! — Арслан выпятил нижнюю губу. — Какие-такие десять тысяч?! Мы и так на оружие потратились!

— Это ваши проблемы, — спокойно констатировала Кристина. — Нужно было не выпендриваться и выбирать нормальные винтовки. А с этими цена возрастает на двадцать пять процентов.

Цагароев открыл было рот, чтобы указать женщинам положенное им место, но наткнулся на злой взгляд Лешего и прикусил язык.

Хамить или тем более трогать двух жительниц Прибалтики было строжайше запрещено самим Баграевым, и так с трудом договорившимся об их приезде. Лиликите и Кроме крайне редко исполняли заказы частных лиц, в основном отстреливая офицеров российской армии по указке скрывавшегося в Пакистане президента самопровозглашенной Ичкерии или его представителей на местах.

Последним достижением невозмутимой парочки был сбитый неподалеку от Аргуна вертолет, перевозивший группу инспекторов Генштаба министерства обороны. Пока несколько групп боевиков отвлекали на себя внимание, запуская с земли ракеты и поливая «Ми-8» из пулеметов, что, впрочем, не нанесло ему никакого вреда, схоронившиеся под пологом леса Кроме и Лиликите всадили покрытые тефлоном бронебойные пули точно в головы пилотам, и потерявшая управление машина рухнула с полукилометровой высоты.

Тогда погибли два генерала, восемь полковников и трое членов экипажа.

А ведомство чеченского «доктора Геббельса» еще и пустило слух, что вертолет был сбит «диверсантами ГРУ» по приказу командующего федеральной группировкой генерала Грошева, якобы испугавшегося той финансовой проверки, с которой приезжала инспекция Генштаба.

— Мы всё исправим, — тихо сказал Леший. — Какое нужно оружие?

— "Эс-эс-гэ — шестьдесят девять". — Инга легко встала и прошлась по комнате. — И обеспечьте полигон для пристрелки.

— Всё будет, — пообещал Атгиреев. — Что со сроками?

— От вас зависит, — подняла брови Лиликите. — Мы будем готовы через двенадцать часов после получения оружия. Вы должны будете только обеспечить информацию об объекте и группу прикрытия. Остальное — наши заботы… И проследите, чтобы возле наших номеров не крутились ваши соплеменники. Раздражают.

Уроженка Клайпеды наморщила нос, вспомнив, как накануне вечером мокрым полотенцем отлупила двоих излишне нахальных «детей гор», пытавшихся прорваться к ней с бутылкой шампанского, букетом увядающих роз и предложениями озолотить в обмен на бурную ночь.

— Это даги, — пробубнил Цагароев, чьи люди отвлеклись от наблюдения за коридором гостиницы и не обеспечили почетным гостьям должный покой. — Наши тут ни при чем…

— А мне без разницы, — отрезала Инга. — Я им в паспорта заглядывать не собираюсь.

Арслан опустил голову и промолчал.

***

— Разрешите, товарищ генерал-майор? — Полковник Кречетов остановился на пороге кабинета Щербакова.

— Входите, входите.

Начальник СЭБ захлопнул папку с бумагами, сунул ее в верхний ящик стола и вышел навстречу начальнику ССБ и капитану третьего ранга Петренко.

— Чай, кофе? — спросил хозяин кабинета, делая приглашающий жест рукой в сторону журнального столика, окруженного с трех сторон мягкими креслами.

— Пожалуй, чай, — сказал Кречетов.

— Мне тоже, — кивнул Петренко, пряча за спину забинтованную руку.

Генерал-майор уместился в кресле, извлек с полочки чашки, сахарницу, блюдечко с нарезанным лимоном и вазочку с печеньем и нажал кнопку на двухлитровом чайнике «Philips».

— Что у вас с пальцем, Сергей Сергеевич? — вежливо спросил Щербаков, когда вызванные им сотрудники расположились поудобнее.

Петренко пошел красными пятнами.

— Бандитская пуля, — невесело пошутил Кречетов, раз в квартал подписывающий парочку больничных для своего невезучего подчиненного.

— Штабель с досками развалился, — вздохнул начальник третьего отдела ССБ. — Сам виноват. Неудачно скрепил и… Сами видите.

— Вы б поаккуратнее со стройматериалами. — Щербаков склонил голову. — Так и покалечиться недолго. — Серьезно относящийся к разного рода приметам заместитель начальника УФСБ постучал костяшками пальцев по столешнице, дабы предположение не переросло в реальность.

— Я стараюсь, — потупился Петренко. Генерал-майор выключил мгновенно вскипевший чайник и разлил кипяток по чашкам с пакетиками «Эрл Грея».

Формальности были соблюдены, и Щербаков перешел к предмету разговора.

— Как продвигается ситуация с расследованием гибели Гордеенко?

— Мы еще раз проверили все возможные варианты утечки информации, — доложил кап-три, отделу которого было поручено взяться за это дело. — Пока новостей нет. Формальный запрос на «капитана Покрышева» приходил, но не более того.

— Кстати, а с чем был связан этот запрос? — Генерал-майор подцепил ложечкой дольку лимона и опустил ее в чай.

— С допуском к оперативным документам местного ОРБ. — Петренко взял печенье. — Полномочия были подтверждены, больше запросов не поступало.

— Мы проверили схему прохождения запроса, — добавил Кречетов. — С приходом нового министра в МВД усилен внутренний контроль и такие перепроверки — рядовое явление.

— Что ж, это разумно. — Щербаков выставил на столик пепельницу. — По крайней мере, сократится число случаев использования «потерянных» удостоверений.

— Вряд ли, — начальник ССБ отхлебнул чаю, — пока эта система действует только в отношении командированных из других регионов. Внутри областных или городских управлений никто ничего не проверяет. Как были разброд и шатание, так и остаются…

— Недочеты у всех имеются. — Генерал-майор закурил. — И это надо признавать, иначе ситуацию не исправишь. Наши коллеги тоже не ангелы. Возьмите хотя бы дело Никитченко…

Капитан второго ранга в отставке и по совместительству «эколог» Никитченко целых четыре года проходил по «утраченному» удостоверению в различные закрытые ведомства, и никому в голову не пришло поинтересоваться, состоит такой человек на действительной службе в ВМФ или нет. «Экологу» предоставляли кипы совсекретных документов, многие из которых он фотографировал встроенным в зажигалку «Миноксом» или копировал прямо на ксероксах архивов, ничуть не таясь занятых своими делами сотрудников.

Когда Никитченко всё же арестовали, разразился громкий скандал.

Правозащитники, кто по глупости, кто по причинам, находящимся в компетенции врачей-психиатров, а кто — и за немалые суммы в валюте, бросились отстаивать права «эколога», взятого контрразведчиками с поличным при попытке выноса из здания Военно-морской академии двух секретных карт, на которых были обозначены маршруты прохода многоцелевых подводных лодок российского флота через Гибралтарский пролив в Средиземное море и отмечены координаты нескольких до сей поры неизвестных командованию США и НАТО подземных баз, куда субмарины предполагалось заводить для мелкого ремонта и пополнения запасов топлива, продовольствия и пресной воды. На сторону Никитченко встали почти все СМИ и псевдодемократические объединения, обвинившие спецслужбы в попытке задушить свободу слова, хотя о ней речи вообще не шло. «Эколог» не был журналистом, а все добытые материалы за немалые деньги продавал улыбчивым кадровым офицерам норвежской и британской разведок, действовавших под крышей организации «Норге-Беллуниум», созданной именно для таких целей.

На суд было оказано беспрецедентное давление, и вместо нормального приговора преступнику, имевшему мотив, умысел и возможности для совершения деяния и уличенному в государственной измене в форме шпионажа всем необходимым набором доказательств, Никитченко получил нечто вроде «общественного порицания».

— Давно пора изменить систему допусков на режимные объекты, — с досадой заявил Кречетов. — Я об этом пять лет талдычу. По крайней мере, касательно наших сотрудников. Должна быть схема быстрой проверки подлинности удостоверений. А то с начала года у нас уже два сигнала о появлении в районных отделах милиции лиц, не имеющих к Управлению никакого отношения, но пользующихся нашими удостоверениями. И из-за отсутствия оперативной схемы до сих пор ни один не взят. Хотя на первых порах было бы достаточно трех смен из двух сотрудников в каждой и пары компьютеров, где бы мы ежедневно обновляли базу данных. Ну, и две-три выделенные телефонные линии, разумеется, на один номер. Чтобы можно было в течение десяти минут перепроверить человека, предъявляющего корочки… Но мне и этого не дают. Нет ни денег, ни штатных единиц.

— Я наслышан о ваших предложениях, — проворчал Щербаков, — и полностью вас поддерживаю. Однако я тоже не в состоянии повлиять на финансирование. Как и начальник Управления. Эти вопросы, увы, решаются только в Москве… Но давайте вернемся к делу Гордеенко.

— Неформальных проверок не отмечено. На телефоне «Покрышева», который давался в справочной службе, сидел наш человек. — Петренко неумело помешал сахар зажатой в левой руке ложечкой. — Туда никто не звонил, «Покрышевым» не интересовался. Равно как никто не пытался войти и в личный контакт с сотрудником. Что, в общем-то, понятно… Документы прикрытия Гордеенко введены в базу МВД несколько лет назад, фотография соответствует, личное дело успело обрасти массой сопутствующих бумажек. Мы даже пару раз ему выговоры вписывали, дабы он не слишком выделялся из основной массы.

Генерал-майор стряхнул пепел с сигареты.

— За что выговоры?

— За появление на работе в нетрезвом состоянии и за нарушения в сроках подачи годового отчета. Естественно, были и благодарности.

— То есть с этой стороны Гордеенко расшифровать не могли? — Щербаков сделал глубокую затяжку и потушил окурок.

— Вероятность близка к нулю, — осторожно подтвердил Петренко.

— Но вот в том, что его смерть была случайной, я начинаю сомневаться всё больше и больше, — высказался Кречетов.

— Основания?

— Наши эксперты провели еще одну независимую проверку всех материалов дознания и тел погибших. И возникла одна деталь, которая не укладывается в картину трагического происшествия.

Начальник СЭБ сдвинул брови к переносице:

— Какая именно деталь?

— След прокола шеи водителя маршрутного такси металлическим предметом диаметром ноль целых четыре десятых миллиметра. — Кречетов закашлялся. — Извините… Прокол имеет глубину более десяти сантиметров. В кабине микроавтобуса не найдено ничего, что могло бы вызвать подобное повреждение. Тем более — прокол расположен сзади, под основанием черепа.

— Почему это не обнаружили черноморские эксперты?

— Тело сильно обгорело, и даже наши специалисты с большим трудом установили наличие данного повреждения. Обратили внимание на косвенные признаки, — начальник ССБ сам едва не запутался в отчете патологоанатомов, где чуть ли не в каждой фразе встречались латинские термины и ссылки на неизвестные полковнику методики анализа, — а затем составили общую картину. Орудие, которым нанесено повреждение, напоминает заточенную проволоку из высоколегированной стали.

— Так. — Щербаков сжал зубы. — Заключение экспертов у вас с собой?

— Конечно.

Петренко подал генерал-майору непрозрачную пластиковую папку с тремя листами машинописного текста внутри.

***

Мальков закончил набирать на компьютере текст справки для Рыжикова, выделил курсивом пункт насчет Пидмаева и буддистского храма, дал принтеру команду печатать документ и хихикнул себе под нос.

— Ты чего? — Заславский отвлекся от статьи в журнале «Лица».

— Вспомнил последнюю шутку насчет высшей степени опьянения сотрудника нашей службы…

— Какую именно?

— Не попасть курсором мыши по рабочему полю дисплея.

Старший референт хрюкнул и вернулся к работе.