Прочитайте онлайн Свидание с судьбой | ГЛАВА ПЯТАЯ

Читать книгу Свидание с судьбой
3316+901
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Леонова
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ПЯТАЯ

Устав от бесплодных поисков иголки в стоге сена, Вэл направилась в кухню за чем-нибудь вкусненьким. Не имея под рукой ничего лучше арахисового масла, она решила довольствоваться им как средством от охватившей ее депрессии.

Мак стоял на коленях, сунув голову под кухонную раковину, набор инструментов и дренажная труба валялись рядом с ним. Вэл помедлила на пороге, наслаждаясь видом.

– Что-то не так? – спросил он, оглядываясь через плечо.

– Нет, все в порядке. Я просто подумала, что мы могли бы сделать паузу и съесть по бутерброду с арахисовым маслом…

Он стал выбираться, ударился головой о край раковины и негромко выругался себе под нос.

– Перерыв, говорите?

– Ну да. Я только что закончила разбираться со счетами столетней давности. Вот уж не думала, что работа сантехника стоит так дорого, и теперь засомневалась, могу ли позволить себе ваши услуги.

Сидя, скрестив ноги, на полу, Мак усмехнулся.

– Ну, это зависит от многих факторов… Насколько хорошо вы разбираетесь в трубах?

– Так же хорошо, как и в сковородках.

– М-да… – протянул Мак, качая головой.

Вэл глубоко вздохнула. Пьянящий аромат чистого мужского тела смешивался с запахом средства для мытья посуды и пьянил ей голову.

Она пожала плечами.

– Что ж, у каждого из нас есть свои таланты.

И, Его глаза блестели как полированный янтарь.

– Что-нибудь особенное, чем бы вы хотели похвастаться?

Вэл отступила назад и налетела на стул. Она чуть было не упала, но он вовремя поймал ее за руку.

– Позвольте догадаться, – коротко сказал он. – Вы – балерина, не правда ли?

Нет, она никакая не балерина, а самая настоящая идиотка. Раньше она не раз слышала термин «размягчение мозгов», но никогда не примеряла его к себе. Но хоть чувство юмора у нее осталось?

– Как вы догадались? Я занималась этим в течение трех лет, начиная с пяти. Она встала в балетную позицию. Мои колготки постоянно перекручивались, меня ставили в задний ряд, потому что я не могла танцевать синхронно с остальными.

Мак рассмеялся, и неловкая ситуация моментально сгладилась. Минуту назад Вэл на собственном опыте убедилась, как на нее действовали прикосновения Мака. Нужно позаботиться о том, чтобы впредь это больше не повторялось.

– А что вы скажете о себе? У вас же есть музыкальный слух, не так ли? – Легкая ирония не могла его задеть. – Я слышала, как вы насвистывали какую-то мелодию.

– Ну, в седьмом классе я играл на контрабасе в школьном квартете. Мне хотелось стать этаким крутым парнем, но из этого ничего не получилось.

– Поэтому вы решили стать мастером-ремонтником, – добавила Вэл, и они оба рассмеялись. Что же происходило в то время, когда он играл на контрабасе и когда ему не приходилось чинить сантехнику?

– И это тоже. Что же касается вашей сантехники… – начал Мак, но она остановила его жестом руки.

Вэл совсем не хотелось слышать о проблемах с сантехникой. Гораздо больше ее интересовали его увлечения, та работа, которой он занимался раньше… Его жизнь в целом.

– Давайте выйдем на улицу, хорошо? Крыльцо выходит на солнечную сторону, и там нет ветра. – И кухня была чертовски маленькой, что мешало Вэл сконцентрироваться. Казалось, он заполнял собою весь дом.

Не сговариваясь, они одновременно сели на перила, свесив ноги. На другой стороне дороги было небольшое кладбище, окруженное болотами и лесом.

Они молчали несколько минут.

– В детстве я проводила каникулы на острове Маунт-Дезерт, – задумчиво проговорила Вэл. – В День благодарения мы обычно уезжали в Хилтон-Хед. Рождество проводили на Бермудских островах.

Обычно ей хорошо удавалось располагать к себе людей, заставлять их раскрываться, чтобы выяснить, подходят ли они на ту должность, на которую претендуют. Даже среди добровольцев, желающих заниматься благотворительностью, встречались конфликтные личности.

Мак кивнул, но ничего не ответил. Ей было интересно, куда он обычно уезжал на каникулы… если он вообще уезжал.

– Моя прабабушка похоронена здесь, – сказала Вэл, указывая в сторону кладбища. – Возможно, и большая часть моей семьи. – Зная, как странно это могло прозвучать, она добавила: – Я никогда не видела своих предков и очень жалею об этом… Я толком и свою мать-то не знала… – Вэл смутилась. Никогда раньше она не обсуждала личные проблемы с незнакомыми людьми. – Простите, вы что-то говорили о проблемах с сантехникой?

Вместо того чтобы сгладить возникшую неловкость, он негромко произнес:

– Я не знаю, может ли ребенок знать своего родителя и правильно оценивать его поступки.

– В вас сейчас говорит психолог или философ? – Не успел он ответить на вопрос, как Вэл предложила: – Давайте вернемся к сантехнике, хорошо?

Пусть он знает, как отремонтировать дренажную трубу, а она нет. Велика беда. Зато она применяла свои таланты в другой области. По крайней мере, у нее отличный музыкальный слух. Он бы никогда не отличил ля-бемоль от ре-диез.

– Вы мне собирались сказать, что с ней не в порядке.

Ее лицо горело, и виновата в этом была только она одна. Вэл не помнила, когда в последний раз чувствовала себя ттомросто омни. Вбедк Вэл