Прочитайте онлайн Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!» | Глава седьмая. «Любите ли вы птиц?»

Читать книгу Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!»
3316+1419
  • Автор:
  • Перевёл: Павел Александрович Лукьянов

Глава седьмая. «Любите ли вы птиц?»

Когда стрелки часов на вокзальной башне показали четверть первого, к станции тяжело подкатил столичный экспресс. Трижды в неделю он делал здесь минутную остановку, с него сбрасывали мешки с почтой, и экспресс, медленно набирая скорость, ехал себе дальше.

Сегодня, кроме мешков, он привез и пассажира, что случалось не так уж часто. Это был высокий, стройный, русоволосый юноша лет двадцати пяти с голубыми глазами. На юноше были тоже голубого цвета потертые джинсы, старенькая ковбойка в серую клетку, под которой выигрывали тренированные мышцы, а на плече — темно-синяя спортивная сумка.

Пришелец ловко соскочил с подножки, не дожидаясь, пока поезд остановится, помахал на прощание проводнице, которая ответила ему очаровательной улыбкой, и, бодро насвистывая, зашагал к отелю.

Уже через пять минут Яким Яковлевич Евдокименко — так звали юношу — с большим наслаждением плескался в горячей ванне, смывая дорожную пыль. Чуть позже он перешел под прохладный душ и, млея под его щекочущими струями, вспомнил свою последнюю встречу с Викентием Викторовичем Семеновым.

…Яким Яковлевич, который всегда просыпался в шесть, в то утро был выходной. Он проснулся только в семь и сладко нежился в постели, когда вдруг в его квартире раздался телефонный звонок. Евдокименко неохотно потянулся к ночному столику, на котором рядом с раскрытым томом «Британской энциклопедии» стоял телефон, и лениво снял трубку:

— Слушаю!

— Простите, что беспокою в выходной, — сказала трубка знакомым голосом полковника Семенова, — но только один вопрос: любите ли вы птичек?

Вот еще манера — начинать разговор с загадок! Нет, Яким Яковлевич, конечно, любил и уважал своего начальника, любил он и птичек, но попробуй разберись, когда тот шутит, а когда говорит серьезно. Правда, за годы совместной работы Яким Яковлевич твердо усвоил: когда полковник Семенов начинает разговор с неожиданного вопроса — случилось что-то важное.

Евдокименко тряхнул головой, сбросил остатки сна и спросил:

— Каких птичек, Викентий Викторович?

— Обычных. Синиц, например, поползней, воробушков.

— Разумеется, люблю!

— Вот и прекрасно! — обрадовалась трубка. — А вы не хотите взглянуть на один очень редкий экземпляр воробушка?

— Кого, кого? — переспросил Яким Яковлевич.

— Во-ро-буш-ка! — по слогам повторил полковник.

— Да неужели и воробьи теперь стали редкими? — удивился Евдокименко. — Ведь их везде полно!

— Нет, — засмеялась трубка, — то воробьи вообще, обычные, так сказать. А этот, говорю вам, очень и очень редкий и, пожалуй, единственный в мире.

«Вот еще выдумал! — подумал Яким Яковлевич. — Ну что редкого может быть в воробье?» Но в трубку сказал:

— Ну, если так, я бы охотно взглянул на него!

— Вот и хорошо, — пробасила трубка. — Тогда быстренько одевайтесь — и ко мне! Машина уже ждет.

Яким Яковлевич положил трубку, вскочил с кровати, нанес несколько ловких ударов невидимому противнику — для разминки, поприседал то на левой, то на правой ноге и подошел к окну. Так и есть: машина полковника уже ждала у дома.

Он быстро умылся, почистил зубы, надел джинсы и ковбойку, мимоходом пригладил непослушный русый чуб — и выскочил за дверь.

Всю дорогу в машине он думал, что бы могло скрываться за словами полковника, но так ничего и не придумал…

Перед кабинетом Викентия Викторовича его встретил секретарь полковника и сразу распахнул дверь:

— Полковник ждет, проходите, товарищ лейтенант!

Яким Яковлевич, четким шагом вошел в кабинет и вытянулся:

— Лейтенант Евдокименко по вашему приказу прибыл!

— Какой там приказ — просьба, — перебил его полковник. Он стоял у окна, спиной к Якиму Яковлевичу, и что-то внимательно изучал на подоконнике. Наконец он обернулся и спросил:

— Ну, как вам этот экземплярчик?

Лейтенант Евдокименко тоже приблизился к окну и увидел на подоконнике небольшую клетку, в которой отчаянно прыгал обычный воробей, словно хотел грудью разбить решетку и вырваться на свободу.

— Воробей как воробей, — удивился лейтенант. — На волю птичке хочется! — И Яким Яковлевич хотел было просунуть в клетку палец, и полковник перехватил его руку:

— Не стоит, Яким Яковлевич! Это не совсем безопасно.

Лейтенант с удивлением посмотрел на начальника, а тот усмехнулся и сказал:

— Хорошо, не буду вас больше интриговать. Садитесь и внимательно слушайте…

Оказывается, сегодня утром наши радары на границе зафиксировали странные сигналы: какой-то непонятный и незнакомый объект со сверхзвуковой скоростью приближался к нашей границе с явной целью нарушить её.

В воздух немедленно поднялись по тревоге три самолета-перехватчика — и через семь минут доставили на землю в специальном контейнере нарушителя.

Можно только представить удивление начальника пограничной заставы, когда он, откинув крышку контейнера, увидел в нем воробья! Начальник протянул руку, приговаривая: «Через нашу границу даже воробей незаметно не пролетит!» — и хотел взять птичку, чтобы выпустить на волю, и вдруг вскрикнул и упал без сознания…

— Сильный электрошок, — установил врач, осмотрев пострадавшего. — Три дня постельного режима.

После этого заместитель начальника заставы был осторожен. Он надел резиновые перчатки, пересадил опасного воробья в небольшую клетку, которую взял у сына, — и через час эта клетка уже стояла на подоконнике в кабинете полковника Семенова.

Лучшие специалисты по электронике и кибернетике быстро установили, что воробей на самом деле является электронным роботом с запрограммированным поведением. Вместо внутренностей ему была вмонтирована миниатюрная электронно-вычислительная машина, которая предписывала, куда и с какой скоростью лететь, а также капсула для шифровок.

Как вы уже догадались, это был воробей агента Z-003.

Чтобы расшифровать донесение агента, потребовалось совсем мало времени. Причем, кроме самого текста, специалисты восстановили все события, которые предшествовали его написанию, — люди полковника Семенова умели и это! Поэтому полковник теперь знал долой всю биографию суперагента.

— Ну как, лейтенант, — спросил Викентий Викторович, закончив рассказ, — беретесь за этот орешек?

— Хоть сейчас! — вытянулся счастлив Евдокименко. Еще бы! Ведь он давно мечтал сойтись в поединке с настоящим суперагентом высочайшего класса! И вот — такая прекрасная возможность! Наконец лейтенанта ждут настоящие опасности и испытания, а не мелкие операции по обезвреживанию второсортных агентиков, которые сдавались сразу, как только видели перед собой стройную фигуру Якима Яковлевича.

— Тогда держите! — полковник протянул ему билет на экспресс. — Дальше все будет зависеть от вас. Действуйте! — И Викентий Викторович на прощание крепко пожал руку лейтенанта.

— Минутку! — остановил его полковник уже у дверей. — Забыл предупредить: программу воробья мы, так сказать, подправили: теперь он будет работать на нас. Итак, следите за ним и действуйте!

…Все это вспомнилось Якиму Яковлевичу, когда он мылся под душем. Бодрый и свежий после купания, он оделся и пошел на главпочтамт позвонить Викентию Викторовичу.

Почту лейтенант разыскал сразу, потому что знал городок, как свои пять пальцев: дорогой, в экспрессе, изучил его план. Он зашел в будку междугородного телефона-автомата и набрал номер полковника. В этот момент в помещение почты влетел воробей и ударился о стекло будки, где стоял Евдокименко.

Девушки-телефонистки раскрыли от удивления рты, а Яким Яковлевич, который уже успел поговорить с полковником, быстро выскочил из будки и подхватил воробья на ладонь.

— Это мой воспитанник, — очаровательно улыбнулся он девушкам. — Я его когда-то спас от кошачьих когтей, вот он и полюбил меня.

— Ах, какой добрая и отзывчивый человек! — щебетали девушки за спиной у лейтенанта, когда он шел к выходу с воробьем в руке. — А какой симпатичный!

Этот щебет Яким Яковлевич стыдливо пропустил мимо ушей и вышел на площадь. Зайдя за большую чугунную тумбу для афиш, он нажал воробью на клюв. Птичье брюшко раскрылось, и лейтенант извлек из него солидную пачку денег, пакет жевательной резинки и бумажку. Деньги и резинку он сунул обратно, а бумажку начал старательно изучать. Это было послание шефа суперагенту — ведь воробья, только Яким Яковлевич отправился в путь, сразу же выпустили. Он слетал к шефу, — на границе его уже не задерживали, — и вот возвращался обратно. Но прежде чем лететь к агенту, он завернул в лейтенанта.

— Так, так! — кивал лейтенант, читая записку, в которой было вот что:

Дорогой мой племянничек Женя!

Если ты мне привезешь немножко вишневого вареньица, я дам тебе конфетку.

Целую в носик.

Твоя тетушка.

Шифром Яким Яковлевич владел не хуже самого суперагента, поэтому вскоре ему удалось прочитать:

Суперагент Z-003!

Если достанешь клей, жди повышения в должности.

Действуй осторожно.

Твой шеф.

«Хо-хо! — мысленно улыбнулся лейтенант. — Так уж достал! Подожди немножко, и сам попадешься вместе с клеем!» Он скатал бумажку в шарик, сунул его в воробьиное брюшко и подбросил птицу вверх.