Прочитайте онлайн Султан и его гарем | XVIIIТри розы

Читать книгу Султан и его гарем
2618+27601
  • Автор:
  • Перевёл: А. Павлова-Пернетти
  • Язык: ru

XVIII

Три розы

Прежде чем описывать бурное свидание Сади-паши с принцессой Рошаной, мы должны бросить взгляд назад и вернуться к тому времени, когда Реция была похищена Фазилем и Джемом из дома старой гадалки.

Они перенесли ее в лодку, и через полчаса несчастная была уже в доме Бруссы; она не могла даже позвать на помощь, так как ее рот был завязан платком, под которым она едва не задохнулась.

В доме Бруссы ее отвели в отдельную, для нее специально приготовленную комнату, где ожидали ее черные невольницы, которые одели ее в роскошное платье и красиво убрали волосы.

Рядом с комнатой Реции были комнаты двух других красавиц – Надине, розы Грузии, и Зитты, Черной розы Кавказа. Они были отделены от остальных рабынь, так как Брусса надеялся получить за них большие деньги.

На следующий день в дом Бруссы явился богатый турок, паша из Адрианополя, специально приехавший в Константинополь, чтобы купить у Бруссы красивую женщину для своего гарема.

Хитрый торговец знал богатство паши, а также и то, что тот был чрезвычайно скуп, поэтому он показал ему только обыкновенных невольниц, не отличавшихся особенной красотой и не имевших большой ценности.

В то же время пришел один стамбульский купец, желавший купить красивую жену своему сыну.

– Нет ли у тебя чего-нибудь получше? – спросил он. – Эти женщины мне не нравятся.

– Да, у меня есть три необыкновенные красавицы, но я их не выставляю напоказ. Они берегутся для важных особ, – отвечал с улыбкой Брусса.

– Так покажи их нам! – вскричал паша.

– Боюсь, чтобы они не показались тебе слишком дорогими, благородный паша! – заметил с улыбкой торговец.

– Уж не думаешь ли ты, что у меня не хватит денег заплатить?

– Сохрани меня Аллах от таких мыслей, твое богатство велико, благородный паша, но я думаю, что цена покажется тебе слишком высокой!

– Покажи нам твой лучший товар, – попросил стамбульский купец, – мой сын хочет иметь красивую жену, и я не пожалею денег.

– Я очень рад, что могу показать вам гордость моего рынка, – отвечал Брусса. – Следуйте за мной, я покажу три цветущие розы, красивее которых нет на земле!

Войдя в большую прохладную залу, Брусса посадил своих покупателей на широкий диван и велел подать шербет.

Тотчас вошли две темнокожие, но красивые девушки-египтянки и, встав на колени, подали обоим покупателям шербет на серебряных подносах.

В то же время Брусса вывел на показ сначала грузинку Надине, потом Рецию и, наконец, черкешенку Зитту.

Купец и паша оба были поражены их необыкновенной красотой.

– Что стоит Весенняя роза? – спросил паша, указывая на Рецию. – Я хочу купить ее.

– Тысячу австрийских дукатов, благородный паша, – отвечал с низким поклоном Брусса.

– В своем ли ты уме? – вскричал паша.

– Скажи же теперь цены остальных двух? – спросил купец, обращаясь к Бруссе.

– Надине, роза Грузии, стоит восемьсот дукатов, а Зитта девятьсот.

Купцу так же, как и паше, цены показались слишком высоки.

– Я говорил вам это заранее, – заметил с улыбкой Брусса. – Но все-таки мне было очень приятно показать вам эти три прелестные розы.

– А что стоит вот эта? – спросил паша, указывая на невольницу, принесшую ему шербет.

– Дай мне сто дукатов, благородный паша, – и она твоя, – отвечал Брусса.

– Возьми восемьдесят.

– Дай хоть девяносто.

– Ни одного пиастра более; хочешь соглашайся – хочешь нет, я не прибавлю ничего.

Брусса уступил, и торг был заключен в ту же минуту.

Купец же из Стамбула ушел, не купив ничего.

В этот же самый день Фазиль сообщил принцу, что он будто бы случайно узнал, что Реция, дочь Альманзора, находится в доме Бруссы, торговца невольниками.

Это известие произвело на принца ожидаемое впечатление, и Фазиль не сомневался, что получит двойное вознаграждение, от Бруссы и от принца.

Вечером принц велел подать карету и в сопровождении одного Фазиля поехал в Стамбул. Фазиль ввел его в дом Бруссы и поспешил сообщить последнему о приезде принца.

Брусса был очень этим обрадован и поспешил навстречу принцу, ожидавшему его с беспокойством и нетерпением.

Принц Юсуф глубоко любил Рецию, и его ужасала мысль, что, если бы Фазиль не узнал случайно о судьбе Реции, несчастная могла быть уже продана.

Наконец вошел Брусса и приветствовал принца длинной, льстивой речью.

– Довольно! – прервал принц поток его красноречия. – Как попала в твои руки Реция, дочь Альманзора?

– Я знаю только, что ее зовут Рецией, ваше императорское высочество! Ее привели ко мне только вчера.

– Сколько хочешь ты за нее?

– Две тысячи дукатов, ваше высочество!

– Хорошо, завтра ты получишь их от моего кассира. Я не хочу спрашивать, имеешь ли ты право требовать эту сумму. Я хочу освободить несчастную Рецию из этого дома, – сказал принц. – Приведи ее сюда, чтобы я мог сказать ей, что она свободна.

– Осмелюсь ли я попросить ваше высочество написать мне приказание выдать эти деньги. Я боюсь, что чиновники не поверят мне на слово.

– Хорошо, дай бумагу и перо.

Брусса поспешно подал принцу все принадлежности для письма, и тот написал приказание о выдаче двух тысяч дукатов.

– Теперь веди меня к Реции! – приказал принц.

Брусса позвал слугу с лампой и повел принца внутрь дома, в комнату, где была заключена Реция.

При виде принца луч надежды проник в сердце несчастной женщины.

– Ты пришел! – вскричала она. – О! Теперь я могу надеяться на спасение! Ты так благороден! Так добр! Помоги мне. Я здесь пленница!

– Ты не должна оставаться ни одного часа в этом доме, Реция, – сказал принц. – Ты свободна!

– Благодарю тебя, великодушный принц! Ты исполнен истинного благородства!

– Довольно! Не благодари меня! Ты можешь идти, куда ты хочешь, теперь ты свободна, но я еще раз спрашиваю тебя, хочешь ли ты следовать за мной, хочешь ли ты быть моей?

– Не спрашивай меня! Я не могу принять этого, принц! – отвечала в волнении Реция. – Я не могу принадлежать тебе! Не требуй этого!

– Ты свободна в своем выборе! Я не хочу принуждать тебя. Я мог протянуть тебе руку помощи, и этого сознания для меня довольно. Ступай, куда хочешь. Но помни, если тебе понадобится помощь, ты знаешь, где найти ее! Прощай!

С этими словами принц бросился из комнаты Реции.

Реция была свободна. Она тотчас же сказала прислуживавшим ей рабыням, чтобы они принесли ее платье.

Невольницы вышли, но не принесли платья, а вместо того стали под разными предлогами уговаривать Рецию остаться в доме Бруссы до утра.

Реция согласилась. Но на следующий день повторилось то же самое, и несчастная с отчаянием увидела, что Брусса и не думает освобождать ее.

Получив деньги, этот негодяй вместо того, чтобы довольствоваться этим громадным барышом, решил еще более увеличить его и снова продать Рецию кому-нибудь.

Прождав несколько дней и видя, что никто не заботится о судьбе несчастной, он убедился, что может безнаказанно привести в исполнение свой бесчестный план.

Раз Фазиль встретил на улице слугу принцессы Рошаны – Могафи, и через полчаса последний явился к своей госпоже с видом человека, принесшего важное известие.

– Ваше высочество поручили мне, – сказал он, – узнать, не дочь ли Альманзора та женщина, которую любит его высочество принц Юсуф, и сегодня я услышал от Фазиля…

– Кто этот Фазиль? – прервала Рошана.

– Слуга принца, ваше высочество, – отвечал Могафи. – Сегодня я услышал от него, что она действительно дочь Альманзора, что ее зовут Рецией и что у нее есть маленький сын, который находится теперь в доме старой Кадиджи, галатской гадалки.

– Сын? – спросила принцесса, слушавшая с напряженным вниманием рассказ слуги.

– Да, ваше высочество. Это сын Реции и Сади-паши, которого она все еще так любит, что не хочет принадлежать его высочеству принцу, – отвечал ловкий слуга.

– Ты говоришь, что дитя теперь в доме галатской гадалки? Где же мать?

– Она в доме Бруссы, торговца невольниками, ваше высочество!

В течение нескольких минут Рошана оставалась в задумчивости. Казалось, она что-то обдумывала.

После возвращения из Лондона Сади был у нее только раз, и то на несколько минут, так как он был поглощен работой.

В голове Рошаны мелькнула неожиданная мысль. Не вернулся ли Сади к Реции? Может быть, он искал ее? Может быть, в его сердце вспыхнула снова любовь к покинутой? У нее было дитя, залог их любви! При этой мысли кровь принцессы закипела. Она хотела во что бы то ни стало владеть одна сердцем Сади. «Не захватить ли в свои руки мать и ребенка? – думала она, – Тогда я могу быть спокойна!»

– Могафи! – позвала она слугу. – Я хотела бы, чтобы ты принес во дворец ребенка из дома гадалки. Ему будет здесь гораздо лучше.

– Если ты этого желаешь, принцесса, то я сейчас же поспешу исполнить твое приказание!

– Но я хочу, чтобы об этом никто не знал.

– Я буду осторожен, ваше высочество!

– В таком случае – ступай!

Могафи отправился исполнять волю своей госпожи.

Он стал сторожить у дома Кадиджи и, улучив минуту, когда Черный гном ушла из дома, пробрался в хижину и похитил ребенка.

Принцесса же немедленно поехала к Бруссе, спеша привести в исполнение свой план.

Торговец невольниками обрадовался приезду Рошаны и встретил ее с низкими поклонами, расточая самые льстивые слова.

– Я слышала, что у тебя есть одна девушка, по имени Реция, – сказала принцесса.

Брусса испугался, он подумал, что принцесса знает о покупке Реции Юсуфом.

– Я не знаю, у меня ли она еще, – отвечал он, прикидываясь, будто не хорошо помнит. – Кажется, ее купил его высочество принц Юсуф.

– Я думаю, что она еще у тебя, и хочу ее купить, – продолжала Рошана.

– Значит, она не у его величества, принца Юсуфа?

– Я никогда не вижу принца и не говорю с ним. Я слышала, правда, что он хотел овладеть этой девушкой, но я не знаю, у него ли она.

Эти слова успокоили Бруссу.

– Позволь мне разузнать, благородная принцесса, – сказал он. – Может быть, Реция еще и у меня. У меня так много красивых женщин, что я не могу всех их помнить.

– Покажи мне их, я знаю ту, которую хочу купить, – приказала принцесса.

Брусса вышел из комнаты, где он встретил принцессу, и велел невольницам привести Рецию.

Увидя принцессу, несчастная бросилась в отчаянии перед нею на колени.

– Кто бы ты ни была, – вскричала она, – спаси меня! Освободи меня из этой тюрьмы! Ты женщина! Ты поймешь мое горе! У меня есть дитя, которое у меня безжалостно отняли!

Реция не могла узнать Рошану, лицо которой было закрыто, но та тотчас же узнала ту, которую она однажды видела в объятиях Сади. Она увидела, что с того времени красота ее соперницы еще более расцвела, но это только усилило ее ненависть и укрепило в намерении устранить соперницу, захватив ее в свои руки.

– Я покупаю Рецию, – сказала принцесса, обращаясь к Бруссе. – Ты получишь деньги в моем дворце.

– Возьми меня с собой! – умоляла Реция в смертельном страхе. – Не оставляй меня здесь ни одной минуты!

– Твоя просьба будет исполнена! Закройте ей лицо покрывалом! – приказала принцесса невольницам, которые привели Рецию. – Посадите ее в мою карету. Я хочу взять ее с собой.

– Благодарю тебя! – сказала Реция, закутывая лицо покрывалом.

Она и не подозревала, в чьих она руках!

Только когда карета остановилась перед дворцом Рошаны и слуги принцессы отвели новую невольницу во внутренность мрачного здания, только тогда действительность предстала во всей жестокости перед изумленной и испуганной Рецией.

Что все это значит? Для чего привезли ее сюда? Не должна ли она была встретить тут Сади уже мужем принцессы? Должна ли она быть свидетельницей его любви к другой или ей было назначено занять место в гареме Сади?

Эти вопросы волновали несчастную, и она не могла найти ответа ни на один из них.

Через несколько дней, как мы уже знаем. Сади-паша неожиданно явился во дворец Рошаны.

Принцесса тотчас же приняла его, и он был введен в приемную залу дворца, окна которой выходили в сад.

Рошане бросилось в глаза сильное волнение, овладевшее Сади, лицо которого выражало гнев. Она подумала, что он пришел, чтобы искать Рецию. Виновные прежде всего думают о разоблачении их вины.

– Наконец-то ты пришел ко мне! – воскликнула принцесса, с улыбкой встречая Сади. – Наконец-то я тебя снова вижу! Но что с тобой, Сади-паша? Уж не заботы ли о государственных делах волнуют тебя?

– Мне сказали, но я не могу этому поверить, что Реция, дочь Альманзора, находится в твоем дворце, – сказал Сади в сильном волнении.

– Реция, дочь Альманзора? – спросила принцесса с хорошо разыгранным удивлением. – К чему ты спрашиваешь об этом? Я думала, ты пришел, чтобы загладить свою вину за свое долгое отсутствие у меня, а ты с гневом спрашиваешь о какой-то Реции!

– Прости, принцесса, мое волнение. Ответь мне, здесь ли Реция?

– Ты совершенно переменился, Сади-паша, ты был прежде совсем другой!

– Положи конец неизвестности, которая меня мучит, принцесса.

– Ты спрашиваешь о Реции? Да, я купила как-то у Бруссы невольницу, которую так звали.

– Где она? Я хочу ее видеть!

– Какое странное требование! Что за дело тебе до моих невольниц?

– Я должен ее видеть! Я хочу узнать истину! – вскричал Сади.

– Подойди к окну и взгляни в сад, – сказала гордо принцесса.

Дрожа от нетерпения, Сади бросился к окну. Вдруг он вскрикнул и отскочил назад.

В саду, под окнами залы, он увидел Рецию, работавшую под наблюдением садовницы.

– Что с тобой, Сади-паша? – спросила она ледяным тоном.

Но Сади не слышал ничего. Сомнения и борьба, происходившие в нем, окончились. Он знал теперь свой долг! Сознание вины глубоко проникло в его сердце при виде той, которую он забыл и покинул, стремясь к славе и почестям.

Рошана унижением соперницы достигла только того, что с этой минуты выбор Сади был сделан.

Не говоря ни слова, Сади бросился вон из залы.

Принцесса взглянула вслед ему с холодной, злой усмешкой.