Прочитайте онлайн Султан и его гарем | XАдмирал Страдфорд

Читать книгу Султан и его гарем
2618+27655
  • Автор:
  • Перевёл: А. Павлова-Пернетти
  • Язык: ru

X

Адмирал Страдфорд

В одном из салонов своего роскошного дома леди Страдфорд принимала знатного француза, которого прежде, однако, заставила бы довольно долго прождать счастливой минуты, чтобы увидеть ее. Это был не кто иной, как французский посланник.

– Милости просим, маркиз, – приветствовала его леди Сара, протягивая гостю руку, которую тот почтительно поцеловал.

– Я принес вам билет в ложу на скачки в Дерби, – сказал маркиз.

– Какая любезность с вашей стороны, маркиз!

– Ваш поступок еще любезнее, – отвечал маркиз, указывая на розу, украшавшую голову леди Страдфорд, – или, может быть, это другая?

– Нет, эта роза из того букета, который вы мне прислали.

– Знаете вы, откуда она?

– Таких нет теперь в нашем туманном Лондоне.

– Она из моего дорогого Парижа. То есть не прямо оттуда, а из моих оранжерей, которые находятся в окрестностях. Как вам понравилась вчера примадонна?

– Я не была вчера в опере.

– Нет? Что с вами, мой дорогой друг, вы, кажется, чем-то опечалены? Доверьте мне ваше горе, я сделаю все, чтобы утешить вас…

– Все! – прервала насмешливо Сара. – Остановитесь, маркиз!

– Как, миледи? Неужели я дал вам повод сомневаться во мне? Вы не в духе? – продолжал маркиз. – Это делает вас еще прекраснее, так что я безропотно покоряюсь.

– Вы говорите «не в духе», маркиз! Я убедилась вчера, что у меня нет ни одного друга.

– А! Теперь я понимаю. Всему виною эта бумага, которую вы вчера просили. Но скажите мне, пожалуйста, к чему вам она?

– Я держала пари.

– Пари?

– Ну да!

– С кем?

– С одной дамой.

– Но что это может значить – пари о дипломатическом документе, да еще с определенным номером! Кстати, какой это номер?

– Семьсот тринадцать.

– Право, нечасто встречаются пари о номере!

– Номер здесь назван совершенно случайно.

– А! – заметил, смеясь, маркиз; – В таком случае мы можем смастерить этот номер семьсот тринадцать.

– Нет, этого нельзя! Мне нечего и говорить после того, как вы вчера объявили мне, что я могу требовать ваше сердце, ваше состояние – все, кроме этой бумаги. Мне нужна была она как доказательство.

– Не будьте несправедливы, Сара! Не ворчите на меня. Что вы хотите сказать? Дело идет о пари, о доказательстве. Доказательстве чего?

– На прошлой неделе у меня был разговор с одной дамой относительно вас.

– Меня?

– Да, вас! Эта дама оспаривала у меня ваше внимание. Дело дошло до пари, и я обещала доставить доказательство вашего ко мне внимания. Я должна была попросить у вас какую-нибудь бумагу из вашего архива или копию с нее. Назначен был номер семьсот тринадцать. И теперь результат этого таков: я вижу, что ошиблась в вас, и, значит, проиграла пари.

– Но что за странная идея пришла вам – держать пари о бумаге? Отчего вы не назначили вместо этого какой-нибудь убор, экипаж, лошадей?

– О лошадях и уборах держат пари разбогатевшие лавочницы, маркиз, – возразила оскорбленным тоном Сара. – Для нас нужно что-нибудь не совсем обыкновенное. Теперь я знаю, что я ошиблась в вас.

– Но, друг мой, обдумайте хорошенько…

– К чему? – прервала Сара. – Разве теперь не все уже ясно?

– Ищите какое-нибудь другое доказательство. Вы знаете, что я готов положить к ногам вашим все.

– Все! Опять все! – сказала с насмешливой улыбкой Сара. – Это «все» все равно, что ничего. Поэтому-то я и требую от вас эту ничтожную бумагу, не имеющую никакого значения!

– Вы называете ничтожными государственные бумаги!

– Но ведь нужна только копия.

– Нет! Это невозможно!..

– Довольно, маркиз, перестаньте говорить об этом, – прервала поспешно Сара.

– Вы сердитесь на меня, мой друг?

– Нет, – отвечала сухо Сара.

Маркиз пытался было продолжать разговор, но Сара ясно дала понять ему, что его присутствие для нее нисколько не приятно.

– Я оставляю вас, миледи. Надеюсь, что ваша немилость будет непродолжительна.

– Она продолжится до тех пор, пока я буду чувствовать, что ошиблась в вас.

– Сара!

– Милостивый государь!

– Я вижу, сегодня ничего нельзя от вас добиться. До свидания, мой дорогой друг.

Маркиз вышел.

– А, ты отказал! – прошептала Сара. – И ты, может быть, думаешь, что я позволю тебе надоедать мне своим присутствием. О! Ты будешь жестоко наказан! Хорошо, что у меня есть еще другая возможность добиться этой бумаги.

С этими словами Сара позвонила.

– Заложить карету! – приказала она вошедшему слуге и пошла в уборную, чтобы переменить туалет.

Она надела дорогой бриллиантовый убор, подарок герцога Норфолка, и оделась с роскошной простотой, отличающей аристократок.

Через несколько минут экипаж был готов, и Сара приказала везти себя к герцогу Норфолку.

Едва вошла она в приемную, как сам герцог поспешил выйти ей навстречу.

Он был неравнодушен к прекрасной леди Страдфорд.

– Милости просим, дорогой друг! – сказал он, увидя ее. – Как я рад, что вас вижу. Я уже собирался ехать к вам, чтобы узнать о вашем здоровье.

– Я знаю, что вы мой истинный друг, по крайней мере, я надеюсь, что это так, – отвечала Сара. – Впрочем, может быть, я ошибаюсь.

– Что за вопрос!

– Этот вопрос и мое неожиданное посещение – все это следствие одного неприятного сна, который я видела в эту ночь.

– Но что это за сон, который мог вас так обеспокоить?

– Мне приснилось, что вы любите другую и не думаете более обо мне.

– Что за идея!

– Я не могла уснуть всю ночь. Какой-то внутренний голос говорил мне: «Ты безумна, герцог уже забыл о тебе!» Но в то же время другой голос повторял: «Он любит тебя!»

– И этот голос не лгал, моя дорогая Сара! К чему было напрасно беспокоиться, лишать себя сна! По вашему лицу видно, что вы утомлены.

– Тогда мне пришла в голову мысль, – продолжала Сара. – Я должна достать доказательство безосновательности моего беспокойства. Но какого рода доказательство?

– Доказательство моей верности вам, моя дорогая? Если оно нужно, требуйте, что хотите, я с удовольствием дам вам его.

– Вы думаете о жертве, о драгоценностях, а я думаю о доказательстве любви, которая не имела бы никакой материальной ценности. Сегодня утром я увидела во сне…

– Что же?

– Число.

– Число – и доказательство моей любви к вам? Как связать это, мой дорогой друг?

– Вы сейчас это узнаете, герцог. Я видела во сне число 713 на одном письме или бумаге.

– Странный сон! Что же далее?

– Тогда я подумала, что я должна просить у вас как доказательство вашей любви бумагу с номером 713 из вашего архива.

– Странная просьба!

– Назовите это женским капризом, герцог, но только дайте мне это доказательство, успокойте меня! Дайте мне бумагу с номером 713.

– Но, дорогой друг мой, этого никак нельзя сделать, – уверял герцог в сильном смущении. – К чему вам эта, ничего не значащая бумага?

– Поэтому-то я ее и прошу, что она не имеет никакой цены.

– Но выберите лучше какое-нибудь другое доказательство, дорогая моя Сара. Требуйте убор, который носит только королева, требуйте мое имение Рамгет! – вскричал герцог. – Все, все я с радостью отдам вам!

– Я ничего не хочу другого. Я не хочу, чтобы существовала даже тень подозрения, что, требуя этого доказательства, я хочу только обогатиться за ваш счет, – прервала Сара. – Поэтому-то я и прошу именно эту бумагу.

– Но это невозможно!

– Неужели нельзя дать даже копию?

– Даже и копию! Ведь содержание этих бумаг – государственная тайна.

– Тем более я буду настаивать на моей просьбе.

– Но что это за странней каприз!

– Значит, вы не хотите исполнить мою просьбу? Это подтверждает справедливость моих опасений.

– Требуйте все, все что хотите, кроме этого!

Бледность покрыла лицо Сары.

– Благодарю вас, герцог, – сказала она, вставая с кресла, – благодарю вас, теперь я знаю достаточно. Прощайте!

– Но… прошу вас, дорогая моя Сара…

– Леди Страдфорд! – поправила гордо Сара.

– Вы поймите…

– Довольно, герцог.

– Останьтесь хоть одну минуту.

– Ни одной секунды. Прощайте, герцог.

Герцог был в отчаянии.

Сара гордо и спокойно вышла из его кабинета и поспешно вернулась домой.

В этот день ее надежды уже два раза были обмануты. Это поражение было невыносимо. Она считала, что ни герцог, ни маркиз не осмелятся отказать в ее просьбе, и жестоко ошиблась. Она не знала, что они не могли исполнить ее желания, не подвергаясь сами тяжелой ответственности.

Дома Сару ожидала новая неприятность. В ее отсутствие явился адмирал Страдфорд.

Адмирал походил более на какого-нибудь пирата, чем на морского офицера. Уже давно он должен был выйти в отставку, чему причиной были его многочисленные неблаговидные поступки и вообще жизнь авантюриста, которую он вел.

Густая растрепанная борода окаймляла его обожженное ветром лицо. Он носил еще морской мундир, но ордена и другие знаки отличия были давно у него отобраны. Казалось, он никогда не протрезвлялся. И на этот раз он также был уже навеселе. Он шумел и распоряжался, как у себя дома.

Увидя этого ненавистного ей человека, Сара побледнела. Она была готова ко всему, только не к встрече с мужем.

– Вот и я опять! – сказал, увидя ее, адмирал. – Тебе это не нравится? Еще бы! Ну что, есть какие-нибудь новые связи?

– Что вам надо здесь? – спросила Сара, овладев, наконец, собой.

– Что мне надо в Лондоне?

– Что вам надо в моем доме?

– Тебя!

– Но ведь у меня есть ваше письменное обязательство не беспокоить меня вашим присутствием? За это обязательство я заплатила вам десять тысяч фунтов.

– Что мне до этого обязательства?

Сара вздрогнула. Она догадалась, что Страдфорд успел уже пропить и растратить эти десять тысяч, а теперь возвратился, чтобы выудить у нее новые деньги.

– Что это значит, милостивый государь? – сказала она. – Мы окончательно расстались, наши дороги никогда не сойдутся более, вы это знаете. Чего же вы хотите от меня?

– Я повторяю тебе, что мое обязательство ничего не значит. Я уничтожаю его.

– Я надеюсь, что это не так-то легко сделать.

– Ты увидишь, что это возможно. Я сейчас докажу!

– Это значит, что вы пришли снова за деньгами?

– О! Твои слова нисколько меня не оскорбляют, – сказал с насмешливой улыбкой Страдфорд. – Моя жена не может оскорбить меня.

– Я запрещаю вам входить в мой дом! – вскричала с гневом Сара. – И если вы не исполните моего требования, я принуждена буду прибегнуть к защите закона.

– Не волнуйся напрасно, дитя мое! Это все одни пустые слова. Я знаю причину такого приема, и этот проклятый турок поплатится мне за это!

Сара вскочила.

– Что вы говорите! – вскричала она.

– Я говорю, что переломаю ребра этому проклятому турку! – крикнул адмирал, ударив кулаком по столу.

Сара поняла: необходимо сделать вид, что она покоряется. Во избежание скандала, чтобы выгадать время, нужно было успокоить бешеного. К этому побуждало ее еще то, что он угрожал единственному человеку, которого Сара Страдфорд искренне любила.

– Я готова слушать вас! – сказала она, делая страшные усилия, чтобы сдержать свой гнев.

– Вот так лучше! Ты убедилась, значит, в своем бессилии, – засмеялся адмирал с довольным видом. – Ты видишь теперь, что против меня упорство – плохое оружие. Тебе придется пока выносить мое присутствие. Я вернулся из Индии и хочу пробыть с месяц в Лондоне. Я занял четыре комнаты около желтой гостиной; надеюсь, что их будет для меня довольно.

Сара не показала и виду, как ужасны были для нее слова мужа.

– Я давно уже не видел Лондон, – продолжал адмирал, – и мне хочется пожить здесь. Кстати, моя касса совершенно пуста, кроме того, тебе представят завтра мои векселя, по которым тебе надо будет заплатить.

– Что же хотите вы здесь делать?

– Делать? Сначала я хочу немного поразвлечься, а потом… да, ведь герцог Норфолк, кажется, в близких отношениях с тобой?

– Зачем он вам?

– Я хочу ему представиться. Приятно было бы получить место с хорошим жалованием и где притом можно было бы ничего не делать.

Глаза Сары внезапно блеснули – казалось, ей пришла в голову неожиданная мысль.

«Не попробовать ли достать эту бумагу с номером 713 при помощи адмирала?»

Страдфорд поднялся.

– Обед подан уже, – сказал он, – пойдем в столовую.

Сара, чтобы не делать сцены, уступила и последовала за адмиралом.

Теперь все ее мысли были заняты планом использовать того, кто был ей так неприятен.