Прочитайте онлайн Султан и его гарем | XXIСади-паша

Читать книгу Султан и его гарем
2618+27048
  • Автор:
  • Перевёл: А. Павлова-Пернетти
  • Язык: ru

XXI

Сади-паша

– Ты говоришь, что оба офицера уже вернулись? – спросил султан своего адъютанта Гассана.

– Сегодня утром корабли вашего величества вступили в гавань! – отвечал тот. – После блестящих побед войска возвращаются в Стамбул, чтобы сложить к ногам вашего величества завоеванные трофеи.

– Военный министр уже сообщил мне, что племя мятежников истреблено и дочь эмира взята в плен. Я хочу наградить победителей по заслугам. Благодаря им окончена война!

– Благосклонность вашего величества будет высшей наградой для Сади-бея и Зоры-бея.

– Мне помнится, они твои товарищи и друзья!

– Однако мои действия не одобрили бы мои храбрые товарищи, если бы я замолвил за них хоть слово перед вашим величеством, они хотят собственными подвигами заслужить прощение.

– Они уже сделали это, исполнив мои приказания.

– И теперь у них одно только желание – получить от вашего величества дозволение на триумфальное шествие.

– Пусть им будет это доставлено! Я сам хочу быть свидетелем их триумфа, – отвечал Абдул-Азис. – Они наказали мятежное племя, установили наконец мир – это достойно награды. Да будет забыто прошлое. Ссылка отменена. Твои товарищи могут вступить в город, я отдам сераскиру соответствующие приказания. Меня удивляет только то, что он еще не доложил мне об этом!

В эту минуту в кабинет султана явился дежурный камергер и сообщил о прибытии принцессы Рошаны.

Абдул-Азис отдал приказание ввести принцессу.

Гассан остался, как положено личному адъютанту, свидетелем их разговора; с некоторого времени он безотлучно находился при особе султана.

Принцесса вошла в кабинет и была чрезвычайно любезно принята султаном.

– Очень рад тебя видеть, – сказал он. – Садись возле меня. Мне все еще не представляется случая поздравить тебя с обручением, принцесса. Мне кажется, ты очень долго выбираешь!

– Извини меня, дорогой мой дядя и султан, что я все еще должна отвечать на твой вопрос: я еще не выбрала! – возразила принцесса. – Я все еще не встретила человека, достойного моей любви, а если и встретила, то успехи его не настолько велики, чтобы назвать его моим супругом.

– Твои притязания слишком велики, принцесса!

– В особенности одно – мною должна руководить любовь, мой добрый дядя и султан! Ты знаешь, что Фуад-паша, умерший несколько лет тому назад в Ницце, мудрый министр и советник, искал моей руки, но я не любила его. Ты знаешь, что Кирулли-паша, двоюродный брат вице-короля Египта, был у моих ног, но я знала его склонность к одалискам. Я не смогла бы делить любовь моего супруга с моими служанками!

Султан улыбнулся, он временами любил разговаривать с принцессой Рошаной.

– Я уже привык слышать от тебя необычные суждения, – сказал он. – Ты имеешь европейские взгляды, и, я думаю, ты охотнее всего жила бы со своим супругом в Париже или в Вене.

– Ошибаетесь, дорогой мой дядя и султан. Я предпочитаю остаться здесь, я добрая, ревностная дочь пророка! Супруга я все еще не имею, но имею дорогого мне человека и пришла к вашему величеству просить за него!

– Дорогого человека? Говори же, кто он, принцесса. Мне интересно узнать твой вкус!

– Я хочу просить за него, мой милостивейший дядя и султан, – продолжала принцесса, – и клянусь тебе, что он достоин твоей милости и благосклонности!

– Я хочу услышать его имя!

– Это Сади-бей, один из двух предводителей твоих войск, которых ты послал усмирить мятежных бедуинов.

– Сади-бей! Ты за него хочешь просить, принцесса?

– Ты наказал его вечной ссылкой, дорогой мой дядя и султан!

– И тем обидел тебя. Ссылка, я могу сказать для твоего успокоения, уже отменена.

– Отменена? О, благодарю, горячо благодарю, мой добрый дядя! – пылко воскликнула принцесса. – Твою милость получил достойный, ибо где найдешь ты между твоими офицерами такого, который бы проявил подобную храбрость? Где можно встретить офицера, который одержал бы такую победу? Кровавую Невесту он везет живую, он доставит пленную в Стамбул, чтобы привести ее к твоему трону! Чего не удавалось другим, того он достиг мужеством и оружием!

– Ты, без сомнения, ходатайствуешь за достойного, принцесса! Я с удовольствием награжу его.

– И еще ценнее его мужества – его благородный ум, его возвышенное сердце, его великодушие. От всех ходатайств он отказался. Он хотел сам заслужить себе прощение своими заслугами, он ни в чем не хотел быть обязанным другим. Это велико, мой дорогой дядя и султан, это редко, это признак благородного характера, и если такой слуга вашего величества не достоин особой благосклонности, тогда ее не заслуживает ни один человек в нашем обширном государстве!

– Твой восторг для меня лучшее доказательство достоинств молодого офицера!

– Он возвращается как победитель, дорогой мой дядя и султан, он приближается с пленными врагами, которых он в триумфальном шествии приведет к тебе, к ступеням твоего трона.

– Я вижу, ты уже в душе своей пожаловала ему награду, которая кажется тебе справедливой и достойной, – сказал султан. – Говори, принцесса, какой ты просишь награды?

– О мой добрейший дядя и султан, ты осчастливишь меня, ты наградишь истинные заслуги, если Сади-бея пожалуешь титулом паши! – воскликнула принцесса.

– Ты умеешь награждать и просить! – отвечал Абдул-Азис.

– Но я прошу справедливо, дорогой мой дядя и султан, этот титул не слишком высок для Сади-бея. Я никогда еще не обращалась с просьбой для себя, не оставь же эту сегодняшнюю просьбу без внимания!

– Я очень рад, что, пожаловав этот ранг, могу обрадовать два сердца: твое, принцесса, и молодого победителя! Пусть будет по-твоему!

– Ты хочешь возвысить его до звания паши?

– Пусть будет так!

– О, благодарю, мой добрейший дядя и султан!

– Я надеюсь этим действительно заслужить твою благодарность, принцесса. Но я исполняю твою просьбу тем охотнее, что она касается достойного!

– Он получит бунчук паши! – воскликнула принцесса в радостном волнении, что сильнее всего свидетельствовало о ее любви. – Сади будет достойно награжден тобой. Благодарю, горячо благодарю!

– И ты сама вручишь ему императорский приказ о его назначении!

– Позволь мне присутствовать при этом, мой милостивый дядя и султан, – возразила принцесса. – Позволь мне явиться в Тронную залу к великому торжеству, и я буду тебе обязана лучшими минутами моей жизни!

– Пусть будет так! Я хочу отпраздновать победоносное возвращение моих войск, и пусть в празднестве этом принимают участие и дамы, – сказал султан. – После доклада сераскира я назначу день, когда должен совершиться торжественный въезд. Триумфальное шествие должно закончиться праздником в залах сераля. Я хочу своей милостью и богатой наградой поощрить и других к такому же усердию. Перед придворной свитой я хочу наградить за подвиги!

Аудиенция принцессы была окончена, и после пылких слов благодарности она оставила кабинет. Гассану же дано было поручение передать сераскиру приказание немедленно доложить об окончании войны и разгроме мятежного племени.

На следующий день сделан был подробный доклад, из которого видно было, что Сади-бей и Зора-бей проявили необычайную храбрость.

Сам султан теперь не только дал позволение на триумфальное шествие по городу до сераля, но и назначил для этого день, который должен считаться праздником. Шествие должно окончиться в Тронной зале, и на этом торжестве должны присутствовать принцы, принцессы и все сановники.

Уже накануне праздника были сделаны приготовления к триумфальному шествию, и с быстротой ветра разнеслась по всему городу весть, что пленная Кровавая Невеста со своими воинами будет проведена с кораблей по всему городу к сералю и там они, как трофеи, будут повергнуты к ступеням трона султана.

С наступлением праздника по всей обширной гавани корабли были украшены флагами, и когда шествие сошло с больших морских пароходов и вышло на берег, десять пушечных выстрелов возвестили всему народу начало торжества.

Все улицы, по которым должно было пройти шествие, были забиты любопытными, и тысячи людей стояли на крышах и балконах. Закрытые покрывалами женщины сидели у окон, желая увидеть знаменитого Сади-бея, имя которого было на устах у всех. Рассказывали чудеса о подвигах его и Зоры-бея, и все с возрастающим любопытством ожидали триумфальное шествие.

Наконец показались первые всадники – это были императорские гвардейцы, они расчищали дорогу и должны были смотреть, чтобы при виде пленных не возникли беспорядки. За ними появились всадники верхом, которые время от времени трубили в свои золотые трубы, возвещая всем о приближении желанного шествия.

За ними показался отряд победоносных войск с верблюдами, тащившими пушки так, как они двигались по пустыне.

Громкие радостные возгласы встретили смуглых, мускулистых солдат.

Затем следовали пленные арабы, закованные в цепи в своих белых плащах.

За ними лошади и верблюды везли взятые трофеи; меха, оружие, шатры и драгоценности эмира.

Снова раздался громкий, радостный крик, пленные же сыны пустыни шли сгорбившись и быстрыми шагами, они не хотели слышать ни радостных криков победителей, ни видеть их.

Затем следовал маленький отряд музыкантов, его брали с собой войска, он играл торжественный марш. Но крики тысячной толпы заглушали его. Слышны были возгласы: «Сади-бей, Зора-бей, Кровавая Невеста».

Вот появилась и она. Закованная в цепи, она сидела на своей лошади. Знамя, которое она носила в сражениях, было прикреплено к седлу, так как держать его она не хотела.

Так совершился въезд Солии!

Рядом с ней ехали – по правую руку Сади, слева – Зора, приветствуемые со всех сторон.

Сади со счастливой улыбкой отвечал на поклоны, и из уст в уста переходили слова восхищения его красотой.

Сади стал героем дня! Победитель бедуинов, смелый бей, которому удалось захватить Кровавую Невесту[27] и живую доставить в Стамбул. Он сделался предметом поклонения, обожания, и многочисленные лавровые венки летели с балконов на дорогу, по которой он ехал.

Другой отряд победоносных войск замыкал длинное шествие, которое с музыкой и барабанным боем, при громе пушек, направилось к сералю, где должно было произойти настоящее торжество.

На большом дворе стояли длинными шеренгами вернувшиеся солдаты Сади и Зоры.

Сераскир со своими офицерами от имени султана принял вернувшихся победителей у ворот сераля и велел раздать солдатам денежные награды. Сади и Зора соскочили с лошадей, сошла с коня и Кровавая Невеста. Между тем как солдаты с пленными бедуинами остались внизу, на большом дворе, оба офицера с Кровавой Невестой были введены сераскиром во внутренние покои султана. Сади-бей нес в руках знамя Солии.

В передней появились гофмаршалы, чтобы с особенной торжественностью ввести их в Тронную залу к падишаху.

Абдул-Азис сидел на своем высоком золотом троне, подле него стояли принцы, за ними высшие сановники, министры, придворные и большое число высших офицеров, ближе всех к султану стоял Гассан.

Придворные дамы заняли свои места наверху в галереях Тронной залы, и даже султанша Валиде явилась, чтобы участвовать в этом редком празднестве.

В переднем ряду сидела также принцесса Рошана в роскошном костюме.

На ступенях трона стояли по обеим сторонам пажи, сзади трона – визири, все в своих блестящих мундирах.

У дверей Тронной залы Сади и Зора были встречены великим визирем, который подвел их к ступеням трона.

Кровавая Невеста также должна была приблизиться к нему.

Сади-бей поверг знамя к ногам султана, затем он и Зора опустились на колени.

Кровавая Невеста стояла, мрачно глядя перед собой, она не видела всей окружающей роскоши и думала только о своем позоре, о гибели своего племени.

– Сади-бей! Зора-бей! – громко сказал султан. – Победителями возвратились вы на родину! Вы наказали мятежное племя бени-кавасов и привезли мне как живой трофей дочь эмира в мою столицу! Я доволен вашими успехами и хочу перед собравшимися здесь наградить и отличить вас! Я назначил за голову Кровавой Невесты цену в двадцать тысяч пиастров, я удваиваю ее.

– Лучшая награда вашего величества за исполненный нами долг – почетное шествие, устроенное войскам, – сказал Сади громким голосом. – Знамя я повергаю к ногам вашего величества, гофмаршал вручит вам договоры с прочими эмирами далекой страны! Да всемилостивейше примет их ваше величество!

– Сади-бей! Ты поверг к моим ногам знамя племени и вручил гофмаршалу договоры, я хочу тебя за это особо отличить моей милостью и поощрить других к соревнование – я жалую тебя пашой!

В ту же минуту подошел гофмаршал со знаком трех бунчуков в руках и поднял его над Сади.

На улице загремели пушки.

– Ты получишь знаки твоего нового сана из маршальской палаты, Сади-паша! – продолжал султан. – И надеюсь, что это отличие поощрит тебя к новым подвигам!

Сади, стоя на коленях перед султаном, взволнованным голосом произнес несколько слов благодарности.

Всеобщее удивление царило в кругу присутствующих. Султанские жены и принцессы с восхищением смотрели на прекрасного молодого офицера, которого ожидало такое блестящее поприще.

Сади был ошеломлен, изумлен, этого он не ожидал! Едва ли он был в состоянии сразу постигнуть значение этого повышения! Он был неожиданно причислен к высшим офицерам и сановникам! Он достиг положения, какого до сих пор так быстро не достигал никто другой на его месте.

Теперь всеобщее внимание обратилось к Кровавой Невесте.

Сам султан рассматривал пленную с интересом, а принцессы и другие женщины с галереи глядели на нее и шептались между собой.

Зора-бей, нисколько не завидуя Сади, однако немного смущенный, стоял в стороне.

Султан отдал приказание увести в надежную темницу кровожадную аравитянку, от рук которой погибло так много его солдат.

Затем султан со своими советниками и министрами оставил Тронную залу.

Теперь только Гассан подошел к своим друзьям и сердечно приветствовал их. Сначала он поздравил Сади, затем обратился к немного смущенному улыбавшемуся Зоре.

– Теперь я скажу тебе, мой храбрый Зора, почему ты не получил еще здесь, в Тронной зале, особого отличия, как Сади, – говорил Гассан тихим голосом. – Тебе также предстоит повышение и неожиданная радость! Твое главное желание исполнится! Ты вступаешь на дипломатическое поприще и будешь военным атташе при посольстве. Ты можешь заявить, куда хочешь отправиться!

– Гассан, друг мой, правду ли ты говоришь? – горячо воскликнул Зора, забыв свою прежнюю сдержанность.

– Что я говорю, то верно! Через несколько дней ты получишь касающиеся этого известия.

– Это настоящая радость для меня! – сказал Сади. – Ни одно мое повышение не могло бы так осчастливить меня!

– Теперь мы все трое на пути к успехам, – обратился Гассан к своим друзьям, – но я должен следовать за султаном! Сегодня вечером мы опять увидимся! Вы еще должны рассказать мне о своих военных приключениях!

После этого Гассан поспешно удалился.

Тут взоры Сади скользнули вверх по галерее, наверху, у золотой решетки, стояла принцесса Рошана! Он узнал ее! Она благосклонно приветствовала его рукой, как будто бы хотела знаком передать ему свое поздравление.

Сади представил соблазнительную картину блестящего будущего, его влекли богатство, блеск и слава. Принцесса любила его! Теперь он был паша, сановник, для которого открыт был путь к почестям, и в его душу прокралась мысль, что было бы недурно иметь право назвать принцессу своей супругой…

Но он уже оставил Тронную залу.

Сади и Зора передали пленницу сторожам подземной государственной тюрьмы, и ее повели в подземные камеры.

На следующую же ночь Кровавой Невесте удалось задушиться с помощью своего покрывала. Она не могла смириться с позором неволи, улучила, наконец, удобный момент, когда за ней не наблюдали, чтобы лишить себя жизни.

Так кончилась полная приключений жизнь этой дочери пустыни.