Прочитайте онлайн Султан и его гарем | XXVIIIКапитан Хиссар

Читать книгу Султан и его гарем
2618+27628
  • Автор:
  • Перевёл: А. Павлова-Пернетти
  • Язык: ru

XXVIII

Капитан Хиссар

Садовница принцессы Рошаны Амина поливала цветы, как вдруг с испугом увидела перед собою какое-то странное существо.

Это была Черная Сирра, несколько дней тому назад счастливо бежавшая из башни Сераскириата и теперь пробравшаяся во дворец принцессы.

Сирра сделала знак садовнице подойти поближе, но та хотела бежать.

– Останься, – раздался ангельский голос Сирры, – я такой же человек, как и ты, я девушка!

– Чего тебе здесь надо? – спросила Амина, едва подавляя свой страх.

– Тебя!

– Меня? Разве ты меня знаешь?

– Я знаю, что ты садовница принцессы Рошаны и тебе был поручен ребенок, маленький мальчик! Принцесса в этом дворце?

– Нет, она теперь живет в летнем дворце.

– А Эсма здесь?

– Нет, она тоже там. Но что ты знаешь про ребенка?

– Слуги принцессы украли его у меня.

– Украли у тебя?

– Он был поручен моим попечениям! Бедное дитя! Где он? Я хочу видеть его! Я была у тебя в доме, но не видела ребенка.

– Бедного мальчика давно уже нет у меня! – отвечала Амина. Сирру задела ее боль за ребенка.

– Давно уже нет у тебя? – спросила Сирра.

– Разве ты не знаешь? Принцесса приказала убить его!

– Принцесса? Маленького Сади?

– Она приказала Эсме убить его, и я должна была отдать его, должна! Ах, как это было мне тяжело, я не могу тебе сказать, но я не могла ничего сделать!

– И Эсма убила ребенка?

– Она должна была утопить его!

– И она это сделала?

– Умеешь ли ты молчать?

– Я ничего не выдам, только скажи мне правду.

– Я вижу, что ты также любишь бедного мальчика! Эсма не утопила ребенка, а снесла его на берег и там положила в лодку, которую отвязала от берега!

– Отвязала? И пустила в море?

– Никто не знает о нем ничего более! Ах, наверно, он утонул! Вечером была сильная буря! Когда Эсма, придя, созналась мне, что она сделала, я бросилась к башне Леандра, куда течение должно было отнести лодку.

– Но поймала ли ты лодку?

– Мы очень бедны, но для ребенка я пожертвовала бы последним. У меня был серебряный амулет, наследство от матери, я пообещала его одному лодочнику, если он поймает лодку с ребенком, как только она покажется. Ветер и дождь были ужасны, на воде было темно, но от моих глаз ничто не могло укрыться! С каким страхом глядела я на волны! Вдруг лодочник указал на лодку, которая была не более как в тридцати метрах от берега. Аллах! Что я увидела! Сквозь шум бури был слышен плачущий детский голос! В лодке, держась за борт, сидел маленький мальчик и плакал, как бы чувствуя опасность, которой подвергался. Никто не слышал голоса ребенка, кроме меня и стоявшего рядом каикджи. Сердце перестало биться от страха, когда я увидела ребенка…

– Скорее говори, что случилось? – вскричала Сирра.

– Я вскочила в лодку, каикджи отказывался плыть, говоря, что ребенка нельзя спасти, что мы только погибнем вместе с ним. Но меня ничто не могло остановить! Наконец я уговорила его, и он отвязал лодку. Волны так и подбрасывали маленькую лодочку, и мне казалось, что настал мой последний час. Но я должна была спасти ребенка! Ветер быстро нес лодку, в которой был ребенок, а течение было так сильно, что лодочник не мог грести! Лодка не повиновалась более рулю.

– И ты не догнала лодку с ребенком?

– Мы еще видели ее, когда нас отнесло уже далеко от башни Леандра. Вдали стоял на якоре большой корабль. Каикджи упал на дно лодки и стал молиться. Я понимала, что нам не догнать лодку с ребенком, увидела еще раз, как мелькнула вдали беленькая рубашка мальчика, затем все исчезло…

– Ты думаешь, что лодка потонула?

– Я больше ничего не видела! Я больше ничего не знаю! Лодочник снова схватился за весла и начал бороться с ветром и течением, а не то нас также унесло бы в открытое море. Наконец каикджи удалось пристать к берегу.

– А бедный ребенок уплыл в открытое море?

– Он, наверно, нашел смерть в волнах. Часто по ночам мне слышится его жалобный голос, и я нигде не нахожу покоя.

– Горе той, которая приговорила к смерти невинного ребенка! – сказала Сирра.

– Молчи! Что можешь ты сделать? – проговорила садовница, с испугом оглядываясь кругом. – Если кто-нибудь услышит тебя, то мы обе погибли!

– Я не боюсь, Амина. Принцесса не уйдет от наказания! А мальчик погиб, – печально сказала Сирра, и глаза ее наполнились слезами. Машинально, сама того не замечая, прошла она на берег, около которого потонул бедный ребенок.

Вблизи стояло несколько кораблей, готовившихся к отплытию. Издали быстро приближался красивый корабль.

Сирра могла ясно различить стоявшего на мостике капитана. Почему-то она решила, что должна дождаться на берегу этого корабля.

Между тем он подошел совсем близко и спустил паруса, чтобы осторожно войти в гавань и бросить якорь у берега.

На корабле играл маленький ребенок. Сирра невольно вздрогнула при его виде; корабль быстро проплыл мимо.

Она не могла забыть ребенка, хотя, конечно, у капитана могло быть свое семейство; но Сирра решила сама убедиться в этом.

Она подошла к группе матросов, стоявших на берегу, чтобы расспросить их про корабль, прошедший мимо, но матросы начали насмехаться над ее безобразием; только один из них, у которого была сестра-урод, почувствовал сострадание к несчастной Сирре и обратился к ней с вопросом, чего ей надо.

– Видел ты корабль, который сейчас прошел мимо? – спросила Сирра.

– Ты спрашиваешь про бриг из Родосто?

– Я спрашиваю про корабль, который вошел сейчас в гавань.

– Да, это был бриг капитана Хиссара из Родосто.

– Так, значит, капитана зовут Хиссар?

– А его корабль «Хассабалах».

– Ты знаешь капитана?

– Я служил прежде у его брата.

– Женат ли Хиссар, и возит ли он на корабле свое семейство? – спросила Сирра.

– Нет, Хиссар живет один, он не любит женщин.

Сирра вздрогнула. Если у капитана нет семейства, то как попал к нему на корабль ребенок?

– Благодарю тебя, – сказала она и в то же время твердо решила разыскать капитана Хиссара, что было легко сделать теперь, когда она знала название судна и имя капитана. Какой-то внутренний голос говорил ей, что ребенок на корабле не случайно.

Был уже вечер, когда Сирра добралась до того места, где останавливались прибывшие корабли.

Но сколько она ни расспрашивала, никто не мог указать ей бриг «Хассабалах».

Тогда она села в лодку и велела разыскивать корабль, так как обыкновенно лодочники знали все суда.

– Из Родосто все останавливаются по ту сторону, у большого моста, – сказал каикджи.

– Так вези меня туда!

Лодка поплыла, и вскоре они подъехали к мосту через Золотой Рог, соединяющему Стамбул с Галатой и Перой.

Каикджи обратился с расспросами, где стоит «Хассабалах» из Родосто, и ему указали место. Вскоре Сирра поднималась на палубу корабля.

Матросы были, вероятно, отпущены на берег, потому что на палубе был только сам капитан Хиссар и рулевой.

Капитан с удивлением и недовольством глядел на взошедшее на палубу уродливое существо; что касается рулевого, то, казалось, он принял Сирру за какое-то явление с того света. Но капитан Хиссар, очевидно, не верил в привидения, потому что прямо пошел навстречу Сирре.

– Кто ты? – спросил он.

– Люди зовут меня Черным гномом, капитан Хиссар, – отвечала Сирра.

– Откуда ты меня знаешь? – спросил с удивлением капитан, пристально глядя на уродливое создание и думая, что несчастная хочет просить милостыню.

– Ты капитан брига под названием «Хассабалах», не так ли? – продолжала Сирра.

Хиссар, сделавший удачный рейс, почувствовал сострадание к несчастной, хотя часто вообще бывал резок и груб. Но под этой резкостью скрывалось доброе сердце. Он вынул несколько пиастров и подал Черному гному.

Сирра отрицательно покачала головой.

– Я не прошу милостыни, капитан. Оставь у себя свои деньги, они нужнее тебе, чем мне, – сказала она. – Я пришла спросить тебя, нет ли у тебя на корабле ребенка?

– Ребенка? Да, есть!

– Маленький мальчик?

– Да, мальчик!

– Это твой сын, капитан?

– Почему ты об этом спрашиваешь?

– Я ищу одного ребенка!

– Ты ищешь ребенка? Не думаю, чтобы ты могла произвести на свет дитя!

Эти слова были резки, почти грубы.

– Я ищу не своего ребенка… Но на мое попечение был отдан один маленький мальчик, которого у меня украли несколько недель тому назад.

– Почему же ты думаешь, что находящийся у меня ребенок именно тот, которого ты ищешь? – спросил Хиссар.

– Я сейчас объясню тебе это, капитан. Та, которая из ненависти велела украсть ребенка, приказала своей прислужнице убить его. Но прислужница не в состоянии была умертвить ребенка, а ослушаться тоже не могла, и поэтому она положила его в лодку, которую отвязала от берега.

– В лодку?

– Да, капитан! Она поручила Аллаху спасти дитя.

– А когда это было?

– Несколько недель тому назад, в одну бурную ночь!

– Хм! Это похоже! – пробормотал капитан.

– Как… говори… сжалься, капитан…

– В одну бурную ночь я спас ребенка из лодки, плывшей по течению в открытое море!

– Ты спас его! – вскричала Сирра и упала на колени от радости и волнения: – О, Аллах добр и сострадателен! Ты спас ребенка!

– В одну бурную ночь, когда мы, как сегодня, подходили к Стамбулу, рулевой увидел на некотором расстоянии лодку, в которой было что-то белое…

– Это так! Это был ребенок Реции!

– Затем мы услышали жалобный детский голос, – продолжал Хиссар, – но мы сами были в опасности, и матросы не хотели рисковать. Тогда я сам сел в лодку, счастливо добрался до ребенка, схватил его и перетащил к себе в лодку. Нам счастливо, хотя с опасностью для жизни, удалось добраться обратно до своего «Хассабалаха». Я взял ребенка на руки, и он прижался мне.

– Благодарю тебя! Благодарю за его спасение!

– Я накормил ребенка, уложил в постель, и он крепко уснул. Буря скоро прекратилась, и мы вошли в гавань. На другой день я стал наводить справки о мальчике, но пока мы здесь стояли, никто не пришел за ребенком, и мальчик поневоле остался у меня!

– Теперь ты избавишься от него, капитан. И кроме того, получишь богатое вознаграждение!

– Но теперь мы с рулевым уже привыкли к ребенку и полюбили его!

Старик рулевой кивнул головою.

– Нельзя же было дать ему умереть с голоду, – сказал он.

– Это большое счастье, что ребенок здесь! – сказала Сирра. – Где он у тебя, капитан?

– Он спит на моей постели!

– Слава и благодарение Аллаху, – продолжала Сирра, растроганная до слез, – но также и вам, потому что без вашей помощи и попечений ребенка не было бы в живых. Завтра я приведу к тебе тех, кому принадлежит ребенок!

Казалось, что это не особенно понравилось капитану.

– Почему они раньше не подумали об этом, – сказал он, – а дали мне привыкнуть к ребенку?

– Тебе, как человеку одинокому, ребенок, наверно, приносит много беспокойства, – сказала Сирра.

– Беспокойства? Мальчик ничем меня не беспокоит, я с удовольствием забочусь о нем, – возразил Хиссар.

– Но подумай о бедных родителях, капитан. Они уже давно печалятся о сыне, – сказала Сирра, – подумай о горе матери, которая лишилась своего сокровища, и о печали отца, ищущего своего ребенка!

– Это так, но им следовало бы раньше позаботиться о нем. Кто отец?

– Благородный Сади-паша!

– Сади-паша? Бывший великий визирь при Абдул-Азисе?

– Он самый! И его супруга Реция, дочь Альманзора, мать! Завтра они придут сюда, – заключила Сирра свой разговор.

С наступлением ночи Сирра поспешила в дом Сади.

Сади и Реция только несколько часов тому назад вернулись в Стамбул и еще сидели вместе, когда вошла Сирра.

Реция с распростертыми объятиями встретила Сирру, и сам Сади был рад, видя несчастную на свободе.

Прежде всего Сирра вынуждена была рассказать все, что с нею произошло; затем узнала, что Сади и Реция оставляют Стамбул, но решили взять ее с собою.

– Об этом мы еще поговорим, – сказала Сирра, – а сейчас я должна сообщить вам радостную весть. Я нашла маленького Сади.

– Мое дитя! – вскричала Реция с неописуемой радостью. – Где он?

– Завтра рано утром я вас отведу к капитану Хиссару!

– Хиссар? Это то самое имя, которое называла мне Золотая Маска! – вскричал Сади.

– Он спас маленького Сади! Мальчик на корабле у Хиссара.

Реция обнимала и целовала Сирру, затем со слезами радости бросилась в объятия Сади.

На следующее утро все трое отправились на бриг капитана Хиссара. Мальчик был еще внизу, в каюте. Когда Реция и Сирра вошли в каюту и позвали Сади по имени, мальчик с криком радости протянул к ним ручонки.

Большего доказательства, что Реция – мать мальчика, нельзя было и требовать, и даже сам капитан Хиссар был растроган при виде этого свидания матери с сыном.

– Я очень рад, что мальчик снова нашел своих родителей, – сказал он и решительно отказался от всякого вознаграждения. – Я только исполнил долг всякого порядочного человека, за деньги я не сделал бы этого!

Тогда Реция и Сади горячо поблагодарили капитана и, оставив корабль, возвратились домой.