Прочитайте онлайн Султан и его гарем | XXIIIОпоясание мечом

Читать книгу Султан и его гарем
2618+27630
  • Автор:
  • Перевёл: А. Павлова-Пернетти
  • Язык: ru

XXIII

Опоясание мечом

В Константинополе шли приготовления к великому торжеству – опоясания султана Абдул-Гамида мечом Османа.

Наступил день, в который это торжество должно было произойти в мечети Зюба.

В половине двенадцатого новый султан Абдул-Гамид в сопровождении знатнейших сановников государства выехал из Долма-Бахче, направляясь в предместье Эюб.

В час пополудни среди собравшейся толпы народа пронеслась весть, что шествие приближается.

Впереди ехал военный министр Редиф-паша в открытой коляске, сопровождаемый громадной свитой пеших и конных слуг. Затем следовали Камиль-паша, церемониймейстер и множество различных придворных, каждый в сопровождении большой свиты слуг.

За ними ехали верхами улемы в белых чалмах. Среди них был виден меккский шериф, а сзади всех Кайрула-эфенди – глава церкви.

Затем следовали министры с Мидхатом-пашой во главе, так как великий визирь Мехмет Рушди-паша был болен.

Наконец, все шествие заканчивал султан, ехавший под роскошным балдахином в сопровождении множества слуг и невольников, которые едва были в состоянии сдерживать напор толпы, кричавшей: «Да здравствует султан!»

Вслед за церемонией опоясания мечом, происходившей внутри мечети, султан отправился к гробу своего отца – Абдул-Меджида, чтобы произнести там молитву, после чего все шествие двинулось к Софийской мечети, и только в пять часов пушечная пальба возвестила, что султан возвратился в свою резиденцию. Затем начались различные увеселения для народа, продолжавшиеся три дня.

Вечером после опоясания мечом Кридар-паша неожиданно отдал приказание, чтобы к полуночи отряд из сорока надежных солдат был отдан под начальство Лаццаро для произведения ареста. В приказе не было сказано, кого надо арестовать.

За час до полуночи Лаццаро в сопровождении солдат оставил башню Сераскириата.

Грек ставил в эту ночь на карту все! Не удайся ему неожиданная поимка Золотых Масок – и он погиб! Они приговорили его к смерти, и, попадись он им еще раз в руки, смерть его будет неизбежна.

Но Лаццаро надеялся, что с помощью солдат предприятие удастся ему. Арестовав же семерых главных начальников, он мог надеяться, что всякая опасность исчезнет для него.

Между тем в развалинах семибашенного замка действительно собрались Золотые Маски. В середине круга воздвигнут был эшафот, на котором лежала секира.

Молча сидели семь Масок на своих обычных местах, торжественное молчание царило на освещенной луной площадке.

Вот появились две новые Маски, ведя связанного Мансура-эфенди, и поставили его в круг. Его голова была закутана темным покрывалом, так что он не мог видеть, куда его привели.

Когда Мансур был поставлен перед эшафотом, одна из Масок встала сзади него, другая осталась рядом.

По знаку председателя покрывало упало с головы приведенного.

Мансур с ужасом сделал шаг назад, увидя перед собой блестящую секиру, на одно мгновение он потерял самообладание.

– Мансур-эфенди! – обратился председатель. – Настал твой последний час! Твой приговор произнесен! Ты заслужил смерть!

– Вы не имеете права убивать! Ты мулла Кониара и другие служители церкви, вы не должны убивать! Не пятнайте своих рук кровью! – сказал Мансур.

– Не хочешь ли ты сознаться еще в чем-нибудь, Мансур-эфенди? – спросил председатель, не слушая слов Мансура.

– Вы слышали мое последнее слово! На вас падет ответственность за мою смерть!

– Преклони колена и молись, Мансур-эфенди, приготовься проститься с этим миром!

Маска, стоявшая позади Мансура, заставила его преклонить колени.

Должно быть, Мансур понял, что он погиб безвозвратно, потому что он не сопротивлялся и, казалось, молился.

Когда он хотел подняться, стоявшая сзади Маска развязала ему руки и привязала его к эшафоту.

Когда Мансур почувствовал, что на голову ему было снова наброшено покрывало, сознание как будто покинуло его, ему казалось, что он чувствует на шее холодную сталь и умирает…

Его голова бессильно повисла, руки и ноги болтались, как у спящего…

Но меч не опустился! Маска снова сняла Мансура с эшафота, от страха или от чего другого, но Мансур был похож на мертвеца.

В это время на площадке появились три или четыре Маски.

– Грек Лаццаро ведет сюда отряд солдат, – донесли они. – Отряд уже начал занимать развалины! Но проход под стенами башен свободен, если вы желаете воспользоваться им, чтобы оставить развалины.

– На что вы решаетесь, братья? – спросил председатель.

– Мы остаемся! – единодушно решили все.

– Унесите Мансура, – приказал тогда мулла Кониара, – но будьте готовы по моему приказу взять грека Лаццаро! Его преступлениям должен быть положен конец. Он думает, что может предать нас суду и тем избежать наказания, но он не знает, насколько наша власть стоит выше его подлой измены! Мера его преступлений переполнилась! В эту ночь приговор над ним будет исполнен!

В это мгновение послышался шум приближающихся шагов и голосов.

Золотые Маски неподвижно остались на своих местах.

– Сюда! – послышался голос Лаццаро. – Мы их поймали! Хватайте их!

На площадке появился Лаццаро в сопровождении пяти солдат.

– Никто не уйдет! – продолжал грек. – Вот так удачная поимка!

Но солдаты с испугом попятились назад, они увидели Золотые Маски и, исполненные священного ужаса, отступили, вместо того чтобы следовать за греком! Никакая власть на земле не могла бы заставить их схватить эти таинственные существа.

Лаццаро не подумал о возможности такого оборота дела. Он обернулся к солдатам и увидел, что они отступают.

– Сюда! – закричал он. – Схватите этих людей! Это что такое? Или вы не солдаты, а трусы? Сюда, а не то вы будете расстреляны!

Но никакие угрозы не могли подействовать на солдат. К тому же Лаццаро не был их начальником.

Он увидел, что они оставляют его одного.

– Назад, трусливые собаки! – закричал он вне себя от ярости, видя, что солдаты уходят. – Смерть вам, подлые трусы!

Остальные солдаты, занявшие выходы из развалин, точно так же не хотели арестовывать Золотые Маски. Узнав от товарищей, кто находится в развалинах, они, не колеблясь ни минуты, решили как можно скорее оставить развалины и возвратиться в город.

Лаццаро увидел себя одного среди врагов, которых он хотел выдать…

Ярость наполнила его душу при виде бегства солдат. Что он сделал? Вместо того чтобы уничтожить Золотые Маски, он сам попался в их руки!

– Возьмите грека! – раздался голос председателя, когда Лаццаро хотел последовать за солдатами.

При виде угрожавшей опасности Лаццаро, казалось, решился отчаянно защищаться. Он выхватил из-за пояса кинжал и хотел бежать.

Но две Маски, повинуясь полученному приказанию, бесстрашно бросились к греку, злой взгляд которого как бы ошеломил одну из них.

Лаццаро воспользовался этим, кинулся на Маску и ударил ее кинжалом, но кинжал скользнул, не сделав Маске никакого вреда…

В этот момент другая Маска быстро набросила покрывало на голову греку и тем положила конец его сопротивлению.

Через мгновение Лаццаро был связан.