Прочитайте онлайн Страсть по-итальянски | Глава 4

Читать книгу Страсть по-итальянски
3016+749
  • Автор:
  • Перевёл: У. В. Саламатова
  • Язык: ru

Глава 4

Полет прошел спокойно и без происшествий.

Но Марко все равно медлил и не спешил выходить. Он чувствовал необъяснимую, но настойчивую потребность проследить, как дела у Лили. И это ввергало его в растерянность, ведь вообще-то дамочка эта ему неприятна и доверять ей нельзя. Вот эти чувства были объяснимы, в отличие от одолевавшего его весь полет желания обернуться и посмотреть, все ли в порядке с пассажиркой. Еле сдержался!

Лили Райтингтон не была напуганным ребенком, что бы там ни показалось ему при посадке. Она – взрослая самостоятельная женщина. Лишенная совести лгунья, цель которой – поживиться на глупости других. И все равно Марко пропустил ее вперед и спускался следом, чтобы быть рядом, если вдруг с ней что-то случится. Его волновало ее благополучие и безопасность. Но в конце концов, это имело объяснение: случись что с гостьей, пострадает весь проект, все его четко распланированные встречи и поездки сорвутся. Лишь поэтому он беспокоится за Лили, и личные чувства здесь вовсе ни при чем. Ну совершенно ни при чем!

Их встречал шофер, быстро домчавший гостей от вертолетной площадки до отеля.

Лили, разумеется, почитала в Интернете об этом месте, когда узнала, где ей предстоит остановиться. Но никакие описания и фотографии не в состоянии были передать всю блистательную элегантность богатейшего убранства фойе с его хрустальной люстрой, гладкими мраморными поверхностями, покрытой позолотой мебелью, которая будто бы испускала вокруг себя золотистое сияние.

Им не пришлось проходить обычные формальности по регистрации. Администратор службы размещения, форменный костюм которой, казалось, был сшит кем-то из ведущих дизайнеров Италии, пригласила их следовать за собой и провела их вверх по лестнице и нескольким коридорам, оформленным в соответствии с историей виллы. Остановившись перед одной из дверей, она вежливо сообщила, обращаясь к Марко:

– Как вы и просили, ваше высочество, мы разместим вашу гостью в сьюте с видом на озеро. – И она отперла дверь, а затем снова повернулась к князю: – Хотите осмотреть номер?

Марко покачал головой и обратился к Лили:

– Буду ждать вас внизу в баре через полчаса. Поужинаем и обсудим план действий на завтра.

Лили кивнула.

– Портье сейчас принесет ваш багаж, – сказала администратор. – Если вам что-либо понадобится или появятся вопросы, пожалуйста, можете обратиться к нему.

– Благодарю вас, – откликнулась Лили, а девушка зажгла свет, и Лили так и замерла на пороге, наблюдая, как администратор провожает Марко в другой номер дальше по коридору. Отчего-то в его отсутствие Лили сразу почувствовала себя одинокой и покинутой, и лишь мысль о том, что она теперь знает, где его можно найти, немного успокаивала.

Когда дверь за Марко закрылась, Лили наконец вошла в свой номер. Администратор уже скрылась за одной из дверей, ведущих на лестницу, и больше не было причин продолжать стоять в коридоре.

Называть номер Лили просто комнатой было бы серьезным преуменьшением. Оглядываясь, она подумала, что это настоящие апартаменты. Здесь была просторная спальня, гостиная и две ванные комнаты. Мебель в стиле эпохи короля Георга, отделка и убранство спокойных серо-голубых и темно-фиолетовых тонов. Кровать застелена по всем правилам: несколько подушек, аккуратно разложенных, набивное основное покрывало кремового цвета и дополнительное декоративное, шелковое, пурпурного цвета, с тщательно продуманными складками.

Из спальни и из гостиной через высокие стеклянные двери можно выйти на небольшой балкон, где разместились столик и два стула. В темноте нельзя было разобрать пейзажа, но Лили не сомневалась, что вид с балкона открывается ошеломляющий. Даже сейчас, в темноте, лунный свет, отражавшийся на поверхности озера, и мириады бликов, танцующих по берегам и строениям вокруг воды, создавали волшебную картину.

В дверь коротко позвонили – портье принес ее скромный багаж. Поблагодарив его и оставив чаевые, Лили положила чемодан на кровать и открыла его.

В эту поездку она собиралась с особой тщательностью. Для вечерних выходов имелась прямая черная юбка из джерси, которую можно было носить по-разному: как юбку на талии, регулируя длину, либо как платье без рукавов. С юбкой сочеталось черное боди с рукавом три четверти и вырезом лодочкой, а также шелковая кремовая блузка. Сверху можно было накинуть черный кардиган свободного покроя. Лили рассчитывала, что в комплекте с простенькими украшениями этих вещей должно хватить на все вечерние мероприятия, которые ей пришлось бы посетить. Для дневных разъездов она припасла пару узких черных брюк-капри, джинсы и несколько универсальных маек, а также на всякий случай захватила тренч.

Сегодня же на ужин Лили решила остаться в том же платье цвета карамели, но накинуть тонкую черную шаль. Прическа уже начала распадаться, а времени у нее было всего полчаса, поэтому придется идти просто с распущенными волосами.

Марко только-только расположился в баре и собирался просмотреть расписание встреч на следующий день, как увидел, что Лили уже пришла. На ней было все то же платье, что и во время приема ранее, а на плечах красовался черный палантин с золотым мальтийским крестом, который отлично перекликался с цветом платья. Марко не мог не признать, что она выглядит элегантно, причем, казалось бы, не прилагая каких-либо особенных усилий. Точеное лицо обрамляли слегка подвитые локоны, смотревшиеся вполне естественно.

Он не удивился, увидев, как посетители бара – и мужчины, и женщины – оборачиваются ей вслед. Странным показалось другое: Лили будто бы не замечала всеобщего восхищенного внимания и держалась скорее скованно, чем уверенно. Но, увидев его, тут же выпрямилась и бодро зашагала в его сторону, гордо вздернув подбородок с видом бойца, рвущегося в битву. Никто и никогда в данный момент не признал бы в ней ту женщину из обшарпанной студии. Трудно было представить, глядя на нее, что она может быть замешана в тех грязных делишках, но он-то, Марко, знает наверняка…

Марко отодвинулся на стуле и встал:

– Может быть, хотите для начала что-нибудь выпить или приступим сразу к ужину?

– Я бы поужинала, – ответила Лили.

– Очень хорошо. – Марко слегка наклонил голову, и к ним поспешил метрдотель, чтобы проводить гостей в ресторан.

– Как вам здесь? Что скажете? – поинтересовался Марко, заметив, что спутница внимательно осматривает все вокруг.

– Отделка изумительная, – горячо откликнулась Лили. – Женщинам, собирающимся сюда на романтический ужин, нужно сто раз подумать, как одеться, чтобы не поблекнуть на фоне такой роскоши.

– Если женщина по-настоящему интересует мужчину, для него не столь важно, как она одета. Ему интереснее шелк ее кожи, чем шелка нарядов, – ответил Марко.

От его слов Лили бросило в жар, лицо запылало. Телом овладел огонь желания. Она рада была поскорее сесть за столик, к которому их проводил метрдотель, и укрыться за огромным меню. И как же хорошо, что в ресторане оказалось такое приглушенное освещение!

Уставившись в меню, Марко мысленно отругал себя за то, как разыгралась фантазия после краткого обмена репликами с Лили. Перед внутренним взором проносились откровеннейшие сцены. На интимные детали воображение не поскупилось, демонстрируя хозяину, как Лили возлежит нагая на шелковом покрывале его кровати, глядя на него с вожделением. Ее идеальная кожа словно источает сияние, она нежная и гладкая. Соски как розовые бутоны, ноги длинные, стройные и достаточно гибкие, чтобы крепко обвиться вокруг его тела…

Марко снова крепко выругался про себя. Если бы это была любая другая женщина! Если бы он не знал, кто она на самом деле! Тогда он легко бы нашел выход из сложившейся ситуации, то есть затащил бы красотку в постель. В конце концов, она не первая, кого он возжелал. Недостатка в горячих партнершах, стремившихся разделить с ним ложе, Марко обычно не испытывал. Но впервые в жизни он хотел женщину так сильно. В чем же дело? Что с ним творится? Почему он не может контролировать, а еще бы лучше – полностью пресекать возбуждение, которое она в нем вызывает?

Мысль о том, что он не властен более над своими инстинктами, вселяла беспокойство и создавала дискомфорт. Марко чувствовал себя так, словно под ногами его разверзлась бездна, а он балансирует на самом краю, из последних сил пытаясь перебраться на кажущуюся безопасной твердую почву. Это новое чувство требовало действий. Следовало найти ответы на вопросы, на которые просто не существовало вразумительного и логичного ответа. На вопросы, всколыхнувшие в его душе страсти, о существовании которых он ранее даже не подозревал.

Все это Марко страшно не нравилось. Не нравилось категорически. Он привык управлять своими эмоциями, своим поведением. И ему не по душе было, что теперь эмоции управляют им. Он всегда предпочитал факты и логику, а теперь все словно подчинилось чувствам – стихии нелогичной, непоследовательной и порой непредсказуемой. И больше всего его выводило из себя то, что Лили как-то не очень соответствовала отведенной ей роли корыстной злодейки. Марко прекрасно знал, что она на самом деле собой представляет, и все же Лили упорно вела себя вопреки законам жанра. А что, если он все же заблуждается на ее счет? Что, если сделал поспешные выводы? Нет, быть того не может. Или может?

Да, ему приходится быть учтивым и обходительным, но не из личных побуждений, а исключительно в интересах дела – совместного англо-итальянского проекта. Коротать время в ее компании – последнее, чего ему хотелось бы. Но гордость не позволяла идти на попятный и отказать ей в сопровождении. Поступить так означало бы признать, что он боится ее влияния, боится того, как она на него действует.

Марко отложил меню. Он решил по мере возможности игнорировать Лили, но возможности такой, судя по всему, не было, так как взгляд его сам собой переместился на спутницу. Практически все столики в ресторане были заняты. Среди посетительниц было немало красивых, дорого одетых женщин. Однако ему казалось, будто Лили отличает некая истинная, врожденная элегантность, которая ставит ее на порядок выше остальных. Тут же в голове из ниоткуда появилась мысль, что мужчина должен гордиться, достанься ему такая жена – образованная, умная, красивая и элегантная. Гордиться? Как можно гордиться тем, что женат на женщине, которой нельзя доверять? Как вообще можно на таких жениться? Это же двуличное создание, скрывающее свое истинное «я» за прекрасной маской!

Рядом со столиком возник официант, ожидая, пока Лили сделает заказ.

– Из закусок, пожалуйста, missoltini, – попросила она, имея в виду местный деликатес из небольших вяленых рыбок, – а на горячее ризотто. – Рис выращивался в Северной Италии на протяжении столетий, так что ризотто тоже можно было отнести к блюдам, характерным для местной кухни.

– Мне, пожалуйста, то же самое, – кивнул Марко.

Едва ушел первый официант, к ним поспешил сомелье узнать, какой будет выбор вин. Марко взглянул в винную карту и обратился к Лили:

– Что скажете насчет «Вальтеллины»? Правда, это красное вино, а у нас на закуску рыба, но все же…

Лили рассмеялась совершенно искренне и непринужденно впервые за все время их знакомства, не в силах сдержать веселое удивление. Ей пришлось по душе желание Марко посоветоваться с ней, а не навязывать свою волю. Кроме того, она поняла, почему он предложил именно этот вариант.

– Сам Леонардо предпочитал «Вальтеллину». Если уж его оно устраивало, то меня и подавно, – ответила она.

Марко предполагал, что она ответит именно так. Отчасти именно поэтому он и предложил это вино. Лили показалось, что по лицу его промелькнула тень улыбки, словно он улыбнулся сам себе, какой-то одному ему ведомой шутке. Или ей почудилось? У него была очень приятная улыбка: теплая, но в то же время очень мужественная. Когда он улыбался, становились видны крепкие белые зубы, а на подбородке обозначалась ямочка. Сердце ее пропустило удар под впечатлением от его мужской привлекательности. А вслед за этим в груди обосновалось гнетущее, томительное чувство. Что это, сожаление о том, что улыбка его предназначалась не ей?

К счастью, подали вино, и Лили рада была отвлечься от тяжких раздумий о том, что мог бы означать ее столь горячий эмоциональный отклик на этого человека.

– Итак, вот наши планы на завтра. С утра едем на виллу «Бальбьянелло». Я договорился об индивидуальной экскурсии для вас. Как вам известно, большая часть поместий из нашего графика открыта для публики лишь частично.

Лили кивнула в подтверждение его слов. Марко продолжил знакомить ее с расписанием поездок за кофе.

– Что ж, завтра нам рано выезжать, а мне еще поработать надо, поэтому предлагаю на сегодня закончить. Или, может, вы еще кофе хотите? – поинтересовался он под конец.

Лили почувствовала что-то, отдаленно напоминающее укол разочарования. Да нет, конечно, не может быть. Она с усилием покачала головой и твердо ответила:

– Еще немного кофе, и я глаз сомкнуть не смогу.

К тому же она порядком подустала. Еще бы не устать. Денек выдался, мягко говоря, не из легких. По правде сказать, с самого первого мгновения знакомства с Марко она чувствовала себя как на каких-нибудь безумных американских горках.

Когда они решили уйти, было еще не очень поздно и в ресторане сидело немало посетителей. Когда молодые люди поравнялись с одним из столиков, сидевшая за ним в компании нескольких человек ослепительная брюнетка окликнула Марко мелодичным голосом:

– Марко, ciao!

Лили не удивилась, что он остановился, когда женщина поднялась из-за стола, являя взорам идеальную фигуру в модном дизайнерском платье кремового цвета, выгодно подчеркивающем все ее прелести. Лили справедливо решила, что радость на лице красавицы вызвана встречей с Марко, а отнюдь не с ней, поэтому пробормотала что-то вежливое, пожелав обоим спокойной ночи, и поспешила на выход. По дороге она достала из своего клатча пластиковый электронный ключ от номера, собираясь вернуться к себе.

Навстречу ей попалась большая группа людей, направлявшихся в ресторан. Наметанный глаз Лили сразу распознал в них деятелей мира моды – судя по всему, они только что вернулись с Недели высокой моды в Милане. Были среди них и с иголочки одетые мужи солидных лет, и худощавые молоденькие модели, и женщины с умными глазами – наверняка редакторы модных изданий. Лили всегда чувствовала рядом со всеми этими представителями человечества определенный дискомфорт: уж слишком они напоминали ей о прошлом. И вот опять желудок привычно сжался, лицо запылало жаром, страх и нервозность овладели ею.

Больше всего на свете Лили хотела поскорее миновать эту группу и начала уже было огибать их, как вдруг от группы проходивших отделился мужчина и преградил ей дорогу. Лили охватили ярость и отвращение. Но и страх – постыдный страх, от которого ныло в животе и подташнивало, никуда не делся. Мужчина обхватил ее за локоть, и лицо его искривилось в жестокой, хищной усмешке, делавшей его похожим на аллигатора. Ее обдало знакомым кислым жаром его дыхания. То был Антон Гиллмэн – мужчина, которого она не без оснований ненавидела и страшилась. Лили хотелось развернуться и убежать, но она не могла даже пальцем шевельнуть от сковавшего ее ужаса.

– Лили! Какая приятная неожиданность! Ты так выросла, выглядишь совсем взрослой! Ну конечно, столько лет прошло. Наверное – сколько? – где-то двенадцать, да?

Он нарочно говорил с ней как с ребенком. О, Лили прекрасно помнила эту его манеру. И он отлично знал, как на нее подействуют такие речи.

Соблазн указать ему на ошибку и сказать, что на самом деле прошли все тринадцать лет, был ужасно велик. Но нельзя и виду подавать, будто она помнит о том, что произошло, и тем более показывать, что вела счет годам.

Тут кто-то налетел на нее и выбил из рук пластиковый ключ от номера. Не успела она даже глазом моргнуть, как Антон нагнулся и поднял карточку, внимательно изучая обозначенный на ней номер комнаты. Передавая ключ Лили, он сально промурлыкал:

– Вероятно, это следует расценивать как приглашение…

Практически вырвав у него ключ, Лили произнесла, задыхаясь от приступа ненависти:

– Нет, и ты прекрасно это знаешь. Никогда и ни за что в жизни я бы не стала… – И она замолчала, чтобы не наговорить лишнего.

Те, с кем он пришел, уже скрылись за дверями ресторана. Лили бросало то в жар, то в холод, будто в горячечном бреду. Антона же ее ответ, казалось, лишь позабавил и раззадорил. Он рассмеялся и покачал головой. Прическа у него была все та же, какую помнила Лили: грива темных, тщательно уложенных кудрей, спускавшихся до плеч.

– Ах, моя дорогая Лили, никогда не говори «никогда»! В конце концов, у нас с тобой есть незавершенные дела, и я с превеликим удовольствием довел бы их наконец до естественного конца. Особенно в такой невероятно романтичной обстановке.

Лили знала, что от него не укроется, как ее передергивает от отвращения, но не смогла с собою совладать. Будто бы ей опять было четырнадцать и она столкнулась со взрослым мужчиной, преследовавшим ее с одной-единственной целью.

– Мне вообще-то уже двадцать семь, – с усилием выговорила она. В ней шла борьба между прошлым и настоящим, между ребенком, каким она была тогда, и нынешней взрослой женщиной. – Так что теперь я для тебя старовата.

Антон разглядывал ее с веселым изумлением и не скрывал своего плотского интереса, отчего Лили запаниковала еще сильнее.

– Ах, Лили, и все равно я нахожу тебя привлекательной, как и раньше. Знаешь, непойманная рыбка – самая вкусная. Ты здесь как, одна?

Лили помедлила всего секунду и быстро выпалила:

– Нет, не одна. – Но ее замешательство не прошло незамеченным, и Антон в голос рассмеялся, отчего по спине у Лили пробежал холодок ужаса. Он знает, знает, как она боится!

– Обмануть меня вздумала, – игриво пожурил он, и все нутро Лили заныло от предчувствия надвигающегося кошмара. – Знаешь, ты до сих пор меня боишься, и в этом столько изысканного эротизма! Для меня будет особым удовольствием овладеть тобой. И я это сделаю, не сомневайся. Потому что за тобой должок. Как это прелестно, что ты вновь столь удачно возникла на моем пути. Что ж, значит, сьют номер шестнадцать?..

Марко, все еще остававшийся в ресторане, наблюдал за Лили с возрастающим отвращением. Для него не было никаких сомнений в том, что Лили и ее собеседник очень хорошо знакомы – так близко они стояли друг от друга. Было что-то интимное в их разговоре. Мужчина, с которым она беседовала, был лет на двадцать старше ее. Одевался он хорошо, но весьма кричаще.

– Марко, – с напускной обидой в голосе протянула Иззи Фебретти, – ты не слушаешь меня!

– Иззи, у тебя есть муж, который, я уверен, выслушает тебя с превеликим удовольствием, – откликнулся Марко и добавил: – Прошу меня извинить.

С этими словами он отошел от столика. Когда-то давным-давно у них с Иззи был роман. Так же как у Лили и этого типа, стоящего рядом с ней… И почему эта мысль вдруг пронзила его такой злобной болью?

А Лили тем временем выпал шанс скрыться от своего мучителя, поскольку его позвали из ресторана. На дрожащих ногах она поспешила прочь, но облегчения это не принесло. Ведь теперь она не только знает, что Антон живет с ней под одной крышей. По ее глупости и нерасторопности ему стал известен номер ее комнаты. Лили размышляла, с каким наслаждением он дразнил и запугивал ее сегодня точно так же, как обычно угрожает и стращает молодых глупышек, тела которых покупает, а жизни – разрушает.

– Что, повстречали старого знакомого? – Звук вкрадчивого голоса Марко словно развеял темные чары.

Страх от встречи с Антоном Гиллмэном испарился. Лили резко обернулась.

Голос послушался не сразу. Сглотнув, Лили тихо ответила:

– Если позволите, я бы… Я несколько устала сегодня, поэтому, пожалуй, откланяюсь…

И, не дожидаясь ответа, Лили поспешила к лифту. Ей не терпелось покинуть помещение, которое Антон Гиллмэн осквернил своим присутствием. Он застал ее врасплох. Его появление стало полной неожиданностью. Она сглупила и дала ему воспользоваться этим преимуществом. Он целенаправленно ее запугивал и достиг своей цели. Теперь Лили знала, что не сможет успокоиться и почувствовать себя в безопасности, пока не запрется в своем номере.

Марко наблюдал, как она поспешно удаляется. Похоже, ей просто не терпится добраться к себе. К чему бы это? Скорее всего, они условились с тем парнем о встрече. Кстати, она не ответила на вопрос о старом знакомом… Может, на самом деле это гораздо больше чем просто знакомый?