Прочитайте онлайн Страхи живописца | Часть 6

Читать книгу Страхи живописца
4616+875
  • Автор:
  • Перевёл: Алексей Капанадзе

6

При помощи дверного молотка Холмс постучался в дверь солидного георгианского особняка на окраине города. Вскоре в окне первого этажа показалась растрепанная экономка со свечой в дрожащей руке.

— Мне нужно сейчас же увидеться с вашим хозяином! — рявкнул Холмс. — Я знаю, он только что вернулся домой, поэтому не уверяйте меня, что его нельзя беспокоить. Речь идет о жизни и смерти!

Дверь тут же отперли, и мы проскользнули внутрь.

— Не волнуйтесь, добрая женщина, — мягко произнес Холмс. — Несмотря на поздний час, у нас неотложное дело. По грязным следам на паркете я вижу, что ваш хозяин пришел совсем недавно. Прошу вас, позовите его, пусть он спустится, а не то нам придется подняться к нему самим.

Экономка закивала, с ее лица медленно сползало выражение испуга.

— Одну минутку, господа. Дайте я только зажгу лампу на столике.

Мы уселись в хлипкие кресла и стали ждать, прислушиваясь к приглушенному разговору наверху. Шатаясь, вниз по лестнице спустился человек, который очень отличался по виду от того бойкого профессионала, каким мы его видели при нашей предыдущей встрече.

— Можете нас оставить, миссис Хоббс, — дрожащими губами пробормотал он.

Он переводил взгляд с меня на моего друга. На его лице словно боролись гнев и отчаяние.

— Что означает это вторжение посреди ночи, мистер Робинсон?

— Меня зовут Шерлок Холмс, — сурово произнес мой спутник. — Ваш приятель мертв. Нам нужна правда. Иначе вы пропали!

Амос Хардкасл побледнел как мел. Он что-то неразборчиво залепетал, и я подумал, уж не хватит ли его удар. Взяв его под руку, я помог ему сделать несколько шагов, и он рухнул в кресло, из которого я только что встал. Он непонимающе огляделся вокруг, будто пребывая в полусне.

— Племянник Джабеза Кроули мертв? А вы — тот самый сыщик, Шерлок Холмс.

— Расскажите нам правду, мистер Хардкасл. — На лице Холмса сияла улыбка торжества. — Или мне изложить всю историю за вас?

В глазах у адвоката на миг вспыхнул гнев.

— Мой клиент… — начал он, но Холмс оборвал его:

— Ваш клиент мертв, не вынуждайте меня повторять. Он пытался убить мистера Смедхерста. А значит, вы — соучастник преступления.

Казалось, лицо юриста сделалось еще белее — если такое вообще было возможно.

— Я ничего не знал, — прошептал он. И, обращаясь ко мне, спросил: — Это вы его убили?

В ответ я покачал головой:

— Нет. Он сорвался в карьер.

— Я добьюсь того, чтобы вас исключили из корпорации юристов за непрофессиональное поведение, и вы предстанете перед судом по обвинению в преступном сговоре и соучастии в покушении на убийство, — по-прежнему сурово отчеканил Холмс. — Вам не повезло: я узнал вас при свете фонаря.

— Умоляю, мистер Холмс!

— Время для мольбы давно истекло. Разрешите мне просто воссоздать цепочку ваших бесчестных поступков. Вы наверняка поправите меня, если я ошибусь.

Холмс уселся в кресле напротив скрюченной фигуры адвоката и некоторое время мрачно его разглядывал.

— Давайте предположим, что старый Джабез Кроули не оставил официального завещания, а лишь нацарапал одну-две бумажки, где отписывал коттедж австралийскому племяннику — единственному своему родственнику. Можно предположить также, что юноше кто-то намекнул: в доме спрятано нечто ценное. Но точного местонахождения ему не указали. Возможно, это деньги, или акции, или свидетельства о собственности на недвижимость. К коттеджу есть два ключа. Иначе вы с этим племянником никогда бы не сумели туда попасть и пошарить там в отсутствие мистера Смедхерста. Но я забегаю вперед. Пока я правильно излагаю события?

Старик уныло кивнул. Взъерошенный, в грязной одежде, он чем-то походил на крысу, загнанную в угол.

— Вы написали этому племяннику в Австралию по последнему адресу, какой вам удалось узнать. Полагаю, ответа вы не получили?

— Да, сэр. Прошло больше восьми месяцев, и я решил, что молодой Эштон либо умер, либо переселился в другую страну.

Холмс слегка улыбнулся.

— За это время вы много раз обыскивали коттедж, но все впустую. Так что вы продали его мистеру Смедхерсту и забрали себе выручку. Вы порядочный негодяй, таких мало даже среди провинциальных адвокатов.

Хардкасл покраснел, но ничего не ответил. Его затравленный взгляд устремился на Холмса, а потом на меня.

— И вдруг, по прошествии долгого времени, вы получаете от этого племянника ответ. Ваше письмо сначала отправили не туда или же оно задержалось. Все это вполне элементарно.

— Мне кажется, это замечательно, Холмс, — вставил я. — Ведь я и понятия не имел…

— Погодите, друг мой, — перебил он меня. — И вот молодой Эштон добирается до здешних краев, и вы передаете ему все сведения, которыми располагаете сами. Разумеется, не сообщая ему, что он — законный владелец коттеджа и что вы сами продали его и прикарманили деньги.

Одного взгляда на лицо адвоката оказалось довольно, чтобы я понял: это умозаключение моего друга также справедливо.

— Вы разработали план кампании. Племянник должен постараться посеять раздор между Смедхерстом и его невестой — конечно, самым деликатным и незаметным образом. Одновременно он будет приглядывать за действиями Смедхерста. Затем ваша веселая парочка устроила ряд явлений призраков. Когда вы не пришли ни к какому результату и все ваши дальнейшие поиски не помогли раскрыть тайну старого Кроули, вы прибегли к более сильным средствам. Лицо в окне, а совсем недавно — попытка убийства.

Старик заломил руки:

— Уверяю вас, мистер Холмс…

— Насчет этого вы сами разберетесь с полицией, — сухо заметил Холмс. — Утром, Ватсон, мы должны будем сразу же сообщить полицейским о трупе в каменоломне и о сопутствующих обстоятельствах. Кстати, уже почти рассвет.

— Да, Холмс, конечно, мы сообщим.

Я достал из кармана часы. Почти четыре. Меня вдруг охватила усталость, вполне понятная, если учесть события этой ночи.

— А пещера в карьере? — спросил я.

— С ней все совершенно ясно, Ватсон. Когда Эштон устраивал свой опасный маскарад, ему требовалось какое-то убежище и возможность исчезнуть подобно призраку. И он отыскал место возле коттеджа, которое великолепно подходило для его целей. Благополучно удрав и убедившись, что его не преследуют по пятам, он зажег свечу и почистил одежду, а возможно, и обувь, если она оказалась запачкана грязью.

— А как же костер, Холмс?

Он снова чуть улыбнулся:

— Да просто чтобы сжечь эту огромную карнавальную маску из папье-маше, Ватсон. Кусочек ярлыка не сгорел, на нем значилось «Кэрролл и К°», и я сделал вывод, что маску приобрели у известной фирмы, которая располагается в Сохо и специализируется на таких штуках. Очевидно, Эштон закупил несколько.

— Но как бы он донес их до коттеджа, Холмс?

— Вероятно, в большом бумажном мешке. Никто бы не обратил внимания, разгуливай он с ним по городу при ясном свете дня. Другое дело — поздней ночью. Он не мог рисковать, в глухой час неся маску через весь город к себе домой: а вдруг его кто-нибудь увидит? А вдруг его остановит констебль и начнет расспрашивать? А значит — сжечь. Я прав, мистер Хардкасл?

— Вы сущий дьявол, мистер Холмс, — убитым голосом ответил тот. — Но вы все угадали верно, каждую мелочь.

Мы оставили поверженного Хардкасла, скорчившегося в кресле, и пешком направились к центру городка.

— Как вы вообще заподозрили Эштона? — поинтересовался я.

— По забавной случайности, Ватсон. Это мог быть кто угодно в Парвис-Магне. Но тут меня осенило. Эштон молод и представителен; он приехал из Австралии незадолго до того, как начали являться призраки; и он сблизился с невестой Смедхерста.

— Феноменально, Холмс.

— Вы делаете мне слишком много чести, дорогой друг.

— Любопытно, в чем же секрет коттеджа? — проговорил я.

Он пожал плечами:

— Время покажет. Может быть, здесь вполне очевидный случай.