Прочитайте онлайн Стерто с лица земли | Глава 9

Читать книгу Стерто с лица земли
4816+1600
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Юдина

Глава 9

Шарлотта любила сестру. Честное слово. В любое другое время она была бы счастлива, что к ней заехала Мэделин. Шарлотта нахмурилась и нажала тормоз. Конечно, не то чтобы счастлива. «Рада» — более подходящее слово. Но не сегодня.

Спокойно, Шарлотта.

— Хорошо, хорошо, — пробурчала она, приближаясь к дому. Нужно отдать Мэделин должное — за несколько последних месяцев она изменилась в лучшую сторону. Хотя отношения Мэделин с новой невесткой Надей вначале были враждебными, потом женщины нашли общий язык и подружились.

Медленно, но верно — как подозревала Шарлотта, в основном благодаря Надиному сынишке Дэви — Мэделин училась давать, а не брать, быть ответственной, а не эгоистичной. Мэделин обожала приемного внука и с нетерпением ждала рождения внучки к концу сентября.

Но, несмотря на перемены, произошедшие с сестрой, Шарлотта все еще не могла заставить себя полностью поверить в преображение Мэделин.

— От старых привычек так просто не избавишься, — пробормотала она, выключая двигатель. Когда доверие обмануто, восстановить его почти невозможно, а Мэделин слишком часто в прошлом обманывала доверие сестры.

Шарлотта вылезла из фургона и с трудом поднялась по лестнице к своей двери. Она не любила предполагать худшее, но обычно Мэдди приезжала в гости, только когда ей было что-то нужно. И что ей нужно на этот раз?

— Где, скажи на милость, ты была? — спросила Мэделин, как только Шарлотта открыла дверь. И, не дав сестре времени ответить, затараторила. — Я тебя жду больше часа! — жаловалась она. — Слава богу, ты держишь запасной ключ под этой дурацкой керамической лягушкой на клумбе, иначе у меня бы уже случился тепловой удар. По пути сюда я слышала: сегодня днем жара была такая, что температура поднялась до 101 градуса.

Мэделин лежала на диване, в прохладе дома, и пила холодный чай, поэтому Шарлотте, мокрой и липкой от пота, было очень трудно посочувствовать сестре.

— Я тоже рада видеть тебя, Мэдди, — спокойно произнесла она. — К твоему сведению, я работала. — Шарлотта переобулась в мокасины и по привычке взглянула на окно. Обнаружив, что ни Милашки, ни его клетки нет на месте, она набросилась на сестру: — Что ты сделала с Милашкой?

— Шарлотта, не расстраивайся, с ним все в порядке. Ты же знаешь, что эта птица меня не любит. Он орал и бился в клетке, как дикий. Я попыталась накрыть клетку, но он все равно вопил, и я отнесла его в спальню, — Мэделин махнула рукой на дверь.

— Когда ты это сделала?

— Примерно полчаса назад.

— А ты с тех пор смотрела, как он там?

— Нет, — Мэделин пожала плечами, будто Шарлотта волновалась по пустякам. — Если бы он меня увидел, то снова начал бы орать. И я подумала, что в одиночестве он успокоится.

Шарлотта прикусила язык, молча досчитала до десяти, потом развернулась и пошла в спальню. Еще не открыв дверь, она услышала жалобные крики попугайчика. По крайней мере, клетка не гремела, значит, Милашка хотя бы прекратил биться о прутья.

Шарлотта вошла в спальню и закрыла за собой дверь.

— Все в порядке, Милашка, — пропела она, подходя к клетке и наклоняясь к ней. — Ну-ну, успокойся. Хороший мальчик.

Стоило ей поднять край покрывала, как попугайчик успокоился.

На дне клетки валялось несколько перьев, наверное, выпали, когда птичка металась по клетке. Но в целом, хотя попугайчик и выглядел несколько растрепанным, он не пострадал.

Шарлотта просунула пальцы между прутьями. Милашка тут же подскочил к ней и подставил головку, ожидая ласки.

— Ну вот, все хорошо, моя маленькая птичка.

Окончательно убедившись, что с Милашкой все нормально, Шарлотта встала. Она еще раз взглянула на попугайчика, тяжело вздохнула и поплелась обратно в гостиную.

— Ты чего-нибудь хотела, Мэдди? — спросила она сестру, входя в комнату. — Или просто заглянула, чтобы до смерти напугать мою птичку?

— Ну и ну! Большое спасибо, Шарлотта. Вижу, ты в прекрасном настроении…

Шарлотта покачала головой:

— Прости. Я не должна была так говорить. Просто мне жарко, и я очень устала. У меня был очень долгий день. Вернее, очень долгая неделя. — Шарлотта нахмурилась, охваченная внезапным подозрением. — Кстати, о долгом дне. Почему ты не на работе? — Она прищурилась. — Пожалуйста, скажи, что тебя не уволили.

Мэделин закатила глаза.

— Нет, Шарлотта, меня не уволили. К твоему сведению, я отпросилась. Я решила, что заслужила это после всей сверхурочной работы, которую делала в последнее время. А если ты собираешься меня допрашивать, то, может, сначала сядешь, снимешь тапочки и расслабишься? А я принесу тебе чаю.

— Звучит просто божественно, — ответила Шарлотта. Но подозрения насчет визита Мэделин не исчезли. Сестра встала, и Шарлотта улеглась на диван.

— Кстати, — Мэделин остановилась в дверях кухни, — куда уехал Луи? — Она показала на кипу конвертов на столе рядом с входной дверью. — Тут уже целая гора его почты.

Луи Тибодо раньше работал в полиции Нового Орлеана и снимал вторую половину дома. Перед тем как выйти на пенсию, он спросил, может ли Шарлотта сдать ему часть дома. Сказал, что ему надо где-то жить, пока не достроен его коттедж на Северном побережье, где Луи собирался провести старость. В тот момент у Шарлотты возникли сомнения по поводу этого договора.

Когда убили еще одну клиентку Шарлотты, они вместе с Луи очень помогли следствию. В то время Луи был напарником Джудит, поэтому Шарлотта уступила и сдала ему часть дома. Но, как только достроили коттедж, Луи передумал переезжать. Он решил остаться в Новом Орлеане и попросил Шарлотту продлить договор аренды, пока не подыщет дом в городе. Шарлотту продолжали мучить сомнения. Но к этому моменту они были связаны в основном с ее чувствами к Луи.

К удивлению Шарлотты, сложностей не возникало. Ко всему прочему, Луи работал в охранном агентстве и часто уезжал в командировки. В отличие от предыдущего квартиранта, он был надежным человеком и всегда в срок платил за жилье.

— Луи в Нью-Йорке, мисс Любопытная Варвара, — ответила Шарлотта. — Я не знаю, когда он вернется. И почему ты роешься в моей почте?

— Мне стало скучно, пока я тебя ждала, — пожала плечами Мэделин. — Плохо, что Луи так часто уезжает. В городе такая преступность! Гораздо спокойнее, когда знаешь, что твой сосед — бывший полицейский. — Она подняла брови и хихикнула. — И он очень хорош, особенно если ты из тех женщин, которым нравятся пожилые мужчины. Конечно, ведь ты сама пожилая дама.

Шарлотта закатила глаза.

— Спасибо. Мне как раз не хватало, чтобы мне напомнили о возрасте. Ну да ладно, девушка, ваше время тоже не за горами. Не забывай, ты младше меня всего на несколько лет. Кстати, где чай, который ты собиралась мне принести? Мэделин засмеялась.

— Ладно-ладно, но и ты младше не становишься, — продолжала она дразнить Шарлотту. — А подходящие мужчины твоего возраста не растут на деревьях! По крайней мере, хорошие мужчины.

— Хватит уже, Мэдди, я хочу чаю.

— Ладно, ладно, сейчас.

— И в следующий раз не ройся в моих вещах.

Мэделин хитро улыбнулась и исчезла в дверях. Шарлотта застонала от усталости, положила ноги на кофейный столик и откинула голову на спинку дивана. Мало того, что Джудит постоянно дразнит ее из-за Луи, так теперь к дочери присоединилась и Мэделин.

— Яблоко от яблони недалеко падает, — пробормотала Шарлотта. Стоит им начать подшучивать, остановиться они уже не могут. Пора сменить тему, решила она.

— Так что случилось, Мэдди? — крикнула Шарлотта, устраиваясь поудобнее.

— Сейчас, секундочку, — ответила Мэделин. Вернувшись с обещанным чаем, сестра протянула стакан Шарлотте, потом плюхнулась рядом с ней и наконец заговорила: — Надя. Я волнуюсь за Надю.

— Что-то не так? — Шарлотта сделала большой глоток из стакана.

— Во-первых, она продолжает работать. Как ты прекрасно знаешь, — Мэделин подчеркнула последнюю фразу.

— Послушай, Мэдди…

— Не надо никаких «послушай, Мэдди». Все эти наклоны, мытье полов и тому подобное вредны для Нади и ее ребенка. У нее темные круги под глазами, Шарлотта, и стоит ей присесть, она тут же начинает дремать. Почему Надя упорно продолжает работать — выше моего понимания. Конечно, не из-за денег. Черт побери, мой сын все-таки адвокат! Он делает все, чтобы они ни в чем не нуждались.

Шарлотта вздохнула.

— Нет, дело не в деньгах. Просто Надя до сих пор чувствует себя неуверенно, к тому же она очень гордая и не хочет, чтобы кто-нибудь думал, будто она вышла за Даниэля из-за денег.

— Да кто может такое подумать? А даже если подумает, какая разница? Это никого не касается… — Мэделин вдруг оборвала себя на полуслове. — О нет, — прошептала она. — Это из-за меня, да? Из-за тех ужасных вещей, которые я наговорила, когда Даниэль впервые сказал нам, что они тайно поженились?

— Отчасти, да, — подтвердила Шарлотта. — Но, как я уже сказала, Надя — очень гордая женщина.

Мэделин обреченно махнула рукой:

— Гордая, не гордая… Это просто глупо. И опасно. К тому же помнишь пословицу? Как там: гордыня до добра не доведет?

— Так чего ты хочешь от меня, Мэдди?

— Я хочу, чтобы Надя перестала работать. Чтобы ты просто уволила ее.

Шарлотта тяжело вздохнула.

— Ты прекрасно знаешь, что я не могу. — Она решительно покачала головой. — Я не буду этого делать.

— Ты могла бы, если бы захотела. Ты просто упрямишься.

— Нет, я не «просто упрямлюсь», — резко ответила Шарлотта. — Может, это грубо прозвучит, Мэдди, но… Надя — взрослая женщина, которая прекрасно может управиться с собственной жизнью без вмешательства с моей стороны. И с твоей тоже, — подчеркнула она.

— Ладно, ладно. Не запачкай штаны. И не смотри на меня так.

— Фу, как отвратительно.

— Прости. Но если ты не хочешь увольнять ее, то хотя бы поговори с ней. Пожалуйста. Тебя она послушает.

Как будто у меня без того мало дел, подумала Шарлотта.

— Хорошо, я с ней поговорю, — ответила она недовольно. — Но я не буду настаивать, чтобы Надя бросила работу, — добавила она поспешно. — Я скажу, что, когда она соберется уйти, ее будет кем заменить.

— Черт подери, а почему ты сразу этого не сказала?

— Потому что это не твое дело, Мэдди. Понимаешь? Не. Твое. Дело.

В пятницу утром Шарлотта проснулась под раскаты грома и шум ливня.

— О нет, только не это, — простонала она, выбираясь из постели.

Шарлотта опустила ноги на пол и тут вспомнила, что вчера вечером не послушала прогноз погоды, а также не заехала по пути домой в магазин, чтобы запастись вещами, которые понадобятся в случае урагана.

Мэделин пробыла у нее до ужина, а поскольку готовить никому из них не хотелось, Шарлотта предложила заказать пиццу. Домой Мэделин ушла почти в семь вечера. К этому моменту Шарлотта слишком устала, чтобы беспокоиться о погоде и тому подобном.

Шарлотта включила кофеварку, зашла к Милашке, сняла с клетки покрывало и отправилась в душ. Когда она вымылась и оделась, как раз сварился кофе. Надеясь услышать прогноз погоды до выхода на работу, Шарлотта решила выпить первую чашку кофе перед телевизором.

Если верить прогнозу, тропический шторм двигался на восток-северо-восток. По некоторым признакам, шторм усиливался, и эксперты предсказывали, что он получит статус урагана третьей степени, когда достигнет побережья. Предполагали, что ураган обрушится на берег в районе города Мобил, штат Алабама, в субботу утром. Таким образом, Новый Орлеан находится в восточной части этой огромной системы, и пока ураган не продвинется дальше на восток, в городе будут постоянные ливни, сопровождающие ураган.

Шарлотта облегченно вздохнула, сочувствуя жителям Мобила. Выключив телевизор, она отнесла на кухню пустую чашку. Если прогноз погоды точен и шторм действительно придется на Мобил, Новый Орлеан уже в который раз избежит удара.

Сколько Шарлотта себя помнила, всегда говорили, что прямое попадание урагана смоет Новый Орлеан. Город находится ниже уровня моря, в гигантской низине, обрамленной озером Пончат-рейн, Миссисипи, а на юго-востоке — Мексиканским заливом. Единственной защитой против затопления служила огромная осушительная система. При обычных ливнях насосы, откачивающие воду, работали хорошо, но все знали, что им не справиться с тем количеством воды, которое выпадет на город в случае сильного урагана.

Но это пока еще не сильный ураган. И все-таки Шарлотта решила запастись необходимыми вещами — на всякий случай. Может, она сделает это после работы, если в магазинах к тому моменту что-нибудь останется.

Хотя улицы еще не были затоплены, их уже покрывала вода, и Шарлотта потратила немало времени и сил, чтобы добраться до Адамсов.

Перед дверью Шарлотта засомневалась, стоит ли воспользоваться ключом, который дала ей Джун? Сначала постучать или просто войти? Насколько она знала, дома никого нет. Но если она постучит, а Эмма с Джастином Дома и до сих пор спят… Шарлотта вставила ключ в замочную скважину, повернула его и открыла дверь. Незачем будить детей.

В доме царила тишина, не было слышно ни малейшего движения. Шарлотта заперла дверь, отключила сигнализацию и пошла на кухню. Она была уверена, что рано или поздно выяснится, спят дети или уже встали и куда-то ушли. Начну с первого этажа, решила Шарлотта, а к тому моменту, когда нужно будет пылесосить, скорее всего, станет известно, дома они или нет.

Шарлотта закончила уборку на кухне — осталось только пропылесосить и вымыть пол — и полировала стол в столовой, когда вдруг услышала шум со стороны парадной двери. Шарлотта выглянула в коридор. Дверь открылась, и вошла Джун.

Интересно, откуда у Джун ключ, тем более, если дети дома? С другой стороны, может, их все-таки нет.

Шарлотта вышла в холл, в этот момент Джун обернулась, всплеснула руками и замерла.

— Ой, Шарлотта, — она вздохнула. — Вы меня напугали.

Шарлотта почувствовала, что у нее лопается терпение. В конце концов, эта глупая дамочка наверняка заметила припаркованный около дома фургон. Но пришлось улыбнуться.

— Вы меня тоже удивили, — сказала Шарлотта. — Я не думала, что кто-то придет.

Джун показала ключ:

— Гордон попросил меня посмотреть, как тут дети, и убрать вещи из шкафа Мими.

По крайней мере, теперь Шарлотта знала, что дети дома. Но ей показалось странным, что муж Мими решил освободить шкаф жены так быстро после ее смерти. Большинство мужчин не стали бы так делать. Спокойно, Шарлотта. Может, Гордон Адамс так пытается справиться с горем. Может, любое напоминание о жене причиняет ему слишком сильную боль.

— Он мог хотя бы подождать, пока мы ее похороним!

Оскорбленный крик Эммы Адамс застал Шарлотту и Джун врасплох. Женщины обернулись.

По лестнице, прищурившись и с ненавистью глядя на Джун, медленно, твердым шагом спускалась Эмма.

— Никто не тронет вещи мамы. Никто! — снова закричала она. — И я уже говорила вам, что за мной и Джастином присматривать не нужно. Мы прекрасно можем сами о себе позаботиться.

— Послушай, Эмма, — Джун примирительно подняла руку, — отец желает вам добра, а я только стараюсь помочь.

— Это все вранье, и вы это знаете, — огрызнулась Эмма. — Если бы он желал нам добра, то был бы дома, с нами.

Джун уперла руки в бока и с яростью посмотрела на Эмму.

— Думаю, вы сказали достаточно, юная леди. Я пыталась не ссориться с тобой, принимая во внимание, что у тебя горе, но, знаешь, горе не у тебя одной. Мы с Фредом дружим с твоими родителями очень давно, твой отец нам доверяет. Нравится тебе или нет, я собираюсь делать то, о чем он меня попросил.

— Посмотрим! — завопила Эмма. Опять с ненавистью взглянув на Джун, девушка развернулась и, нарочито топая, стала подниматься по лестнице.

— Эмма, вернись, — потребовала Джун.

Эмма не обратила на нее внимания. В этот момент на верхней площадке появился Джастин. Вид у него был заспанный. Сестра пронеслась мимо него.

— Эмма, — окликнул он, — что здесь за крик?

— Спроси Джун, — бросила ему Эмма. — Она, похоже, все знает.

Она выбежала из холла и хлопнула дверью в свою спальню так, что зазвенела люстра у входной двери.

Шарлотта всем сердцем сочувствовала ей. Эмма горевала, очень горевала. Присутствие Джун и ее неискренняя жалость совсем не помогали девушке.

Шарлотта не знала, что сказать и нужно ли вообще что-нибудь говорить. Вряд ли Джун заинтересует ее мнение.

— Если вам что-нибудь понадобится, я в столовой, — произнесла она в результате.

После обеда, когда Шарлотта вытирала пыль в гостиной, вернулся Гордон Адамс.

— Кто-нибудь дома? — позвал он. — Шарлотта?

— Я в гостиной, — ответила она, и через минуту Гордон появился в дверях.

— А где все? — спросил он.

— Вы чуть-чуть разминулись с Джастином. Он ушел примерно десять минут назад. Сказал, кажется, что пошел покупать костюм.

Гордон кивнул:

— Хорошо. Я просил его купить новый костюм для похорон. Кстати, о похоронах. Не знаю, говорила ли вам Джун, но я хотел спросить, могу ли снова обременить вас. Вы сумеете помочь после похорон здесь, в доме? Я был бы вам очень признателен.

Шарлотта ответила не сразу, пытаясь вспомнить, есть ли у нее какие-нибудь планы на вторую половину субботы.

— Если дело в деньгах, — сказал Гордон, — я хорошо заплачу.

Шарлотта покачала головой:

— Нет-нет, не в деньгах. Я просто вспоминаю, нет ли у меня других дел. Кажется, я свободна и буду рада помочь.

— Спасибо, у меня прямо гора с плеч свалилась. — Гордон внезапно нахмурился. — Эмма все еще сидит, закрывшись в своей комнате?

Этот вопрос застал Шарлотту врасплох. Интересно, Эмма сама позвонила отцу? Или это сделала Джун?

— Боюсь, что да, — наконец ответила Шарлотта. — Бедняжка. Ей сейчас так плохо.

Гордон кивнул:

— Я знаю, но это не причина, чтобы грубить Джун. Она еще здесь? Я не удивился бы, если бы она и ушла, — добавил он.

Шарлотта кивнула:

— Думаю, Джун наверху, в вашей спальне. Она… Она убирает одежду Мими.

И тут, будто имя, как заклятие, заставило ее появиться, Джун внезапно возникла за спиной Гордона.

— Я убрала всю одежду, — сказала она. Гордон повернулся к ней. — И прости, что тебе пришлось прийти домой. Как будто у тебя и без того мало забот. Поверь, я не хотела тебе звонить, но я просто не знала, что делать, когда Эмма устроила маленькую истерику. Представляешь, она даже не спустилась пообедать.

Маленькую истерику? Эта женщина идиотка, решила Шарлотта.

— Мне очень жаль, Джун, — вздохнул Гордон. — Эмма должна извиниться перед тобой, я с ней поговорю.

— Кстати, об обеде. Ты поел? — спросила Джун.

Гордон кивнул:

— Да, недавно.

Джун положила руку ему на плечо:

— Ты выглядишь очень усталым. После разговора с Эммой постарайся отдохнуть. Завтра будет долгий и тяжелый для всех день. И не беспокойся насчет ужина, я о вас позабочусь. Я все равно готовлю больше, чем мы с Фредом можем съесть.

Разговор между Джун и Гордоном крутился в голове Шарлотты все время, пока она находилась в доме Адамсов. Еще ей было интересно, что думают муж и сын Джун по поводу ее отсутствия и щедрости в отношении Адамсов. Конечно, сына Джун отправили в военное училище, если Шарлотта правильно помнила. А муж? Знает ли он, что Джун полностью посвятила себя Гордону и его детям? Беспокоит ли это его? Должно бы, решила наконец Шарлотта. Особенно если бы ему стало известно, как Джун вела себя после обеда.

Но дело не только в ее льстивом, заискивающем отношении к Гордону: она потакала каждому его желанию, что само по себе странно. Стараться помочь — это одно, но Джун доводила все до абсурда. Больше всего Шарлотту разозлило, что Джун постоянно ходила за ней, давая указания. Этим она напоминала Битси Дью, но только Битси была гораздо приятнее. В итоге Джун почти довела Шарлотту до белого каления.

Под предлогом, что у нее встреча, Шарлотта решила уехать немного раньше, чем собиралась. Она просто оказалась перед выбором: уйти или сказать Джун Брайант что-нибудь такое, о чем позже придется пожалеть.

Шарлотта припарковала фургон около салона красоты. Ливень не стихал. Она приехала раньше назначенного времени, и ей совсем не хотелось промокнуть.

Шарлотта не стала выключать двигатель. Размеренный шорох «дворников» по ветровому стеклу, нарушаемый только гулом проезжающих по затопленной улице машин, гипнотизировал ее. Шарлотта невидящим взглядом смотрела на мрачную улицу. Больше всего на свете ей хотелось поехать домой, забраться в постель и хотя бы ненадолго забыть все и всех. В такие моменты она часто жалела, что господь не создал маленькую кнопочку на голове, чтобы отключать мысли.

Шарлотта узнала это состояние и была вынуждена признать, что подавлена. Конечно, она устала, и серый дождливый день тоже не добавлял радости. Но это внешние причины. Должно быть нечто, что по-настоящему ее беспокоит. По правде говоря, убийство Мими взволновало ее сильнее, чем она думала, и постепенно захватывает все больше. Но почему? — спросила себя Шарлотта. Она ведь почти не знала эту женщину.

Шарлотта вздохнула и выключила двигатель. Может, после посещения парикмахера и косметолога ей станет лучше?

Через час Шарлотта, щеголяя новой стрижкой под капюшоном, бежала под дождем к фургону.

Благодаря заботливым действиям косметолога, она действительно почувствовала себя несколько лучше. Но ее новая стрижка не могла изменить того, что еще одна клиентка убита и что любой из тех, с кем Шарлотта общалась в последние дни, мог оказаться убийцей Мими.

Она медленно вывела фургон с залитой водой стоянки. По крайней мере, ей удалось понять, что именно ее волнует. Если она и впредь будет так терять клиентов, не придется спорить с Хэнком насчет того, чтобы уйти на покой. Если так пойдет и дальше, никто не захочет брать ее на работу из страха быть убитым.

Дома Шарлотта приняла душ, переоделась и обнаружила, что у нее осталось еще несколько минут до того, как нужно будет ехать в ресторан к Хэнку и Кэрол. Времени как раз достаточно, чтобы удовлетворить любопытство по поводу одной вещи, которую Гордон упомянул накануне.

В гостиной у Шарлотты было два книжных шкафа с любимыми книгами. С большинством книг она ни за что не рассталась бы, это были ее защитники, некоторые даже с автографами писателей.

Кроме того, здесь стояла современная многотомная энциклопедия.

Шарлотта нашла том на букву «Д», вынула его и отнесла на диван. Включив лампу, она села и стала листать книгу, пока не нашла статью «дурман вонючий».

Рядом с коротким описанием растения была маленькая цветная фотография. Шарлотта уставилась на картинку и оцепенела от ужаса.