Прочитайте онлайн Стерто с лица земли | Глава 19

Читать книгу Стерто с лица земли
4816+1614
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Юдина

Глава 19

— Мэдди, успокойся. Что случилось?

— Надя! — кричала Мэделин. — Она рожает, но еще слишком рано! Шарлотта, я же говорила тебе, говорила, она слишком много работала! Я говорила тебе!

— Мэделин, прекрати, — велела Шарлотта, пытаясь справиться с паникой. — Где сейчас Надя?

— Черт побери, в больнице! Где ей еще быть?

— В какой больнице, Мэдди?

— В больнице Окснера, но…

— Даниэль там?

— Да, конечно! Шарлотта, а если что-нибудь случится? Понимаешь, еще слишком рано! Она должна была рожать только через шесть недель, не раньше! Что, если…

— Я уже еду, — перебила ее Шарлотта.

— Пожалуйста, скорее, — умоляла Мэделин. — Мне кажется, я не переживу, если…

— Мэделин, — оборвала ее Шарлотта, — возьми себя в руки. Сделай глубокий вдох и успокойся. Чем скорее мы закончим разговор, тем быстрее я приеду.

Шарлотта не стала дожидаться ответа, быстро отключила мобильный и сунула его в карман. На столе рядом с телефоном лежал блокнот и ручка. Шарлотта схватила их, но руки у нее так дрожали, что она почти не могла писать.

Следуя собственному совету, Шарлотта сделала глубокий вдох, потом еще один и крепче сжала ручку. Немного успокоившись, она оставила Гордону записку, что у нее возникли семейные проблемы и ей пришлось уехать. Положив записку на самое видное место, рядом с кофеваркой, она поспешно собрала свои вещи.

Небо было серым, накрапывал дождь. Забросив пылесос и коробку в багажник, Шарлотта помчалась в больницу.

Больница Окснера находилась рядом с автострадой Джефферсон, на излучине Миссисипи, недалеко от границы округов Орлеан и Джефферсон. Шарлотта пыталась успокоить себя мыслью, что это одна из лучших больниц Юга и доктора там первоклассные.

Машин на дороге было мало, и Шарлотта ехала быстро, пока не оказалась перед первой из трех железнодорожных линий, пересекающих автостраду.

— О нет, — простонала Шарлотта, вставая в очередь машин, ждущих, когда пройдет поезд. Она ужасно нервничала, а поезд, как назло, еле полз. Шарлотта поставила фургон на ручной тормоз и посмотрела на часы. От Адамсов она выехала пятнадцать минут назад. Шарлотта снова сделала несколько глубоких вдохов, потом начала молиться.

Через долгих десять минут поезд наконец прошел, поднялся шлагбаум, и Шарлотта смогла ехать дальше. Спустя еще несколько минут в гараже больницы, похожем на огромную пещеру, ей пришлось подняться до пятого уровня, прежде чем она нашла место для парковки.

Шарлотта обнаружила Мэделин около детского отделения. Застывший взгляд сестры был устремлен сквозь стеклянную стену. Шарлотта подошла к Мэделин и положила ей руку на плечо:

— Кто из них наша девочка?

Мэделин покачала головой, а потом повернулась к Шарлотте. Ее глаза были полны слез.

— Она не здесь. Она родилась сразу после того, как я поговорила с тобой… Ее поместили в отделение интенсивной терапии для новорожденных. Она весит чуть больше четырех фунтов, и у нее сложности с дыханием.

Шарлотта сжала плечо Мэделин.

— Я уверена, что о девочке заботятся самые лучшие врачи, Мэдди. К счастью, Надя выбрала именно эту больницу. Кстати, как она?

Мэделин неопределенно пожала плечами:

— Не очень. Она вымотана… И с ума сходит от волнения. Врач дал ей успокоительное, и она задремала.

— А где Даниэль?

— Разговаривает с педиатром.

Шарлотта привлекла Мэделин к себе и крепко обняла ее.

— Все будет хорошо, Мэдди, — произнесла она. — Нужно только верить. — Шарлотта отпустила сестру. — И потом, эта девочка из выносливой породы. Если она хоть немного похожа на маму, папу и бабушку, то это настоящий боец.

— Я очень хочу в это верить, — прошептала Мэделин. — Боже правый, как я хочу в это верить.

— Нужно верить, — твердо сказала Шарлотта. — А теперь пойдем в приемную и подождем Даниэля. Кажется, там есть кофейный автомат. Не знаю, как ты, а я бы выпила кофе. И таблетку аспирина, — добавила Шарлотта.

— У тебя болит голова? — спросила Мэделин.

— Немного, — кивнула Шарлотта.

Когда Даниэль подошел к сестрам, сидевшим в маленькой приемной, у Шарлотты упало сердце. Он выглядел измотанным и очень нервничал.

— Держись, мой любимый племянник. — Шарлотта крепко обняла его.

— Я держусь… Наверное. Мне было бы намного лучше, если бы… — Даниэль умолк.

— А что говорит доктор? — спросила Мэделин. Даниэль выпрямился.

— Он сказал, что если девочка доживет до утра, то, скорее всего, она выживет. — Он вздохнул и опустил голову. — Но что я скажу Наде?

— Правду, — ответила Шарлотта. — Ты скажешь ей правду. — Шарлотта взяла Даниэля за руку. — Надя сильнее, чем ты думаешь, дорогой. — Пытаясь разрядить обстановку, Шарлотта выпустила руку Даниэля и ткнула его в грудь указательным пальцем. — Кстати, молодой человек, у меня есть за что вас выпороть. Когда Надя начала рожать, почему ты мне сразу не позвонил?

На губах Даниэля появилась слабая улыбка.

— Молодец, тетя Чарли, спасибо. Вчера вечером Надя начала жаловаться на боли в спине. Потом, примерно в семь утра, у нее начались схватки.

Шарлотта обернулась к Мэделин:

— А ты почему не позвонила?

— Потому что она ничего не знала, — отозвался Даниэль. — Было рано, к тому же Надя хотела сначала убедиться, что все серьезно, а потом уже устраивать переполох.

Шарлотта уехала из больницы примерно в половине пятого. Малышка, которую назвали Даниэлой в честь отца, цеплялась за жизнь. У Шарлотты же все сильнее болела голова.

Она не хотела уезжать, но Даниэль и Надя оставили Дэви в детском саду, и кто-нибудь должен был забрать его. Они позвонили Джудит, но она не могла уйти со службы. Понимая, что ни Даниэль, ни Мэделин не уедут из больницы, Шарлотта сказала, что съездит за Дэви.

Надя заранее договорилась с соседкой, что Дэви побудет вечером у нее, поэтому, забрав малыша из детского сада, Шарлотта отвезла его к соседке, после чего поехала обратно в больницу. Но, остановившись на красный свет на Саут-Клейборн, она вдруг застонала.

— Прекрасно. Просто великолепно.

В спешке уезжая от Адамсов в больницу, Шарлотта оставила белье в стиральной машине. Если вещи не достать, они заплесневеют.

Несколько секунд Шарлотта раздумывала, как поступить. После всего, что она узнала о Гордоне, ей было трудно не поддаться искушению оставить эти дурацкие вещи гнить в стиральной машине. А заодно вычеркнуть его из списка клиентов.

Но тут Шарлотта вспомнила, что сумка для обедов тоже осталась у Адамсов. Кроме того, напомнила она себе, ее не касается, чем занимается Гордон. Ее дело — выполнять работу, за которую ей платят деньги.

— Да, конечно, — проворчала она, злясь непонятно на что. Голова болела все больше, во рту пересохло. Шарлотта влилась в поток машин и поехала дальше.

Через несколько минут она припарковала фургон около дома Адамсов. Гордона, скорее всего, нет, но Шарлотта на всякий случай постучала. Подождав несколько минут, она уже собиралась вставить ключ в замок, как вдруг раздался громкий щелчок, и дверь неожиданно распахнулась.

— Что вы здесь делаете? — требовательно спросила Джун.

Шарлотте пришлось прикусить язык, чтобы с него не сорвалось «не ваше дело». Кроме того, ей очень хотелось задать Джун тот же самый вопрос. Но зачем спрашивать, если ответ известен. Во-первых, свободная шелковая пижама Джун была не совсем той одеждой, в которой обычно заходят навестить горюющего мужа покойной лучшей подруги. Во-вторых, Шарлотта решила, что, спросив, только зря потратит время. Джун никогда не признается, зачем на самом деле пришла сюда.

— У нас в семье критическая ситуация… — Шарлотта заметила, что говорит раздраженно, и тут же извинилась: — Простите, я устала и очень нервничаю. Я не собиралась возвращаться, но вспомнила, что оставила в стиральной машине белье, до пятницы оно заплесневеет. И еще я забыла свою сумку для обедов.

Джун кивнула и отошла в сторону. Шарлотта решила, что это приглашение войти.

— Я видела записку, которую вы оставили Гордону, — сказала Джун, — и заметила вашу сумку на кухне. Я зашла, чтобы оставить Гордону немного еды на ужин.

Ну конечно. А я испанский летчик.

Шарлотта кивнула и прошла мимо Джун. Сделай то, зачем вернулась, и уходи.

— Я через минуту уйду, — сказала она, оборачиваясь.

По привычке, проходя мимо столовой, она заглянула внутрь и чуть не упала. Но поскольку Шарлотта была уверена, что Джун стоит у нее за спиной и следит за каждым ее шагом, она заставила себя пойти дальше.

Джун солгала насчет того, зачем она здесь. Шарлотта подозревала это, но теперь знала наверняка. Джун пришла не затем, чтобы оставить Гордону еду, а чтобы поужинать с ним. Это стало ясно с первого взгляда: на столе в столовой лежали скатерть и салфетки, стоял великолепный фарфор Мими, свечи. В ведерке охлаждалась бутылка вина. Все признаки романтического ужина для двоих.

На кухне Шарлотта увидела новые доказательства того, что Джун солгала. На плите стояла кастрюля, что-то разогревалось в духовке, на рабочем столе лежали продукты, в раковине было полно грязной посуды. Джун не принесла еду Гордону, она готовила ужин на кухне Мими; Шарлотта почувствовала, что закипает от ярости. Тело Мими едва остыло в могиле, а Джун, ее так называемая лучшая подруга, уже ведет почти семейную жизнь с Гордоном. Все это было омерзительно.

Около прачечной Шарлотта остановилась и обернулась, думая, что Джун стоит у нее за спиной и следит за ней. Но Джун нигде не было видно. Пожав плечами, Шарлотта подошла к стиральной машине, открыла ее, затем распахнула дверцу сушилки. Переложив часть белья в сушильную машину, она потянулась за остальными вещами. Все это время Шарлотта думала.

Трусики. Ничего удивительного, что Джун так странно вела себя, когда Шарлотта упомянула о трусиках. Они принадлежали Джун.

Шарлотта с отвращением покачала головой. Все это время она подозревала Джун, но при этом пыталась убедить себя, что виновна Рита. Прежде всего, из-за слов Джун, вдруг поняла Шарлотта. Джун убеждала всех, что Рита так ревновала к Мими и хотела отомстить, что была способна совершить убийство. Потом, опасаясь, что никто ей не поверит, Джун попыталась своим ядовитым языком оклеветать заодно и Салли Лоусон. Именно Джун, видимо, заронила в голову Мими мысль, что Салли убивает ее деревья. И Джун могла навести Мими на мысль, что у Гордона роман с его старинной подругой Салли.

— Одна подруга, — поморщилась Шарлотта. Та же «подруга», она была в этом уверена, которая предложила Мими посадить ядовитый дурман.

Шарлотта четко представила себе все это. Джун хитростью пыталась навести подозрение на других женщин, чтобы скрыть свою собственную двуличность.

После всех этих стараний как, должно быть, удивилась Джун, когда полиция арестовала Дорин и Джорджа Майерс, а не Риту или Салли.

Шарлотта нахмурилась. А удивилась ли Джун? Может, Дорин и Джордж тоже пали жертвами ее вероломного плана?

Шарлотта достала из коробки антистатическую салфетку, бросила ее в сушильную машину и захлопнула дверцу.

Все это время у нее возникали подозрения по поводу Джун и Гордона, но она придумывала опровержения, которые тогда казались разумными. Но одно дело — тогда, а другое — сейчас. Все это было до того, как у Шарлотты появились доказательства, что между этими двоими есть любовная связь.

Любовная связь. У Шарлотты перехватило дыхание, и она уставилась на кнопки сушилки. Закрыв глаза, она помассировала виски кончиками пальцев. Голова была готова взорваться.

У нее возникла еще одна неожиданная мысль, и она открыла глаза. Знал ли Гордон обо всем? Виновен ли он только в любовной связи с Джун? Возможно ли, что Гордон и Джун устроили заговор, чтобы избавиться от Мими? Или Джун действовала одна?

Шарлотта вцепилась в сушилку, вспоминая, что ей известно о Гордоне. Она пыталась также вспомнить, что обсуждали те трое мужчин на кухне в день похорон Мими.

Может, Гордон и Джун устроили заговор, предположила Шарлотта. Но, не считая того, что она слышала о страховке, потерях Гордона на фондовой бирже и любовнице, не было веских доказательств, что он участвовал в планировании убийства.

Вздохнув, Шарлотта установила таймер на сушильной машине, включила ее и постояла несколько минут, не сводя глаз со стены. Сколько времени длится роман Джун с Гордоном? Она продолжала размышлять, а внутри у нее все сжалось.

Нужно было рассказать Джудит о шоколадных пирожных. О том, что Джун уговорила Мими попробовать одно утром, до собрания ОСН, и что Мими жаловалась Шарлотте, что оно было горьким.

— Естественно, оно было горьким, — пробормотала Шарлотта. Горьким от дурмана. И еще нужно было рассказать Джудит, что она слышала про Гордона, а не волноваться, что племянница или полиция подумают о ее вмешательстве в это дело.

Шарлотта полезла в карман за сотовым телефоном.

— Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня, — прошептала она, набирая номер Джудит. — Пожалуйста, пожалуйста, ответь, — бормотала Шарлотта, пока шли гудки.

Джудит взяла трубку почти сразу, и Шарлотта облегченно вздохнула.

— Джудит, слава богу, что я тебя застала, — сказала она.

— Что случилось, тетя Чарли? Что-то с девочкой или с Надей?

Шарлотта застонала, охваченная чувством вины. За последние двадцать минут она ни разу не подумала о маленькой Даниэле.

— Нет, дорогая, — быстро заверила она племянницу, — я звоню не из-за Даниэлы или Нади. Насколько мне известно, твоя маленькая племянница цепляется за жизнь, а Надя все еще спит. Я звоню по поводу убийства Мэри Лу Адамс. Вы арестовали не тех подозреваемых, и мне нужно с тобой поговорить.

Тут Шарлотта услышала какой-то звук.

— Подожди секунду, дорогая, — прошептала она в телефон и прислушалась. Шаги. Шаги, которые приближаются к ней. Шаги Джун.

И что теперь?

Шарлотта поняла, что у нее есть две возможности. Она может повесить трубку и выбраться из этого дома, а может…

— Джудит, не вешай трубку, — шепнула Шарлотта. — Пожалуйста, не вешай трубку и слушай.

— Тетя Чарли, ты же не посмеешь…

Не дожидаясь, когда Джудит договорит, и вознося молитву, чтобы она не повесила трубку, Шарлотта сунула мобильный в карман. Джун с легкостью избавилась от улик, значит, есть только один способ доказать, что она убила Мими.

Шарлотта сглотнула, сделала глубокий вдох для храбрости, повернулась к двери и стала ждать, когда войдет Джун.