Прочитайте онлайн Стерто с лица земли | Глава 16

Читать книгу Стерто с лица земли
4816+1613
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Юдина

Глава 16

У Шарлотты подкосились ноги. Мать Стивена… женщина, которая бросила семью, потому что не нашла в себе сил справиться с трудным ребенком и смириться с ненормированным графиком работы мужа-полицейского. Бывшая жена Луи, из-за которой ему пришлось в одиночестве воспитывать сына-подростка.

— Я навел о ней справки, пока был в Сан-Франциско, — сказал Луи. — Я подумал, она должна знать, что у Стивена все хорошо. И что она стала бабушкой. Я… я подумал, что это меняет дело. На самом деле это была идея Стивена.

В душе у Шарлотты от волнения все смешалось. Меняет дело? Как меняет дело? Она покачала головой:

— Не понимаю.

— Я знаю, что не понимаешь, но, если ты позволишь мне войти, я попытаюсь объяснить.

Шарлотта проглотила комок в горле.

— Как я уже говорила, ты ничего не должен мне объяснять.

— Может, и не должен, но для меня очень важно, чтобы ты поняла. Пожалуйста, — умоляюще произнес он.

Это «пожалуйста» оказалось решающим. Луи не из тех мужчин, которые привыкли умолять. Шарлотта убрала руку с дверного косяка.

— Подожди минутку.

Она подошла к клетке Милашки.

— Прости, милый, — пробормотала Шарлотта, набрасывая на клетку покрывало. — Будь умницей! — Она вернулась к двери. — Теперь можешь войти.

— Ты не угостишь меня кофе, если тебя это не очень затруднит? — спросил Луи, входя.

Шарлотта заперла дверь.

— Я и сама не откажусь от кофе.

Луи прошел за ней на кухню и сел за стол. Шарлотта варила кофе и чувствовала, что ее буквально прожигают взглядом, следя за каждым движением. Только когда она выключила кофеварку и тоже села за стол, Луи наконец заговорил:

— Ее зовут Джойс. Не так давно я выяснил, что она живет в Сан-Франциско. Стивен тоже в курсе. Как я уже говорил, узнав, что я туда еду, сын попросил меня найти ее, посмотреть, как у нее дела. Мне, наверное, никогда этого не понять, но после того, что она сделала и что нам пришлось пережить из-за нее, Стивен все равно беспокоится о ней.

— Потому что она — его мама, — прошептала Шарлотта.

— Да. Некоторые женщины недостойны материнства, но это отдельный разговор. Так или иначе, я нашел ее адрес и в один прекрасный день появился у нее на пороге. — Луи помрачнел. — Она находилась в реабилитационном центре, жила там последние полгода, с тех пор, как вышла из тюрьмы.

— Из тюрьмы? — переспросила Шарлотта. — Боже мой, как она попала в тюрьму?

Луи поерзал на стуле и тоскливо поглядел в окно.

— Она алкоголичка. Судья согласился выпустить ее из тюрьмы только при условии, что она будет находиться в реабилитационном центре. До того она бедствовала и, как бы сказать… вела уличный образ жизни. — Явно смутившись, Луи посмотрел на кофеварку. — Кажется, кофе готов. — Он поднялся, подошел к шкафчику, достал две кружки, налил кофе и поставил кружки на стол.

Луи снова сел, положил в кофе сахар, сделал глоток, потом обхватил чашку руками и снова уставился в окно. Через минуту он сказал:

— А еще она умирает. Цирроз печени. Годы плохого питания и беспробудного пьянства.

— Но выглядит она вполне здоровой. — Как только эти слова сорвались с языка, Шарлотта поняла, что выдала себя и теперь стало ясно, что она подглядывала за Луи. По его лицу было заметно, что он тоже обратил на это внимание.

На губах Луи мелькнула едва заметная улыбка:

— Чего у Джойс не отнимешь, так это художественного таланта, когда речь идет о косметике, — серьезно сказал он: — Бог свидетель, Шарлотта, я не мог оставить ее там. — Он покачал головой: — Я просто не мог оставить ее умирать среди чужих людей.

У Шарлотты до боли перехватило горло, и она неосознанно положила руку на плечо Луи.

— Конечно, не мог.

Луи накрыл руку Шарлотты своей и посмотрел ей прямо в глаза. Взгляд его был полон боли.

— Хорошая или плохая, но она мать моего сына и бабушка Эми. Ради Стивена и ради Эми я… я…

— Ты правильно поступил, Луи.

— Надеюсь, — прошептал он, — но…

— Никаких «но», — сказала Шарлотта. — Как раз на днях я вспоминала, как мой духовный отец сказал: «Поступай хорошо, и будешь хорошо себя чувствовать». — Она помолчала, затем спросила: — Сколько ей осталось?

— Недолго. Полгода. Может, меньше.

— Я могу чем-нибудь помочь? Луи покачал головой:

— Нет, но спасибо, что предложила, особенно в таких обстоятельствах.

Когда Луи ушел, Шарлотта долго сидела на диване, медленно пила кофе и смотрела в никуда. Она размышляла, в какой ситуации оказался Луи, и не могла не сравнивать его со всеми Гордонами Адамсами на свете. Она думала, что, несмотря на все свои деньги, внешнюю красоту и благородное происхождение, Гордон и в подметки не годился Луи. Поступки Луи были самой лучшей характеристикой.

Но разве она, Шарлотта, не знала, что под панцирем всезнайки и шовиниста кроется доброе сердце надежного и ответственного человека? Тогда как у людей вроде Гордона Адамса не сердце, а просто стучащая мышца.

Вечером, ложась спать, Шарлотта добавила Джойс Тибодо к списку людей, за которых молилась каждый день.

Утром в субботу, когда Шарлотта подъехала к дому Битси, хозяйка для разнообразия не встретила ее на крыльце. Вместо Битси Шарлотта увидела мужчину, судя по всему Брэдли Дью. Конечно, вряд ли он встречал ее, подумала Шарлотта, паркуя фургон. Судя по его виду, он просто гулял.

Шарлотта вылезла из фургона, взяла коробку и пылесос. Но не успела она сделать и двух шагов, как Брэдли закричал:

— Постойте, я помогу вам донести все это до дома!

Шарлотта еще не ответила, а он уже спешил к ней вниз по ступенькам.

— Я отнесу его в дом, — он забрал пылесос.

В жизни Брэдли Дью оказался таким же симпатичным, как и на фотографиях, которые Шарлотта видела повсюду в доме Битси. Скорее всего, Брэдли было под шестьдесят или чуть больше, и он был на голову выше Шарлотты с ее ростом в пять футов три дюйма. Но толстым этот крупный мужчина не выглядел. У него были темные, довольно длинные волосы с проседью — как говорят, «соль с перцем».

— Мама в доме, готовит завтрак, — объяснил он, поднимаясь вместе с Шарлоттой на крыльцо. Когда они подошли к двери, Брэдли поставил пылесос и повернулся к Шарлотте лицом. — Я ждал вас на улице, потому что надеялся поговорить с вами наедине, пока ее нет рядом.

Шарлотта похолодела от ужаса. Зачем Брэдли хотел поговорить с ней? И о чем?

— Боюсь, мама вбила себе в голову безумную идею, что я собираюсь заставить ее продать дом, а потом запихнуть в пансион.

Шарлотта кивнула. Судя по всему, незачем было ходить вокруг да около.

— Она говорила об этом несколько раз, — подтвердила она.

Брэдли поднял глаза к небу.

— Господи, с чего она взяла? Я только пытался поговорить с ней, чтобы узнать, чего бы ей хотелось, когда придет время и если оно придет. Просто обсудить, и больше ничего. — Он раздосадованно покачал головой. — Я очень люблю маму, но, честное слово, она может из любой мухи сделать слона.

Шарлотта хмыкнула. Бедный Брэдли, он не знает и половины всего. И бедная Битси, которая все это время, оказывается, нервничала из-за простого недопонимания.

— Мама очень вас ценит, — продолжал Брэдли. — Она уважает вас и ваше мнение. Я надеялся, вы посоветуете, как мне с ней общаться.

Чувствуя себя неловко из-за комплимента, Шарлотта проглотила комок в горле и быстро помолилась о прощении за все те моменты, когда осуждала Битси, и за все нехорошие мысли о ней.

— Битси просто боится потерять независимость, — ответила Шарлотта. — Это естественный страх всех стариков. Мы все знаем, что стареем, и знаем, что уже не можем вести такую жизнь, как раньше, но знать об этом вот здесь… — она постучала указательным пальцем по голове, — и смириться с этим вот здесь… — Шарлотта положила руку на сердце, — далеко не одно и то же.

Брэдли скрестил руки на груди и уставился в пол.

— Да, я знаю, вы совершенно правы, и я с ужасом думаю о том, что может настать день, когда мама не сможет сама заботиться о себе. — Он поднял голову и посмотрел на Шарлотту. — Но как, черт побери, убедить ее, что я не собираюсь никуда ее упечь?

Поскольку Шарлотта сама много думала о том дне, когда ей, возможно, придется расстаться с собственной независимостью, у нее был готов ответ.

— Скажите ей прямо. Потом объясните, что желаете ей только добра. И повторяйте это все время. Спросите, чего хочет она, — другими словами, пусть сама придумает. Дайте ей решить, как поступить, когда она уже не сможет заботиться о себе. — Шарлотта пожала плечами. — Иными словами, единственное, что вы можете сделать — это все время заверять ее, что она все делает прекрасно.

— Я примерно так и собирался поступить, кроме «заверений».

Шарлотта сочувственно улыбнулась.

— «Заверения» — самая главная часть. Нам всем хочется чувствовать, что люди, которых мы любим, уважают нас и одобряют наши действия.

Подумав с минуту, Брэдли медленно кивнул.

— Да, наверное, так. — Еще через минуту он вздохнул. — Спасибо, Шарлотта. И хочу подтвердить: мама была права.

Шарлотта удивленно подняла брови.

— Она сказала мне, что вы мудрая женщина, — пояснил Брэдли.

И снова в душе Шарлотты столкнулись смущение и стыд, щеки у нее покраснели, и она поклялась себе, что с этого момента приложит все усилия, чтобы судить людей менее строго и стать менее раздражительной. Брэдли кашлянул.

— Еще я хотел спросить, пока мы не вошли в дом… Я понимаю, мы едва познакомились, и прошу за это прощения, но… вы не поужинаете со мной сегодня?

Маленький бесенок в душе Шарлотты уговаривал ее принять приглашение — назло Луи, чтобы показать ему, что он — не единственный мужчина, которому она нравится.

Гордость человека унижает его, а смиренный духом приобретает честь.

Как только Шарлотте пришел в голову этот стих из Книги притчей Соломоновых, она немедленно раздавила бесенка. Она уже давным-давно поняла, что ничего хорошего из действий назло не выходит. Кроме того, не один Луи виноват, что у них такие странные отношения. И у него сейчас столько забот, и не хватало еще, чтобы Шарлотта сыпала ему соль на раны и вела себя как ревнивая дурочка. Конечно, если он в самом деле неравнодушен к ней.

Шарлотта мило улыбнулась Брэдли:

— Думаю, я не смогу…

— Вы бы оказали мне огромную честь, — перебил ее Брэдли. Он потер переносицу, потом опустил руку и вздохнул. — Понимаете, я подозреваю, что мама пытается заняться сводничеством. Я сказал ей, что приглашаю ее на ужин в ресторан, а она захотела пригласить еще одну женщину, дочь какой-то ее подруги. — Он пожал плечами. — Я подумал, что если с нами пойдет еще кто-то… — Брэдли замолчал.

Шарлотта почувствовала, что краснеет. Как она могла подумать, что понравилась Брэдли? Она засмеялась, чтобы скрыть смущение.

— Простите, но, боюсь, вам придется пойти без меня. Я…

— Честное слово, Шарлотта, будьте человеком. Я… я заплачу вам.

Смущение быстро переросло в негодование. Заплатит ей, чтобы она пошла с ним в ресторан! К тому же, несмотря на комплименты, полученные от Битси, одна мысль о том, что придется целый вечер слушать ее болтовню, вызывала у Шарлотты желание вырвать у себя все волосы на голове.

Она медленно досчитала до десяти.

— Послушайте, — сказала она Брэдли. — Если вы не хотите приглашать эту женщину, прямо скажите об этом матери. Убедите ее, что хотите, чтобы этот ужин был особым, только для вас двоих, мамы и сына.

Брэдли опустил голову.

— Вы, конечно, правы. Опять. И, пожалуйста, простите меня. Я не хотел оскорбить вас.

Вдруг дверь распахнулась и на крыльце появилась Битси. Ее лицо раскраснелось, а глаза сверкали от возбуждения.

— Шарлотта, как я рада, что ты здесь. Я узнала такое… Мне только что позвонила Марго Джонс и сказала, что полиция арестовала убийцу Мими Адамс.