Прочитайте онлайн Ловец человеков | Глава 7 НОРМАЛЬНЫЕ ГЕРОИ ВСЕГДА ИДУТ В ОБХОД

Читать книгу Ловец человеков
4716+992
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 7

НОРМАЛЬНЫЕ ГЕРОИ ВСЕГДА ИДУТ В ОБХОД

К предместьям Сен-Жан де Люза доскакали как раз к обеду. Хотя «доскакали» — это фигура речи. Ехали не торопясь, перемежая широкий шаг с коротким галопчиком на недолгое время. Пятнадцать километров — это для автомобиля пустяк, а вот на лошади, да еще колонной, щадящим маршем делается ровно столько же, сколько и пехотинец за день проходит — тридцать километров примерно. Можно, конечно, и вдвое больше проскакать, а если напрячься — то и втрое, только потом лошадям нужен длительный отдых. Лошади не люди, устают быстро.

Видок был у нас «мама не горюй» — все покрытые толстым слоем серой пыли, а выезжали из Биаррица такими франтами…

Вчерашний день с его примерочным и пошивочным безумством был просто фееричным. У всех крышу посрывало, у мужиков даже больше, чем у баб. Пришлось даже специально спускаться и сообщать купцам, что я плачу за свою свиту, и только. А то тут и замковые все наладились упасть на хвост, чуя халяву. И мастеровые из Нанта робко подтянулись с теми же намерениями, нетерпеливо подталкиваемые своими женами.

Сказал сержанту, чтобы тот объявил, что те, кто не входит в список свиты принца — платят за себя сами. А списка как такового у меня пока и нет. Такая вот подлянка. Чтобы служба медом не казалась.

Потом позвал к себе шута — его тоже обмеряли. Потому как нужна для дела и нормальная одежонка, не только шутовская униформа. Да и легиста ему тоже послушать не мешает. Инициатива, как известно, имеет инициатора.

Но пока диктовал Бхутто список свиты, то и ему приказал одеться соответствующе его должности. А то стоит тут за конторкой бедным родственником без претензий, в чем на корабле одели. А мне невместно, чтобы мой личный писарь носил цвета неаполитанского короля.

Заглянул Грицко в новых рубашке и шароварах. Камчатых, ёпрть. Хотел тут же исчезнуть, но я ему такого случая не дал.

— Сеньоры.

Все дружно выстроились у стены, склонив головы.

— Дон Григорий, на колени.

Гриць привстал на одно колено посреди комнаты.

Я вынул из-под юшмана на столе дамасскую саблю и коснулся елманью сначала левого, а потом правого плеча дзапара.

— Встань, кабальеро.

Вложил клыч в ножны и торжественно двумя руками вручил казаку оружие.

— Владей!

Григорий снова опустился, только уже на оба колена, вынул клинок из ножен на треть, мимолетно полюбовался рисунком дамасской стали, оценил, осторожно коснулся губами клинка и сказал с легкой хрипотцой по-руськи, глядя мне в глаза:

— Саблю тебе целую, княже.

Чуть слезу из меня, сволочь, не вышиб. Надо же, какие эмоции да в такой прочной упаковке…

— Иди, подбери себе у мурманов доспех и шлем.

— А шапку каракулевую? — усмехнулся Гриць, вставая с колен и надевая перевязь сабли через плечо.

Припомнил, стервь, мою подколку на галере.

— Как заслужишь, так сразу и получишь ее, — усмехнулся я, вызвав ответную улыбку на лице казака.

Ну что за черт, никак не доберусь до легиста, потому как после не успевшего уйти дзапара нарисовался старший валлиец — командир двадцатки лучников Оуэн Лоугох ап Ллевелин. Из рода Ллевелинов, значит. Чувак королевских кровей — его предки были последними независимыми правителями Уэльса. Впрочем, это не особо признается англосаксами в Лондоне. У них там свой английский принц Уэльский, типа дофина у франков.

Вопрос у валлийца был существенный и на злобу дня: относятся ли они к свите принца или просто подразделение наемников? На что им надеяться, и надеяться ли вообще?

— Я пока еще этого не решил, — ответил я ему.

И тут же поспешил успокоить, а то рожа у него стала такой разочарованной, будто первая любовь оказалась безответной:

— В любом случае на оплату ваших услуг это не влияет.

Поглядел ему в глаза, понял, что ляпнул что-то не то, и выдал еще одну сентенцию:

— Мне бы не хотелось вас ставить в свиту рея Наварры, потому как тогда между мной и тобой образуются еще командиры.

Вроде он понял, что я хотел сказать.

— Нас конечно же волнует наш статус, сир, но мы бы хотели подчиняться лично вам. Не важно, какому вашему титулу, — ответил он мне.

И тут меня осенила идея, подкупившая своей новизной:

— Ну, если вы так ставите проблему, то будете отрядом телохранителей командора ордена Горностая в Пиренеях. А командор тут я. Устраивает?

И смотрю на его реакцию.

— Я согласен, — спокойно ответил Оуэн.

— Это будет для твоих бойцов надолго, риг, — сказал я, сознательно используя древний валлийский владетельный титул. — А для тебя — так навсегда.

— Я согласен. Дома меня ничего не держит, кроме притеснений от англичан.

И валлиец твердо сжал губы.

Я еще прикинул, стоит ли это делать, и решил, что стоит.

— На колени.

На место, где недавно стоял казак — потомок половецких биев, опустился вольный стрелок — потомок последних валлийских верховных ригов.

Я протянул, не оглядываясь, правую руку, и понятливый Филипп вложил в нее мой меч. Уже без ножен.

— Оуэн Лоугох ап Ллевелин, ты, достойный этой чести, посвящаешься в кавальеры ордена Горностая.

И я опустил меч на его левое плечо.

— Отныне твой девиз: «Моя честь называется верность». А твое имя — Оуэн де Ллевелин.

И клинок переместился на его правое плечо.

Дамуазо Филипп подсуетился, вытолкнул ко мне виконта де Базан с орденской шкатулкой в руках и забрал у меня меч.

Я взял из заранее открытой шкатулки серебряную орденскую цепь и надел ее на шею новоиспеченного рыцаря.

— Встань, кавалер.

Валлиец встал, мы обменялись братским поцелуем, после чего я тыльной стороной ладони ударил его по щеке. Сильно ударил, даже тонкая струйка крови показалась из угла его рта.

— Прими этот удар как последний в своей жизни, оставленный без ответа. Для того чтобы ты крепче запомнил этот день на Берегу Басков в шато Биарриц. Отныне твоя жизнь принадлежит ордену. И только ему.

И, повернувшись к остальным, заявил:

— Этот день стоит отметить, сеньоры. Всем вина, а новоиспеченным кабальеро — еще и золотые шпоры.

А сам подумал, что если кто-то еще заглянет в кабинет, пусть даже последний водонос, то я его тоже посвящу в рыцари. Ради прикола.

Но следующим вошел в кабинет дон Саншо, и мой ернический порыв пропал.

— Феб, я тоже могу переодеть своих людей? — спросил он с неуверенной надеждой.

Чуть не вырвалось у меня интеллигентское присловье двадцать первого века: «говно вопрос!», но я вовремя прикусил губу.

— Конечно, Саншо. — И протянул ему список своей свиты. — Допиши сюда своих.

Над колонной, а такую толпу людей, коней и мулов трудно называть кавалькадой, развевалось знамя Вианы, которое всю ночь старательно вышивали все замковые женщины Биаррица под руководством Ленки, оставившей меня без женской ласки. Зато я всласть выспался. Во всем есть свои положительные стороны. От юношеской гиперсексуальности тоже надо временами отдыхать.

Передовым дозором на сотню метров впереди всех скакали четверо амхарцев в развевающихся черно-синих плащах. На левом плече каждого рыцаря Святого Антония красовался на черном фоне синий крест в белой окантовке. Только у Гырмы крест был двойной. По какому принципу они так разрисовались, мне как историку конечно же было любопытно, но не это знание имело сейчас для меня приоритет. Оделись амхарцы вчера вполне по-европейски. Разве что шоссам и пуфам они предпочли неширокие шаровары. К подаренным мной сарацинским шлемам, на которые они накрутили из крашеного конского волоса черно-синие бурлеты со свисающей на затылке косицей, они выбрали себе у мурманов простые вороненые кольчуги с короткими рукавами. Кольчуги скрывала гербовая котта, явно выбивающаяся из гербового ряда Западной Европы, — черная с боковыми синими вставками. На груди изображение того же креста, что и на плаще. Мурманы же снабдили их также прямыми длинными мечами и листовидными наконечниками для копий. Древки запасные нашлись в замке, как и непарные латные рукавицы на правую руку, с крагой-наручем из толстой кожи с приклепанными металлическими пластинами. Большим щитам они предпочли стальные кулачные баклеры, которые сейчас у них болтались на левом локте.

Я держал от передового дозора дистанцию, достаточную для того, чтобы поднятая им пыль успела улечься, однако все равно хоть и не так, как в хвосте колонны, но пропылился.

По бокам моей кобылы трусили рысью легист и шут, развлекая меня по дороге нюансами средневекового городского права и местных фуэрос, многим из которых не менее тысячи лет. Но баски за свои привилегии и свободы зубами держатся, и это приходится учитывать всем, кто с ними имеет дело. С 1425 года Страна Басков из трех провинций — Бискайя, Гипускоа и Алава, формально независима и сама себе выбирает сюзерена. Бегетерия называется. Кастильская корона, избранная в прошлый раз сеньором Басконии, попыталась из каждой их области сделать графство, но обломилась. Титулярные графы, назначенные из Мадрида, есть, а графств как таковых — как не было, так и нет.

Вот эту тему и втирал мне под перестук копыт по старой римской дороге легист из Байонны, а на самом деле — из Вероны итальянской. Тезка мой — Франческо, основательный и кряжистый мужик тридцати пяти лет, похожий на попа своей черной мантией, но с длинной рапирой на боку. Этот славный представитель третьего сословия, магистр семи искусств Болонского университета и доктор права университета Сиены Франческо делла Капулетти был навечно изгнан из родного города герцогом, после того как их молодежь устроила в городе резню с молодежью из клана Монтекки. А как только появились первые жертвы, то с обеих сторон вмешались взрослые, и на главной площади города состоялось натуральное «ледовое побоище», после которого, не разбираясь, кто прав, а кто виноват, веронский герцог разогнал действующих лиц из города на разные сроки. А зачинщиков с обеих сторон изгнал навечно.

— Давно это было, — закончил свою биографию легист. — С тех пор шатаюсь по университетам Европы. Последние пять лет изучаю гасконские фуэрос — очень увлекательный и совершенно не поддающийся классификации материал, сир.

— А из-за чего резались? — спросил я его с ехидцей послезнания. — Девку, что ли, не поделили?

— Если бы не поделили, сир. Много хуже. Молодой ученик скульптора Ромиро из рода Монтекки совратил невинную тринадцатилетнюю девочку из нашей семьи, уже засватанную за конта. — Легист ненадолго замолчал, потом сказал с выдохом: — Юлию… Она потом от позора зарезала себя кинжалом. Как можно стерпеть такое оскорбление?

— А может, это была любовь? — предположили, припомнив щемящую музыку Нино Рота.

— Скажете тоже, сир… Какая любовь может быть у тринадцатилетней девочки? А вот совратить невинность очень легко.

Вот такой вот легист мне достался — большая умница, но дикий бретёр, как погляжу. Пока он при мне только на временные платные консультации приставлен. А там будем посмотреть. У него кроме необходимых мне знаний и умений есть еще очень симпатичная черта — отсутствие в Наварре каких-либо корней. Про связи его с гасконской знатью не поручусь, потому как не знаю, где он тут пять лет лазил, по каким замкам, изучая местные фуэрос. Но это уже работа шута — выяснить темный бэкграунд маэстро Франческо делла Капулетти.

Оглянувшись, увидел из-за широких плеч Марка, который легко, но гордо нес мое знамя, как на изгибе дороги замыкающие нашу колонну валлийцы ярко выделяются на фоне пожухлой зелени крупными рыжими мулами и белыми плащами. Лучники оказались самыми умными — пошили себе за вечер пыльники из тяжелого неокрашенного шелка. На левом плече каждого из них красовался черный геральдический горностай. Нечто среднее между египетским крестом с раздвоенной нижней лапой и пиктограммой человека. Не вышитый, а нашитый из кусков черного сукна — аппликация называется. Рядовые валлийцы, к моему удивлению, легко приняли орден и свое служение ему. А может, чем черт не шутит, когда Бог спит, — у них свои вассальные обязательства перед Ллевелинами, которые наружу не выпячиваются. Надо будет намекнуть дону Оуэну, чтобы тот послал весточку на родину и пригласил на службу еще стрелков. Десятков так семь-восемь. Не помешают.

Да, еще… издал я указ, пока только по Беарну, что рыцарь чести ордена Горностая имеет право на обращение к себе «дон». Это большая честь на Пиренеях, в этом веке не каждый нобиль имеет на нее право. Престиж ордена стоит поднимать на самую верхотуру феодального почета, раз уж звание орденского рыцаря никак не сопряжено с земельной раздачей и денежной рентой.

Ну, наконец-то въехали мы в Сен-Жан де Люз, а то надоело пыль глотать…

Подозвал к себе алькайда, и когда тот подъехал ко мне на своем «пони», спросил:

— Теперь куда?

— В порт, сир. Время обеденное, а там хорошая рыбная таверна. Можно спокойно пообедать с видом на корабли. На веранде и во дворе на всех места хватит. Там нас алькайд де Люза сам найдет. А за коней не беспокойтесь, найдется кому их обиходить.

— А разве вы не одна община?

— Одна, сир. Но согласно первому договору, заключенному еще пятьсот лет назад, мы сами выбираем себе хунту и двух алькайдов. У басков алькальды делят время, а мы поделили территорию. Наш народ все же больше приучен к единоначалию. Вот за этим поворотом, сир, шагов сто проехать — и мы на месте.

— Баски с вами в этом же городе живут?

— Нет, сир, они через реку в городке под названием Сибур. А вот евреи живут у нас, на том берегу их сильно барон притесняет.

— Отдельным кварталом?

— Что вы, сир, их тут мало, чтобы селиться целым кварталом.

— Тогда, на будущее, не допускайте этого.

— Чем это нам грозит, сир?

— Они поставят стену вокруг квартала и заведут в нем свою власть, свою полицию и свой суд. И не пустят туда городскую стражу ловить укрывшихся преступников из числа своих. А потом, когда им станет выгодно, они вас же и обвинят, что вы их загнали в гетто и притесняете. Так что пусть живут среди людей и по законам города, а не своего квартала.

Сам городок Сен-Жан де Люз по архитектуре ничем не отличался от остальных поселений басков на этом берегу. Первые этажи — из камня, вторые — каркасные с заполнением из сырцового кирпича. Все стены ярко выбелены, на крышах — рыжая черепица. Двери, балки и жалюзи — ярко-красные. Не подумаешь даже, что тут норвежцы живут.

Впрочем, ничего странного. То, что очень хорошо приспособлено к окружающим условиям, перенимается очень легко. Те же запорожские казаки, переселенные императрицей Екатериной Великой на Кубань, быстро отказались от турецких шаровар и переоделись в черкески. И кавказскую же рубаху — бешмет, надели вместо вышиванок. И бурку переняли. И ноговицы обули, оставив малороссийские чеботы лишь для работы по дому. Потому как по тем горкам Северного Кавказа, поросшим диким кустарником, лазить в местной одежде удобней. Это потом уже цари кодифицировали им эту одежду как казачью униформу.

Так и тут — мурмана не всегда от баска и отличишь, разве что высоким ростом и светлой шевелюрой. Да и то не всегда. И матросские галстуки — прямо советские пионерские, они носят. И береты. Разве что на море сохранили свои старые наработки, типа штормовок из кожи тюленя, но это у них баски сами активно перенимают. Такая вот культурная диффузия.

На постоялом дворе без названия, который алькайд обозвал таверной, умылись, почистились, обиходили лошадей.

И только я в компании легиста приступил к дегустации кальмара, приготовленного в собственных чернилах — вот ни разу такого не ел в прошлой жизни, как прибежал дамуазо Филипп и, вопреки своему обыкновению, еще издали громко закричал, размахивая руками для доходчивости:

— Сир, там в порту стоит та лоханка, которая нас в Руан отвозила.

И видя, что я не врубаюсь, добавил:

— На ней должен был сюда ваш паж Иниго приплыть.

— Иниго де Лопес? — вскочил я на ноги. — Где он? Веди его сюда.

— Нет его на корабле. Шкипер сказал — домой унесли.

— Как унесли?

— Так он же раненный в обе ноги, сир.

Лицо юного дворянина выражало скорбь за товарища.

— Давай ко мне сюда шкипера, — приказал я и продолжил прерванную трапезу, впрочем, уже без особого аппетита — испортили.

Встревожился я за своего пажа. Чувствовал свою вину за то, что, не разобравшись в новых реалиях, послал мальчишку на верную смерть. А теперь еще — долгую и мучительную смерть. При современном-то уровне медицины, где у врача «персональное кладбище» больше, чем у любого старого вояки…

— Продолжайте, мэтр, — обратился я к обедавшему со мной легисту, когда Филипп убежал за шкипером.

Король не должен показывать дружественному окружению свои слабости, ибо они делают его уязвимым для окружения враждебного.

— Таким образом, ваше величество, в Лангедойле все опирается на службу бальи, а в Лангедоке — на сенешалей. Сенешальство — вот где кроется ключ к управлению этими землями, а не в их феодальной структуре. Виконтства здесь большие по территории — иной раз в них не только по нескольку сенешальств, но они даже не совпадают границами с сенешальскими округами, не говоря уже о барониях, — вещал краснобай от юриспруденции, явно нравясь сам себе. — Но самое интересное то, что тут, на юге, в отличие от севера Галлии, не прижилась система частного откупа налогов. Как только появляется новый налог, то штаты провинции или хунта города моментально откупают его и собирают сами, без посредников. И таким образом население меньше страдает от злоупотреблений сборщиков, а сеньоры получают свои сборы без дисконта. Крупные города на юге достаточно развиты, чтобы эффективно самоуправляться, и мечтают о выделении их территорий в отдельное сенешальство, и готовы за эту мечту солидно раскошелиться. Так же, как и за права сеньора города. Нельзя только допустить продажу муниципальных должностей за деньги, лучше законодательно укрепить выборы городских чиновников.

— Вы это про Байонну трактуете, маэстро?

— И про Байонну тоже, сир.

— Не станет ли так, что, откупив права сеньора, города перестанут вообще платить налоги государям?

— Это не так, сир. Городской патрициат прекрасно понимает, что налоги им придется платить в любом случае: если не добровольно, то принудительно. Весь вопрос в том, сколько будет стоить администрирование этих налогов. Есть такие налоги, что их сбор обходится дороже того, что собирают. А самое важное для них, что права сеньора им гарантируют независимый суд.

— Без права апелляции к государю? — удивился я.

— Это вопрос переговоров, сир. Но думаю, что мелкие преступления можно отдать им и без права апелляции. Зачем вам заваливать свой суд делами о пойманном с поличным воришке с рынка? Или конокраде с постоялого двора?

— Тут надо хорошенько подумать, маэстро, чтобы отделить агнцев от козлищ. Чтобы совсем не оставить простой народ без помощи от произвола сильных горожан. Третье сословие умеет угнетать простой народ не хуже аристократов, а в чем-то даже и лучше, из-за хорошего знания их жизни.

— Вы правы, сир, это необходимо еще раз обдумать.

— Кто из нас легист?

— Вы даете мне такое поручение, сир?

— Считай, что уже дал. Мне нужен всеобъемлющий договор с хунтой Байонны, чтобы потом не спотыкаться в казуистике. Это реально?

— Более чем, сир. Но я бы не называл это договором.

— А чем?

— Скажем так, обменом взаимных обязательств и передачей прав. Договор предусматривает наличие равных договаривающихся сторон, что в данном случае неуместно.

— Что еще они хотят?

— Не отдавать горожан вам в ополчение, сир. Так они несут серьезные убытки, оторванные от семей и от дела, которое их кормит. Доходит даже до разорения некогда крепких домохозяйств, как это ярко показала Длинная война. Но в то же время они и финансово, и людскими резервами готовы самостоятельно оборонять город от врагов своего сюзерена.

— И это все? Даже щитовых денег от них не будет вместо ополчения?

— Нет, сир. Щитовых денег как таковых не будет, но они готовы ежегодно выделять определенную сумму на содержание некоего количества профессиональных миллитов, которые будут постоянно служить их сюзерену вне территории города.

— И таким образом они хотят моими руками избавиться от шаек дезертиров, которые грабят их в пригородах?

— И это тоже, сир. Но рутьеры — не главная беда Байонны. Рутьеры сейчас веселятся севернее Гаронны, потому как южнее уже существенно огребли оплеух. В большие шайки им сейчас экономически невыгодно собираться — просто не тот кормящий ландшафт. Не прокормиться грабежом большой банде, а десять-пятнадцать человек, даже с оружием, хорошей баронской дружине — на один зуб. К тому же южнее Гаронны никто еще не осмелился отобрать оружие у крестьян. Попробуй отбери его у гасконцев!

Легист усмехнулся уголком рта и потряс пустой глиняный кувшин, в котором еще недавно был вкуснейший сидр. Был.

Я махнул рукой и подбежавшему гарсону заказал еще два таких кувшина.

— Отсюда и бедность местных помещиков? — предположил я. — От всеобщего вооружения крестьян?

— Скорее, сир, от бездумно введенного майората на землях домена руа франков. Вопреки всем местным обычаям.

— Если все города мне будут регулярно платить за содержание постоянного войска, то я тогда смогу создать не один полк из кадетов. И не два.

— Именно. Я к этому вас и подвожу, сир.

— Заманчиво. — Я налил себе сидра.

Глотнул шипучку, приятно пахнущую яблоками, и повторил:

— Заманчиво, но такое не создать за один месяц.

— А если города эти деньги внесут вперед?

— Тогда есть тема для переговоров. Здесь вы мой консульт или их?

— Здесь я посредник. Но сам я, сир, сторонник сильной государственной власти. Я насмотрелся в Италии, как выглядит грызня мелких государей и к чему она приводит.

— А если еще отменить внутренние таможни? — кинул я пробный шар.

— Сир, за это они будут целовать следы от ваших ног.

— А потери казны от таможенных поступлений возместят?

— С этим сложнее, но вы сами понимаете, сир, как увеличится торговый оборот, а с ним и налоги, без номинального повышения оных. Тем более что большинство мелких таможен принадлежит не вам, а феодалам на их земле. К тому же сильный город — это реальная опора государя от феодального неповиновения.

— Это да, — усмехнулся я. — «Галантерейщик и кардинал — это сила!»

Легист сделал удивленные глаза. Но я не стал заострять его внимание на девизе господина Буонасье, вылепленного талантами Дюма и Юнгвальд-Хилькевича, и съехал с темы:

— Лучше, мэтр, просветите меня в вопросе, как можно законно поменять одно феодальное владение на другое. Скажем так, приблизительно равные по статусу.

— Очень легко. Если это аллод с обеих сторон, то достаточно простого договора мены, удостоверенного нотариусом. Или две купчие крепости, коль заранее известно о возможном протесте их сеньора на мену. А если это феод, то кроме обоюдного согласия требуется еще и согласие сеньора, давшего вассалу этот феод. Вот фьёфы менять очень сложно, потому как будет задействовано казначейство.

— А в чем сложность с фьёфами, маэстро?

Но ответа я не услышал, так как двое беарнских стрелков, возглавляемых Филиппом, с шумом втолкнули в таверну основательно помятого моряка.

— Маэстро, прошу меня извинить, — прервал я начавшего отвечать мне легиста, — но пришло дело, которое важнее по приоритету. Но позже мы еще обязательно вернемся к проблеме обмена jilplocshady…

И, повернувшись к Филиппу, приказал:

— Давай его сюда.

Шкипер нефа «Морская лань» — круглой трехмачтовой коробки с вогнутой палубой, стоял, перетаптываясь передо мной, мял свою шапку и что-то мямлил.

— Подробнее говори и вынь изо рта, что жуешь, — перебил я его.

Шкипер непроизвольно помял себе щеки левой ладонью. И доложил уже вполне сносно по членораздельности речи:

— Ваш паж, сир, прибыл на корабль в Руане и тут же приказал сниматься с якоря, показав от вас письменное указание. В Английском канале напала на нас галера франков, вооруженная бомбардами. Сеньор Иниго принял на себя командование арбалетчиками и долго не давал франкам приблизиться к нам на расстояние абордажа. А потом франки жахнули из бомбарды, и каменное ядро, пробив фальшборт, прошло как раз между ногами вашего пажа, застряв в противоположном борту… Вы сами можете это ядро увидеть, его еще не выковыряли из обшивки. И залатанный кое-как фальшборт тоже можно осмотреть…

Взрослый человек — лет сорока, с уже заметной лысиной со стороны расчерченного морщинами лба, он явно чувствовал себя виноватым перед мальчишкой, за то, что не уберег его пажа — такого же мальчишку, хотя сохранил корабль и довез всех до порта назначения с рекордной для этого времени скоростью. Вот так всегда: героизм исполнителей — это, мягко скажем, недоработки тех, кто отдает приказы.

— На наше счастье, сир, поднялся ветер, и мы смогли, поставив все паруса, оторваться от преследования, — закончил шкипер свою оправдательную речь.

— С Иниго Лопесом что сделали?

— Ноги мы ему сразу в лубки взяли, сир. Но в Бискайском море налетел сильный шторм, во время которого ваш паж упал с койки и снова сломал ногу о палубу, но уже в другом месте. Собрали ее как смогли. По прибытии сюда сразу вызвали лекаря, который переложил лубки и приказал нести его домой.

— Когда?

— Позавчера. Четыре матроса понесли его на носилках в Лойолу.

— Груз где?

— Сир, не смогли мы взять заказанный вами груз, так как галера франков отогнала нас от британского берега.

— Сеньор Лопес в сознании?

— Да, сир. Только он сильно страдает от болей. Лекарь сказал, что, скорее всего, дома ему снова сломают ноги, иначе они криво срастутся.

— Бедный Иниго, — сказал я и перекрестился. — От судьбы не уйдешь.

Именно так… Не при обороне Помплоны, как в той истории, которую я покинул, так в морском сражении Лопес ранен, и снова в ноги, и снова пушечным ядром. Как тут не уверовать в предопределение… Значит ли это, что и мне также не уйти от судьбы быть отравленным в По? Настроения такая мысль не поднимала. Наоборот, вскипала дикая злость неизвестно на кого.

«Ладно, — думаю, — дали мне неведомые благодетели неизвестно за что после смерти порезвиться год с хвостиком. Так я вам порезвлюсь.

Я вам так порезвлюсь!

Я вам так порезвлюсь!

Я вам так…»

— Сир, какие будут приказания? — спросил неизвестно откуда возникший сержант.

Усмирив возбудившееся дыхание, я спросил его:

— Эрасуна, как далеко отсюда до Лойолы?

— Не так чтобы очень, сир. Немного не доезжая Сан-Себастьяна, свернем на юг, а там упремся. Лиг с полста выйдет.

— Так, — хлопнул я ладонью по столешнице, — едем в Лойолу.

— Ты собирался навестить местного барона, куманек, — подсказал шут. — И взять его за вымя. Я бы не хотел пропускать такой эротический экзерсис.

— Только если проездом заскочим. Матросы уже три дня Иниго несут. Догоним. Кстати, где лошади и стрелок, который его опекал? — повернулся я к шкиперу.

— Лошади здесь, сир, — поклонился он. — Все четыре андалузца. В конюшнях этой таверны. А вот стрелок — на корабле. Он ранен в ногу арбалетным болтом. Правда, в мякоть, но ходить пока еще не может. Много крови потерял. Слаб.

— Еще раненые на корабле есть?

— Как не быть, — горестно откликнулся шкипер.

— Тогда почему Лопеса понесли домой, а не лечат вместе со всеми?

— Он сам так пожелал, сир, — сказал сержант. — Шкипер не посмел ему противоречить. Иниго — знатный сеньор и придворный.

— А чего его пешком понесли, не могли носилки на лошадях соорудить, как мне?

— Пешком меньше трясет носилки, сир. А скорость примерно одинаковая, что кони носилки несут, что люди.

— Что там у нас еще запланировано здесь? — спросил я, потому как известие о беде Иниго все остальное выбросило из головы.

— Хунта общины ждет встречи с вами, сир, — подсказал алькайд цель нашего путешествия.

— Давай их сюда, тут посовещаемся, — перевел взгляд на сержанта. — А вы готовьте коней к походу. Трактирщик — вина! Какое у тебя самое лучшее.

И стрелкам, которые все еще держали шкипера за локти, приказал:

— Отпустите его.

Как только шкипера освободили, я сказал ему:

— Прошу нас извинить. Недоразумения случаются всегда. И вы по-прежнему на моей службе. Так?

— У меня с вами контракт на фрахт до конца сезона, сир, — угодливо поклонился шкипер.

Кланяется, улыбается, зараза, а по его продувной харе явственно читалось, что он предпочел бы немедленно разорвать контракт, даже потеряв деньгами. А вот хрен ему по всей морде. У меня на этот «корапь» появилась идея. Надо ее только с легистом обкатать по дороге.

Шато Дьюртубие вырастало на наших глазах из-за плоского холма почти на самой римской дороге, которая тут делала плавный поворот. Круглые башни со свинцовыми крышами, похожими на шлемы-шишаки, соединены короткими стенами. Все построено из серого дикого камня. Даже не замок — шато, и не манор, у которого башни только по углам, а просто бастилия какая-то. Ярко выраженного донжона я не увидел. Моря с этого места уже не видно, и замок обрамляли зеленые горы, поросшие старым лесом.

Трубач из беарнских стрелков загудел в рог только тогда, когда я, наклонившись под полуспущенной решеткой, въехал на замковый двор, где мои амхарцы уже прижали лошадью к правой воротной башне ошарашенного стражника, вооруженного короткой алебардой, которую он от страха не знал куда девать. Его испуганные глаза стреляли по сторонам из широкого выреза старенького покоцанного барбюта, ища куда бы спрятаться от этих страшных черных рыцарей. Ну так неси службу как следует, чтобы от неожиданности в штаны не класть. Нынче вам не давеча…

Хозяин замка — представительный чернявый мужчина лет за сорок, успевший опоясать мечом простую кольчугу, держал в руках салад с откинутым забралом и появился на крыльце донжона, который в замке все же оказался, но невысокий такой. Выскочил он, правда, когда последний валлиец проскакал воротный туннель и, осаживая мула, притулился к строю своих собратьев у внутреннего фаса стены замка.

Впрочем, последним во двор Дьюртубие неторопливо въехал на беломордом ослике нотариус города Сибур, которого мы силком вытащили из его конторы, когда проезжали мимо него по городку. Легист надоумил.

За хозяином в дверях показался молодой человек лет двадцати с охотничьей рогатиной в одной руке и с павезой, расписанной бело-сине-зеленым триколором — в другой. Такой же крепкий и чернявый, но в отличие от отца — кудрявый. То, что они близкие родственники, было видно сразу.

— Чем обязан такому заезду? — рыкнул барон аки тигра.

Судя по хозяйскому окрику, никем другим он оказаться не мог.

— Преклони колени перед своим сеньором! — с вызовом продекламировал виконт де Базан.

— Мой сеньор — руа франков! — Барон гордо вскинул подбородок.

— Уже нет, мон шер, — ласково и с улыбкой встрял я в разговор. — Мы с моим дядей махнулись, не глядя: все мои виконтства в Этампе и Шампани — на все его виконтства южнее Гаронны. Несколько неравнозначный обмен, скажу я вашей милости, но разве особо поспоришь с руа франков Луи Одиннадцатым? Вы же знаете, насколько он упрям. Позвольте представиться: дон Франциск Первый, Божьей милостью рей Наварры, суверенный принц-виконт Беарна, принц-соправитель Андорры, конде де Фуа и Бигорр, командор ордена Горностая и прочая, и прочая, и прочая…

И, не слезая с седла, слегка склонил голову чуть налево, чтобы не было это поклоном как таковым, а всего лишь салонным жестом.

Марк при этом развернул за мной мое знамя, поведя им из стороны в сторону для лучшей узнаваемости.

— Барон Педро Дьюртубие, сеньор Уррюнь, ваше величество.

Барон отвесил мне самый настоящий придворный поклон, отмахнувшись вместо шляпы шлемом. Впрочем, перья присутствовали. Целых три и все белые. Из страуса выдернутые; возможно, даже живьем.

— Могу я осмелиться предложить вашему величеству вина с дороги? — предложил любезный хозяин.

— Лучше сидра, — ответил я, соскакивая с кобылы. — Нам нужна свежая голова при решении государственных вопросов.

— Какие государственные вопросы могут быть в нашем захолустье, — стал прибедняться барон.

— Я прибыл сюда до вашей милости принять у вас оммаж и фуа за вашу баронию.

— Но, ваше величество, я связан оммажем с руа франков, который я дал ему лично восемнадцать лет назад, на этих самых камнях, — топнул он ногой о брусчатку двора, — когда мой монарх гостил в этом замке.

— Сеньор у вашей земли поменялся. Увы, барон: «Род приходит, и род уходит, а земля пребывает вовеки». Так что это уже не ваша земля, а моя. Такова структура момента. И чтобы она снова стала вашей, от вас требуется принести мне тесный оммаж. Не меньше.

— Прошу вас и вашу свиту пройти в трапезную, ваше величество. О ваших воинах и конях позаботятся.

И барон сделал вполне куртуазный приглашающий жест.

— Базан, Фларамбель, Микал, Ллевелин, шут, пажи, легист и нотариус — со мной, остальные ждут во дворе. — И я подмигнул Эрасуне.

Сержант кивнул в подтверждение, что замок обязательно будет им взят под охрану и оборону.

Марк молчаливо двинулся за мной, отдав знамя кому-то из беарнских стрелков. Без приказа. Не драться же мне с ним?

Амхарцы остались у ворот, только спешились. Стражник баронский был уже без алебарды. Но все такой же ошеломленный неожиданным вывертом судьбы.

Хоть я виду не подавал, когда входил в баронскую трапезную, но зол я был основательно. А что прикажете чувствовать, когда почти целого короля под собственным знаменем тормозят какие-то баронские таможенники на сибурском берегу Нивели, требуют каких-то пошлин, дорожных и мостовых сборов, на таком хлипком основании, что тут домен короля Франции. И это после того как свои таможенники в порту и на северном берегу Нивели отсыпали мне почти два кило серебра, которое все равно должно было отправиться в мое казначейство.

Попинали их по моему кивку амхарцы древками копий. Больно, но без членовредительства, только чтобы место свое осознали и гавкали из будки с разбором.

После чего легист предложил прихватить с собой городского нотариуса. Я согласился. Гнать надо такого барона, у которого таможенники мало того что тараканы беременные, да еще и берега потеряли от жадности.

Правда, пока протряслись три километра в седлах до замка, градус моего гнева малость утишился, и разрушать все вокруг вдребезги пополам я не стал.

В трапезной барон первым делом представил нам свое семейство.

Жену, высокую — выше мужа на полголовы — дородную брюнетку под кружевной мантильей, которая только добавляла ей роста, и в пышных юбках на широкой талии. Троих сыновей и дочь.

Сыновья все как под копирку бароном сделанные, только рост у них пока еще разный. Меня что-то царапнуло, какое-то несоответствие, пока не понял, что возраст старшего сына вполне уже рыцарский, а младшие по обычаю должны уже где-то пажами служить, а барона — наоборот, окружать отпрыски родни и хороших знакомых для приготовления тех к рыцарскому званию. А этого нет, что странно. Возможно, это как-то характеризует барона, только вот мне пока этого не понять.

Дочь барона также отличалась высоким ростом, но была ниже маменьки. Стройна, так же как мать жгуче чернява, и с очень хорошей фигурой, которую не портило даже ужасно пошитое парчовое платье, скорее всего, перешитое из материного или даже бабушкиного одеяния.

Глядя на это семейство местной аристократии, особой зажиточности я не почувствовал. Мебель для пятнадцатого века можно сказать антикварная, сработанная на века еще до Столетней войны. Посуда, выстроенная напоказ на полках, даже не серебряная — оловянная, давно не чищенная. Явно парадная, каждый день они с нее не едят. На стенах никаких картин и гобеленов. Зато много разнообразной формы щитов с тремя горизонтальными полосами (белой, зеленой и синей), из-за которых веером торчали разнообразные копья, дротики и сулицы, оформленные в виде римского «трофея». Щиты венчали старинные шлемы, в основном на темы различных турнирных «ведер» и «жабсов».

Увидев мой заинтересованный взгляд, барон мимоходом пояснил:

— Эти шлемы — турнирные трофеи нескольких поколений нашей семьи, ваше величество.

Над камином высился уходящий в стену выбеленный косой дымоход, украшенный лепным гипсовым гербом в картуше. Полным гербом, раскрашенным яркими красками, со шлемом и порванным наметом. Шлем венчала английская баронская корона. Из короны вырастало навершие в виде зеленеющего дерева. Щит придерживали с правой стороны белая лошадь, а с левой — черный единорог. На самом щите — все тот же горизонтальный триколор. Древний герб, лаконичный.

И все семейство барона скучковано под этим гербом, как для фотографии на память. После представления меня бароном, его присные твердили мне как попки одну фразу: «Ваше величество». Мужчины ограничились поклонами, а женская часть продемонстрировала знание правильного придворного реверанса, во время которого, наверное, жутко сожалела, что не в декольте.

Поразило меня имя дочери барона, совсем не христианское. Такого-то и в святцах, наверное, нет.

— Аиноа, моя дочь, — представил ее барон.

— Дамуазель, — слегка поклонился я.

— Шевальересс, ваше величество, — поправила она меня с явным вызовом, впрочем, не выходя за пределы вежливости.

— Шевальересс? — переспросил я, несказанно удивившись услышанному.

— Так точно, ваше величество, шевальересс и дама д’Эрбур. — Аиноа снова присела передо мной в реверансе. — Выставляю в ополчение копье в пять латных сержантов. А в дверях стоит Хорхе, — кивнула она на двенадцатилетнего мальчика, — мой паж.

— Приятно увидеть настоящую амазонку в наших палестинах, — произнес я, подавая девушке руку.

Когда она, опершись о мою ладонь, встала, я ее ладошку поцеловал, приговаривая:

— И эта нежная ручка способна держать тяжелый меч кабальеро?

Внутренне я себя попутно обругал кокеткой и долбодятлом, но удержаться не мог. Надпочечники резко выдали новую порцию гормонов.

— Ваше величество, — прямо ответила Аиноа, не пытаясь даже выдернуть свою ладонь из моей руки и не отрывая смелого взгляда от моего лица, — я была пока всего на одном смотре и держала на нем только свой вымпел. Но если вас интересуют мои боевые качества, то я неплохо стреляю из короткого лука. Жаркое на ужин приготовят из лани, которую я добыла сегодняшним утром. Мне будет приятно вас ею угостить.

— Благодарю вас за приятное знакомство, шевальересс.

Продолжать с ней болтовню дальше было бы грубым нарушением этикета. Сначала надо освободить от себя других.

— Ваше величество… — Девушка снова распласталась в реверансе.

— Шевальересс, — ответил я по протоколу.

Вернувшись к столу, я сел на самое почетное место.

Туда, куда хозяин должен садиться.

Все остались стоять.

И только мне паж Аиноа принес оловянный кубок с шипучим сидром. Остальным — шиш. Местный барон, оказывается, еще и редкостная жадина.

Отпив глоток, я вытер губы платком, который достал из рукава, и нарушил атмосферу напряженного молчания:

— Итак, сеньоры, разговор получается у нас неприятный. Я вынужден сообщить вам, барон, что вы или принесете мне оммаж за эти земли, или покинете их.

— Извините меня, ваше величество, но я останусь верен его величеству Луи Одиннадцатому.

— Ваш выбор, барон. Хотя мне и странно это слышать, когда всем известно, как ваш род неоднократно и с большой легкостью менял государей, даже титул вы получили от английского кинга, хотя вы баски.

Барон при этих словах набычился и покраснел лицом.

Я тяжко вздохнул, как от неприятного мне известия, и изрек:

— Значит, вы нас покинете. Три дня на сборы вам хватит?

Глаза баронессы стали как у анимешки японской, и она, пошатнувшись, непроизвольно схватилась за свою левую сиську, под которой находилось ее ранимое сердце.

«Только бы в обморок не хлопнулась», — подумал я.

Но, слава богу, в этом веке обмороки были еще не в моде у слабого пола.

— Ваше величество, помилуйте, невозможно за три дня собрать необходимое количество повозок и волов для такого обоза. Еще охрану требуется увеличить. У меня в замке всего дюжина стражников, а в дороге этого мало. Разве что дочь отдаст мне свое копье, — возопил барон.

— Не дам, — резко прозвучал звонкий голос Аиноа.

— Шевальересс, вы мне обязаны вассальной клятвой, — напомнил ей отец.

— Увы, дорогой батюшка, я дала вам свои обеты за свою землю, полученную мной в наследство от бабушки. Но в связи со сменой сюзерена этой земли, если вы не даете его величеству дону Франциску оммаж за всю баронию и покидаете ее, то моя земля остается без сеньора, и я вынуждена дать оммаж новому сеньору всей баронии, потому что никуда отсюда уезжать я не собираюсь. Это МОЯ земля.

— Аиноа, вы обязаны подчиниться моей родительской власти! — вскипел барон. — Его величество Луи не оставит своих верных слуг.

— Нет, — твердо ответила девушка, — ваша родительская власть кончилась в прошлый год, когда я стала самостоятельной сеньорой на своей земле. Дамой! Если вы сейчас дадите оммаж его величеству дону Франциску — я в вашей власти, отец, как ваш вассал. А если нет, то нет. Таков обычай. Тем более что моя земля — не фьёф, а аллод.

— Дама Аиноа права, ваша милость, — вмешался в родственные дрязги легист. — Как полноправный собственник земли и сеньории, она дееспособна без ограничений и вправе принимать самостоятельные решения, тем более что вы не наделили ее фьёфом, насколько я понял.

— У нее и так большая сеньория, — буркнул барон.

— Тем более, ваша милость. Все ее феодальные повинности вам заключаются в выставлении под ваше знамя на сорок дней оговоренного количество воинов. Еще она обязана вам советом. И это все. Выкупать вас из плена пока не требуется.

— Я и прошу у нее воинов! — рявкнул барон. — Дорога в Турень долгая, и по ней шастают шайки рутьеров. Пожалела бы мать…

— Итак, — подвел я черту переговорам, — вы больше не барон, ваша милость. По крайней мере, не барон Дьюртубие. Микал, раскладывай.

Микал вынул из своей сумки тубусы и стал вынимать из них документы, деловито раскладывая их на столе.

Я приподнял за угол первый пергамент.

— Этим ордонансом шато Дьюртубие и сеньория Уррюнь с городом Сибур с сегодняшнего дня переходит во владение ордена Горностая, как столица командарии Пиренеи на правах полной автономии. На содержание командарии ордена пойдут все доходы с сеньории Уррюнь и города Сибур. Кому что не ясно?

— Ясно все, ваше величество, — укорил меня барон, — прогоняете как ненужную собаку.

— Прогоняю? — поднял я брови. — Вам на этом месте было предложено за эту баронию принести мне тесный оммаж. Вы отказались. Какие претензии к монарху? Тем более, ваша милость, вы не моя, а французская собака. И кормить вас должен ваш французский сюзерен.

— Дети, дорогая, — повернулся барон к домочадцам, — поспешите собираться в путь. Нам дали всего три дня на сборы. Идите быстрее и гоняйте слуг напоследок и в хвост и в гриву.

Все вышли, но Аиноа осталась, дождалась, когда отец закончит свои тирады, и спокойно, с улыбкой произнесла:

— Я пойду, распоряжусь насчет ужина. А тот тут все совсем забыли о законах гостеприимства. Ваше величество.

Короткий реверанс, почти книксен. Озорной блеск глаз исподлобья, почти выстрел. Девушке явно нравилось, когда ее называли рыцарским титулом, и я не стал ее разочаровывать.

— Шевальересс, — ответил ей я с легким поклоном.

И дама д’Эрбур вышла, шелестя юбками по каменному полу.

Барон остался в зале только со старшим сыном. Оба смотрели на меня угрюмее некуда.

— Подойдите ближе, — приказал я.

Когда оба нобиля приблизились, я под их взглядами поднял за угол второй пергамент.

— Так как вы — баски, ведущие свой род ни много ни мало, а от самого наваррского рея Саншо Третьего и владевшие этими землями четыре с половиной века, но сами отказались от них, не пожелав служить короне Наварры, предпочтя иностранцев в своих сюзеренах, то так тому и быть. Но я, как состоящий с вами хотя и в весьма отдаленном, но все же свойстве, не могу просто так вышвырнуть своих дальних родственников на улицу. Хотя вы того заслуживаете.

Я встряхнул пергамент и разделил его на два одинаковых листа.

— Это договор мены вашей баронии на баронию в конте Шампань. Моя барония, поверьте мне на слово, ваша милость, там и богаче и больше этой по территории — обширный домен и тринадцать ленов для шевалье. Право баннеры и сеньориального суда. Лучшие у франков виноградники. Прекрасная жирная земля, которая родит любой фрукт, овощ или злак. Вилланы зажиточны и вовремя платят аренду за землю. Сервов почти нет. Шато больше этого, да и новее. Есть речной причал и право осенней ярмарки. «Хороший дом, хорошая жена, что еще надо человеку, чтобы встретить старость», ваша милость.

Барон все еще стоял мрачнее тучи, а вот чело его старшего сына разгладилось, и глаза заблестели.

— Вам стоит только подписать этот документ, который заверит при нас присутствующий здесь нотариус города Сибур, — и барония в Шампани ваша по закону.

— Ну, не знаю… — промямлил барон.

— Да, кстати, вам нет нужды обирать ваших вилланов на повозки, волов и мулов. В порту Сен-Жан де Люз стоит большой корабль. «Морская лань» называется, у которого еще не закончился фрахт со мной. Думаю, в него войдет все ваше имущество, которое вы захотите с собой увезти. И возить тут до порта всего-навсего меньше лиги, а не тащиться через весь континент. До сезона штормов, думаю, вы управитесь.

Бывшие бароны переглянулись, коротко моргнули друг другу.

— А ввозная грамота? — спросил сын барона с подозрением на то, что его хотят надуть.

Я протянул руку Микалу, в которую он вложил кожаный тубус.

— Вот она, — положил я тубус на стол.

— Вы хорошо подготовились, ваше величество, — сказал наследник, вскрывая писчую тару.

Непонятно, в похвалу или в хулу он это сказал, но не им состязаться со мной в бюрократических играх. Наше Министерство культуры с его документооборотом из кого хочешь выстругает мастера крючкотворства.

Юноша быстро пробежал глазами текст хартии, внимательно осмотрел мою печать, печати нотариуса и легиста как заверителей сделки.

— Все в порядке, отец, согласно грамоте нас должен ввести во владение епископ. Я думаю, нам надо сначала разобраться с новой баронией, а лишь потом ехать представляться Луи.

— Это уже как вам будет угодно, ваша милость, — не удержался я от ехидства. — Как говорят на Востоке: chozyain — barin.

В старых пьесах в ремарках часто писали: «Те же и он». На пороге трапезного зала появился сержант и отрапортовал:

— Сир, замок полностью взят под охрану и оборону. В настоящий момент идет перепись всех припасов, необходимых для отражения осады.