Прочитайте онлайн Ловец человеков | Глава 4 МОРСКОЙ КРУИЗ ПО БИСКАЮ

Читать книгу Ловец человеков
4716+905
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 4

МОРСКОЙ КРУИЗ ПО БИСКАЮ

Штормило немилосердно. Ужасающе скрипящую скорлупку кораблика кидало с борта на борт, словно кто-то большой и глупый игрался с ней, перекидывая с руки на руку. Разом пропали вокруг все краски, кроме разных оттенков серого колера. Воды стали тягучими и на вид как бы свинцовыми. С высоких валов сильный ветер срывал обильную седую пену и бросал ее на галеру, снасти которой тревожно гудели эоловой арфой. Горизонт со всех сторон закрыли низкие темные облака. Бискайский залив, он и в третьем тысячелетии одно из самых опасных для мореплавания мест, что ж говорить про пятнадцатый век, в котором просто отсутствует такое понятие, как борьба за живучесть корабля.

Осталось только молиться, отдав себя в руки высших сил. От человека уже практически ничего не зависело.

Невероятно, что еще недавно шпарило жаркое для осени солнце, а Атлантический океан встречал нас почти полным штилем, так что шли мы практически на веслах, периодически поджидая сопровождавшие нас бретонские военные нефы, пытающиеся большими парусами поймать слабый ветер. До самого горизонта не виднелось ни облачка, и галера тихонько шлепала плицами весел по избранному курсу.

— С такой скоростью нам не хватит и недели, чтобы добраться до Сантандера, — ехидно заметил я капудану, оглядываясь окрест с командной возвышенности на корме.

— Не зарекайтесь, ваше высочество, мы находимся в самом непредсказуемом месте Мирового океана, — спокойно и даже несколько наставительно произнес сарацин, — в Бискайском море резкое изменение погоды — норма, как к лучшему, так и к худшему.

И как накаркал, старый морской шакал…

Сначала при казалось бы слабом ветре поднялась на море крупная зыбь и пошли короткие ветровые волны, среди которых радостно резвились многочисленные дельфины. А потом внезапно налетел шквал, сопровождавшийся холодным дождем с мелким градом, периодически гремел гром, и на горизонте сверкали молнии. Странные такие молнии — длинные, рассекающие небо параллельно водной поверхности.

Но чем шквал хорош, так это краткостью. После него море не успокоилось, но вполне позволяло идти ходко под косыми парусами, которые капудан поставил «на бабочку», разведя реи обеих мачт по разным бортам. Казалось бы, для гребцов настала пора отдыха, но галера с помощью весел резко повернула на запад от едва видимого французского берега, будто для того, чтобы совсем уйти от Старого Света к неизведанному еще материку. И весла активно шевелились в помощь парусам, поставленным круто к ветру.

Для меня, воспитанного на либеральном кинематографе, гребля на галере представлялась каторжным утомительным трудом с полным напряжением сил, чтобы ворочать длинным веслом на всю амплитуду его поворота в уключине. Ну, как на скифе в академической гребле. Оказалось все намного проще и хитрее. Длинные весла разом опускались в воду на половину лопасти, затем следовал очень короткий резкий гребок на небольшую дистанцию. Сантиметров тридцать для крайнего гребца, но отлично работал физический принцип рычага. Рабы на галере совсем не корячились. А учитывая, что на каждое весло их было по двое, так не особо и напрягались. Потом снова весла опускались в воду, легко, так как поднимались от пленки поверхностного натяжения воды всего на несколько сантиметров. Смысл был не в индивидуальном напряжении каждого гребца, а в слаженной синхронной работе всех гребцов. Небольшое усилие каждого превращалось в мощный импульс энергии всех. Все же разом работало восемьдесят весел. И все под ритм двух медных литавр на палубе перед полуютом, в которые стучал обмотанными тряпками колотушками (наверное, для смягчения акустического удара по ушам) полуголый сарацин. Все отличие в гребле состояло в этом задаваемом ритме: реже стучали литавры или чаще. И гребцы совсем не выглядели измученными этой работой.

Кстати, и жестоких монстрообразных надсмотрщиков с длинными бичами я на галере тоже не увидел. Нежелание работать подавлялось простым правилом первых христиан: «Не трудящийся да не ест». И с ним не едят напарник по веслу и гребцы с двух весел спереди и сзади. Коллектив быстро такого «нехотяя» приводил в чувство. Сам, без надсмотрщиков. Возможно, надсмотрщики с длинными бичами были в ходу на галерах в более поздние времена, где гребцами отбывали наказание уголовники. Но тут я их не видел.

А кормили гребцов хоть и без изысков, но сытно. Голодными они бы наработали… Особенно когда нужно резко оторваться от преследования.

Что соответствовало моим прежним представлениям, так это то, что гребцы были все же прикованы к своим банкам медными цепями и справляли естественные нужды под себя, отчего «духан» на корабле стоял соответствующий, несмотря на свежий ветер. Понятно стало, почему в парусном флоте начальство всегда жалось ближе к корме, откуда дул ветер в паруса.

Для команды и пассажиров гальюн был обустроен на баке, рядом с форштевнем, который постоянно омывался набегавшей волной.

Капудан, как бы предвидя мои вопросы, дал мне вполне исчерпывающие пояснения:

— Впереди, мой эмир, прямо на нашем пути, будет подводная банка, которую местные жители называют Плато-де-Рошбонн. Шириной две мили и с глубинами не больше дюжины локтей, она тянется примерно на пять миль с северо-запада на юго-восток. Это наиболее опасная банка к западу от континента. В шторм там, на мелководье, поднимаются высокие волны, и происходит сильное их обрушение, которое может разбить корабль. И большие волны там очень коварны и ходят по три подряд. Так что нам нужно уйти минимум на пять-семь миль в открытый океан и уже там разворачиваться на юг. Лучше еще дальше, чтобы берегов совсем не было видно. Один шквал мы пережили, а сколько их может быть еще, только Аллах ведает.

Капудан Хасан, управляя галерой, даже не отдавал никаких команд, ему достаточно было переглядов с кормчим, и казалось мне, что он просто комментировал мне действия своего рулевого, настолько команда галеры работала слаженно. А команды барабанщику на изменение ритма отдавались негромким голосом рулевого.

— А чем так опасен нам шквал? Кроме града, он нас особо ничем и не побеспокоил, — выдал я свои замечания.

— Тем, ваше высочество, что в этих водах при шквале часто образуется новая система волн, идущая под углом вразрез к уже существующей. Сейчас при постоянном северо-западном ветре даже в жестокий шторм мы нормально пройдем до Пиренеев, хотя, гарантирую, будет весело, — усмехнулся он, — покатаемся как с горки, а вот если нашу каторгу будут бить волны с двух сторон разом, то я ни за что не поручусь. Нет на свете моряка, который бы сказал, что знает бискайские воды. Они каждый раз как новые.

Это все случилось на второй день морского круиза. В первый день я как зачарованный мальчишка облазил всю галеру от трюма до клотика, выспрашивая у всех подвернувшихся под руку: «Для чего?» и «Зачем?» Мне действительно все было интересно, как историку. Да и как пацану, в теле которого я находился. Так что мое поведение не вызвало ни удивления, ни насмешек.

Потом со вкусом пообедал в компании капудана, его штурмана и своих рыцарей. По моему предпочтению был приготовлен плов из свежего барашка (в носовом трюме их целая отара для нашего прокорма теснится). Правда, капудан называл это блюдо — пилав. Но все равно было очень вкусно. Прямо как дома.

А после обеда играл с капуданом в нарды, которые тут назывались трик-трак, и уверенно продул ему восемь су.

Предложил продолжить игру на деньги в шахматы, но этих фигурок на корабле не оказалось. Хотя Хасан-эфенди знал эту индийскую игру и сказал, что его корабельный плотник вырежет нам фигурки из дерева.

Играть же в кости или местный аналог наших наперстков я сам отказался. Плавали — знаем. Дурных немае.

Предложил кроме шахмат вырезать также набор шашек и пообещал капудана научить играть в «Чапаева».

Все же плыть нам еще долго, надо же как-то развлекаться…

Вторую половину дня я посвятил проверке обустройства всех своих людей и лошадей: как устроили их, как покормили, нет ли жалоб.

Жалобы были только у моей кобылы Флейты. Она меня даже отпускать от себя не хотела. Прикусила ткань на плече и держала, жалобно пофыркивая и кося на меня печальным глазом.

По моему приказу принесли хлеба с солью. И только тогда Флейта отпустила мое плечо. Лакомство перебило. Прожевав горбушку, она даже щеку мне мацнула мягкими губами, отпуская.

Потом предавался отдыху, во время которого усиленно, согласно ритму литавр, валял Ленку по широкой оттоманке в предоставленной мне шикарной каюте. Под конец, упав с оттоманки на палубу, покрытую пушистым ковром, мы продолжили «афинские игры» там же, где упали, не вставая. Как сладка молодость, как ярки ее впечатления и ощущения… По первому разу не все это понимают. Живут, чувствуя себя бессмертными.

Ночью любовался звездным небом, после того как проверил караулы, в которые поставил валлийцев. Лишний раз убедился, что я на планете Земля. На своих местах оказались и обе Медведицы, и Орион, и Млечный Путь. На большее мои познания в астрономии не распространялись.

Караулы я выставил на всякий случай, но с бодрянкой в под вахте, а также внушением остальному воинству спать вполуха, держать оружие под рукой и клювом не щелкать. Не доверял я что-то сарацинам, которые паслись в команде у капудана, особенно после сеанса свободы, когда они стали смотреть на меня злыми волками…

После завершения погрузки в Сен-Назере я взошел на палубу галеры последним. Надел на голову корону и заявил во всеуслышание, обращаясь к капудану:

— Как христианнейший государь, приказываю вам немедленно отпустить на волю всех христианских пленников на этом судне. Ибо невместно мне находиться там, где мои единоверцы томятся в плену и страдают в рабстве.

Таковых оказалось не очень-то и много.

Четверо православных худых голубоглазых амхарцев с кожей цвета маренго из далекой Абиссинии, где царствует «чорный властелин», которого называют негус и который, кстати, прямой потомок библейского царя Соломона и Шебы — царицы Савской. Когда в семидесятых годах двадцатого столетия коммунисты свергали последнего императора Эфиопии Хайле Селассие, то он был пятьсот пятьдесят шестым коленом этой непрерывной династии. Самой длинной в истории человечества.

Один низкорослый копт с кожей цвета недозрелой оливки.

Два католика-кастильца, постарше и помоложе, похожие друг на друга как близкие родственники.

И один и вовсе православный ортодокс, по внешнему виду — так просто запорожец, одетый в обрывки красных шелковых шаровар. Оставалось его только побрить, оставив усы с оселедцем, и годен в свиту Тараса Бульбы.

Все остальные гребцы на галере оказались неграми разных оттенков черной кожи. Как мне объяснили — язычники, которых купили в Марокко у португальцев.

Освобожденных я приказал отвести на бак. Вымыть их не мешало как следует, и лохмотья с них отстирать, а то смердели все старой козлятиной посильнее скотного двора. Аж глаза рядом с ними слезились.

Когда их уводили к шпироту, один здоровенный негр цвета спелого баклажана — чисто Кинг-Конг на вид, яростно бесновался, пытаясь сорваться с цепи, стуча огромными кулаками по ближайшим поверхностям, и что-то выкрикивал, явно привлекая к себе всеобщее внимание.

— Что он кричит? — спросил я.

В ответ мне сарацины только пожали плечами.

— Он кричит, что его крестили португальцы, — обернулся старший из кастильцев. — Только он говорит по-португальски с таким жутким акцентом и так коверкает слова, что его очень тяжело разобрать.

— Скажите ему, пусть он перекрестится, — потребовал я.

Кастилец незамедлительно перевел тому на португальский язык мое требование.

Негр тут же успокоился и торжественно, я бы сказал — широко осенил себя крестом животворящим. И запел красивым густым басом. Чисто Поль Робсон.

— Что он поет?

— Молитву, — ответил мне кастилец. — «Отче наш». Тоже вроде как по-португальски.

И усмехнулся уголком рта.

— Освободить его, — приказал я, — и отправить с остальными на бак. Отмываться!

Старшими над помывкой поставил Микала и Филиппа, как уже имеющих подобный опыт с дю Валлоном на Луаре. Все нужное для тщательного мытья у них запасено, сам проверял.

Все остальные разборки с расконвоированным контингентом я оставил на потом. Пообщаюсь с чистыми. А то от их вонизма глаза режет.

Проходя обратно на ют мимо наклонных мачтовых вантов, ухватился за веревочные ячейки, подтянулся и сделал «уголок». Получилось! Нормальное тело мне пацанчик оставил. Тренированное. Надо будет попробовать сейчас размяться по Мюллеру, а потом — со шпагой. Вроде как последствия сотрясения мозга прошли. Не мутило, не кружило, не болело…

Но пришлось играть с капуданом в нарды, — дипломатия, ёпрть, утешая себя, что в третьем тысячелетии они тоже вроде как спорт, вместе с шахматами.

После незамысловатого «морского» обеда я спросил капудана. Так, вскользь, как бы меня эта тема совсем не интересует, а я просто поддерживаю светский треп с хозяином «поляны».

— Хасан-эфенди, а почему вы не плаваете на запад? Там вроде как земли есть, мне говорили, нам незнаемые. Вы — сарацины, более опытные мореходы, чем мы, даже в Китай ходите, как я слышал. Неужели через этот океан вы никогда не плавали? Я не имею в виду лично вас, но других ваших моряков.

— О, мой прекрасный эмир, — ответил мне старик, — это для вас — франков, те воды — Океан, а для нас они — Море Мрака. Действительно, говорят, что удачливый капудан может за этими водами обогатиться несметно, коли отыщет в них растущую из вод гору Гиверс, в которой спрятан волшебный султанат; дома в нем выстроены из золотых кирпичей, заборы сделаны из серебряных слитков, а дороги выложены железной брусчаткой. Там даже песок пляжей — серебряный. Жители там не особо гостеприимны, но если «крокодилу моря» удастся по-хорошему договориться с местными обитателями и их султаном, то дождавшись противоположного благоприятного ветра, при поддержке фатума его корабль благополучно вернется домой, а его экипаж до конца жизни ни в чем не будет нуждаться. Серебряный песок пляжей там считается как ничей. Но с большей вероятностью они там и погибнут все, потому как Море Мрака не только холодное, но и очень грозное своими свирепыми штормами и жуткими морскими тварями. Кисмет. Я слышал всего про один такой случай, чтобы ушедший на запад корабль вернулся назад в Магриб с грузом серебра. И то было это лет двести назад, если не больше.

— Давно и неправда, — съехидничал я.

— Истину говорите, мой прекрасный эмир, — поддержал меня капудан. — Столько баек, сколько расскажет моряк, не сочинит ни один поэт. У поэта просто фантазии не хватит. Это же не новый эпитет для восхваления правителя сочинить.

— Что, есть примеры? — поднял я бровь.

— Как не быть… — захихикал он по-стариковски ехидно. — Вы, наверное, не знаете, но есть записки одного морехода по имени Синдбад, написанные давным-давно в Индии. Там такое наворочено, такие страсти, что кровь в жилах стынет, когда читаешь, а на самом деле страшнее пиратов ничего в тех водах южных нет. Пираты там действительно свирепые — что правда, то правда.

— Это какой Синдбад-мореход? — переспросил я. — Из «Тысячи и одной ночи» или другой?

— Вы знакомы с этой книгой волшебных сказок, мой эмир?

— Читал как-то в детстве, — обошел я возникший острый угол. — Очень толстая книга про говорливую Шехерезаду, которая вместо того чтобы ублажать султана как женщина, по ушам ему три года ездила, но так и не дала.

— Интересная трактовка, — откликнулся капудан, — никогда не слышал такой.

И заразительно рассмеялся. А отсмеявшись, передвинул камни на доске, развел руки и добавил:

— С вас восемь су, ваше высочество.

На доске меня опять наголову разбили в нарды. В который раз. Как ему это удается, просто не представляю. Мечем же одни и те же камни по очереди…

— Кофе? — участливо предложил капудан.

Я охотно кивнул в подтверждение заказа.

— Кстати, насколько я помню эту книгу, ваше высочество, Шехерезада, пока рассказывала султану свои сказки, родила троих детей. — Капудан посмотрел на меня несколько с высоты своей образованности.

— М-да… — не нашелся я сразу, что ответить. — А там точно сказано, что она рожала от султана?

— Этого я не помню, — засмеялся Хоттабыч. — Но судя по тому, что султан время от времени порывался ее казнить, может, и не от него, — развел капудан руками.

Тут засмеялись все, кто присутствовал на обеде.

А потом, поддерживаемая в воображении восточными картинками с прекрасной Шехерезадой в полупрозрачных одеяниях, во мне проснулась похотливая страсть, и я отправился насыщать ее в сосредоточие чести девицы Элен.

Так что знакомиться с освобожденными пленниками я вышел почти перед самым закатом. Нашел их всех на баке веселыми, увлеченными поглощением бретонской ветчины с белым хлебом, но с большим удовольствием отдающими предпочтение грушевому сидру.

— Бог в помощь, — только и нашелся что сказать, видя такое усердие в чревоугодии.

— Присоединяйтесь к нам, — предложил старший кастилец после паузы, во время которой он усиленно прожевывал то, что раньше запихал в рот.

Я не стал отказываться от сидра, который мне с готовностью нацедил Микал. Сел на бухту просмоленного каната, отпил глоток и, обратившись к бывшим пленникам, прояснил свою позицию:

— Меня зовут, как вы все уже знаете от моих людей, дон Франциск, принципе де Виана, инфант наваррский. У вашего освобождения есть одно обременение: вы должны оборонять эту галеру в случае нападения на нее. Кто бы ни напал. И на этом все ваши долги ко мне закончатся в Сантандере, где все мы сойдем с корабля. А теперь я хотел бы узнать ваши имена.

Старший кастилец, дико обросший седым волосом не только на голове, но и на груди, встав, произнес, указывая рукой на младшего:

— Это мой сын Сезар. Несмотря на то что ему было всего четырнадцать лет, он мужественно и без жалоб разделил со мной все тяготы сарацинского плена. Нас захватили на траверзе Туниса два года назад, когда мы ездили проведать моего старшего сына на Родосе. Он там член братства Святого Иоанна. Ему я и хотел отдать Сезара в окончательное обучение ремеслу кабальеро. Вместо этого полгода мы с Сезаром крутили колесо на мельнице у какого-то дикого бербера, пока нас не продали на эту галеру. За что мы постоянно благодарим Господа, так как здесь к нам относились вполне терпимо, грех жаловаться. Но пребывание в рабстве научило меня христианскому смирению, ваше высочество, отсутствием которого я страдал до того. По гордыне и спеси моей наказал меня Господь рабством и по смирению моему послал ваше высочество освободить.

После чего он поклонился мне в пояс. Выпрямившись же, продолжил свою речь:

— Меня зовут дон Хуан Родригез сеньор де Вальдуэрна, конде де Базан и Сант-Истебан, барон де Кастро. Мы из Леона. Не смотрите, что я весь седой, мне всего сорок один год, и я готов выступить в вашу защиту, ваше высочество, при нападении на этот корабль, хоть он и сарацинский. Только дайте мне оружие.

— За оружием дело не станет, — ответил я ему.

— Ваше высочество… — На этот раз он отвесил мне учтивый придворный поклон, что выглядело весьма забавно в его живописных лохмотьях.

— Ваше сиятельство, — ответил я на его поклон, согласно протоколу.

Четверо амхарцев, зрелых годами — тридцатник по виду разменяли все, оказались рыцарями ордена Святого Антония Великого, попавшими в мусульманскую засаду в пригороде Мероэ в Судане. В самом центре их орденских земель, где нападения мусульман в принципе не ожидалось. Так что ехали они в небрежении, даже не надев доспехи, за что и поплатились. Их старший, который весьма терпимо изъяснялся на слегка архаизированной латыни, назвался как Гырма Кассайя. Имена остальных абиссинских рыцарей я тут же забыл, потому что они прозвучали для моего уха полной абракадаброй. Буду общаться с ними как в армии — через командира.

— Если дадите нам оружие, ваше высочество, то мы встанем в битве плечом к плечу с вами, — заявил Гырма за всех своих собратьев.

Остальные сдержанно кивнули в подтверждение.

— Благодарю вас, — вернул я им сдержанный поклон.

Копта звали Бхутто, он был купцом, «попавшим под раздачу» ливийским пиратам, когда вывозил из Греции в Египет груз оливкового масла. Этот вечнозеленый перец был вообще полиглотом, разве что не знал васконского и русского. Общались мы с ним на окситанском наречии, переходя на латынь, когда что-то было непонятно. По его внешности трудно определить истинный возраст. Да еще эти его космы с проплешинами и бесформенная борода…

— Я всего лишь скромный негоциант, ваше высочество, и плохо владею оружием, но прошу вас, дайте мне его. Я не хочу еще раз попадать в плен, — с отчаянием заявил этот боевой хомячок.

Остатний колоритный персонаж, самый молодой в компании, здоровенный широкоплечий детина лет двадцати, хоть особо ростом и не вышел, успел не только отмыться до скрипа, но и, в отличие от остальных узников, побриться, выпросив на время бритву у моих людей. Оставил он на себе только черные вислые усы и длинный оселедец, намотанный на ухо. Точно дзапар, хоть вставляй его в картину Ильи Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», но для Сечи на днепровских порогах вроде как время еще не пришло. Этот парень, как заправский хохол, ни на каком языке, кроме «руського», не балакал, зная на остальных языках всего по нескольку фраз типа «Гитлер капут», «Сколько стоит?» и «Угости!». Закралось подозрение, что последнее слово он знает на всех существующих в мире языках. Позже выяснилось, что половецкий и татарский языки он знал даже лучше «руськаго». Впрочем, Микал с ним общий язык нашел. А мне так было даже легче, чем выходцу с самого западного ареала славянских языков.

— А ты, казаче, никак с Днепра будешь? — спросил я его по-русски, удостоверившись, что западных языков он не знает.

— Та ни, княже… С Ворсклы. — И лыбится, показывая крепкие молодые зубы.

— Будешь защищать корабль от нападения?

— Корабелю дашь — дык и разговору нет, княже, — подбоченился он.

— Сабли нет, есть рогатина, — огласил я список.

— Та хоть дрючок, лишь бы острый был, — осклабился он снова.

— А в плен-то ты как попал, такой шустрый да умелый?

Тут парень немного смутился, но врать не стал:

— Та мы, добрый человек, на Анатолию ходили на чаечке малость тутейших за зипун пощипать, так я тама на бабе попалился, — рассказывал он со смешочками типа «ну дык вышло так». — Зашли мы ночью в бухту шепотом, весла тряпками обмотав. Село бусурманское усе дрыхло без задних ног, даже собаки не брехали. Пока хлопцы их добро на лодки таскали, я знойненьку таку бабенку найшов, та и в кусты ее завалил — мыслил, успею… Не успел. С нее меня басурмане и сняли. У нее меж ног оказалось так узенько-узенько, а мой струмент, ты сам его видал, — с мисячного порося буде. Тока разобрался и вдул, тут меня агаряне и повязали, тепленького. А казаки уси сплыли вже. С зипунами. А меня связали и в кутю к баранам покидали, як куль, но даже не катували. Правда, и исти не дали. На третий день жиду продали. Тот меня в Истамбул на шебеке свез и там перепродал на галеру. Потом и на другую перепродали. Потом уже на эту. Пять рокив, считай, как все гребу и гребу. Конца-краю этим волнам не вижу. Вот те крест.

И перекрестился по-православному.

Окружающие нашу беседу не понимали. Кроме Микала, который, сложившись пополам от смеха, упал на палубу, закатился под фальшборт и страдальчески там икал, дрыгая ногами. Смеяться по-человечески, даже ржать, он уже не мог.

— Что он с меня смеется, княже? — обиделся казак.

— Да он такой же ходок по бабам, как и ты, — ответил я ему. — А смеется, потому что представил, что это не тебя, а его за задницу с бабы повязали. Я вот что хотел спросить: служить мне будешь? Дом твой далече отсюда будет…

— Не во гнев тебе буде сказано, не буду. Домой пийду, княже, в Полтаву. Дюже соскучился. А что далече отсель, мне то не боязно. Ты мне только корабелю дай и пару монет на хлиб с салом.

— А звать-то тебя как? — восхитился я этим экземпляром.

— Меня-то? — почесал он пятерней бритый затылок, будто припоминая собственное имя. — Мамай. Грицком крестили.

— Мамай, говоришь, казаче? — усмехнулся я.

— Та у нас уси в роду Мамай. Набольшие наши только стали по-литовски Глинскими князьями зваться. Им великий князь местечко Глину в удел дал. А Полтава-то — наш родовой город.

— А тот Мамай, что Москву воевать сто лет назад ходил, кто тебе?

— Это хан-то ордынский, который Кият Мамай?

Я кивнул в подтверждение.

— Родней он нашей будет. Предок у нас общий. У всех Мамаев.

— Хорошо. Об этом попозже поговорим. За кувшинчиком вина.

Дзапар довольно осклабился, выражая полную готовность употребить кувшинчик. Для начала…

Микалу вообще не надо отдавать приказаний. Все сам чует, что нужно. Вырос из-под палубы, и с ним — сержант. Потом и стрелки объявились с рогатинами в охапках, которыми они и оделили бывших узников совести.

— А где этот сиреневый амазон? — спросил мой раб, подтаскивая страхолюдную секиру скоттского барона.

— Он в гальюне мается. Обожрался непривычной еды, вот и пробило его, — засмеялся молодой кастилец.

— Это ему притащили такой маленький топорик? — попробовал я пошутить.

— А что? В самый раз под его лапу будет, — уверенно заявил Микал, оглаживая секиру, — остальным даже поднять это чудовище будет сложно.

Кинг-Конг, прибежавший под наш хохот из гальюна, с ходу бухнулся передо мной на колени и что-то активно залопотал, стуча лбом о палубу.

Я беспомощно посмотрел на кастильцев.

Дон Хуан что-то спросил у него.

Здоровенный негр ему ответил, не вставая с колен, только выпрямившись. А он действительно был здоровенным не только по саженному росту; руки у него в бицепсе — ого-го-го… чемпион по армрестлингу. «Руки как ноги, ноги как брусья». Грудные мышцы лежали мощными плитами, на животе четким рельефом выделялись «кубики» под черной кожей с оттенком баклажановой шкурки. Лицо у него было слегка вытянутое и неожиданно скуластое. Лоб высокий. Нос прямой длинный, хотя и с большими ноздрями, но не вывернутыми, а вполне себе нормальными. Подбородка не видно из-за курчавой бородки. Глаза карие, белки с легкой желтизной, которой совсем нет у амхарцев.

— Он говорит, ваше высочество, что отныне и навсегда он ваш раб. И единственное его желание — это служить вам так, чтобы отдать свою жизнь за вашу.

— Но он волен уехать домой, — сказал я.

Дон Хуан перебросился несколькими фразами с Кинг-Конгом и пересказал мне по-кастильски:

— Он говорит, что у него больше нет дома. Его дом разрушен врагами, которые захватили их всех в плен, чтобы продать португальцам.

— Кто их захватывал?

— Царь Текрура. Он мусульманин и дружит с португальцами. Сначала продавал им своих людей. А теперь соседей захватывает для продажи. У него большое войско из личных рабов.

— Царь? — переспросил я.

— Ну, так можно перевести этот невоспроизводимый на человеческом языке титул, ваше высочество, — помявшись, ответил граф де Базан.

— Как его зовут?

Граф перекинулся с негром несколькими словами, и тот ответил что-то совсем непроизносимое с большим количеством дифтонгов «мгве», «нг» и «бва».

— Скажите ему, что отныне я его буду звать Куаси-ба.

Чем я хуже графа Жофрея де Пейрака? Разве что отсутствием Мишель Мерсье. Но у меня Ленка не хуже будет.

— Кстати, а каким именем его крестили?

— Говорит, что Марком.

— Вот и будет он Марк Куаси-ба. Скажите ему, что я беру его к себе в дружину, но он должен выучить наш язык.

И протянул руку, в которую Микал вложил скоттскую секиру.

— Носи его с честью, миллит Марк.

Принимая боевой топор, эта черная громадина посекундно мне кланялась и что-то лопотала.

Я вопросительно взглянул на графа де Базан.

— Он говорит, ваше высочество, что убьет этим топором каждого, на которого вы ему покажете.

— Микал, — приказал я, — тебе особое задание: как можно быстрее обучить эту гору черного мяса нашему языку, — кивнул я головой на «баклажана».

«Ступенька»: стременной — телохранитель — казначей — порученец — слуга — и исполняющий обязанности моего пажа только вздохнул, подтверждая кивком полученное задание. Что-то много дел я на одного парня наваливаю. Все по принципу — вьючат того, кто везет и не брыкается. Надо осмотреться с обязанностями моего окружения и что-то переиграть.

Ночью, проверив караулы и бодрянку, узрел неспящего Мамая, который со шпирота увлеченно смотрел на чистое звездное небо.

— Что, удивляешься, что до дома топать и топать, а звезды над головой все те же? — спросил я его по-русски, когда подошел ближе, и сам настолько впечатлился этим зрелищем, что неожиданно для себя процитировал Ломоносова:

Открылась бездна звезд полна; Звездам числа нет. Бездне — дна.

— Красиво сказано, твое высочество, — отозвался казак. — Только звезды и примиряли меня с тяжкой долей раба, прикованного к веслу. Ночью смотришь на них, веслом ворочаешь, а сам бредешь себе мыслью по Чумацкому Шляху, и мечта тебя греет. Обо всем тогда блазнишь. Особливо о бабах. Видел бы ты, какие красивые у нас дома бабы…

Он повернулся ко мне и, широко, бесхитростно улыбнувшись, продолжил:

— Все мои страдания через их бисову красу произошли.

— Вот как?

— А як же ж… Князь великий литовский решил земли наши населить селянами с Карпат да Польши. В осадчие они шли охотно — там их папёжники ваши зажимали, по-своему, по-православному креститься не давали. Наш князь им не препятствовал, мало того, на тридцать девять лет льготы им по поборам дал — только заселяйся и паши целину. Казаки пахать не любят: охота, рыбалка, скотина всякая… это да, а вот землю пахать — дурных немае. Земли много, хорошей, черной, а людей на ней не так чтобы очень. Батый многих убил, а еще больше согнал на север, страху на них напустив. Со своих же черкас нашему князю много не взять — у нас кажный казак сам с усам и, кроме военной службы, ничего князю не должен. А посполитые селяне, понаехавшие, уже привычные и спину пану гнуть, и налоги платить. А тут льгота на треть века…

— А где земля ваша?

— По Днепру от порогов и Синих вод до кромки лесов на Черниговщине. От самого Днепра до Дона. Весь Великий Луг — присуд наш. Степи ковыльные под ветром волнами ходят, как вода на море. А запах… А небо… Нет ничего на свете краше нашей степи, княже. Коня не дашь — я пешком домой пойду.

И набычился, будто я ему уже наобещал с три короба, а потом передумал, да и отказал во всем.

— Весной домой поедешь. Зимой в одиночку бродить — замерзнешь еще или волки схарчат дорогой. А так, до весны мне послужишь, денег заработаешь, коня, саблю. Папаху каракулевую, — усмехнулся я своим мыслям. — Как человек поедешь, не как пан-голоштан. Ты же не нищеброд какой…

— Верно гутаришь, твое высочество, — согласился со мной парень. — Род мой — старый. Всегда конную лыцарскую службу нес. Всегда в старшине. И батька мой — атаман гродский в Полтаве. Он князю Михаилу Глинскому двоюродным стрыем доводится.

— А как так стало, что Мамай в Глинских обратились?

— То совсем просто, княже. Когда в Кафе хана Мамая фрязи отравили, тело его отдали хану Тохтамышу, а тот повелел его закопать на Волге, у Сарытина. С тех пор там этот высокий курган Мамаевым и кличут. А сын его — темник, бий наш Мансур Киятович увел всех наших казаков домой — всю тьму. И в Полтаве сказал на Черной Раде, что нет больше над ним и над нами царя. Что не властна больше Орда над нашей землей.

— А за что генуэзцы хана Кията отравили?

— Понимаешь, княже, всю ордынскую замятию он у фрязей постоянно серебро брал, возами, чтобы наемников собрать в свое войско. Мурзы и сеиты со своими казаками не шибко-то хотели друг с дружкой воевать. Вот он и греб в свое войско всех, до кого рука дотянется: с Кавказа, с Молдавии, с Литвы. Весь юг Крыма от гор до моря фрягам в залог отдал. А те ему на поход в Москву две сотни фряжских лыцарей навербовали — кони, и те в броне, да четыре тыщи пеших пикинеров с арбалетчиками из Генуи. А Кият их всех в том бою с москалями у Непрядвы и положил ровненько. И чтобы земли в Крыму не отдавать потом, его и отравили купцы из Кафы.

— А что генуэзцы в той Москве забыли? — Я примерно представлял, что забыли, но хотелось услышать автохтонную версию.

— Торговый путь по Дону. Меховой путь. Их всего два. Один в Новом городе Волховском, другой в Москве начинается. Меха, воск, пенька. И главное — ревень сушеный, чтобы моряки запорами не маялись на солонине с сухарями. Вот этот меховой путь, который сурожане держали, фряги хотели под себя подгрести. Не вышло. А крымский берег так у них и остался.

— Не остался. Его турки под себя подгребли. Нет там больше генуэзцев. И хан крымский — теперь вассал падишаха в Истамбуле. С его рук ест. С его фирманом на стол садится.

Грицко широко перекрестился и молвил:

— Верно дед мой гутарил: Бог долго терпит да больно бьет!

— Ты так мне и не сказал, как Мамай стали Глинскими.

— Ну так слухай, княже. Бий Мансур Киятович Мамай, сделавшись совсем независимым государем, сам стал дружить с Литвой против Орды и детям то же заповедал. Через двадцать лет по смерти хана Кията, когда Тохтамыша выгнал с Орды хан Култуг, Тохтамыш к Витовту в Литву сбежал, получив от великого князя на кормление Киев. Тогда наша тьма с литвой, ляхами, татарами Тохтамыша с киянами, да божиими лыцарями из Пруссии схлестнулись на речке Ворксле с Ордой. Командовал всеми изгой Боброк Волынец, тот, что войско хана Мамая на Непрядве разбил. В этом же сражении Боброка убили, в самом начале схватки, а князь великий Витовт не справился, и побил его хан Култуг. Крепко побил. Едигей к нему с подмогой подоспел. Первыми побежали с поля боя божии лыцари, за ними и все полсотни литовских и русских князей с дружинами утекли, кого не убили. С раненым великим князем только наши казаки и остались. И вывели того в безопасное место. Тогда бию нашему Александру Мамаю, сыну Мансура Кията, Витовт в благодарность за спасение дал в удел местечко Глину и часть Черниговщины. И признал тогда бий Олекса Витовта «старшим братом» своим «в отца место». С тех пор и стал писаться он в грамотах как князь Глинский. Ну а мы, все остальные Мамай, так Мамаями и остались. Так что недолго наше государство незалежности радовалось. Да и не выжить нам одним было после такого разгрома. Култуг до Киева все разорил.

— Шибко по дому скучаешь?

— Не то слово, княже; тоскую.

Тут его глаза слегка замутнели.

— А все ж красива она была, як зорька ясная…

— Кто? — не понял я такого резкого перехода от геополитики к красоте.

— Ганна. Дочка осадчего войта. Меня с нее братья ейные сняли на сеновале, в самый сладкий наш миг. Побить меня хотели — женись, мол, коли девку спортил. Четверо их у нее, братьев-то… Отбился… Да убегая, мотней за плетень зацепился и об землю ушибся. С меня дух вон, воны меня тут и словили. Старикам нашим на майдане меня представили с той же песней: или пусть женится, или к старосте на суд. Дюже подняться хотели: были крепаками, а станут родней подханку. Вот сестру свою сами мне и подсунули. А мне тогда было… Ну, как тебе сейчас — пятнадцать. Как нюхнул бабью промежность, так и мозги вон… Один звон в голове. А тут еще девка сама ластится…

Смеется Гриць заразительно, покачивая бритой головой.

— Ты смотри, Гриня, на моих землях не озоруй, — предупредил я его. — В каждом городе бордель есть с непотребными девками. И стоит это удовольствие недорого. Так что к честным женщинам не лезь. Народ тут горячий, ревнивый, под руку и убить могут. И будут в своем праве. Даже к женитьбе принуждать не будут. Ты в этом вопросе Микала держись — он ходок по бабам уже опытный. Знает, что можно, а чего нельзя.

— Дякую за мудрость вашу, твое высочество.

— Ладно тебе дякать. Одна, Гриць, дяка, что за рыбу, что за рака. Лучше расскажи, что дальше было с той Ганной. Интересно же…

— Та ни что… С поруба, куда меня до суда засадили, я втик. Седмицу в плавнях рыбалил, потом с дядьями и брательниками на Дон ушли. С тамошними черкасами в набег поплыли до Анатолии. Далее ты все знаешь.

— Ну так что решил? До весны мне служишь?

— А в чем службица-то? Мне не всякая служба в почет, не во гнев твоему высочеству будет сказано.

— А на кого пальцем покажу — тому голову с плеч. Вот и вся служба.

— А бабы будут?

— Будут тебе бабы, — усмехнулся я, — хоть без шахны, да работящие.

— Откуда, княже, так на руськой мове балакать умеешь? Любопытно мне.

— А я много языков знаю. Таков царский удел, — ушел я в несознанку. — Служить будешь?

— А корабелю дашь? Из милости.

— Все дам. И коня милостивого, и саблю, и шапку каракулевую, — смеюсь.

— Тогда я твой, — склонил голову хлопец. — Только, чур, княже, до весны.

И мы оба засмеялись задорно, хорошо понимая друг друга.

Второй день плавания я решил посвятить физическим упражнениям, проверить все же возможности моего нового тела, да неспешному подведению итогов и построению планов на будущее, но обломился, так как нас стали преследовать две галеры под белыми флагами с золотыми лилиями. На каждой стояло не меньше полусотни арбалетчиков. И все мои благие пожелания накрылись медным тазом.

Бретонские парусные нефы от безветрия приотстали и маячили далеко за кормой.

Франкские галеры очень долго с нами сближались, практически до обеда, меняя галсы по ветру, и мы почти потеряли за кормой более тихоходные и менее маневренные союзнические парусники. В любом случае рассчитывать на их помощь было нечего. Если ветер покрепчает — помогут. А нет так нет. Кисмет, как любит говорить капудан.

Я как-то читал, что морской бой парусников мог длиться всего минуты, а основное время — часто многие часы — съедали именно маневрирование, отнятие ветра у противника, проведение правильного маневра для абордажа или подводки корабля противника под огонь своей бортовой артиллерии.

А вот и сам капудан спешит ко мне, шлепая задниками богато расшитых туфель по палубе.

— Мой солнцеподобный эмир, какие будут приказания? — склонился он передо мной, являя глазам розовую косынку.

Однако под халатом негоцианта блестела позолотой дорогая кольчуга панцирного плетения, и весь его арсенал на поясе был готов к применению.

— Мы сможем от них уйти? — спросил я в лоб.

— Попробовать можно, но на парусах они будут быстрее нас. А весельная команда у меня сейчас вашими стараниями ослаблена, — посетовал он.

— Зато усилена абордажная команда, — осадил я его попытку снова посадить узников совести на весла. — Кроме копта, там все неплохие бойцы. Лишними не будут.

Наконец галерам франков, уже после того как мы успели со вкусом и не торопясь пообедать, удалось взять нас в клещи, пока еще на расстоянии больше двух кабельтовых. Все же они были помельче, поуже в корпусе и повертче большой сарацинской галеры. Наш корабль только на прямой дистанции выигрывал у них в скорости, дважды вырываясь из этих «клещей» короткими рывками. Последний раз, выйдя прямо из-под шпирота франкской галеры, на который уже готовы были спуститься их абордажники. Пару франков удалось подстрелить сарацинским матросам из тугих турецких луков. И одного ссадить с мачты, когда тот лез в «воронье гнездо» с арбалетом. Стрела попала ему в левую руку, но вот громкое падение с реи на палубу вряд ли добавило ему здоровья.

До этого мы дважды уже сходились с франками на перестрел, но легкие стрелы валлийцев относил посвежевший ветер, и я приказал бросить это бесполезное занятие и не тратить зря стрелы. Выждать, пока ближе не подойдут. Арбалетный болт доставал палубы противника, но его также, хоть и намного меньше, сбивал с прицела ветер.

Впрочем, и врагам нашим ветер также не помогал стрелять в нас.

Пока мы с франками вот так играли в морские кошки-мышки, небо потемнело, и ветер резко усилился. Паруса все убрали и гоняли друг друга исключительно на веслах.

А потом неожиданно пришел шторм.

Да что я говорю — не шторм, а ШТОРМ!!!

И нас разнесло с противником высокими водяными валами далеко друг от друга.

Ощущение того, что низ моего живота стремится сорваться в колени, появилось у меня и больше не пропадало. Точно так же, как и верх желудка поселился где-то в районе зоба, стараясь проскочить наружу. Но пока было еще терпимо. А потом нас стало немилосердно мотать на больших волнах, которые шторм перекатывал через палубу, и все внутри меня поменялось местами.

Это был первый настоящий шторм, который я видел за обе своих жизни, и поначалу зрелище разбушевавшейся стихии завораживало и притягивало к себе мой взгляд этой величественной нечеловеческой жутью, но постепенно морская болезнь взяла свое.

Бортовая качка была еще терпимой, хотя и на пределе возможностей. А вот когда пошла килевая, то я неожиданно обнаружил себя в каюте, валяющимся пластом на оттоманке с вывернутым наизнанку желудком и привкусом медной пуговицы во рту. Периодически сокращался буквой «зю» и меня рвало горькой желчью — больше нечем было. Да и желчи во мне почти не осталось. Казалось, еще чуть-чуть — и выверну в медный таз последние свои потроха.

Так пролетело более суток… или еще больше. Достаточно долгое время для того, чтобы измучить и измотать доставшийся мне юный организм буйством морской стихии до состояния «бери меня тепленького и делай со мной что хочешь». Однако, признавая такую возможность в принципе, сарацинский капудан повел себя в этой ситуации весьма благородно. То есть не сделал совершенно ничего из того, что мог. И я, и мои спутники, и даже освобожденные гребцы остались на свободе, даже со всем состоявшим при нас имуществом.

Вместе со мной в каюте страдал от морской болезни Филипп. А вот Микал и Ленка, казалось, в этом буйном море родились: им было настолько хорошо, насколько нам плохо, если не считать надоевшей и им тоже качки. С помощью чернокожего Марка они заботились обо мне и моем оруженосце с полной самоотверженностью, не гнушаясь никакой грязной и противной работой, которую мы им периодически добавляли.

Но все кончается. Кончился и этот чудовищный шторм. Но не волнение. На высоких и длинных валах корабль скользил как на американских горках. По крайней мере, ощущения были именно такие, как в юности, когда я водил девочек в «Луна-парк» около Речного вокзала. Почему-то после таких адреналиновых аттракционов они были более податливы на поцелуи.

Но выматывающей килевой качки больше не было, и я смог проглотить без последствий чашку куриного бульона.

Посетивший меня капудан Хасан посетовал:

— Ваше высочество, прошу вас: не держите гнев на старого капудана, ибо я не в силах бороться с морскими стихиями. Тут на все воля Аллаха, который был к нам в этот раз благосклонен. Самое страшное уже позади. Сейчас при умеренном северо-западном ветре мы довольно быстро доберемся до суши, где моему кораблю предстоит серьезный ремонт. И я надеюсь на вашу помощь.

— Что от меня потребуется, Хасан-эфенди?

— Охранная грамота от ваших подданных и некоторое количество высушенного дерева.

— Считайте, что они у вас уже есть, — успокоил я его и тут же задал самый для меня актуальный вопрос: — А куда нас выбросит на берег морская стихия?

— По моим расчетам, очень приблизительным, — где-то от Байонны до Бильбао. Точнее пока сказать не могу. Но мимо континента не проскочим, это уже точно.

— Какова сейчас высота волн?

— Где-то шесть-семь локтей, мой эмир. Против них идти бесполезно, даже с такой большой командой гребцов, как у меня. Остается только держать корму под ветром, благословляя Всевышнего за то, что ветер нам относительно попутный. Надеюсь, к вечеру волнение утихнет, и я смогу взять ориентиры по звездам.

И тут же оговорился:

— Хотя все в руках Аллаха. Это Бискай.

Капудан меня покинул и прислал мне большой кувшин кислого питья. От этого напитка действительно стало легче. И я решился выйти на палубу.

День клонился к вечеру. Небо прояснилось, и даже солнце иногда проглядывало в разрывы между светлыми облаками. Гнетущей серости большого шторма не осталось и следа.

Галера, втянув в себя весла, шла под зарифленным латинским парусом фок-мачты, резво взлетая на высокий гребень волны и глиссируя на большой скорости, летела в длинный провал между волнами и, опережая их, снова легко взлетала на гребень следующей, рассекая ее верхушку шпиротом. Действительно «американские горки», которые в Америке зовут «русскими». В отличие от болтания корабля в большой шторм, ощущения скорее были радостными, чем гнетущими.

На палубе, держась за какую-то веревку стоячего такелажа, я полной грудью с наслаждением втянул в себя свежий просоленный воздух, от чего закружилась голова. Но огромный Марк легко придержал меня, позволив снова уцепиться за пеньковый трос.

Чистый воздух поднял мне настроение, позволяя забыть ту мерзкую смесь газов с густым запахом желчной рвоты, которой пропиталась атмосфера каюты.

Не могу сказать, сколько времени я так простоял, но организм испытывал эйфорию, от которой отказаться у меня не было сил, и я не давал себя увести с качающейся палубы.

К закату волнение уменьшилось, и галера, став «крылата парусами», с тихим шипением вод скользила по пологой волне как призрак в ночи.

Только когда стемнело и на корабле зажглись ходовые огни, меня смогли увести в проветренную каюту, где я наконец-то уснул и проснулся только от крика множества глоток: «Берег!!!»

Утро было светлым, солнечным и радостным.

— Я счастлива видеть вас в добром здравии, сир, — проворковала Ленка, подавая мне полотенце. — Я очень боялась, что вы от этой качки не оправитесь и оставите меня в неутешном горе.

Глаза ее действительно лучисто сияли. И красивые губы растянулись в довольную улыбку, вызывая мою в ответ.

Марк с готовностью держал в своих огромных руках медный тазик с водой.

Ненавижу эту европейскую привычку умываться в одной воде как свинья из корыта. Европейцы даже в третьем тысячелетии в нормальном санфаянсе затычки делают, чтобы одним легким движением раковину в тазик превратить. Уроды. Все у них не как у людей.

— Полей на руки, — приказал Микалу.

Славянин понял меня враз, схватил кувшин со стола и наклонил его над моими ладошками, собранными в лодочку. «Вот теперь все правильно, и тазик выполняет свою функцию — сливной лохани», — с удовлетворением подумал я, отфыркиваясь.

Потом меня одевали. Ленка с Микалом. Отбиваться и взывать к тому, что «Я большой!!! Я мущинка!..» сил еще не было. Но как представлю в перспективе всех этих «первых подавателей правого королевского чулка», «вторых подавателей левой подвязки»… злость обуревает недетская. Время им девать некуда было. Всем этим Людовикам-солнцам. Это же сколько его бесполезно утечет, если каждый предмет твоего одеяния будут вначале с поклонами и реверансами передавать из рук в руки, а такой же высокородный, только избранный, — его на тебя надевать? А потом они будут целый день ходить за тобой толпами, ничего не делая, и на основании этого клянчить земли и крестьян, улавливая твое благодушное настроение. И все будут наперегонки бегать друг на дружку стучать, потому, как давно по опыту знают, что первому докладу верят больше. Придворные называются… Бездельники. Ладно, еще не вечер… при своем дворе я всем работу найду. Всех построю!

Боже, как мне не хватает знающего советника разобраться в этих сложных уборных интригах королевского двора! Микал, конечно, источник полезный, но он сам ничего не знает о большой помплонской политике, потому как всю жизнь провел в По.

На палубе погоды стояли райские. Глубокая синь безоблачного неба. Зеленоватое море с невысокой пологой волной. Серые пузатые паруса, периодически скрывающие яркое солнце. Белое дерево хорошо пролопаченной палубы. Тепло, только ветер прохладный. Не сказать даже, что вокруг осень.

По левому борту — тонкая серая полоска берега в дымке. Далеко.

Перед полуютом напротив двери в каюту топтался в ожидании моего выхода весь мой немногочисленный бомонд: шевалье д’Айю, сержант, оба де Базана и все амхарские рыцари.

Как только моя дверь скрипнула, они синхронно выполнили глубокий поклон и наперебой выразили свою радость от лицезрения меня живого и здорового. Вот уже я и придворными обзавелся… А где мой шут, кстати?

Базанов — и графа и виконта, как и амхарских рыцарей, кто-то заботливый уже успел переодеть в шмотки, подаренные нам старым бароном в шато Боже. Что остались там от времен неаполитанского короля. Выглядели они в этих одеждах весьма импозантно, как из инкубатора, если не обращать внимания на цвет их кожи. Впрочем, кастильцы в своем застарелом загаре тоже вполне сошли бы за темнокожих мавров, если особо не приглядываться.

Кстати, и Марк, который самовольно присвоил себе место моего cubre el culo, щеголял широченными красными шароварами из камки. Они удерживались на его плоском животе куском желтой материи. Торс остался голым. Оно понятно, такая мускулатура сама по себе неслабое украшение. Я бы и сам от такой не отказался.

И все босиком.

Отпад.

Шевалье д’Айю сделал короткий шаг вперед и высказал общее пожелание:

— Не соблаговолите ли, сир, отобедать в нашей компании по приглашению капитана этого судна?

В этот раз на нем был надет жакет-безрукавка с изображением собственного герба. Желтое поле с красной тройной перевязью: широкая посередине, узкие по краям. На широкой перевязи в ряд три желтых креста с концами трилистником. Простой герб. Древний род.

Я глянул на кастильцев.

Старший из Базанов кивнул в ответ, выражая свое согласие, и глазами поблагодарил за то, что я учел его мнение, которое могло быть и резко отрицательным, после плена-то…

Микал по моему жесту увел Ленку в каюту, а Филипп, все еще несколько зеленый, отправился прислуживать мне за столом. Марк делал вид, что не понимает моих жестов, и шел в кильватере за мной как привязанный. Впрочем, сейчас не то место и время, чтобы заниматься дрессировкой кинг-конгов. Язык выучит — введем в нужные рамки. Чтобы это была самая большая моя проблема в жизни… такое вот пожелание.

Дастархан был сервирован на верхней палубе квартердека, под решеткой солярия. Капудан восседал во главе «стола», который изображал узкий зеленый ковер с персидским орнаментом. По его приглашающему жесту мы расселись вокруг на заботливо приготовленные подушки и валики.

Филипп и Марк уверенно встали за моей спиной, в готовности как прислуживать мне, так и охранять. Хорошо, что мне досталась узкая сторона «поляны», напротив хозяина стола, и они особенно никому не мешали. Потом и Микал там уселся чуть в сторонке, но в пределах вызова.

Чуть позже нас явились дон Саншо и сьер Вото.

Я взглядом спросил инфанта: «Как дела?» Он опустил ресницы с еле заметным наклоном головы, как бы говоря, что все в порядке. Все мимоходом, не привлекая ничьего внимания.

После молитвы, в которой каждый из присутствующих отправил благодарение собственному богу за дарование пищи земной, подали кофе. Вопреки моему ожиданию, его охотно употребили все присутствующие христиане.

Оглядев компанию, я спросил:

— А почему здесь нет Бхутто и Мамая?

— Им не по чину сидеть в вашей компании, мой солнцеликий эмир, — покорно сложил руки лодочкой капудан, глядя на меня своими «маслинами» с преданностью пуделя.

— Не знаю, как там насчет Бхутто, — заявил я, — но кабальеро Григорий Мамай де Полтава — троюродный брат первому гранду эль гран дукадо Литуания принцу Мигелю де Глина, и также родичем будет императору Золотой Орды Кияту Мамаю, которого генуэзцы в Крыму отравили.

Уф-ф-ф… вроде адекватно перевел для местных титулы «пана радного», «великое княжество» и «князь Михаил Глинский».

Гриць появился к середине трапезы. Одетый, что характерно, не только во все целое, но и вполне нарядное, и что удивительно — обутый. Расстарался капудан, заглаживая свой промах. И когда только приказ успел отдать? Синие атласные шаровары, широкий красный пояс на два десятка раз обмота талии, низкие сапожки с острыми загнутыми носами почти без каблука из зеленого тисненого сафьяна и в отбеленной льняной рубахе. За поясом кинжал торчит, рукоятка медная с «ушами». Чисто попугай. Но по виду казака можно было понять, что обновками тот доволен.

Мамай сел на свободное место, не стесняясь, не чинясь, но и не хамя никому. Перекрестился и своим кинжальчиком спокойно стал баранину пластать, со вкусом обсасывая косточки.

Кстати, памятуя о том, что в Европах за столом все со своими ножами сидят, Хасан-эфенди расщедрился и каждому бывшему пленнику подарил серебряную ложку с ножом. Столовым таким ножичком со скругленным острием. Все одинаковые. Наверняка из товара гарнитур распатронил. Был бы это собственный, привычный, так всем бы эти куверты в пользование разложили, а так пришлось капудану эти едальные приборы бывшим рабам дарить.

Помня, что Мамай в языках ни в зуб ногой, я к нему Микала послал, встать за спиной и переводчиком поработать, если надо будет. А мою спину баклажановый Марк прикроет. Меня из-за него и не видно совсем.

— И вообще возьми над ним шефство, — посоветовал я парню.

— Что взять, сир? — округлил глаза раб.

— Опеку, — пояснил я непонятное слово. — Он же дикий совсем, обычаев наших не знает. Да и на баб падкий. Так ты его в рамках держи. А он у тебя охранником послужит для денежной сумки.

— Будет исполнено. — По лицу раба совсем не понять было, радуется он новому назначению или печалится. Однако приказ он выполнил расторопно.

А место Микала за моей спиной тут же занял Филипп, умудрившись даже Марка подвинуть.

Разговор за столом как-то не клеился, отвечали все односложно. И капудан даже растерялся немного, но быстро взял себя в руки и стал расписывать ужасы, которых мы в прошлый шторм избежали.

— …Слава аллаху, в этот раз наката не было, — завершил он сеанс «ужастика».

— Наката? — переспросил я.

— Да, ваше высочество, наката. Так местные моряки называют довольно злые короткие волны, которые после сильных штормов возбуждаются далеко в океане, но тем не менее доходят практически до всех уголков этих бискайских вод. В полное отсутствие ветра попасть в сильный накат очень отвратительно, идти вперед можно только на веслах, а если накат против судна, то еще и очень медленно. Иной накат может продолжаться несколько дней после шторма и выматывает всех гребцов. А если не грести, то может такой накат далеко снести корабль. Парусники без весел в такой накат здесь часто гибнут.

При подаче шербета и сладостей смотрящие с «вороньего гнезда» издали истошный вопль: «Корабль навстречу!» — и все повскакивали на ноги.

Я тут же приказал всем своим вооружиться и занять место по абордажному расписанию.

Филипп моментально рванулся за моим оружием в каюту.

Капудан, вероятнее всего, такие же команды отрывисто отдавал на своем гортанном сарацинском наречии.

Благостное протокольное мероприятие развалилось. Все торопливо готовились к бою, хотя всем было предельно ясно, что до реального сближения с вражеским кораблем пройдет еще немало времени. Но все выразили готовность к сражению.

Один Гриня так и сидел за дастарханом, спокойно наверстывая упущенное.

Тут я понял, что торопиться действительно не надо. Время еще есть. Даже завещание успею написать, если потребуется.

Согнав гуляющих по баку семейных моих мастеровых в трюм, вся моя ватага грудилась у шпирота, ощетинившись самым разнообразным заточенным железом.

Навстречу нам действительно шел большой когг без признаков национальной принадлежности. Но опаснее всего было то, что таких кораблей оказалось два. Второй до поры до времени был скрыт от нас парусом первого.

Топоча пятками по доскам палубы, меня у самого бака нагнал Филипп, уже полностью сам вооруженный, с моими пистолетами, шпагой, датой и снарягой в руках.

Я с помощью Марка быстро опоясался мечом, засунув дагу и даренные капуданом пистолеты за пояс.

Потом смерил взглядом оруженосца и приказал:

— Снимай!

— Что снимать?

— Котту с моим гербом снимай.

Напомню, что герб принца Вианского — это копия герба королевства Наварра, только опоясан по краю красной полосой, что на красной ткани котты совсем не заметно. Идти в бой я хотел не как пират, а как честный рыцарь под собственным стягом, которого у меня как раз и не было в наличии.

Дождался, когда дамуазо разоблачится и снова наденет на себя боевой пояс и перевязи, отдал ему следующее распоряжение:

— Неси эту гербовую котту капудану, пусть он ее вывесит на мачте.

Проводив взглядом убегающего на корму эскудеро, снял с пояса натруску и, укрепив ноги на слегка качающейся палубе, добавил пороха на пистолетные полки. Все, теперь я вооружен и очень опасен — в каждой руке по крупнокалиберному огнестрелу.

Кто на ны!

Хотя мандраж бьет не по-детски. Так я и не проверил возможности моего нового тела применительно к драке. Времени не нашел. Придется выпускать сидящего во мне берсерка, ничего не поделаешь: жить-то хочется.

Валлийцы, натянув на свои длинные луки тетивы, встали по обе стороны от шпирота, предоставив мне с бывшими узниками совести оборонять сам шпирот или же по нему бросаться на абордаж. Тут уж как получится.

Наши стрелки с арбалетами стали за их спинами, приготовившись стрелять вторым залпом.

По бортовым галереям протопали сарацины с луками, на ходу вздевая свои лямеллярные брони.

Я сам стоял за спинами своих бойцов, а за мной торчал Марк, с легкостью поигрывая страхолюдным скоттским топором и бросая по сторонам злые взгляды.

Литавры удвоили ритм гребцам, негры на веслах громко заорали какую-то ритмичную речовку, и галера, резко ускорившись, просто полетела над волной навстречу неведомым кораблям с полосатыми парусами.

Прибежал обратно раскрасневшийся Филипп и встал рядом, готовясь принять от меня разряженные пистолеты. Вот черт, пистолеты я так и не пристрелял как следует, такой вот я неорганизованный урод. Придется палить в толпу по принципу «на кого бог пошлет».

Но вот когда я увидел рядом с собой Микала с шотландским палашом в руке, то разозлился страшно.

— Где денежная сумка? — рыкнул ему.

— С Элен оставил в каюте, вместе с пистолетом и тесаком, — огрызнулся он. — Когда пираты доберутся до вашей каюты, деньги нам всем будут уже без надобности.

Именно огрызнулся раб, отстаивая свое право на участие в бою. Даже обязательное свое «сир» позабыл вставить.

Сарацинские матросы споро убрали паруса, чтобы ветер не мешал маневру галеры.

Когги сблизились с нами почти на перестрел и стали расходиться, беря нас в клещи. Пираты выставили с бортов весла, помогая своим парусам.

Наша галера хитрым маневром развернулась практически «на пятке», направив шпирот на правый корабль.

Сержант, как полностью одоспешенный, встал первым во главе абордажной команды. Ждали только того момента, когда шпирот воткнется в борт когга, чтобы по нему перебежать на пиратскую палубу.

И вдруг в мгновение все изменилось. Когг увернулся от шпирота, и вместо предвещающих хорошую драку задиристых воплей на вражеских кораблях грянуло что-то вроде нашего «ура». Вполне себе радостно орали, хотя и размахивая оружием.

Я оглянулся. На мачте рваными толчками вертикальным штандартом поднималась красная котта с вышитыми на ней переплетенными золотыми цепями.

Вражеские корабли в ответ также подняли флаги Наварры.

Свои, итить-колотить! А напугали-то, чуть ли не до жидкого стула. До сих пор трясет от нерастраченного адреналина.

— И кто это такой borzij? — спросил я Микала.

— Ваши вассальные мурманы, сир. Из Биаррица.