Прочитайте онлайн Стальная мечта | Глава 3

Читать книгу Стальная мечта
3316+942
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 3

После того, как горожане, отпраздновав вчерашнюю победу, разошлись с просветленными душами по своим делам, Феррик, вняв настояниям Богеля, отправился с ним в гостиницу, именуемую «Охотничьим домиком». В дополнение к большому залу, точно такому же как и в «Орлином гнезде», это заведение предоставляло к услугам более солидных и респектабельных гостей три небольших зальчика, где в уютной обстановке можно было спокойно поговорить.

Стены помещения, куда метрдотель в зеленой егерской форме ввел Феррика с Богелем, были обшиты панелями из дуба. Низкий сводчатый потолок из красного кирпича. С каждого стола изливали электрический свет искусно стилизованные под настоящие факелы светильники. Сами столы были вырезаны из цельных кусков гранита. Деревянные скамьи с очень высокими спинками совершенно отделяли каждый стол от соседнего, разбивая таким образом все помещение на несколько кабинок. Обстановка располагала к неспешной приватной беседе. А поговорить Феррику с Богелем было о чем.

Богель заказал бутылку белого вина и блюдо сосисок с савойской капустой. Феррик не возражал. Бывают в жизни моменты, когда честный человек может со всей определенностью заявить: да, я заслужил сегодня право отведать мяса. Вот и на этот раз Феррик счел, что вправе побаловать свой желудок после вчерашнего столь блистательного начала.

— Ну что ж, Феррик Яггер, — произнес Богель, едва лишь метрдотель с заказом удалился, — давай поговорим по душам. Расскажи мне, кто ты, чем намерен заниматься и куда направляешься.

И Феррик поведал ему о всей своей жизни, вплоть до нынешнего дня. По правде сказать, история его не заняла много времени. Поэтому, когда появился официант с заказом, Феррик как раз заканчивал свое повествование. В довершение он сказал Богелю, что не собирается задерживаться здесь, а хочет по возможности скорее перебраться в Вальдер. Что до целей, коим он намеревался посвятить себя, — тут все было куда сложнее. Ибо только сейчас, в разговоре, Феррик неожиданно осознал всю воистину космическую грандиозность миссии, возложенной на него судьбой. Вчерашние события будто пробудили его от спячки, в которой он пребывал доселе, открыв ему глаза на собственную избранность. Лишь вчера, на мосту, шагая во главе людей, слепо верящих ему, уверовал он наконец в собственные возможности, постиг в мгновенном озарении собственное величие во всей полноте и ощутил безмерную мощь сверхчеловеческой воли, являющейся — сейчас он отчетливо понимал это выражением особой чистоты его, Феррика Яггера, расового генотипа.

Конечно, ему и раньше приходилось задумываться о своей миссии в этом мире. Но раньше все казалось очень простым: по мере сил и возможностей бороться за сохранение расовой чистоты и тем самым способствовать процветанию расы и крепить мощь своего государства. Еще вчера утром весь вопрос сводился лишь к тому, каким образом с максимальной эффективностью использовать данные ему от природы способности в этом благородном служении. Но прошло несколько часов — и Провидение властно вмешалось в его жизнь. Сейчас у Феррика дух захватывало от масштабов и сложности поставленных перед ним задач. Но вместе с тем каким-то шестым чувством Феррик отчетливо ощущал, что эти задачи ему по плечу, что именно он и избран для этого героического деяния.

Что и пытался он сейчас донести до Богеля. Тот слушал, понимающе кивал, и на тонких бескровных губах блуждала неуловимая улыбка. Будто бы слова Феррика лишь подтверждали мысль, что уже давно выкристаллизовалась в его мозгу.

— Да, — тихо проговорил он, — ты прав. Я тоже ощущаю в тебе ауру избранничества. И тем отчетливее чувствую это, чем яснее осознаю, что сам я напрочь этого лишен. Послушай, Феррик, мы служим одному благородному делу. Мы оба изнемогаем от патриотизма. Давай работать вместе. Ты — прирожденный лидер, а меня судьба не обделила умом. Я льщу себя надеждой, что когда ты станешь вождем, то не откажешься от моих услуг в качестве советника. Я тебе больше скажу. Мне удалось сколотить группу единомышленников, которые видят во мне вожака. Но тут на моем пути встречаешься ты, друг Феррик. Я видел, как ты говоришь и как побуждаешь людей к действию. По сравнению с тобой я как лидер — ничто. Послушай меня. Если Партия Возрождения Человечества будет иметь тебя в качестве генерального секретаря — о большем нельзя и мечтать. Да, я могу планировать, теоретизироватъ, организовывать, друг Феррик, но на мне нет той печати избранничества, что так ослепительно сияет на твоём челе. Вдвоем мы явим собой отличную пару. Я знаю науку властвовать, ты же наделен способностью зажигать сердца.

Феррик внимательно слушал. Богель и представить себе не мог, насколько внимательно.

Богель, спору нет, парень смышленый. Но его основная проблема в том, что он переоценивает собственный интеллект. Потаенный смысл его слов ясен как день: Богель метит на роль тайного лидера, широким жестом предлагая ему, Феррику, трибуну генсека. Но Богель, видать, плохо учил историю. Человек может править, не будучи настоящим лидером. Однако если ты лидер по природе, то ты инстинктивно будешь стремиться свести к минимуму угрозу своей власти со стороны кого бы то ни было. И тем более не потерпишь возле себя теневых лидеров. Впрочем, ничего удивительного в том, что Богелю этого не понять, — этот славный паренек, увы, не лидер.

Да, именно так. Чем больше смотрел Феррик на Богеля, чем больше слушал, тем больше понимал: в их с Ферриком взаимоотношениях Богель всегда будет вассалом, и никогда наоборот.

А как вассал Богель несомненно будет полезен. Пожалуй, даже полезно будет ему сейчас подыграть.

— Так ты предлагаешь мне возглавить вашу партию, Сеф Богель? — спросил Феррик с притворным недоверием в голосе — Мне, человеку, с которым ты лишь вчера познакомился в какой-то харчевне? Ты что же, думаешь, я в бирюльки играю, уважаемый? За кого ты меня принимаешь?! И что же это за партия такая, где пост генсека предлагается по тавернам?

Богель улыбнулся и пригубил вина.

— Сказать по правде, я понимаю твое недоверие, мой друг. — В голосе у него появились извинительные нотки. — Партия Возрождения Человечества и в самом деле невелика. В ее рядах едва ли наберется триста человек по всей стране.

— Ты меня разыгрываешь? Или… погоди, ты хочешь сказать, что ваша партия объединяет цвет нации, ее элиту?

— Буду откровенен. Наша партия состоит почти исключительно из простых работяг, фермеров, да сезонных рабочих. Ну и пара-другая военных и полицейских.

— Знаешь, уважаемый, это уже граничит с наглостью! — рявкнул Феррик. Теперь он был по-настоящему заинтригован. Как-то не вяжется одно с другим. Сначала этот тип просит, умоляет его возглавить партию, а минуту спустя признается, что партия эта — не что иное, как жалкий фарс.

Но тут Богель внезапно посерьезнел.

— Вдумайся в реально существующую ситуацию. Сегодня Хелдон находится в руках людей, для которых Великая Война — это просто туманное воспоминание. Людей, для которых наши границы — только линии на карте. Людей, которые готовы пожертвовать основой основ — принципами расовой чистоты, лишь бы ублажить вконец обленившийся люмпен-пролетариат. Большинство населения в больших городах вконец оболванено популистскими лозунгами. Наш прославленный фанатический идеализм, всегда выручавший хелдонцев, ныне выродился в самого гнусного пошиба индивидуализм. Будто и не было столетий борьбы не на жизнь, а на смерть со внутренним и внешним врагами. Где ныне самоотверженная преданность идеалам? Где знаменитая хелдонская железная решимость? Ничего нет! Люди стали подобны слизнякам! Особенно правящая верхушка, эти так называемые лучшие сыны нации, это бездарное и трусливое дерьмо, упорно не желающее видеть нависшей над фатерляндом опасности. И только горсточка людей — простых, замечу, людей, — честных тружеников, еще способных расслышать голос расовых инстинктов, — только они видят весь ужас ситуации. Эти-то люди и составляют Партию Возрождения Человечества… Вот. Я рассказал тебе все, как есть. Родина в опасности! Неужели и на это тебе наплевать? Неужели кровь не закипает у тебя в жилах?

Богель говорил и говорил, со страстным выражением на лице. Замолчав, он чуть повернул голову — и неожиданно игра светотени на миг превратила его лицо в страдальческую маску. В глубине души у Феррика что-то шевельнулось.

— Что значит — не закипает?! Конечно закипает! — с горячностью воскликнул он. — Но какое отношение это имеет к вашей маленькой партии?

— Поставь себя на мое место, — в голосе Богеля слышалась нескрываемая горечь, — на место человека, который ясно видит смертельную опасность, угрожающую Хелдону. На место человека, готового отдать свою жизнь ради спасения искормившей его расы. Поставь себя на место человека, осознающего, что всех его лидерских способностей едва хватило, чтобы сколотить крошечную партию из трехсот человек. Поставь себя на мое место!

Феррика глубоко тронули слова молодого патриота, и он был вынужден признать, что недооценил всю глубину иде