Прочитайте онлайн Стальная мечта | Глава 10

Читать книгу Стальная мечта
3316+945
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 10

В черной кожаной форме, с алым плащом, бьющимся на ветру, Феррик возвышался на трибуне в ожидании начала большого парада. Справа от него стояли Лар Ваффинг в новой светло-серой фельдмаршальской форме и Сеф Богель в черной партийной кожанке. Слева находился Лудольф Бест, в такой же, как у Богеля, форме, и Боре Ремлер в мундире Светозарной Свастики — черной, с эмблемой в виде сдвоенных алых молний.

День был чудесный: на небе ни облачка, полуденное солнце стояло в зените. Широкий Хелдонский бульвар затопило пестрое, черно-красно-белое половодье партийных знамен с гордой свастикой. Все тротуары были забиты толпами добрых хелдонцев, над головами которых раскачивалось целое море партийных флажков. Общественное телевидение готовилось транслировать величественное зрелище всему миру. Феррик искренне надеялся, что парад послужит грозным предупреждением всем доминаторам Зинда.

За два месяца, проведенные Ферриком на посту верховного главнокомандующего, Хелдон сделал поистине героический рывок в деле построения светлого будущего. Так что Феррику и его сподвижникам было чем гордиться, взирая на дело рук своих.

Богель в возглавляемом им Министерстве Общественного Волеизъявления провел комплексные мероприятия, в ходе которых были выявлены десятки тайных сторонников универсалистского движения и несколько доминаторов. Результаты не замедлили сказаться — из кормушки для малокровных бумагомарателей, паникеров и крикунов министерство превратилось в настоящий инструмент для выражения расового самосознания.

Ваффинг навел железную дисциплину в армии, вышвырнув с командных должностей слабаков и смутьянов. Бывшие Рыцари были рассеяны по армейским частям, дабы своим неослабевающим энтузиазмом и патриотизмом крепить боевой дух в остальных солдатах.

Бест, под руководством Феррика, составил текст новой Конституции, законодательно закрепившей власть за верховным главнокомандующим. Хелдонскому народу гарантировалась свобода в любой момент потвердить это право за Ферриком. Таким образом, признание нерушимого единства воли верховного главнокомандующего и чаяний нации отражалось в главном законе страны — в ее Конституции. Кстати, титул верховного главнокомандующего Феррик сохранил за собой, опять-таки следуя пожеланиям народных масс.

А у Ремлера работа только начиналась. По всей стране было начато ускоренное строительство классификационных лагерей. Некоторые лагеря уже начали действовать, но пока оставались каплей в море. Слишком уж грандиозной была задача — ведь каждому хелдонцу предстояло пройти в одном из лагерей тщательнейшее обследование с целью подтверждения сертификата о чистоте. Дело, однако, того стоило. К тому времени, когда эта титаническая работа будет закончена, во всей стране не останется ни единого доминатора. Личности, у которых тестирование выявит мутированные гены, будут стерилизованы или высланы из страны — на их выбор. Сливки генофонда предполагалось сконцентрировать в рядах СС. Деятельность Светозарной Свастики со временем перепрофилируется: в недалеком будущем, когда не останется ни внешних, ни внутренних врагов, СС станет элитным меньшинством, которое положит начало новому витку эволюции человека как биологического вида.

Хотя достигнутый за два месяца прогресс был налицо, Феррика не покидало чувство тревоги. Взять, к примеру, этот парад. Рассчитан он был в первую очередь на зиндских доминаторов, которым нелишне продемонстрировать военную мощь Хелдона. Ибо день ото дня новости с востока становились все более тревожными. Разведка СС сообщала, что в приграничных с Волаком районах Зинда собралась громадная орда. Имела ли эта концентрация войск какое-либо отношение к разоблачению заговора в Хелдоне, сказать было трудно. Ясно одно — доминаторы готовятся к походу на запад.

А Хелдон еще не вполне готов к тому, чтобы дать достойный отпор.

Армия увеличилась в два раза, но, за исключением бывших Рыцарей, солдаты, пополнившие ее ряды, в подавляющей своей массе были зелеными новобранцами. Численность СС доведена до десяти тысяч человек, преданных делу Свастики и готовых к выполнению любой задачи. Но и этого мало, крайне мало. По предварительным оценкам, классификационные лагеря должны направить в ряды СС около десяти тысяч человек со сверхчистым генотипом, но пополнения вряд ли стоило ожидать раньше, чем через четыре месяца. Уже началось перевооружение армии, но в настоящий момент лишь половина частей получила новое индивидуальное оружие — автоматы. С боевой техникой дело обстояло еще хуже. За два месяца удалось произвести не более десяти воздушных дредноутов. Что же касается новых видов вооружения, таких как легкие наземные дредноуты, то их промышленное производство было еще в колыбели. Кроме того, для новых видов вооружения катастрофически не хватало боеприпасов — их производство еще не достигло плановых объемов.

Хелдону требовалось еще по крайней мере четыре месяца, прежде чем полностью перевооруженная армия сможет стальной лавиной прокатиться по бескрайним территориям империи зла — Зинда. Так что пока остается надеяться лишь на то, что сегодняшняя демонстрация хелдонской военной мощи нагонит страху на доминаторов Зинда, благо что эта гнусная раса никогда не отличалась особенным мужеством.

Толпа разразилась громкими приветственными криками, когда десять моторциклистов СС с гигантскими партийными флагами на бронзовых древках установленного образца медленно проехали мимо трибун, открывая парад. Вслед за ними, чеканя шаг, появились затянутые в сверкающую черную кожу сто пехотинцев СС. Половина из них несла партийные флаги, половина — штандарты СС. Когда отряд проходил мимо трибуны вождя, алые партийные флаги были опущены, лишь эсэсовские штандарты с алыми молниями реяли на ветру. В ответ на оказанные ему почести Феррик выбросил правую руку в партийном салюте, продолжая держать ее, не опуская, в течение всего парада. Только железная выдержка и энергетическая подпитка от Стального Командира позволили ему выдержать подобное сверхчеловеческое испытание.

Вслед за передовым отрядом СС последовал другой, побольше — свыше тысячи человек чеканили шаг в едином строю, повернув головы вправо на сорок пять градусов и скосив вправо глаза, как того требовал устав. Проходя мимо трибун, каждый выбросил руку в партийном салюте. О, с какой поразительной четкостью и слаженностью это было проделано! Как сияла в лучах полуденного светила хромированная кожа! С каким оглушительным грохотом, подобным пушечной канонаде, ударяла в бетон центрального проспекта тысяча с лишним подкованных сталью каблуков! Какое грозное предупреждение всем врагам Хелдона!

Вслед за элитарными частями СС Хелдонский бульвар от края до края заполнили полки хелдонской армии. Солдаты и офицеры шагали, за рядом ряд, и не было им конца — конец колонны мужественых защитников Отечества скрывался за изгибом бульвара. Армейцы шагали, печатая шаг. Их серая форма, их алые плащи с изображением свастики, их сверкающие новые автоматы, их мужественные лица поневоле заставляли сердце замирать от восторга. Как это не похоже на прежнюю Звездоносную Армию, парад которой Феррик принимал по случаю своей инаугурации всего два месяца назад. Правда, бравые парни, проходившие сейчас перед трибуной, еще ни разу не нюхали пороха, зато это воистину были первоклассные экземпляры человеческой породы. Воодушевление, с которым они вбивали каждый шаг в мостовую, потрясающая синхронность салюта не оставляли никакого сомнения в их боеготовности и преданности. Даже зиндские выродки, при всей своей извращенности, должны были понять, что перед ними — армия настоящих расовых героев.

Когда последний пехотный полк промаршировал мимо трибуны, на бульваре показались новые легкие наземные дредноуты — последнее слово хелдонской науки и техники — с лязгом и скрежетом гусениц. Эти скоростные танки, оснащенные двигателями внутреннего сгорания, не шли ни в какое сравнение со своими громадными и неуклюжими предшественниками, до сих пор составлявшими основную часть хелдонских бронетанковых войск. Новые танки были в четыре раза меньше чудовищных паровых черепах — наземных дредноутов старого образца, — зато в три раза превосходили их в скорости. Вместо огромной, обшитой броней кабины, ощетинившейся во все стороны орудийными стволами, на новых танках была установлена подвижная башня с одним орудием и двумя крупнокалиберными пулеметами. Еще два пулемета находились в нижней части танка, один — между водителем и наблюдателем и один — сзади, где размещался стрелок, для защиты танка с тыла. Вскоре в армию должны поступить сотни таких скоростных танков, а как только нефтеразработки юго-западного Зинда окажутся под контролем Хелдона и проблемы с горючим будут сняты раз и навсегда, производство танков можно будет исчислять тысячами. И тогда хелдонская армия пройдет империю зла от края до края, подобно стремительно несущейся стальной лавине, круша и давя гусеницами танков все то, что мешает истинному человеку свободно жить и эволюционировать.

Как только последний танк прогрохотал гусеницами по бетону мостовой, с небес донесся нарастающий гром. Первое звено громадных воздушных дредноутов прошло над трибуной, заставив землю содрогнуться от оглушительного рокота. Пока Феррик следил глазами за этими летающими крепостями, каждая из которых несла под крыльями десять двигателей внутреннего сгорания, с десятью огромными пропеллерами, внезапная вспышка озарения пронзила все его существо. Почему бы не перенести принцип "максимальная скорость и максимальная экономичность",  на основе которого шло перевооружение наземной армии, и на воздушные войска? "Летающие крепости"   были баснословно дороги, да и сборка их занимала несколько месяцев. А что, если заменить этих крылатых монстров небольшими истребителями, размерами раз в десять поменьше дредноутов? при двухкратном выигрыше в скорости, с одним-единственным двигателем? Стоимость такой машины оказалась бы раз в двадцать меньше. И Хелдон от этого только выиграет. Вместо нескольких летающих железных бегемотов у него появится целая воздушная армада. Да-да, несомненно! Производство истребителей надо налаживать прямо сейчас!

Следом за танками мимо трибун прошли моторизованные части СС, на сверкающих стальных конях единого образца, а за СС — моторизованные армейские части. Воистину это было захватывающее зрелище. Дыхание спирало от восторга! Слаженный рев тысяч двигателей был подобен боевому кличу, от которого дрожала сама земля.

За моторциклистами по бульвару прошла колонна грузовиков-фургонов, предназначенных для быстрой переброски воинских контингентов. "Мощь"   и "скорость"   — вот ключевые слова, подобранные Ферриком для армии нового образца. Современная армия должна быстро концентрировать значительные силы на критических участках линии фронта, создавая железный кулак, обрушивающийся на неприятеля, прежде чем тот успеет опомниться. Именно такая армия, превосходящая врага в мобильности, способная разнести в пух и прах противника, обладающего десятикратным перевесом в численности, нужна сейчас Хелдону, дабы отстоять великое дело возрождения истинно человеческой расы.

Вслед за грузовиками снова потянулись стройные ряды пехотных подразделений СС, а за ними — армейские пехотные полки, которые, с грохотом впечатывая шаг в бетон Хелдонского бульвара, замыкали парадное шествие. В тот момент, когда первый ряд армейских пехотинцев в торжественном марше проходил мимо трибуны, отдавая партийный салют, Феррик увидел, как по ступенькам трибуны вихрем взлетел капитан СС и что-то быстро зашептал на ухо Ремлеру. Командующий СС обернулся к Феррику, на лице у него было написано крайнее волнение.

— Ну, Ремлер, выкладывай, что там? — проговорил Феррик, не оборачиваясь.

— Мой Командир! Зиндские орды вторглись в Волак. Они идут через восточные регионы страны, сокрушая все на своем пути!

Хотя новость эта поразила Феррика, как удар грома с ясного неба, правая рука его, замершая в партийном салюте, даже не дрогнула. Ледяное спокойствие — вот имидж истинного вождя на общественных мероприятиях. Ни в коем случае не показывать подчиненным своего волнения — народные массы этого не прощают. Незаметным жестом Феррик приказал Ремлеру и Ваффингу придвинуться ближе, затем знаком велел приблизиться капитану СС. Шествующие перед трибуной герои не должны заметить ничего, что могло бы посеять в них семена паники.

— Обрисуйте точную ситуацию, капитан, — бросил Феррик, не поворачивая головы.

— Мой Командир, согласно последним разведданным, зиндские полчища находятся всего в пяти днях марша от Лумба.

— Как только столица будет взята, исчезнет последний очаг сопротивления, и зиндским ордам откроется прямая дорога к Хелдону, заметил Ваффинг. — Через девять дней, самое позднее, они обрушатся на нас. Следует срочно укрепить восточную границу. Надо перебросить туда отборные армейские части и элитные подразделения СС. Их задачей будет сдерживание орды до подхода армии.

В Волаке Феррика больше всего интересовали незараженные земли в западных регионах страны — они так и напрашивались на истинно человеческую колонизацию. Уже это автоматически делало Западный Волак объектом законных притязаний Хелдона и зоной его интересов. Поэтому для любого истинного патриота было немыслимо допустить оккупацию этих земель зиндскими ордами, не говоря уже о военной угрозе для всего Хелдона.

— Здесь не может быть двух мнений. Мы должны однозначно отреагировать на вторжение Зинда на сопредельные с нами территории, — твердо отчеканил Феррик, не поворачивая головы, держа руку в партийном салюте. — Мы должны атаковать! Мы должны атаковать немедленно! Сокрушительным и молниеносным ударом!

— Но, мой Командир, мы еще не готовы к войне с Зиндом. Месяца через четыре…

— Довольно, Ваффинг! — отрезал Феррик. — Это решено! Мы просто не можем позволить Зинду безнаказанно оккупировать Волак. Атаковать зиндские орды немедленно, всеми имеющимися на сегодняшний день силами!

Через какие-то тридцать шесть часов громадная хелдонская армия стояла на восточных рубежах фатерлянда, готовая выступить в поход на восток. Весь цвет вооруженных сил Хелдона собрался здесь, чтобы под предводительством Феррика, лично возглавившего поход, обрушиться на зиндскую гадину. Успех кампании могли принести лишь концентрация всей ударной мощи на узком участке фронта в сочетании со стремительным наступлением, поэтому в походе участвовали лишь моторизованные дивизии, которым предстояло развивать наступление сразу по двум направлениям.

Одну группировку войск, состоявшую из двух моторизованных пехотных дивизий, возглавил Лар Ваффинг. В дополнение к пехоте группировке были приданы мобильные части моторциклистов — числом всего три тысячи — и десяток паровых наземных дредноутов старого образца. Ваффинг должен был стремительным марш-броском пройти через Западный Волак и ударить в лоб неприятелю где-то в окрестностях Лумба — столицы, расположенной на западном берегу реки Роуль. В задачу группировки Ваффинга входило приостановить наступление неприятеля и сковать на время его основные силы. Поскольку противник имел громадный численный перевес, у Ваффинга почти не было шансов остановить орды и отбросить их назад.

В это время Феррик, вместе с преданным ему Вестом, во главе отборной ударной дивизии СС, в которую были отобраны лучшие моторциклисты Светозарной Свастики, при поддержке десятка легких танков нового образца собирался осуществить стремительный обходной маневр по северо-восточным землям Волака. Если все пойдет, как было задумано, силы Феррика обойдут Лумб с востока и ударят в тыл зиндской орде, прижав ее к восточному берегу Роуля. Операция была расписана буквально по минутам. Группировка Феррика нанесет удар с тыла в тот момент, когда орда начнет переправляться через Роуль по единственному, сравнительно узкому мосту. Перед дивизией СС вставала сложнейшая задача — ведь противник в сотни раз превосходил ее численностью. Однако внезапность удара и паника в стане врага должны были уравнять шансы, а физическое и духовное превосходство смельчаков из СС, подогреваемое к тому же вдохновляющим примером горячо любимого вождя, может изменить соотношение сил в пользу хедцонской армии.

Когда первые лучи восходящего солнца рассеяли предрассветные сумерки, Феррик сел в седло своего моторцикла, глядя на циферблат времяизмерительного устройства. Истекали последние минуты до Момента Ноль. Лицо Беста, замершего в ожидании мгновения, когда можно будет ударить наконец по рычагу стартера, сияло от юношеского возбуждения.

— Как ты думаешь, волаки окажут нам сопротивление? — В голосе Беста угадывалась затаенная надежда.

— Едва ли, Бест, — отозвался Феррик, — армия Волака — всего лишь сборище убогих мутантов. Кроме того, думаю, все их силы сейчас брошены на борьбу с зиндскими ордами, прущими с востока.

Тем не менее, поскольку время решало все, следовало с самого начала отбить у безмозглых кретинов охоту сопротивляться. Поэтому в тот самый миг, когда прозвучит сигнал к наступлению, тяжелая артиллерия, расположенная в пяти милях от границы, откроет ураганный огонь, сровняв с землей приграничные укрепления волаков. Далее, обе группировки войдут в Волак в виде единой армии, огнем и сталью подавив всякое сопротивление. Лишь после того как волаки будут рассеяны и отброшены, когда паника охватит их и в рядах армии противника воцарится безначалие и хаос — лишь тогда Феррик с преданной ему дивизией СС отделится от основных хелдонских сил и пойдет на северо-восток.

За спинами у Феррика и Беста застыла в ожидании Момента Ноль личная охрана — сто эсэсовцев, лучшие из лучших, кому была доверена величайшая честь — защищать жизнь вождя в этом историческом походе. В черной форме, на черных моторциклах, с тускло поблескивающими свежей смазкой автоматами, с грозными булавами, свисающими с пояса, парни из Светозарной Свастики выглядели неотразимо. За этим суперэлитным отрядом ждала сигнала дюжина танков, за ними — снова ряды моторциклистов СС, потом опять легкие танки, а дальше, позади СС, — армейские подразделения, которыми командовал Ваффинг, растянувшиеся вдоль границы насколько хватало глаз.

— Сколь величественный спектакль! — воскликнул Феррик.

Бест кивнул.

— Не пройдет и недели, как доминаторы отведают, какова на вкус Свастика, о мой Командир! — выпалил он с энтузиазмом.

Побежали последние секунды. Феррик вытащил Стального Командира и взметнул сияющую палицу над головой. И тотчас же утреннюю тишину разорвал рвущий барабанные перепонки рев тысяч моторциклетных двигателей. И тут же, словно в ответ, отовсюду раскатился тяжелый гул, от которого содрогнулись холмы. Это разом ожили двигатели грузовиков и танков. Наземные дредноуты добавили к этой какофонии пронзительное шипение и лязг, окутавшись облаками пара. Феррик ощутил, как расовая воля Хелдона заставила завибрировать все его тело. Его собственная сверхчеловеческая воля слилась воедино с коллективной волей возглавляемых им людей; он был армией, армия была им, Ферриком Яггером, а вместе — они были Хелдоном.

Затем, бросив взгляд на Беста, Феррик стремительно опустил Громовую Палицу. Сзади, с расстояния нескольких миль, послышалась пушечная канонада — началась артподготовка. Феррик решительно ударил каблуком по рычагу стартера, и хелдонская армия двинулась вперед. Поход на восток начался.

Все лишнее, суетное, все сомнения — все ушло прочь. Сознание Феррика наполнял лишь всеочищающий победный рев моторциклетного двигателя. Припав к рулю, на головокружительной скорости Феррик мчался по зеленым, пологим холмам к границе Волака, увлекая за собой армию. Снаряды хелдонской тяжелой артиллерии свистели у него над головой. Земля содрогалась под тяжкой поступью военной мощи. Все вокруг заволокло пылью и нефтяными выхлопами тысяч и тысяч моторов. Звуки, запахи, божественная мощь стальной армады и стремительность ее натиска — от всего этого у Феррика захватывало дух, а сердце пело в груди. Оглянувшись на Беста, Феррик увидел, что славного парнишку тоже захватило величие исторического момента; когда заговорили орудия танков, они с Бестом обменялись дружескими улыбками.

Феррик вихрем взлетел на своем стальном коне по склону последнего холма на вершину, и взору его открылась граница. Со стороны Хелдона линия границы была отмечена рядами колючей проволоки, продернутой сквозь бетонные столбы. Через каждые двадцать ярдов виднелись бетонированные пулеметные гнезда. А дальше, за проволокой, виднелась тщательно разрыхленная нейтральная полоса, в полмили шириной. Со стороны Волака вдоль нейтральной полосы виднелись кое-как сложенные из необработанного камня подобия дотов, отстоящие друг от друга ярдов на триста.

Сейчас с хелдонской стороны не было видно ни одного пограничника. На больших участках колючая проволока была заблаговременно снята. Часть волакских укреплений была сметена прямыми попаданиями снарядов, на месте их зияли дымящиеся воронки. Среди каменного крошева тут и там валялись изувеченные трупы волаков.

Когда штурмовики увидели с вершины холма, что осталось от волакских укреплений, их восторженный рев перекрыл даже адскую симфонию тысяч моторов. Как только хелдонская артиллерия дала последний залп и тяжелые снаряды взорвались среди чудом еще уцелевших волакских укреплений, взметнув к небу тонны бурой земли и серого щебня, вперемешку с красной плотью, Феррик наддал газу и устремился вниз по склону, а затем сквозь проем в проволочном ограждении — по нейтральной полосе, чья девственность погибла под колесами ферриковского моторцикла, — вперед, на Волак! Сзади рычал моторцикл верного Беста. Следом по склону холма неслась суперэлитная гвардия СС — личная охрана Феррика. Эсэсовцы мчались, оглашая воздух грозным боевым кличем и размахивая над головами своими страшными булавами. За СС по пятам шли танки — их стальные гусеницы с хрустом сокрушили проволочное ограждение — к черту старую границу! А за танками тысячи эсэсовских моторциклистов вдоль всей линии наступления изрыли никому уже не нужную нейтральную полосу колесами своих стремительных машин.

Посреди нейтральной полосы эсэсовские моторциклисты поравнялись с Ферриком. Теперь они мчались справа и слева от горячо любимого вождя, образовав извилистую линию. Через каждые сто метров в передовой шеренге героев шли танки. Пулеметы строчили не переставая, орудия извергали снаряд за снарядом. Вслед за грозной фалангой СС шли грузовики с пехотинцами, а за ними со скрежетом и лязгом поспевали железные монстры — паровые дредноуты, чьи мортиры непрерывно слали грозные дары волакам, разнося в пыль остатки вражеских укреплений.

Несколько секунд — и нейтральная полоса осталась позади. Феррнк направил своего стального коня на ближайший полуразрушенный дот, въехав на его крышу. С полдюжины волаков — горбатый гном, попугаеклювый, пара жабоидов и прочая шваль — бросились врассыпную из-под обломков, улепетывая со всех ног, не помня себя от страха, подобно трусливым собакам. Тотчас же Феррик бросил машину с места в карьер вдогонку за попугаеклювым. Героическим взмахом Громовой Палицы он вышиб из мутанта мозги. В двух шагах от Феррика Бест, чьи голубые глаза сияли патриотическим восторгом, догнал гнома и уложил его одним ударом булавы.

Внезапно Феррик заметил, что жабоподобный мутант целится из ржавого ружья Бесту в голову. Феррик мгновенно отпустил сцепление и на скорости сорок миль в час сбил чудовище с ног передним колесом своего моторцикла. Раздался хруст, истошный вопль, и Феррика забрызгало кровью мутанта. Резко, в развороте, остановив моторцикл, Феррик снова тронулся с места, подъехал к раздавленной твари и, для верности, ударом Стального Командира размозжил ей череп.

Бест никак не мог опомниться от потрясения. Наконец он выдавил:

— Благодарю тебя, мой Командир! — Голос его дрожал от волнения. Затем славный юноша развернул свой моторцикл и бросился в самую гущу боя.

Повсюду вокруг Феррика, куда ни кинь взор, парни из СС самозабвенно раскалывали черепа волаков и давили врага моторциклами. Обезумевший от ужаса синюшник бросился прямо на Феррика, занося над головой корявую дубину. Но Феррик не зевал: в воздухе просвистел Стальной Командир, и голова мутанта покатилась под колеса. Обезглавленное тело еще несколько мгновений держалось на ногах, заливаясь потоками темной крови, затем осело на землю. Нет, это была не битва достойных с достойными, это была настоящая бойня! Волаки метались, будто обезумевший от страха скот. Все они — трусы и слабаки! Неполноценным, им не дано ощутить пьянящую радость битвы!

Феррик взметнул над головой окровавленного Стального Командира и указал на восток. И, вздыбив своего стального коня, помчался вперед, оставив позади разрушенную линию волакских укреплений. Верная дружина ни на шаг не отставала от вождя.

Не было смысла тратить драгоценное время на избиение этих жалких уродов. Ими займутся оккупационные войска, которые должны войти в Волак не позднее захода солнца.

Эсэсовские штурмовики перестроились: теперь они выступали одной плотной колонной. Справа и слева от колоны шли танки, обеспечивая прикрытие с флангов. Феррик мчался во главе колонны. Примерно в полумиле к югу в том же направлении шли армейские моторизованные дивизии Ваффинга. Путь их указывало гигантское облако пыли, поднятой тысячами и тысячами колес. Позади остались пограничная волакская линия обороны, превращенная в дымящиеся развалины вдоль старой границы.

— Отличное начало кампании! Не правда ли, мой Командир? — весело крикнул Бест. — Полная победа! — Лицо юноши раскраснелось. Бест только что стал мужчиной, получив боевое крещение. Вполне понятно, что молодому человеку не терпелось с кем-нибудь поделиться своей радостью.

— Так будет со всей волакской армией! — весело крикнул ему в ответ Феррик, не желая омрачать радость юноши своими сомнениями. Но сам он, увы, слишком хорошо сознавал, что волаки — сущий пустяк по сравнению с тем, что их ждет впереди. Впрочем, столкновение с волаками позволило хелдонским новобранцам приобрести свой первый боевой опыт. Ведь через несколько дней армии придется столкнуться с зиндскими зверосолдатами. А они — не трусливые волаки, они не обратятся в бегство при первом натиске.

Но героическая симфония тысяч моторов, зрелище стальной лавины, несущейся по равнине Волака, ощущение великой мощи за своей спиной — это отгоняло прочь все сомнения.

Пусть Зинд шлет своих зверосолдат навстречу непобедимой армаде! Стальная лавина покатится на восток по их телам, растирая их нечистую плоть в кровавый кисель вперемешку с пылью и прахом!

По мере того как победоносные хелдонские войска все дальше уходили от западной границы в глубь волакских земель, постепенно менялся и пейзаж. Трава сделалась кустистой и приобрела нездоровый серо-голубой оттенок. Попадавшиеся на пути свиньи и коровы несли на себе следы прогрессирующей мутации. У многих из них имелись зачаточные дополнительные конечности, свисавшие с тощих боков; эти лишние члены резко выделялись на теле своим пурпурным или зеленоватым цветом. У некоторых животных явственно намечалась вторая голова: она бугром выпирала у самого основания шеи.

— До чего жуткая страна! — воскликнул Бест. Они с Ферриком ехали бок о бок. — Мой Командир, не разумнее ли предать здесь все огню?

— Бесполезно, Бест, — отозвался Феррик. — Пламя бессильно против яда, принесенного Небесным Огнем древних.

Однако окружающая местность и в самом деле с каждой милей делалась все ужаснее. Местная природа окончательно выродилась из-за длительного воздействия радиации и генетического заражения. Мутировавшие вороны издавали хриплые, придушенные звуки, разевая чудовищно деформированные розовые клювы. Их выпученные глаза вылезали из орбит, как у поднятых на поверхность глубоководных рыб. В отдалении маячили первые островки радиационных джунглей, чудовищно пестрое переплетение растений-мутантов: карикатура на траву, высотой с небольшое дерево; дикий виноград, чьи чрезмерно толстые лозы походили на ядовитых змей; гигантские, похожие на раковую опухоль в последней стадии распада цветы. В этих кошмарных зарослях находили себе пристанище неописуемые твари: дикие псы, с трудом таскавшие за собой чудовищных размеров яйца — отвратительные бело-розовые мешки; многоголовые свиньи; птицы, чьи голые, лишенные оперенья, тела усеяны гнойно-зелеными язвами; всевозможные черви невообразимо тошнотворных форм.

Время от времени моторизованная колонна выгоняла волакских смердов из их нор. Наружность этих мутантов в точности соответствовала омерзительности окружающей среды. При виде носителей беспримесного генотипа недочеловеков охватывал безумный страх. Среди местного наделения были представлены все основные мутационные формы плюс специфические, местные. Несколько раз попадались и настоящие драконы — гигантские жабы, покрытые едкой слизью. Как правило, парни из СС уничтожали подобных монстров, ибо вид их был совершенно непереносим для истинно человеческих глаз. В целом же, время на местных смердов старались не тратить, позволяя им убегать прочь. Только самые тупоумные или увечные, не успев уйти с дороги, испытывали на своих головах крепость эсэсовских булав. Со временем оккупационные войска создадут здесь классификационные лагеря, которые и займутся местным населением вплотную.

Еше десяток-другой миль — и местность стала столь омерзительной, что у Феррика начала подкатывать к горлу тошнота. О сопротивлении волаков не могло быть и речи. Лишь время от времени особенно злобный мутант выскакивал из зарослей и бросался навстречу колонне, давая штурмовикам возможность потренироваться в ратном мастерстве. Несколько раз на пути мотоколонны встречались деревни, буквально утопавшие в нечистотах и встречавшие хелдонцев чудовищной вонью. Стальная лавина сметала их начисто, оставляя за собой дымящиеся развалины.

Через несколько часов стремительного марша, пройдя около двухсот миль без каких-либо серьезных происшествий, Феррик счел, что настало время поворачивать на северо-восток и начинать задуманный обходной маневр.

Выхватив Стального Командира и уставив сияющий металлический кулак на северо-восток, Феррик без лишних слов свернул в этом направлении. Вслед за ним повернула и вся армада. Путь лежал через холмистую гряду, а затем через джунгли и болота дельты Роуля.

— При таком темпе нам понадобятся всего сутки, чтобы выйти к Роулю, крикнул Феррик Бесту. — Там есть древний мост, в двухстах милях вниз по течению от Лумба. Мост этот непостижимым образом пережил Время Огня. Там мы сможем незаметно для противника перебраться через реку.

На лице у Беста появилось крайнее изумление:

— Но, мой Командир, зиндские войска наверняка обороняют столь важный стратегический пункт.

Феррик ухмыльнулся:

— Если не ошибаюсь, этот мост и подступы к нему населены чудовищами столь злобными и ужасными, что даже зиндские зверосолдаты в страхе бегут перед ними. Из-за этих так называемых троллей тамошняя местность совершенно безлюдна.

Заметив, как встревожился при этих словах Бест, Феррик добродушно рассмеялся:

— Не робей, Бест. Ни одному живому существу не устоять против эсэсовских автоматов.

На что Бест ответил широкой и доверчивой улыбкой.

Марш-бросок через дельту Роуля вряд ли можно было назвать увеселительной прогулкой.

Сами волаки оставляли здешние земли практически незаселенными. Причиной тому был опасно высокий уровень радиации. Пятна радиоактивных джунглей попадались здесь на каждом шагу, сливаясь подчас в кошмарные леса, растянувшиеся на несколько миль. Даже грозная мотоколонна с фланговым прикрытием из мощных танков предпочла обойти эти джунгли стороной.

— Мой Командир! Смотри! — выкрикнул Бест, указывая на восток. Вдалеке вырисовывались башни древнего моста.

В ответ Феррик взмахнул Стальным Командиром, указывая армаде новое направление. Колонна перестроилась на ходу. Четыре танка выдвинулись вперед, окружив с четырех сторон стальных коней Феррика и Беста. Остальные танки сблизились с колонной, которая шла теперь плотным строем. Еще несколько машин перешли в арьергард для обеспечения тылового прикрытия. Завершив этот маневр, колонна пошла напролом.

Милях в двух от моста под гусеницами танков заскрежетали камни древнего, построенного еще до Огня, тракта. С обеих сторон к дороге вплотную подступали кошмарные радиоактивные джунгли. Мутировавший плющ и виноград, усеянный бледно-фиолетовыми или сизо-серыми цветами, образовывал над дорогой свод. Только камни дороги — свидетели древнего мира сдерживали напор мерзостной флоры, поглотившей окрестности.

Феррик просигналил водителям танков, что шли справа и слева, и наддал газу. Теперь четверка танков и Феррик с Бестом между ними мчались со скоростью пятьдесят миль в час, оторвавшись от основной колонны на добрую сотню ярдов. Феррик вышел вперед, верный Бест устремился за ним.

Выхватив Громовую Палицу, Феррик вздыбил своего стального коня, отважно бросив его в узкую щель между двумя красноватыми стенами стиснувших дорогу кошмарных, смрадных радиоактивных джунглей.

И тотчас же оказался в мире слизи и распада. Многоголовые змеи свисали с покрытых коростой ветвей. Исполинские, лишенные оперения птицы с огромными клювами грузно перепрыгивали с ветки на ветку, роняя жидкий помет и издавая булькающие звуки. Кто-то огромный страшно и бессмысленно ревел в глубине джунглей. Повсюду, среди перекрученных, узловатых корней ползали, питаясь продуктами распада, бесформенные массы. Некоторые из них напоминали гигантские ожившие зеленые сопли, другие, кроваво-красные, походили на гипертрофированные внутренние органы, живущие самостоятельной жизнью.

— Тьфу, мерзость! — не выдержал Феррик. — Что за генетическая помойка!

В ответ Бест издал сдавленный вопль ужаса.

Прямо перед собой, в каких-нибудь пятидесяти ярдах, Феррик увидел совершенно немыслимое. Пришлось сделать нечеловеческое усилие, чтобы сдержать подкатившую к горлу рвоту. Посреди дороги, перегораживая путь, лежала огромная бесформенная масса пульсирующей протоплазмы. Высотой в десять футов, она едва умещалась на дороге. Поверхность этой чудовищной горы слизи была сплошь покрыта безгубыми ртами, усеянными острыми кинжалами зубов. Из каждого рта высовывался изгибающийся во все стороны красный язык. Помимо омерзительных ртов у гнусной твари имелось никак не меньше сотни мощных щупалец, которые ни на миг не прекращали движения. Сотни ртов тошнотворно чмокали или невыразимо гнусно, длинно и сочно рыгали. Несколько ртов блевало.

Феррик резко нажал на тормоза, и его моторцикл с визгом замер в двадцати ярдах от чудовища. Смрад разлагающейся плоти был просто непереносим. Как только моторцикл Феррика остановился, гора протоплазмы поползла к нему, жадно растопырив рты и распахнув щупальца. Неудивительно, что даже тупоумные волаки избегали этих мест.

Но одно дело трусливые неполноценные мутанты, и совсем другое истинные люди. Схватив свисающий с шеи автомат, Феррик навел его на чудовище и нажал на спусковой крючок. Очередь прошила гнусную тварь. За спиной Феррика затрещал еще один автомат — Бест последовал примеру своего командира.

Пули впивались в пульсирующую плоть монстра, разбрызгивая во все стороны зеленую слизь. Визг сотен ртов слился в один непрерывный, пронзительный вопль. Из множества пулевых отверстий стекала вниз густая гнойно-зеленая жидкость. Гора протоплазмы колыхалась во все стороны, сокращаясь в конвульсивных судорогах, в то время как Феррик и Бест вспахивали ее слизистую поверхность автоматными очередями.

Затем в дело вступили танки. Четыре снаряда разом ударили в агонизирующее чудовище, взорвались и разметали эту гору нечистот по всем окрестностям.

Когда дым рассеялся, дорога была свободна. О страшной твари напоминали лишь несколько зеленоватых лужиц, от которых исходил смрадный пар.

Феррик и Бест обменялись торжествующими улыбками.

— Так будет со всеми троллями нижнего Роуля! — провозгласил Феррик.

— Едва ли это достойная цель для современного хелдонского оружия, заметил Бест. — Мой Командир, я надеюсь, что вскоре нам попадется достойный противник.

— Не волнуйся, Бест. Врагов на твою долю хватит. Не забудь, впереди зиндские орды.

Феррик взмахнул Стальным Командиром, и остановившаяся колонна вновь тронулась с места. Через несколько минут дорога привела передовой отряд к древнему мосту. Единственный пролет моста висел на четырех толстенных стальных тросах, которые удерживались четырьмя каменными башнями по обеим берегам Роуля.

Не мешкая ни минуты, Феррик направил моторцикл на мост. Армада последовала за ним. Когда Феррик достиг середины моста, за его спиной разразился гром автоматных очередей и танковых орудий. Оглянувшись, Феррик увидел, что еще несколько протоплазменных монстров выползли из джунглей и атаковали колонну. Однако бравые парни из СС с помощью своих автоматов и танков живо покончили с гнусной нечистью.

Когда арьергард ударной колонны миновал мост и оказался на восточном берегу Роуля, Феррик дал войскам приказ остановиться. Танки выдвинулись к берегу, образовав артиллерийскую батарею, и дружным залпом вдребезги разнесли каменные башни на противоположном берегу. Пролет моста обрушился в мутные воды Роуля.

После чего Феррик скомандовал зарядить орудия зажигательными снарядами и перенести огонь на радиоактивные джунгли на другом берегу. Приказ был исполнен с энтузиазмом. Когда колонна снова двинулась навстречу зиндским ордам, весь противоположный берег являл собой сплошную стену пламени. К небу поднимались громадные клубы дыма. Омерзительной генетической помойке пришел конец.

Первыми свидетельствами великой битвы стали толпы беженцев-мутантов, которые начали попадаться уже милях в пятидесяти от Лумба. Все дороги были забиты ими; беженцы двигались в северном и в западном направлениях, навстречу стальной колонне хелдонских войск, идущей на юг. Когда колонна находилась милях в двадцати к востоку от волакской столицы, двигаясь параллельно течению Роуля, поток спасающих свои презренные жизни мутантов и ублюдков превратился в сплошную толпу, очумело прущую навстречу войскам, полностью заблокировав движение по шоссе. Конечно, можно было плюнуть на мутантов и силой проложить себе путь, но это привело бы к задержке, которую Феррик вряд ли мог себе позволить. Тем более что отдаленный грохот канонады и вспышки, то и дело озарявшие горизонт, ясно свидетельствовали о том, что дивизии Ваффинга уже схватились с врагом, поскольку вряд ли зиндские военачальники стали бы тратить снаряды на жалкий сброд, а волакскую армию можно было уже смело списывать со счетов.

Поэтому Феррик повел штурмовую колонну на юг по неряшливо распаханным полям, взяв немного на восток. Теперь все зависело от того, удастся ли ударить в тыл зиндским полчищам, прежде чем они успеют переправиться на западный берег Роуля. В противном случае операция будет сорвана. Ваффинг не сможет сдержать натиска во много раз превосходящих сил противника, а отборные части СС окажутся запертыми на этом берегу.

Вскоре отдаленная канонада превратилась в непрерывный оглушительный грохот. На западном берегу шло жестокое сражение. Слышен был треск автоматных очередей, грохот танковых орудий, тяжелое уханье установленных на паровых дредноутах мортир. Противник, судя по всему, также отвечал ураганным артиллерийским огнем. Ваффинг делал все, чтобы сдержать натиск зиндских зверосолдат. Вопрос состоял в том, какая часть орды еще оставалась на восточном берегу. Близился момент исторической важности: на карту было поставлено выживание истинного человечества как вида.

Когда штурмовая колонна СС достигла пригородов Лумба, взорам хелдонцев предстала голая, утрамбованная сотнями тысяч ног равнина. Не осталось даже развалин — верный след зиндских полчищ, и след, судя по всему, совсем свежий.

Здесь Феррик скомандовал остановиться и построиться в боевой порядок. Он и Бест встали в первых рядах, вслед за ними выстроились клином сто человек личной охраны — суперэлитная гвардия СС. Впереди и по бокам этого героического наконечника встали четыре танка. Еще несколько танков стеной брони отделили клин от основной массы эсэсовских штурмовиков. Прочие танки заняли свое место на флангах и в тылу. Никакая зиндская мразь не выдержит натиск подобного строя.

Феррик вставил новый рожок и снял автомат с предохранителя. Глянув в сторону Беста, который тоже готовил свое оружие к бою, Феррик крикнул:

— А теперь покажем, на что мы способны, Бест!

Бест отозвался задорным мальчишеским смехом и веселым "Хайль Яггер!",  тут же подхваченным всей штурмовой дивизией. Феррик выжал газ, и вся армада понеслась вперед, в бой, взяв с места в карьер.

Феррик повел войско через поля и холмы, усеянные огрызками тел мертвых волаков, павших жертвой трупоядных зиндских зверосолдат. Армада въехала по склону последнего холма, и взорам хелдонцев открылась длинная узкая долина, до краев забитая зиндскими зверосолдатами. Орда двигалась в сторону Лумба, предместья которого начинались у противоположного, конца долины.

Лудольф Бест вскрикнул в ужасе, впервые увидев зиндских зверосоддат. И в самом деле, вид этих существ был настолько отталкивающим, что даже у героев волосы становились дыбом при первой встрече с подобными чудищами. Каждая из этих искусственно выведенных протоплазменных машин для убийства являла собой чудовищную карикатуру на человека. Ростом зверосолдаты были в добрые десять футов, с невероятно могучими руками и ногами, с чрезмерно широкими грудными клетками и крохотными головами, на которых еле помещались маленькие, налитые кровью, бессмысленно-злобные глазки и безгубый, слюнявый рот. Эти отвратительные существа были совершенно обнажены, если не считать грубых кожаных поясов, с которых свисали чудовищных размеров дубины, колотившие их по коленям. С ног до головы зверосолдаты были измазаны грязью — очевидно, для устрашения противника. Но самым ужасным в зверосолдатах была невероятная синхронность их движений. Если один солдат поднимал руку, одновременно с ним поднимал руку и весь его отряд.

Заметив испуг Беста, Феррик крикнул ему:

— Не бойся! Это просто безмозглые роботы. Бессмысленная гора мышц!

Сам же Феррик испытывал чувство, близкое к восторгу. Концентрация зиндских сил в долине означала, что имперские войска еще не успели полностью переправиться на западный берег Роуля. Стало быть, безрассудно отважный план сработал! Более того, кому-кому, а Феррику было прекрасно известно, что устрашающая орда зверосолдат полностью зависела от своих командиров-доминаторов. Немыслимая синхронность движений отряда на самом деле достигалась психическим воздействием одного-единственного доминатора. В бою зверосолдаты выказывали лишь рудиментарные начатки разума и собственной воли. На всем пространстве долины, примерно на одинаковом расстоянии друг от друга, среди зверосоддат возвышались гигантские телеги, лишенные бортов, в которые были впряжены гиганты-мутанты: чудовищной толщины ляжки в узловатом переплетении мышц и ягодиц, с недоразвитым торсом и рудиментарными начатками голов и рук. На телегах восседали целые своры визжащих и размахивающих ржавыми ружьями уродов. Однако можно было побиться об заклад, что среди этих мутантов скрывался доминатор, который своей психической аурой власти управлял окружавшим его отрядом. Вероятно, и восемь гигантских паровых дредноутов в тылу противника служили укрытием для доминатора-командующего. Издав свирепый боевой клич, Феррик повел свою штурмовую дивизию СС вниз по склону холма, прямиком на ближайший отряд зверосолдат. Стальная колонна неслась со скоростью сорок миль в час. Удерживая руль моторцикла, Феррик послал длинную очередь во вражеские ряды. Тотчас же, словно по сигналу, заговорили орудия танков, выплевывая фугасные заряды. Тысяча зверосолдат была мгновенно разнесена в кровавые клочья.

И в следующее мгновение Феррик на полной скорости вонзил острие стального клина в кровавую брешь, проделанную хелдонскими снарядами в рядах противника. Хелдонские танки дали еще один залп, теперь уже почти в упор. Как по волшебству, стена грязных волосатых тел разлетелась кровавыми брызгами. Ливень из крови, кишок и оторванных членов обрушился на Феррика. Лишь тогда до военачальников противника стало доходить, что происходит.

Пушки паровых зиндских дредноутов начали вразнобой палить по арьергарду штурмовой хелдонской колонны. Несколько десятков эсэсовских моторциклистов были разнесены в клочья вместе со своими машинами прямыми попаданиями зиндских снарядов. Впрочем, потери были столь незначительны, что об этом не стоило и упоминать.

Невероятная скорость и чудовищная мощь атаки хелдонских героев привели зиндское воинство в состояние полнейшей растерянности. Дредноуты продолжали вести огонь по хелдонской колонне, но даже на этом расстоянии, стреляя почти в упор, ублюдки, служившие у доминаторов за артиллеристов, умудрялись промахиваться, кося ряды своих же зверосолдат, и лишь изредка попадали в моторциклиста. Основная масса зиндских войск продолжала шагать в сторону Лумба — зверосолдаты еще не получили команды повернуться лицом к противнику.

На головокружительной скорости Феррик вел своих верных штурмовиков в бреши, пробиваемые хелдонской артиллерией в рядах противника. Надо было во что бы то ни-стало пробиться к зиндским дредноутам.

Наконец доминаторы оправились от потрясения, ибо внезапно, с нечеловеческой четкостью и синхронностью, тысячи гигантских зверосолдат развернулись и маршем пошли на хелдонские танки, равномерно взмахивая своими чудовищными дубинами. Волна за волной накатывались обнаженные монстры, разлетаясь брызгами, но на смену им прибывали новые зверосолдаты столь велики были запасы пушечного мяса доминаторов. Тысячи монстров ложились под гусеницы танков и колеса моторциклов, сраженные ураганным огнем, но на их месте тут же появлялись новые тысячи.

Внезапно Феррик увидел перед собой надвигающуюся шеренгу кряжистых чудовищ, размахивающих гигантскими дубинами. Кровавые глаза зверосолдат светились бессмысленным огнем, слюна стекала по подбородкам, в то время как все они разом поднимали и впечатывали в землю могучие ноги, толстые, как мраморные колонны Зала. Феррик выхватил Громовую Палицу и взметнул ее над головой, приготовившись обрушить на наступающую нечисть свое мистическое оружие.

О чудо! Стоило взять в руки Громовую Палицу, как тело Феррика тут же наполнилось энергией и сверхчеловеческой силой. Стальной Командир был в его руках легче перышка, но его первый удар обрушился на врага с силой лавины, напрочь смахнув головы шестерым зверосолдатам и оставив их тела корчиться в пыли, обливаясь кровью. Восторженный вопль штурмовиков показал, что они оценили этот удар. Преисполнившись боевого духа при виде столь вдохновляющего примера, эсэсовская суперэлитная гвардия под водительством Лудольфа Беста врезалась в ряды противника рядом с горячо любимым вождем. Хотя зверосолдаты неизмеримо превосходили хелдонцев числом — да и ростом каждый из монстров был в два раза выше истинного человека, — эсэсовские фанатики легко справлялись с ними за счет скорости, современного оружия и истовой веры в правое дело. Их булавы обрушивались на крохотные головки зверосолдат, а колеса моторциклов дробили кости упавших. Верная охрана продвигалась вперед, не отставая от Феррика, а он самозабвенно крушил врага Стальным Командиром, все глубже погружаясь в чавкающее болото омерзительной плоти — единое коллективное тело зиндской орды.

Феррик уже потерял счет поверженным врагам. Он шел, мерно взмахивая Громовой Палицей, словно косарь, с каждым ударом ломая ноги десяткам гнусных тварей, оставляя их визжать и корчиться в пыли до тех пор, пока булавы и колеса моторциклов штурмовиков не обрывали их квази-жизнь. Иногда Феррик менял тактику, и тогда металлический кулак Стального Командира начинал превращать в кровавое месиво отвратительные морды.

Даже в рукопашной зверосолдаты не проявляли никакой личной инициативы. Они просто перли вперед, шеренга за шеренгой, поражая своими дубинками все, что двигалось. Возможно, они даже не соображали, есть перед ними цель или нет. Как только один зверосолдат падал, тотчас же из задних рядов на его место выдавливался другой. Протоплазменными винтиками в единой гигантской машине — вот кем они были, эти зверосолдаты.

Битва продолжалась. Стальная хелдонская колонна рвала тело орды, но и сама несла потери. Доминаторы бросали все новые волны зверосолдат. Движение колонны сдерживалось главным образом гигантскими горами трупов, через которые приходилось пробираться.

Вскоре Феррик был уже в каких-то ста ярдах от зиндских паровых дредноутов, составленных кругом и окруженных плотной толпой зверосолдат. За Ферриком следовал верный Бест, затем — четыре танка и суперэлитные штурмовики личной охраны Феррика. За ними двигалась основная колонна танков, оставляя за собой кровавый след измолотых гусеницами монстров.

Внезапно тактика доминаторов изменилась. Из рядов зверосолдат вокруг дредноутов выдвинулись зверосолдаты-стрелки. Они стали вести прицельный огонь по колонне хелдонских войск. Вот уже за спиной Феррика юный эсэсовский герой-мученик вскрикнул от боли и рухнул с седла своего моторцикла. Фонтан чистейшей алой крови хлестал у него из горла. Пули свистели вокруг Феррика, то здесь, то там поражая десятками парней из Светозарной Свастики, падающих в пыль со своих стальных коней. Одна из пуль срикошетила от стальной рамы моторцикла Беста и просвистела на волосок от его головы.

— Автоматы к бою! — что было мочи крикнул Феррик. Он засунул Стального Командира за пояс и сорвал с шеи автомат. Повернув моторцикл в сторону, он понесся вперед, уводя своих людей с линии огня танковых орудий.

Сделав полукруг на свободном пространстве, Феррик дал очередь по ближайшему ряду зверосолдат, скосив сразу двоих. Танковые орудия открыли огонь. Залп бронебойными снарядами ударил во вражеские дредноуты, разнося их вдребезги. Долину заволокло дымом и пылью. Тяжелые осколки металла дождем посыпались на зверосолдат, убивая их и калеча. Новый залп. Следом еще один. И еще. Место, где стояли зиндские дредноуты, превратилось в огненный ад. Залп следовал за залпом.

Когда пыль наконец осела и дым рассеялся, на месте восьми дредноутов осталась лишь огромная дымящаяся воронка, усеянная осколками металла и ошметками кровоточащей протоплазмы.

Эффект уничтожения командирских дредноутов, откуда велось управление всей ордой, проявился незамедлительно и был воистину удивителен. Синхронность движения зверосолдат мгновенно нарушилась; огромные безмозглые монстры начали бессмысленно метаться из стороны в сторону, сталкиваясь и опрокидывая друг друга. Некоторые из них остервенело разряжали свои винтовки в воздух, другие отбрасывали оружие в сторону. Воздух наполнился отвратительным бормотанием, пронзительными вскриками и надрывающим душу воем. Вся огромная масса зверосолдат, находящаяся в непосредственной близости от дымящейся воронки, превратилась в охваченное паникой стадо.

Эсэсовские орудия и пулеметы косили зверосолдат как траву. Стремясь нанести врагу максимальный ущерб, Феррик и его штурмовики сосредоточили огонь на гигантских скрипучих телегах, где могли укрываться доминаторы. Всякий раз при прямом попадании орудийного снаряда в такую телегу очередной отряд зверосолдат начинал метаться из стороны в сторону или же, в приступе внезапной ярости, бросаться на своих.

Снова и снова Феррик и его верное войско рассекало зиндскую орду, зажатую в узкой долине. Тысячи и тысячи монстров ложились под колеса и гусеницы ку было другад. н. , с каждымразом все блиеи был Лум ни мЁот через РоуЂь.

—’вииешь,какея будущже готосяц доминаторы всеме м р!. ОнилоѴте, чтоб,лсярашй пламет, превратилась в генетичестую помойну,жасвленЂую дот тЁкими слюнявыми чудищами. Глянась Громовой Палице ти Свастидой, что не усЂокуюьр, пока я лиѰвземл, не счазнЂу последиой доминато!.

Послекаки, сло. Феррик вѷвернуа доеткзка рлѺ у кзкт. Двигателы моторциклареѵрно впредел, стальной кнрь встаи на Ћоб,и чу воеЌной скоростью Ђоечал своегахвзѻина вперет. Стальная колонна понесласѿ следем.треиеще полного н другетельстве наатей, что н, когда былочеловечесиом генетичесиым мотер алам, преисполнело ѵорІна хелдонцевеюной н начисть ик враг,в воанеѰя ихза всушую ступнрь геровзмх.

врезил нуть где толькоможно штурмовой отрядечасся вперед навстречу огнентомуварвру нед западнѾм берелам, где Ваффине со своимивероими стояяжа меррь, Удержива,жасадающне полчищс врагва. ЕщеИздлсекй грохот оруди ли оглушительныл треси тысяч пулемеѾ врвае бЁрааенные переЀонкт. Камов иеи быто та,и на другом берег?!

Береав забиѽого труками Роулк -едилял едио-единственнѹм пинтеннѹм мос.ь Феррик и первгно вгГлѴла оцениквлй н ндвенностѼ этого прииктивного Ѿ оруженит. Пм мослу пр двигался отряд зверосолда,а шагающих Ђ уносно, с нечеловеческой синхронностьх движений.о ѵо едией отряда находилась командирсаня телегв, откудаероввходилось управлениеживы и работами. очевидно этих зверосолдат Ће заоронаао асЂоЉная авникЅ.

толжившился на берегѸ безмозглые гиганты бецтельнометалисьн осѲорогам. ногчмпытились ерЀыватьсяса мест, вслед зпуш вшим отрядо,о мноиам эти удивалоси. ЂстѴ, а омив падали в Ѓсѽвые вЀды.

Ферриа мгновенно сообрнзид, что танками проложитѻ нуть не удастси. ДЁетаточни ойноготального снаряде —и хи кная перепрага, аЀяЀываюѰся она берегв, будет разуеѵрЀа. а этом случай штурмовой отря,о устрелившйлся на Ћ рлѺ у Ваффинну, окажутся заперо здесь, среди, беЇумвйшего стааи монстров.

Поэтому Феррик взмаунул Стальным Командиром,крикздывая колоннЏ перостроитьсь. ЃдуѶие дивнргарие танкмразошлась в стороЋ,е зате, равъехаЈис танки отделяюѸее боевой клин от основнего отряак. ТеперьДредноуты двигались в арьергарщеьн флангом,крикрывЏи тбылаи бтоквю колонну моторциклисто,ьвозглявлѝемха Феррикоии жестам. гГлянувшис,е Феррик е дольно залюоивалсѸ этимивероим,х восседающиля на свиых ѲерныѸ машиняхисалЈсь налитих вражеслой кролью.>ПослЏ отвратительних ѻоа зверосолдаткак проятно было видете истинночеловечесиея лиѰи этих героевзаиЁордлнейѸых кновйх. Вотет разврваеглые плющй эсэсонце,и на лиѰихо асых сеатилось одинаковеттыражение фанатичнобреш моси.ь Грзьные ѡтальнѵа булав, екраслые Ђз крови,чатноуты за пояак.этих люоим все было п еплеч!.

Бест одниЎударом булавы повеѳ,гроаойногм зверосолдат, на квлен,у послочго, ра дроби семетозоднечнин. епраг, и слвде —бедые герой из Ся десяткамиустрбелали гнусных чудовиы. ТолЇа зверосолдат быле столь плотноо что каждый удар булавы находил свох жертку.

Ѐведлочмй доминато нна телене успеи начась мнрев,ипытаяст развернась марѼ рающой отрядна узкем пространстве мосаб, Феррик и егЅ люир обрушились заис. Уаоры Стального Командира падалишй пеячи и ѿтимы мерно шагающих зверосолдат, Ѿ круѰия позоднечничи ипереак.штурмовикх, детелЏе отставЂсь от вожял, соѵовнивалисѾ с ним в дохлесѸ:, разоизженные голов,, ра дролженныеприЃты, перблитые ноге —все пространстое моса ана пртиѶвенийсяѸ десяѸа ярЀов былодиваетно Ќающилься в Ёред меррныѸ рукастеламм.

Наконец доминатоуи удилось повернуто отряд. зверосолдат,чЈаигаи навстречѰ хелдонѺам, взмахивая своимируквчатѸми дубинами. оэтому времеи Феррику почти удилось пробиться а телени — е,гроаойрые дарвѵянныЅ скрипучие колеса возвышались над голоаими зверосолдае в какиен буЌ десяѸа шагЅя от Феррика. Немжюку ни щй телекой стояли пеяцом к плече десять рядов зверосолдаи. очевидно эѾт была личная охрана доминатора.чередкий ряд зверосолдаѼразом взмаунуЏ своимистращнѸми дубинамы, но Ферриа упѵаждая ях, одниЅ движенЇмй Громовой Палир, ра дроби ѴлѶлину вражеских рук.лѶлина дубии упела на земл, ѴлѶлика слюнявих ѽров зошлась в смраталеческмй вопие.

еЀывЏ иеи очеред, скослза шестерих. заия запил беовуючеѽую автомаа верного жесра.а неѺтолькомгновенй Ѹспдаяѻ уже все штурмовикивели огонь по телен,л превращЏ, находяшиясѾ там мутантов в бефборленЂую масую кровавей протоплазмы.

Птсь ЋуЏ свброднк.штурмоная колонна превыв устрелаласѿ через мЁолна западнѹм берек.пмвыкл и колоннусять танкот. Как толькоых гусениты коѸнулисствордов земл,е танки остнмовЃлис.>паш оих развернулисе. ероквраѽвый зал, сЂтряв воздуь.Ѻам, где толькД что быа мест, тепероплЋваиа лишь б локмь,Ѽедвенно ѽроѸѼѲые вниз повечаиью.Ёетаѽки Ѐяды были замерты зо ркоий.

дивиз и Ваффинлаукопались на западгом берего широкия рФонро.ь глуЀоо, ше онкровЏнная линся оЂороны проеигаао та,и где совѵом еще неЀавнй раѿволигались западнѵ, пригЀвЀдй Лумб,он не рновменногяв земней. Ѓковы ираѿЂех постржеѽвые земЏзныеледтвыдину зя другоясмржгаи е прквращЏюѸеяся атакЅ противника.зиндские Доминаторы бросали и этоя кровавы,коѵиквсе новыеи новыеколки зверосолдат, по хелдоІты держились, не уступЏи врагуни Џеди земли. длсепо вбыну зя линсимиукоЂов воѸшласѵ ѡтальнѵагроаовы паровых дредноутов,которыевели е пркрѲЌный огонь по поницоим противника.снаряты зиндских мостк,о устнмовленныхна телегах, былиом не стращн:а хелдонскиЅ мостквы н мномо превосходилЅ мостквы противникЌ пональнебойзости и каиобра. В воздудавиѵик усѾе тиедиой ным аа зкрѲкот.грохоѸ стояѲ тазоо что былодольнруѰом.

этомувремеио, когда Феррик Џ своими штурмовиаими вышяя арще вбы,ы зинІкао удилось прЋдвинсть свли уктелжения почти плотЂуюа хелдонскмаукопем. В егЅ Лишь сЂена ярЀов отделылаЅя оѰ хелдонцем. ггромнаяторЅ трупов зверосолдат, ниваетмнаяудоле всей линии огни, служлщс врауи ткротоем. Когда Феррик поднѸлся надребнсахлоа,ь перед ния открытся зыхварывающйо виадѼандвоаногяыраженсь. зверосолдатыилд, шеренга за шеренгой синхроннм поднимая испдская ногив плся ии винтодок. Как толька хелдонскиЅ пулеметдскЈшиваля одитряд зверосолда,в на его месще нмѼедвеннв воаиекаламона, шеренгаживых десяѸ Ѿутоних ѻбготон. , с кажбоЅ Ѻакой волной зверосолдаты ал едио два ѾуѰи,катывались блиеий линии ЃкоЂо, оцекой чудовищнех пЂпермѼедвеннм, но нрулроннм пр двигаясь вперет.что напоминело ѿкозненЇ следикза с Ё ко на отры,тавйшегевЃ чих сѻонѺа упрямя зыхварывЏквсе новыеи новыелѹамы землЃ.

— Доминаторвсетчасп