Прочитайте онлайн Спящий сфинкс | Глава 18

Читать книгу Спящий сфинкс
3616+1392
  • Автор:
  • Перевёл: О. Б. Лисицина

Глава 18

Конечно, это могли быть люди из «Скорой помощи». Впрочем, они вряд ли постучались бы так тихо и так неуверенно. И все же это могли быть они.

Торопясь к двери, Холден заметил на ковре окровавленный камень. Им-то, скорее всего, и пробили голову Торли Маршу. Нельзя, чтобы его видели эти люди из клиники.

Не думая об отпечатках пальцев, Холден подобрал камень, обтер его письмом Марго и положил на стол. Когда вы ставите прозрачный кристалл на ровную белую скатерть, несколько капелек оказываются почти незаметны.

Тихий стук возобновился.

Холден отодвинул настольную лампу подальше и, расправив плечи, вышел в переднюю. Вдохнув поглубже, он повернул ручку и, щелкнув замком, отворил дверь.

С порога на него смотрели Силия Деверо и доктор Гидеон Фелл, испуганные и встревоженные.

Дональд Холден, конечно, и сам не знал, кого он ожидал там увидеть: человека, зверя или черта, но уж точно никак не этих людей. Комкая в руке письмо Марго, он отступил назад.

– Ты… в порядке? – воскликнула Силия.

– Конечно. Но что ты здесь делаешь?

– Ты весь растрепан. Тут что, была драка?

– Да, тут была драка, но я в ней не участвовал.

Силия вошла, взгляд ее блуждал по комнате, которая больше всего походила на фешенебельную приемную врача. Постепенно глаза ее зажглись тайным изумлением. Доктор Фелл, взлохмаченный, где-то обронивший шляпу, накидку и одну из тростей, задыхался от спешки.

– Сэр, – начал он, причем голос доносился откуда-то из бездонных глубин его чрева, – наш друг инспектор Кроуфорд раскрыл тайну передвинутых гробов.

– Знаю.

– Знаете?

– Ему объяснил Дэнверс Локи. Локи сейчас здесь.

Глаза доктора Фелла вспыхнули.

– Здесь?!

– Нет, не в этой квартире, а этажом ниже. Он покупает маски в магазинчике под названием «Седжвик и K°». Возможно, он уже ушел, но в любом случае Кроуфорду рассказал он.

– Итак, насколько я понимаю, – прорычал доктор Фелл, проведя рукой по лбу, – мы должны уберечь юную леди от расспросов полиции до тех пор, пока не сможем – если сможем – что-нибудь доказать. – Он помолчал. – Мистер Херст-Гор весьма великодушно подкинул нас до города. Но он… гр-рм… высадил нас у Найтсбриджа, и мы еще час сюда добирались. – Доктор Фелл снова вытер лоб, словно боясь перейти к самому важному, потом спросил: – Итак, друг мой, что же здесь произошло?

Холден рассказал.

– Торли! – прошептала Силия. – Торли!

– Силия, пожалуйста, не ходи в ту комнату!

– Хорошо, Дон. Как скажешь.

Доктор Фелл слушал молча. Лицо у него было мрачное, но облегчение от него исходило не менее ощутимо, чем тепло от печки.

– Спасибо, – сказал он, заслонив рукой очки. – Вы хорошо поработали. А теперь подождите здесь оба, пожалуйста. И дверь пусть лучше остается открытой – помимо «скорой помощи» я жду еще нашего друга Шептона.

Холден изумленно воззрился на доктора:

– Шептона?

– Да. Я практически похитил из Касуолла этого почтенного джентльмена. Как раз в тот момент, когда тот покупал себе табак в деревенской лавке.

Без дальнейших объяснений доктор Фелл скрылся в соседней комнате. Холден и Силия недоуменно переглянулись в душных, горячих сумерках комнаты; потом Силия, опустив глаза, тихо проговорила:

– Дон…

– Да?

– Это письмо, которое ты держишь… Доктор Фелл мне многое рассказал… Это письмо Марго?

– Да.

– Можно я прочту его? – И Силия протянула руку.

– Силия, я не хочу, чтобы ты его читала! Я…

Слабая, чуть насмешливая и усталая улыбка тронула уголки ее губ и оттенила прозрачную нежность ее глаз.

– Дон, ты и правда считаешь, что мне не положено знать такие вещи? Ведь я сестра Марго и тоже могу сильно влюбиться, в общем-то это уже случилось. Ох, Дон!

– Хорошо. Держи.

В наступившей тишине они молча ждали.

Взяв письмо, Силия подошла к окну и отдернула занавеску, загремевшую деревянными кольцами. Сколько-то она медлила, опустив ресницы и сжимая сложенное письмо в руке.

А в соседней комнате, где на стенах висели черные драпировки, а на столе стоял прозрачный камень, слоновой походкой прохаживался доктор Фелл. Первым делом сквозь ездившие на носу очки он внимательно обследовал обгорелые остатки, извлеченные Холденом из камина. Потом он направился в конец комнаты, где за занавесками прятались еще две двери. Распахнув ту, что слева, он включил свет и заглянул в кухоньку, через которую Холден проник в квартиру. Затем доктор Фелл открыл другую дверь и тоже включил свет – так, что Холден увидел, что это ванная комната.

Силия стала читать письмо. Она читала краснея, но не поднимая глаз и не меняясь в лице.

А тем временем доктор Фелл, в каменной неподвижности постояв на пороге ванной, выключил свет и закрыл дверь. Он повернулся кругом, поднял свою косматую голову. И…

– Нет! – вскричала вдруг Силия. – Нет! Нет! Нет!

Холдена, пытавшегося наблюдать за ними обоими одновременно, от неожиданности бросило в жар.

Спохватившись и взяв себя в руки, Силия сказала:

– Прошу прощения. Но это имя…

– Какое имя?

– Человека, в которого была влюблена Марго. – Изумление, недоверие (быть может, смирение?) сквозило в голосе Силии. – «Иногда мне достаточно просто снова и снова повторять твое имя!» И здесь оно упоминается, наверное, раз шесть. – Силия задумалась, очевидно погрузившись в воспоминания. – Но это объясняет… это объясняет все! Дон, ты читал это письмо?

– Я начал, но тут как раз пришли вы с доктором Феллом. Ну и кто же эта свинья? Скажи!

Но тут, словно полицейский с ордером на арест, на пороге появился молодой врач в сопровождении двух санитаров с носилками. Деликатно постучав по открытой двери, он поинтересовался:

– «Скорую» вызывали?

Холден мотнул головой куда-то назад. Вновь прибывших встретил доктор Фелл, причем он тотчас же закрыл за ними дверь, и до слуха остальных донесся его громогласный речитатив.

Однако вслед за медиками по лестнице понимался еще кто-то. Вскоре в дверном проеме обрисовалась огромная сутулая фигура доктора Эрика Шептона, слегка запыхавшегося и с неизменной летней шляпой в руках и нимбом седых волос вокруг лысины. Любезный взгляд и упрямо сжатый рот чем-то неуловимо отличались от виденного Холденом на детской площадке.

– Силия, моя дорогая! – начал с порога доктор Шептон.

Силия не обратила на него внимания.

– Сначала это кажется невероятным! – проговорила она, глянув еще раз на письмо и принявшись складывать его гармошкой. – Но так ли это невероятно? Если вспомнить Марго? Нет. Это до ужаса верно.

– Но… Силия, дорогая!

Силия очнулась.

– Вы всю дорогу в машине не хотели говорить со мною, – продолжал полунасмешливо старый доктор. – Да и я, признаться, не очень-то люблю беседовать в присутствии посторонних, например мистера Херст-Гора. Но я всего лишь сельский врач. Я, наверное, совершаю гораздо больше ошибок, чем хотелось бы думать. И если я где-то ошибся…

– Доктор Шептон, – Силия широко раскрыла глаза, – Неужели вы думаете, что я обижаюсь на вас?

Доктор явно удивился:

– А разве нет?

– Я лгала, – сказала Силия с невыразимым спокойствием, скрывавшим боль. – Что же могли подумать вы, да и любой порядочный человек? Они, наверное, арестуют меня, и бог видит, что я это заслужила. – Она на мгновение прикрыла рукой глаза. – Но почему, почему вы не сказали мне?

– Потому что так было правильно, – сказал доктор с резкостью, уничтожившей всю его любезность. – И плевать я хотел на лондонских детективов, я и сейчас считаю, что был прав.

– Доктор Шептон, если бы вы только сказали мне!

Дверь в соседнюю комнату открылась.

У Холдена не было времени ломать голову над значением этих таинственных речей, хотя от него не ускользнули нотки боли и гнева в ее голосе.

Из соседней комнаты на носилках вынесли Торли Марша, до подбородка укрытого белой простыней. Торли так и не приходил в сознание. От его судорожных вдохов простыня часто вздымалась.

Молодой доктор мрачно обернулся к доктору Феллу:

– Надеюсь, вы понимаете, сэр, что нужно поставить в известность полицию?

– Сэр, – встрепенулся доктор Фелл, – разумеется! И можете положиться на мое слово – я самолично доложу в полицию. А что он?

– Не очень-то.

– Что ж, я имею в виду…

– Примерно один шанс из десяти. Осторожней, ребята!

«Нет, не могу я больше слышать эти стоны! – подумал Холден. – Возможно, конечно, Торли ничего не понимает и ничего не чувствует, может быть, он бродит где-то в потемках собственного сознания. Но даже в беспамятстве человек не может стонать просто так».

Силия, снова прикрыв рукою глаза, отвернулась, когда Торли выносили на лестницу. Никто не проронил ни слова. Когда его унесли, по лестнице, поминутно оглядываясь, поднялся сэр Дэнверс Локи.

Локи, облаченный в превосходно скроенный синий костюм, в серой шляпе и серых перчатках, с изящной тросточкой, безмолвно остановился на пороге. Скулы его заострились; во взгляде читалась растерянность.

– Если бы мне только сказали! – всхлипывала Силия. – Если бы мне только сказали!

Доктор Фелл, с трудом протиснувшись в дверь, вышел в переднюю. Лицо его пылало от возбуждения, когда он обратился к Холдену.

– Друг мой, все это зашло слишком далеко. Пора кончать. Эта чертова штука… – И он указал тростью на телефон. – В чем дело? Она какая-то дурацкая – никогда не вызывает тот номер, который надо. Может, у вас лучше получится? Наберете? – прогремел доктор Фелл, запустив пальцы в волосы.

– Конечно. Какой номер?

– Уайтхолл двенадцать-двенадцать.

Все вздрогнули, как от электрошока, при упоминании этого известного номера. Семь раз, щелкая, телефонный диск поворачивался, наконец Холден передал трубку доктору Феллу.

– Центральная полиция? – проревел в нее доктор Фелл, тряся тройным подбородком и вперив яростный взгляд в потолок. – Соедините меня с суперинтендентом Хэдли. Меня зовут… Ах, вы узнали меня по голосу? Отлично. Жду.

Словно не в силах больше выносить душную атмосферу этой комнаты, Силия открыла окно. Поток прохладного воздуха, приятный и очищающий, колыхнул парчовые занавески.

– Хэдли? – проговорил доктор Фелл, держа трубку словно кружку, из которой собирался отпить. – Да, это я. Я насчет этого касуоллского дела.

На другом конце провода что-то затараторили.

– Вот как? – Доктор Фелл был удивлен. – То есть вы только что получили приказ и уже провели посмертное вскрытие? И что это было? Морфин с белладонной? Ах вот как! Отлично!

Доктор Эрик Шептон, уставившись в пол, яростно замотал головой, словно отрицая услышанное. Зато у сэра Дэнверса Локи был вполне понимающий вид.

– Послушайте, я сейчас нахожусь в доме номер 566 по Нью-Бонд-стрит, на последнем этаже, – сообщил доктор Фелл. – Можете подъехать прямо сейчас?

С другого конца провода послышались протесты.

– Если подъедете прямо сейчас, – сказал доктор Фелл, – я представлю вам убийцу миссис Марш, покушавшегося также и на жизнь Торли Марша.

Силия открыла и другое окно, которое поддалось со скрипом. Никто не двигался и не проронил ни слова.

– Разумеется, я не шучу! – ревел в трубку доктор Фелл, яростно вращая глазами. – Здесь находятся несколько моих… гр-рм… друзей, и, возможно, со временем подойдет кое-кто еще. Я собираюсь пока начать рассказывать им историю. Так когда вас ждать? Отлично! – Он с грохотом повесил трубку и, повернувшись к присутствующим, изрек: – Будет Хэдли – будет арест.

Сэр Дэнверс Локи, осторожно кашлянув, чтобы привлечь к себе внимание, выступил вперед. Больше всего на свете Холдену сейчас хотелось узнать, что у Локи в голове. Вспоминая, как тот сидел перед зеркалом в обществе очаровательной мадемуазель Фрей и как он разглагольствовал о «черствости и бессердечности» собственной дочери, Холден не мог увязать одно с другим.

– Доктор Фелл, – сказал Локи. Выдержав паузу, он продолжил: – Вы и в самом деле собираетесь рассказать нам эту историю?

Нервное напряжение давало себя знать даже через вымученную любезность.

– Да, – ответил доктор Фелл.

– Тогда не будете ли вы возражать против моего присутствия?

– Напротив, сэр. – Доктор Фелл поймал падавшие очки. – Ваше присутствие – почти необходимое условие. – И, помолчав, он прибавил: – Я не стану задавать вам вопрос, который напрашивается.

– И все-таки я отвечу. – Локи кинул быстрый взгляд налево, в открытую дверь комнаты с черными драпировками, где на столе поблескивал кристалл. – Я не знал, что эти комнаты находятся именно здесь, – проговорил он, с болезненным усилием чеканя слова. – Правда, я подозревал, что они могут быть где-то…

– Где?

– В Лондоне. Видите ли, мы подслушиваем наших детей, так же как они подслушивают нас. Но то, что эти комнаты здесь, прямо над магазином, куда я два-три раза в год захожу купить маски, этого, клянусь, я не знал.

– Давайте перейдем в ту комнату, – отрывисто сказал доктор Фелл. – Возьмите стулья.

Пока все медленно перебирались с места на место, Силия подошла к Холдену и шепнула:

– Дон, что здесь сейчас будет?

– Хотел бы я знать!

Силия взяла Холдена за руку, но тут же отстранилась и побледнела, увидев, как он поморщился от боли. Взгляд ее стал нежнее.

– Дон! Что у тебя с рукой?

– Ничего страшного. Просто обжегся. Послушай, Силия, клянусь честью, ничего страшного, и умоляю тебя не паниковать. Тут у нас не «круглый стол». Тут сейчас будет жарко.

Это мнение, похоже, разделяли и сэр Локи, и доктор Шептон, которые несли свои стулья с таким видом, будто направлялись по меньшей мере в Мекку.

Все вопросительно смотрели на доктора Фелла, а тот, словно молчаливо призывая их запоминать каждое его движение, еще раз обследовал черную комнату. Он показал Холдену на потайной ящик с письмами Марго на дне флорентийского комода.

Верно истолковав этот жест, Холден вытащил ящик и поставил его на стол перед лампой. Силия бросила в него письмо, которое держала в руках. Доктор Фелл, взяв письмо, разгладил его и прочел. Потом он быстро пробежал глазами остальные клочки голубой бумаги, лежавшие в ящике. Затем, как следует изучив взглядом потолок, а потом ковер, он опустился в высокое красное кресло у стола.

– Эти письма… – начал было Локи.

Доктор Фелл не отреагировал.

Перед ним мерцал огромный прозрачный камень, напротив висел гробовой покров, причем на одной его стороне висела маленькая жадеитовая голова ибиса, на другой – эмблема с изображением спящего сфинкса. Доктор Фелл взял эмблему в руки.

– «Он также олицетворяет собою, – прочел он вслух, – две стороны человеческого естества: внешнюю, представленную на обозрение всему миру…» – Доктор Фелл положил сфинкса на стол. – Черт возьми! Вот уж верно сказано!

Когда все окончательно уселись, он выудил из кармана увесистый мешочек с табаком и изогнутую пеньковую трубку. Набив ее, он чиркнул спичкой и тщательно, неторопливо раскурил. Свет настольной лампы, преломляясь в кристалле, освещал его лицо.

– А теперь слушайте! – сказал доктор Фелл.