Прочитайте онлайн Спящий сфинкс | Глава 15

Читать книгу Спящий сфинкс
3616+1390
  • Автор:
  • Перевёл: О. Б. Лисицина

Глава 15

– Доктор, но вы же сами назвали нас рациональными людьми, рассматривающими только разумные доводы, – возразил Холден, потушив окурок о каминную решетку. – Но ваше заявление не укладывается в рамки нормальной логики. По-вашему получается, что Силия подкинула бутылочку из-под яда в гробницу.

– Да.

Собеседники напрасно старались придать голосам бесстрастность.

– И надо полагать, именно Силия просочилась в запечатанный склеп, не оставив следов, и расшвыряла гробы, словно теннисные мячики?

– Нет, – ровным голосом ответил доктор Фелл. – Ей не нужно было делать ничего подобного. Прошу отметить это особо. Мисс Деверо ничего не нужно было больше делать! Она просто ждала.

– Ждала?! – взорвался Дон. – Чего?

– С вашего позволения, сэр, я продолжу. – Доктор сжал перстень в ладони. – Девушка решилась на рискованную игру.

И тут Дональд вспомнил. Вспомнил ощущение, не дававшее ему покоя весь вечер. И понял, почему ему показалось знакомым выражение лица Силии.

Начало сорок четвертого года. Майнц-на-Рейне. Холден вместе с полузнакомой женщиной, швейцаркой, стоит у темного окна в полуразрушенном доме, прислушиваясь к вою сирен, предупреждающих о налете британской авиации. Женщина разворачивает небольшой сверток, в котором, как она рассчитывает, содержатся важные документы, позволяющие ей получить поддержку Британии и навсегда порвать с немцами. Дама не очень уверена в ценности украденных бумаг, но она надеется, что информация, содержащаяся там, ей поможет. Она не знает наверняка, насколько важны полученные ею сведения, но пытается рискнуть.

После объявления воздушной тревоги открывает огонь зенитная артиллерия. Лучи прожекторов скользят мимо окон, освещая лицо женщины. Холден успевает рассмотреть его выражение: приоткрытый рот, трепещущие ноздри, полуопущенные ресницы, скрывающие лихорадочный блеск глаз. Точно такое же лицо было у Силии, ожидающей, когда откроют склеп.

Холден вернулся в настоящее.

– Если Силия подбросила пузырек в гробницу, когда она могла это сделать? – обратился он к собеседнику.

– До того, как ее запечатали, – уверенно заявил этот невероятный человек. – Пока мы вдвоем обшаривали склеп. Я уверен, что до нашего там появления ниша была пуста. В этом я могу поклясться! Я не заметил, как мисс Деверо подбросила бутылочку, так как не ожидал ничего подобного. У нее не раз была возможность оставить что-нибудь в нише, пока мы в потемках рассыпали песок. И Силия – единственная, кто мог это проделать.

Холден судорожно вздохнул.

– А потом… – хрипло начал он.

– Продолжайте!

– Когда склеп опечатали, Силия ждала, пока не появится таинственная сила и не перевернет все вверх дном?

– Да, – подтвердил собеседник.

– Но, доктор Фелл, неужели вы верите в сверхъестественные силы? – в отчаянии воскликнул Дональд.

– Нет, конечно!

– Но послушайте! Как же тогда объяснить, что кто-то проник в опечатанный склеп и выбрался потом оттуда, не оставив следов? – недоумевал Холден.

– Ах, вы об этом?! – удивленно воскликнул Гидеон Фелл. – Эта загадка решается проще простого. Я с самого начала ожидал увидеть что-нибудь подобное.

Холден изумленно уставился на собеседника. А человек-гора, пыхтящий и отчаянно скрипящий стулом, в свою очередь, был искренне удивлен, как этот элементарный вопрос может беспокоить Дональда.

– Нам повезло, – добавил наконец доктор, – что весь этот полтергейст в склепе поставил Мэддена, Кроуфорда и прочих в тупик. Полицейские сейчас сбиты с толку и считают, что пузырек попал внутрь в тот же отрезок времени, когда были потревожены гробы, и что подбросили его туда призраки. Истинной причины они пока найти не могут, но, к сожалению, это вопрос времени. Эта загадка слишком проста, и самое большее через пару дней эти парни все поймут. Тогда пламя страстей разгорится с новой силой, и обвинение против мисс Деверо будет выглядеть следующим образом: Силия отравила сестру при помощи смеси ядовитых веществ, основным компонентом которой является морфин…

– Морфин? – недоверчиво произнес майор.

– Да, морфин, действие которого абсолютно безболезненно. По версии полиции, Силия хотела представить смерть сестры как самоубийство. И на это у нее имелась веская причина – мисс Деверо стремилась выставить Торли Марша перед всем миром как жестокого садиста, вынудившего жену свести счеты с жизнью. Якобы таким способом девушка хотела добиться, чтобы муж Марго получил по заслугам. Но этого не произошло. Семейный доктор посчитал смерть миссис Марш естественной. Силия кричала на всех углах, что сестра убила себя и что мистер Марш довел ее до этого отчаянного шага. Однако мисс Деверо быстро заставили замолчать. Избавившись от пузырька, девушка уже не имела возможности подсунуть его в комнату Марго, поэтому (мы все еще рассматриваем версию Скотленд-Ярда) она решила действовать иначе. Так появилась полубезумная фантазия о призраках в галерее, якобы гневно преследовавших Марго Марш. «Прогоните ее!» – кричали они, не желая допускать в общество достойных мертвецов самоубийцу. Разумеется, никто не поверил бы ее «видению». Но Силия твердо решила заставить окружающих поверить ее россказням, поэтому, при моем неосознанном участии, подбросила флакон из-под яда в нишу. Каким-то образом мисс Деверо догадалась, что в склепе произойдет полтергейст, и сделала на это ставку. Она ждала, чтобы могилу открыли и среди разбросанных гробов обнаружили пузырек, свидетельствующий, что сами мертвые восстали против Марго и Торли Марша.

Доктор Фелл умолк, восстанавливая дыхание. Надев перстень на палец, он задумчиво разглядывал его.

– Теперь-то вы представляете, что должно случиться? – наконец спросил друг «второй мамочки».

– Боюсь, что да, – кивнул Дон.

– Полиция до сих пор ломала голову над вопросом, кто мог проникнуть в склеп и расшвырять гробы, не оставив на песке ни единого следа, – тяжело дыша, продолжал доктор. – Но их вряд ли удовлетворит версия о сверхъестественных силах. Нет, черт возьми! Нет! Потому что…

– Почему?

– Потому что кто еще мог убить миссис Марш, если не сестра, у которой имелась бутылочка с ядом? Этикетка, наклеенная на пузырек, была напечатана на игрушечной машинке, хранящейся вон в том шкафу. На флаконе остались лишь отпечатки пальцев Силии, и она была единственной, способной оставить пузырек в склепе. А мне… Да помогут мне силы небесные!.. Мне ведь тоже придется давать показания.

Тяжелая тишина повисла в комнате.

Холден отодвинул стул и поднялся. Ноги дрожали и не слушались, кровь в висках пульсировала. Дон бесцельно заметался по комнате, углубившись в мысли и ничего не видя вокруг. Хорошо Гидеону Феллу говорить: «Не теряй головы!» Но как же ее не потерять, если все складывается хуже некуда? И все сходится! Многие слова и действия Силии теперь обретали смысл.

– Я не спрашиваю вашего личного мнения по поводу обвинения против Силии, – вежливо заметил Гидеон Фелл. – Но надеюсь, вы отдаете себе отчет в необходимости опровержения этой версии!

– Господи, конечно, я это понимаю! – воскликнул Холден. – Вы сможете оспорить версию полиции?

Доктор Фелл сжал кулаки и нахмурился, по-прежнему не отрывая взгляда от перстня.

– Я могу опровергнуть их обвинения… э-э… ответив, например: «Дело было так-то и так-то, сэр… Надеюсь, я не ошибся». Хотя после вчерашней ночи, когда я выложил перед Сил ней все карты, я еще раз уверился в правильности своих догадок.

– Так вот что ее так расстроило! – догадался Дональд.

– Да, расстроило, – кивнул доктор. – Но поскольку после вашего ухода инспектор Кроуфорд завладел отпечатками пальцев девушки, дав ей подержать серебряный портсигар, мне показалось правильным предупредить мисс Деверо об опасности.

– И что сказала Силия?

– Очень мало, гром и молния! Однако достаточно, чтобы я убедился в своей правоте. В то же время… – Доктор Фелл стукнул кулаком по подлокотнику кресла. – Нет, нет и нет! Мы не должны создавать путаницу и искать подтверждения противоположной точки зрения! Мы докажем истинность нашей. Умрем, но докажем!

– Если бы мы имели хотя бы малейшее представление о личности настоящего убийцы!.. – в отчаянии вскричал Дон.

– А я знаю, кто он, – просто проговорил доктор. – Я раскрыл эту тайну, опросив вчера вечером в галерее Торли Марша.

Холден, рассеянно глазевший в окно, обернулся, словно от удара бича.

Но Гидеон Фелл как ни в чем не бывало произнес:

– А теперь скажите, отправитесь ли вы по моему поручению?

– На Нью-Бонд-стрит? – уточнил майор.

– Да. Как вы сами понимаете, я не могу послать туда полицейского. Наши взгляды некоторым образом расходятся, и я не собираюсь снабжать их информацией. Так вы поедете?

– Да, – кивнул Дон. – Но что вы надеетесь обнаружить там? Ведь, по словам Дорис Локи…

Тон доктора Фелла изменился.

– Дорис Локи? А какое отношение ко всему происходящему имеет мисс Локи? – спросил он неожиданно резко.

– Это она назвала мне адрес в Лондоне.

И Холден поведал доктору о разговоре с девушкой. По мере развития повествования глаза доктора Фелла за толстыми стеклами очков все больше и больше округлялись.

– Подумать только, как любопытно! – воскликнул он шумно фыркнув. – Занятно, что благодаря женской интуиции Дорис Локи на наше туманное дело пролился свет, прояснивший такой важный момент!

– С другой стороны, Марго нет в живых уже более шести месяцев, и эта оккультная ширма могла за это время перейти в другие руки, – скептически заметил Дональд.

Доктор покачал головой:

– Напротив, у меня есть основания надеяться найти обстановку квартиры нетронутой. И жизненно важные для нас улики могут обнаружиться именно там. Я бы поехал сам, но мне необходимо остаться здесь, чтобы выяснить, не раскрыл ли кто-нибудь секрета гробницы.

– Да, в этом-то все и дело! – с горечью воскликнул Холден.

– То есть?

– Все дело в этом проклятом склепе! Взгляните-ка, доктор! – Майор взмахнул рукой в сторону окна, хотя доктор, сидевший далеко, не мог разглядеть пейзажа за стеклом.

А внизу, за бывшими конюшнями, пекарнями и пивоварнями, за вымощенным булыжником двором, над которым парили в небе голуби, за позолоченными стрелками старинных часов, за желтовато-зелеными лугами на кладбище среди кипарисов была хорошо различима та самая усыпальница.

– Она не дает мне покоя! – в сердцах бросил Дональд, сжимая кулаки. – Быть может, для вас все просто, а меня гробница просто сводит с ума. Она мешает мне думать. Я пытаюсь представить, кто мог проникнуть в склеп через опечатанную дверь, разбросать гробы и не оставить на песке ни единого следа. Кто? Черт возьми, кто это был? Вы скажете мне?

Человек-гора смерил его долгим угрюмым взглядом:

– Нет. Не скажу. По двум причинам.

– Вот как?

– Первая: вы должны, наконец, начать работать собственными мозгами, – грубо заявил доктор. – Иначе от вас не будет пользы. Я предлагаю вам самостоятельно разрешить эту маленькую загадку. Но если хотите, я дам вам довольно увесистую подсказку. – Доктор Фелл на мгновение закрыл глаза. – Вы помните момент, когда дверь в склеп открылась?

– Очень хорошо помню! – подтвердил Дон.

– Нижняя петля сильно заскрипела? – допытывался доктор.

– Да, – отозвался Холден. – Я помню этот звук.

– А когда Кроуфорд повернул ключ, замок открылся со звонким щелчком.

– Значит, кто-то пытался взломать дверь, – взволнованно начал Дональд. – Кроуфорд прав! Кто-то был там и…

– Нет, – возразил Гидеон Фелл. – Печать на замочной скважине осталась нетронутой. – И он подергал перстень, сидевший у него на пальце. – Это и есть моя подсказка. Теперь о другой причине моей скрытности. На самом деле вас тревожат мысли вовсе не о гробнице.

– Что, черт возьми, вы имеете в виду? – вспылил майор. – О чем же я, по-вашему…

– Точнее, вы ломаете голову над тайной усыпальницы, чтобы избежать мыслей о чем-то другом. Хотите, я скажу, о чем вы боитесь размышлять?

Холден молчал, жмурясь от яркого солнца, бившего в глаза.

– Вы думали о Силии Деверо, – безжалостно продолжал доктор, не обращая внимания на отчаянный взгляд собеседника. – Вы думали: «Я знаю, она не совершала убийства. Я уверен, что не она отравила Марго. Но вдруг она и в самом деле сумасшедшая?»

– Господи, да я…

– «Потому что, – рассуждали вы, – как связать все эти факты? Как иначе объяснить ее упорные заявления, что Марго хотела смерти и однажды уже пыталась отравиться стрихнином? Что Торли Марш жестоким обращением довел ее до самоубийства? Как соотнести эти слова с последующим поведением Силии и ее россказнями о призраках в галерее?» Я правильно прочитал ваши мысли?

Холден, сжимавший кулаки, бессильно опустил их.

– Послушайте, – мрачно заявил он, – я сейчас пойду и выложу все это Силии.

Однако собеседник не предпринял попытки остановить его.

– Да. Возможно, так будет лучше, – неожиданно согласился он. – И хочу подчеркнуть еще раз: эта девушка такая же душевнобольная, как мы с вами. Только должен вас предупредить…

Дон, направившийся было к двери, остановился.

– Обвинение полиции против нее, – как ни в чем не бывало продолжал доктор Фелл, – выглядит таким ужасающе достоверным, потому что строится на реальных фактах. Силия лгала, и теперь мы пожинаем плоды ее лжи. Вам она не станет морочить голову.

– Я увижусь с нею и…

– Очень хорошо, – кивнул доктор. – Только… Сколько сейчас времени?

Вытянув шею, Холден разглядывал циферблат башенных часов.

– Начало первого. А почему вы спрашиваете?

– У вас всего десять минут, – пояснил доктор Фелл. – А потом вам придется бежать, чтобы успеть на поезд.

Дверь в коридор распахнулась, но не ударилась о стену, поскольку Дерек Херст-Гор придержал ее. Мистер Херст-Гор, в великолепно скроенном сером костюме, остановился на пороге, поочередно оглядывая Холдена и Гидеона Фелла. Грива рыжеватых волос придавала его степенной фигуре несколько экстравагантный вид.

– Э-э… прошу прощения, что помешал вашей беседе, – начал он, – но я нигде не мог найти хозяев, когда вдруг услышал ваши голоса.

Член парламента прошелся по комнате, безуспешно пытаясь выдавить из себя улыбку.

– Доктор Фелл, вы слышали? – не выдержал он. – Полиция обратилась в высшие инстанции за разрешением на проведение эксгумации тела Марго Марш.

– Знаю, – спокойно подтвердил доктор.

– Но почему вы не предотвратили этого?

Человек-гора откинулся на спинку стула. Даже в этой расслабленной позе он умудрялся сохранять грозный вид.

– Не предотвратил?!

– Но вы же не имеете себе равных в умении замять любое дело! – гнул свою линию Дерек Херст-Гор, размашисто жестикулируя. – Я же помню, как вам удалось спустить на тормозах знаменитый процесс, дошедший чуть ли не до Высокого суда правосудия. И еще один, о котором в начале войны шумела вся Шотландия. Я… признаться, рассчитывал на вашу помощь в этом отношении. А кроме того… Кроме того, все это просто чушь!

– Что именно? – вежливо уточнил доктор.

– Да все это! Мне же известны факты! – Взгляд члена парламента сделался жестким. – Доктор, вы знаете, где сейчас Торли Марш?

– Что?

– Где сейчас находится Торли Марш? – с нажимом повторил член парламента.

– Последний раз я видел его в «Уайдстэрз», сильно увлеченным беседой с Дорис Локи. Разве он все еще не с ней?

– О нет! – Собеседник покачал головой. – Он с сумасшедшей скоростью помчался на машине в Лондон. Но куда он так спешил?

Если Дерек Херст-Гор надеялся произвести впечатление, то результат превзошел все его ожидания. Доктор Фелл удивленно приоткрыл рот, взгляд его остекленел, а лицо (факт, в отношении Гидеона Фелла казавшийся невозможным) совершенно побелело.

– Бог ты мой! – прошептал доктор. – Я же сам слышал это! Слышал собственными ушами! – Он перевел взгляд на Дона. – Ведь вы же мне и сказали. А я так увлекся другими проблемами, что не обратил должного внимания… – И, топорща бандитские усы, он воскликнул: – Мой дорогой Холден, у вас больше не осталось времени! Вы должны во что бы то ни стало успеть на поезд. Подождите!

Но Дональд уже мчался искать Силию.

В коридоры галерей, ограждающих пространство внутреннего дворика, где когда-то прогуливались монахини, выходило несколько обитых кожей дверей. Постучавшись, Холден толкнул дверь спальни Силии и вошел.

Мисс Деверо, сидевшая перед туалетным столиком времен Королевы Анны в высоком алькове окна, расчесывала перед зеркалом волосы. Глаза влюбленных встретились.

Дон, едва сделав пару шагов внутрь комнаты с изящной старинной мебелью, спросил:

– Силия, скажи, ты лгала?

– Да, – спокойно ответила – девушка, положила расческу, поднялась из-за столика и повернулась к вошедшему. – Эту историю о призраках, якобы встреченных в сочельник, я выдумала от начала до конца. – В ее ясном голосе не слышалось дрожи. – В этой истории нет ни слова правды, и сама я не верю в привидения. Пожалуйста, молчи. Не говори ничего!

Несмотря на уверенный взгляд серых глаз, щеки Силии пылали. Ей было стыдно за собственные фантазии. Тонкие пальцы вцепились в край туалетного столика, и в напряженной тишине было различимо царапание ее кольца по полированной поверхности.

– Я хотела рассказать тебе правду еще во время нашего разговора на детской площадке, но мне было так стыдно признаваться в обмане… А потом пришел доктор Шептон, наговоривший тебе всякой ерунды… Я так и не успела все объяснить, а в четверг скрывалась, потому что чувствовала себя ужасно неловко. Потом, когда доктор Фелл при всех разнес историю Торли в пух и прах, я решила больше не таиться и сознаться в своем вранье. Но тут доктор объявил Торли невиновным, и все опять пошло наперекосяк. Тогда я сказала себе: «Хорошо. Подожду, пока не откроем склеп». – Холден заметил, как напряжены ее плечи под тонким серым шелком платья. – Я лгала тебе, Дон! Лгала! Можешь теперь презирать меня, я это заслужила!

Но Холден молчал, и его молчание было подобно нити в пустоте между ними.

– Почему ты молчишь, Дон? – не выдержала девушка. – Почему просто стоишь и смотришь на меня? Разве ты не понял? Я обманула тебя!

– И слава богу! – с невероятным облегчением выдохнул влюбленный.

– Что ты сказал? – недоверчиво прошептала Силия.

– Я могу повторить: и слава богу!

Колени у собеседницы задрожали, и она, отпустив край туалетного столика, почти упала в кресло.

– Значит, тебе все равно?! – воскликнула она в отчаянии.

– Все равно?! – крикнул Холден. – Да еще ни одна новость на свете так не радовала меня! – Он устремил исполненный величайшего облегчения взор в потолок. – Киммерийская Ночь окружала нас, во тьме завывали дышащие яростью чудовища… Но оказалось, что ты обманула меня. Кошмар безумия обернулся всего лишь причудливой фантазией, и теперь над нами снова светит солнце!..

– Ты… шутишь? – ошеломленно произнесла девушка.

– Да! То есть нет! Не знаю! – Дональд бросился к Силии. – Я был уверен, что ты выдумала встречу с призраками. В глубине души я знал это, но боялся твоей возможной веры в собственный вымысел, – сбивчиво объяснял он. – А еще я страшился… другой причины, из-за которой у тебя могло возникнуть такое видение. Но теперь я, слава богу, услышал, что это была только…

– Дон, бога ради, перестань тащить меня из-за стола! – взмолилась Силия. – Смотри, чуть не уронил пудреницу! То есть нет… бей и круши все вокруг, мне не жалко! Только…

– Только скажи, – прервал монолог девушки Холден, поднимая ее из кресла. – Доктор Фелл говорил тебе о подозрениях полиции?

– Полиции? – В голосе возлюбленной прозвучало усталое безразличие. – Это не важно. Главное – теперь я смогу посмотреть тебе в глаза!

– Тогда посмотри сейчас, – улыбнулся майор.

– Не буду! Не могу!

– Силия! – укоризненно воскликнул Холден и после продолжительной паузы добавил: – Тогда послушай. Мы обязаны вытащить тебя из этой истории, хочешь ты того или нет. Ведь это ты подбросила пузырек в нишу перед опечатыванием склепа, доктор Фелл прав? Это сделала ты?

– Да, – подтвердила девушка.

– Зачем ты сделала это, Силия?

На лице мисс Деверо отразилось отвращение и стыд за собственные поступки.

– Чтобы люди поверили, что призраки обвиняют Торли в гибели Марго. Ведь именно он во всем виноват, Дон! Правда! – Она помолчала. – Знаю, я вела себя по-дурацки. Я еще в среду сказала тебе, что сделала глупость. Но я была в отчаянии и не смогла придумать ничего другого.

– Где ты взяла пузырек? – внезапно спросил Холден.

– Дон, я понятия не имела, что это тот самый пузырек! – воскликнула девушка.

– Силия, самая сильная часть обвинения против тебя (и самая правдоподобная) заключается как раз в том, что после смерти Марго бутылочка из-под яда оказалась именно у тебя в руках.

– Но у меня ее не было! – возразила собеседница. – Я его нашла, случайно.

– Нашла?

– Ты же знаешь, все эти аптечные пузырьки одинаковые, – пояснила мисс Деверо. – Во всяком случае, я так думала. Любая склянка, внешне похожая на настоящую по форме и размерам, подходила для моих целей. Вспомни, какой пыльной и грязной она была, – вы даже с трудом разобрали надпись на этикетке.

– Так. И что же?

– Я нашла эту бутылочку в подвале, – продолжала Силия. – Среди огромного количества ненужных пузырьков и склянок. Все они были грязные, и я ни за что бы не подумала…

– Ты имеешь в виду подвал в «Касуолле»? – резко прервал ее майор.

– Что ты, Дон. Здесь вообще нет подвала, если не считать подземных монашеских келий. Я имею в виду подвал в «Уайдстэрз». Вот почему мне в голову не приходило считать пузырек настоящим. Я была уверена, что склянку из-под яда Марго выбросила в ров.

– Значит, ты нашла его в подвале дома в «Уайдстэрз»? – уточнил Дональд.

– Да.

Холден отошел от столика на несколько шагов и, жмурясь от яркого солнца, выглянул в окно. Стрелки часов на конюшенном дворе показывали пятнадцать минут первого.

Вот как раз такой шутки со стороны судьбы, подумал он с горькой иронией, следовало ожидать. Его возлюбленная в по исках похожего пузырька, сама того не зная, находит настоящий. И вот теперь возникает новое неопровержимое доказательство преступных замыслов этой незадачливой поборницы справедливости, которой не хватило знаний даже стереть собственные отпечатки пальцев.

Силия обнаружила пыльную склянку (что примечательно!) в «Уайдстэрз». Но можно ли доказать это и поверит ли полиция?

Дональду послышался слабо доносящийся из-за двери рев Гидеона Фелла, выкрикивающего его имя.

Силия дотронулась до его руки.

– И знаешь, Дон… – нерешительно произнесла она. – Я сама узнала это только вчера ночью… Это было только шутливое предположение, но оказалось, у Марго действительно был любовник.

– Как ты об этом узнала? – удивился Холден.

– Вчера ночью мы осматривали гостиную Марго. – Силия вздрогнула. – В ее китайской шкатулке лежал оплаченный счет.

– Какой счет?

– На годовую ренту… Да, представь себе, на годовую! Видимо, он не был ее минутным увлечением! На годовую ренту той самой квартиры в доме номер 566 по Нью-Бонд-стрит. Квартиры гадалки! Доктор воспрянул духом, узнав об этом. Квитанция датирована началом августа прошлого года. Доктор Фелл даже связался с лондонским центральным телефонным узлом и выяснил, что у них до сих пор зарегистрирован телефонный номер на имя некоей мадам Ванья. Только я не совсем поняла, что Гидеон Фелл теперь задумал…

Грозный рев доктора на этот раз прозвучал совсем близко.

– А я знаю, – вдруг отозвался Холден, очнувшись. – Он хочет послать на Нью-Бонд-стрит меня, в надежде обнаружить там какие-нибудь улики. И он считает, опоздай я на поезд, случится непоправимое. А времени сейчас… Силия!

– Да?

– Ты однажды сказала, что порадовалась бы за Марго, обзаведись та любовником?

– Да, сказала, – серьезно подтвердила девушка. – И не отказываюсь от своих слов.

– Милая, ты не права. Этот шаг был самым ужасным из всех, которые она могла совершить.

– Почему?

– Потому что для меня теперь ясно как день, – нахмурился Холден. – Когда мы найдем любовника Марго, мы найдем убийцу.