Прочитайте онлайн Спящий сфинкс | Глава 13

Читать книгу Спящий сфинкс
3616+1398
  • Автор:
  • Перевёл: О. Б. Лисицина

Глава 13

Дональд обернулся и посмотрел на Силию. Теперь она стояла лицом к склепу, но немного в стороне и по-прежнему не смотрела на сыщиков. Однако возлюбленная Холдена утратила прежний безучастный вид.

– Силия, дорогая!.. – нежно произнес Дон.

– Неужели ты еще можешь называть меня так? – хрипловато откликнулась девушка. – И способен думать обо мне без отвращения после сегодняшнего?

– Что ты такое говоришь, Силия?

– Я чудовище! – прошептала она. – Я самое настоящее чудовище!

– Не говори чепухи! – Холден обнял любимую за плечи и поцеловал. Все было как прежде, их чувства друг к другу не изменились. – Только тебе не стоит больше оставаться здесь! Не нужно смотреть на мертвых, лучше возвращайся в дом! Ты только сильнее расстроишься, если решишь остаться.

– Нет! – крикнула Силия. – Пожалуйста, не отсылай меня домой. Я обязана быть здесь! Я должна посмотреть, что там внутри!

Над склепом повисла зловещая тишина.

Инспектор Кроуфорд и Гидеон Фелл так и стояли на пороге, только доктор чуть отступил от входа, погасив свой фонарик, а инспектор светил своим внутрь гробницы и все время растерянно оглядывался на спутника.

– Какие будут распоряжения, сэр?

Доктор Фелл очнулся:

– Э-э… Хорошо бы вам пройти туда и подобрать пузырек. – И с необъяснимой свирепостью вдруг добавил: – Или вы боитесь покойника, которому, по вашим словам, больше не сражаться на дуэлях?

– Нет, сэр, не боюсь! – отрапортовал полицейский с достоинством.

– Тогда, пожалуйста, пойдите и подберите его.

Силия и Холден молча наблюдали.

Работенка пришлась Кроуфорду явно не по вкусу. Осторожно преодолев несколько ступенек, он, видимо, счел, что переступил запретную черту, и добросовестно вошел в логово клыкастых чудовищ.

Однако, оставив на песке отпечатки подошв, он остановился, чтобы убедиться в отсутствии посторонних следов. Луч его фонарика подрагивал. Доктор Фелл светил ему в спину. Поискав на песке чужие отпечатки и не обнаружив таковых, Кроуфорд направился к левой стене, где футах в пяти от лежавшего на полу новенького гроба валялась коричневая склянка.

– Посветите-ка сюда, сэр! – прогудел из склепа голос инспектора. – Фонарик-то мне придется положить в карман, чтобы взять пузырек обеими руками. На нем могли остаться отпечатки пальцев, и я не хотел бы их смазать.

Теперь при свете только одного фонарика, желтым электрическим глазом разгонявшего вязкую тьму, полицейский разнервничался. Наклонившись, он схватил злополучный пузырек одной рукой за пробку, пальцами другой обхватил донышко, потом, споткнувшись о новенький гроб и потеряв равновесие, выругался:

– Проклятье! Это не ее собственный…

– Спокойно! – отозвался с порога доктор Фелл.

– Вы правы, сэр, – хрипло проговорил инспектор. – Не надо суетиться. Посветите-ка на пол впереди меня.

И через несколько секунд он стоял рядом с доктором.

– Вот он, сэр! – Кроуфорд тяжело дышал, пот стекал по его лицу. – А пробка крепко завинчена, на ней отпечатки врядли остались.

Он потряс в воздухе своей добычей. На ярлычке вверху стояла надпись: «Осторожно!» – и чуть ниже, красными заглавными буквами: «Яд».

Гидеон Фелл пристально посмотрел на Силию:

– Теперь вы понимаете, почему доктор Шептон не верил вам?

– Боюсь, я не понимаю вообще ничего, – растерянно откликнулась девушка.

– Когда Шептон спрашивал вас о пузырьке, вы упорно твердили, что на нем была единственная надпись. Та, которую мы видим сейчас. Обычно на аптечных ярлыках обязательно указывается имя фармацевта или изготовителя и дается короткая справка о составе вещества. Здесь же кто-то, судя по всему… – Доктор Фелл запнулся на полуслове. – Инспектор!

– Да, сэр?

– Поднесите склянку поближе, я хочу рассмотреть ее!

В свете луча, направленного на этикетку, возникло розовое лицо, казалось отделившееся от тела, затем из темноты высунулась рука, чтобы поправить съехавшие очки.

– Но эти слова напечатаны на машинке, а не написаны от руки, – заметил доктор. – Правда, напечатаны… э-э… весьма и весьма посредственно: буквы неровные, скачут. Похоже, здесь работал дилетант. Диле… – Он вдруг опустил фонарь, задумчиво уставившись в темноту, потом спросил: – А ну-ка, вспомните: никто из вас не видел в старой детской игрушечной печатной машинки? Цветной, с тремя видами шрифтов.

– Такая машинка действительно хранится в детской, – отозвалась Силия. – Только не понимаю, доктор Фелл, как вы обо всем догадываетесь?! Послушайте, я хотела спросить вас…

– Торли Марш знает о существовании этой машинки? – перебил ее доктор.

– Да. Но…

– А нельзя мне взглянуть на нее? – настойчиво продолжал он.

– Конечно можно! В удобное для вас время. Но, пожалуйста, скажите… – Мисс Деверо протянула руку, едва не коснувшись бумажки, но Кроуфорд вовремя остановил девушку. – Ведь это не мог быть тот самый пузырек?

Ее удивление казалось странным.

– Господи, мисс, да чего же вы еще ожидали?! – воскликнул полицейский.

– Да нет, я только… – растерянно пробормотала Силия.

– Насколько я понимаю, мисс, вы искали именно эту склянку? – поинтересовался инспектор. – Теперь же, когда мы нашли ее, у вас такой удивленный вид, будто вы сейчас впервые услышали о существовании пузырька с ядом. Что же вы тогда ожидали обнаружить?

– Не знаю, – замотала головой девушка. – Я сморозила глупость. Пожалуйста, простите меня.

– Инспектор, – вдруг торопливо заговорил Гидеон Фелл. – а ведь это удача, что пробка оказалась закрыта! Даже если вещество было в растворе, все равно мог остаться осадок. Вы можете связаться с патологом?

– В Чиппенхэме? Обижаете, сэр! – с укором проговорил Кроуфорд. – Тамошний эксперт – лучший в Англии.

Пошарив по карманам в поисках блокнота и карандаша и после бесплодных усилий приняв предложенные Дональдом, доктор черкнул на листке пару слов, вырвал его из блокнота и протянул инспектору.

– Ну вот, а теперь, – возбужденно продолжал он, засовывая блокнот Холдена в собственный карман, – отправляйтесь к вашему специалисту и попросите его сделать пробы на присутствие этих двух компонентов. Сначала в большой дозе, потом в малой. И если…

Полицейский, хмурясь, заглянул в листок.

– Сэр, но это же два очень известных яда! Разве такой эффект произвела бы их смесь на несчастную леди?

– Возможно.

– Доктор! – не выдержал майор. – И что же это за яды? Вы пока не назвали их. Видите ли, я сам неплохо разбираюсь в отравляющих веществах, так не могли бы вы просветить меня насчет причины гибели Марго?

– Мой дорогой друг, – доктор Фелл задумчиво поскреб лоб, – здесь нет никакой тайны. Все очень просто, и я не собираюсь ничего скрывать. Яд, которым…

– Тише! – вдруг прошипел Кроуфорд. – А ну-ка, выключите фонарик!

Окружающее погрузилось во мрак, даже луна скрылась за облаками.

– Слышите голоса у церкви? – прошептал Кроуфорд.

Доктор опустил тяжелую ладонь Холдену на плечо.

– Слушайте меня внимательно! – зашептал он. – Мы не можем допустить, чтобы нам помешали, а эти полуночники где-то совсем близко. Тихонько подкрадитесь к ним и вспугните. Вытворяйте что угодно, но избавьтесь от них. Давайте Действуйте!

И Дональд покинул своих спутников.

И надо же было такому случиться – стоило Дону наконец снова нащупать утерянный было душевный контакт с Силией, как ему снова помешали! Но существовал ли контакт на самом деле?

Чтобы не хрустеть гравием, Холден пробирался по траве. Двигаясь быстро и бесшумно, он на ходу анализировал события. Внутри каменной коробки с единственной дверью и неповрежденной печатью на замочной скважине кто-то исполнил среди гробов дьявольский танец смерти, не оставив при этом ни единого следа на песке.

Картина, представшая его взору, не просто ошеломила, а ставила в тупик. Казалось, случившемуся не было никакого разумного объяснения. В сверхъестественные силы Дональд не верил, но, даже если бы такие силы существовали, вряд ли они ограничились бы подкинутым пузырьком. Но тогда как все это могло произойти? Если представить…

Вдруг в тишине у церкви Дон явно различил два голоса и остановился, спрятавшись в тени бука.

На тропинке, ведущей к церкви, как раз на месте их памятной встречи с Силией, стояли Дорис Локи и Ронни Меррик, такие же несчастные, какими были Холден и его избранница семь лет назад.

Освещенные луной юноша и девушка стояли поодаль друг от друга (как когда-то Дон и Силия), прислонившись к церковной стене с выцветшими от времени витражами, и, смущенно потупившись, ковыряли землю мысками туфель.

– Вот и все, – заявила Дорис, только что закончившая длинный монолог, – о чем говорилось сегодня. Просто мне хотелось выговориться, а то тяжело носить в себе столько впечатлений.

– Спасибо, что выбрала меня, – мрачно съязвил Ронни, пнув ногой гравий.

Дорис опешила:

– И не считай себя таким особенным. С тем же успехом я могла бы поделиться новостями с кем-нибудь другим! А ты что здесь делал?

– Сидел на крыше.

– Что?!

– Сидел на крыше, – повторил Ронни.

– Ну и глупо! – сказала Дорис. – И чем ты там занимался?

– Перспектива. Знаешь, сверху предметы всегда видны под правильным углом. Но ты вряд ли поймешь профессиональные термины.

– «Профессиональные термины»! «Вряд ли поймешь»! – передразнила Дорис. – Ох, как мы любим нагнать на себя солидности! – Она взяла себя в руки и вдруг спросила: – Ронни, а с какой стороны крыши ты сидел: с той или с этой?

– С той, обращенной к «Касуоллу». – Юноша поднял бледное лицо к небу, откинув со лба черные волнистые волосы. – Знаешь, если честно, я хотел броситься вниз и умереть. Только здесь невысоко. Я много раз спрыгивал с этой чертовой крыши. А ты почему спросила?

– Знаешь, Ронни, здесь сегодня происходит нечто интересное, – задумчиво произнесла девушка.

– Что значит «интересное»?

– Этот пузатый господин толковал о встрече и о церковном стороже. Ты хоть понимаешь, Ронни, что это значит? – Мисс Локи приблизилась поближе к юноше. – По-моему, они решились на посмертное вскрытие этой женщины! Давай-ка мы с тобой…

Дональд, уже собиравшийся удалиться, не ожидая от юной парочки особого вреда, вынужден был остаться, понимая, что авантюризм девушки все испортит. Прочистив горло, Холден выступил из темноты на дорожку прямо между молодыми людьми.

– Сэр! – воскликнул Рональд.

– Дон Угрюмо! – вскрикнула Дорис.

Радость, с какой они бросились навстречу Холдену, не могла не растрогать. Для этих юноши и девушки Дональд был своим, его молодые люди охотно принимали в свою компанию. В другое время Холден порадовался бы этому обстоятельству, но сейчас, когда неумолимо бежали минуты, а там, в склепе…

– Дорис, где ваш отец? – быстро поинтересовался майор.

– Пошел домой. Мы с ним возвращались домой и встретили Ронни. Отец почему-то решил, что я предпочитаю общество Ронни, и оставил нас. – Девушка насупилась. – я считаю, он поступил грубо и неделикатно.

– Грубо?! – воскликнул Меррик. – Как ты можешь так говорить об отце?! Грубо! Скажешь тоже!

Но Дорис трудно было сбить с толку. Сейчас ее интересовали только слова Холдена.

– Дон Угрюмо, а здесь правда происходит что-то необыкновенное?

– Послушайте, Дорис, я не буду лгать вам, убеждая, что здесь не совершается ничего необычного, – отозвался Холден. – Но я надеюсь, вы достаточно благоразумны, чтобы пойти домой. – И, чувствуя назревающий мятеж, он прибавил: – Если хотите, я могу немного проводить вас. Мне нужно серьезно поговорить с вами.

На самом деле сказать майору было нечего. Мысли его кружились вокруг Силии и гробов, раскиданных по полу в склепе. Однако эта фраза была единственным выходом из положения.

– Ну… Раз такое дело, то пойдемте! – согласилась мисс Локи.

В неожиданной и странно настороженной тишине все трое двинулись по дорожке вокруг церкви к шоссе. Тропинка через луга существенно сокращала расстояние до «Уайдстэрз».

Холден шагал между молодыми людьми, разделяя их, как стена. Дону даже казалось, будто он слышит биение их сердец.

– Дорис, – осторожно начал Дональд, – сегодня на закате вы выражали намерение поднять бунт. И я должен признать, вы сдержали слово.

– Сдержала? Разве? – жалобно проговорила девушка. – Мы с Торли все равно собирались пожениться. Во всяком случае, как только… Думаю, вы понимаете!

Холден послал ей предостерегающий взгляд.

– А сегодня вечером я просто попыталась ускорить события, – оправдываясь, произнесла мисс Локи.

– Скажите, Дорис, что вы теперь думаете о Торли Марше? – поинтересовался Холден.

– Что он просто прелесть!

– Ха! Ха! Ха! – не выдержал Ронни. Потом юноша внимательно посмотрел на Дональда: – Как вам это нравится, сэр? Из слов Дорис я понял, что ее упитанный ухажер сначала лупил свою жену, а потом и вовсе отравил ее. И после этого она называет своего ловеласа «прелестью»!

– Дон Угрюмо, не могли бы вы заткнуть рот этому злопыхателю, пока я не закончу? Кстати, если уж на то пошло, Торли ни в чем подобном не виноват!

– Ха! Ха! Ха! – раздалось ей в ответ.

– Послушайте, я обращаюсь к вам двоим – перестаньте ссориться! – вмешался Холден.

После короткой заминки все продолжили путь. «Что сейчас делается в склепе?» – напряженно размышлял Дональд.

– Я… Я люблю его! – внезапно заявила Дорис. – И все же Торли разочаровал меня сегодня.

– Почему, Дорис? – ровным голосом спросил майор. («Спокойно, Ронни!») – Почему?

– О нет, вовсе не из-за мнимых избиений этой женщины. Торли никогда ее не бил. – Глаза девушки засияли. – Но я бы скорее восхищалась им за это!

– Это с чьей стороны посмотреть, – заметил Холден.

– Если бы меня поколотили, я бы восприняла трепку спокойно. – Мисс Локи метнула быстрый взгляд на Ронни через плечо майора. – А вот у тебя вряд ли хватило бы смелости отлупить меня. Нисколечко в этом не сомневаюсь!

– Ну и напрасно! – резко бросил юноша, высовываясь из-за плеча Холдена с другой стороны.

– Эй, перестаньте! – снова вмешался тот.

Ситуация действительно перестала быть смешной, потому что бескровное лицо юноши еще больше побледнело и начало подергиваться, а в его голосе Дональд ясно слышал опасные нотки, какие майору не раз доводилось слышать в голосах взрослых мужчин, и означали они решимость.

– Вы сказали, Дорис, что мистер Марш разочаровал вас сегодня, – напомнил Холден.

– Да. Когда его начали осыпать гадкими вопросами, я решила, что он сейчас сотрет всех в порошок. Но Торли Этого не сделал. А мне он всегда казался похожим на брокера с Уолл-стрит из моего любимого фильма…

– Опять кино! Ну хоть вы скажите, сэр… – не выдержал Ронни, заранее состроивший трагическую мину.

– Эй, полегче! – огрызнулась Дорис.

Но Меррик не унимался:

– Приводишь ее в кинотеатр, а на экране какой-нибудь здоровенный «шкаф» крушит все на своем пути, как дикарь с Борнео. И что вы думаете? Она закатывает глаза, вздыхает и тает от восторга. Между прочим, в реальной жизни этого крутого парня слуги просто спустили бы с лестницы.

– Речь, достойная отпрыска лорда Сигрейва! – съязвила девушка.

Они подошли к бордюру шоссейки. Парочка не прекращала перепалку, а Холден все раздумывал, как бы повежливее откланяться. Но тут слова, нечаянно оброненные мисс Локи, заставили майора насторожиться.

– Знаешь, Ронни, что больше всего меня бесит? Во всем виновата эта женщина!

– Как это? – Глаза юноши изумленно распахнулись.

– Помнишь, я тебе когда-то говорила, что Марго Марш сходит с ума по какому-то незнакомцу?

– По тому красавчику средних лет, с которым Джейн Паултон застукала ее однажды на Нью-Бонд-стрит?

«А вот это новость!» – подумал Холден.

– Джейн тогда не разглядела его лица, – пояснила девушка, – поэтому нам ничего о нем не известно. И все же… – Она задумалась. – Несмотря на мои сегодняшние речи в защиту Торли, мне иногда кажется, что мистер Марш знает этого человека, только почему-то не хочет признаваться. Если вы найдете любовника этой женщины, вы узнаете, кто отравил ее!

– Вздор! – вдруг выкрикнул Меррик.

– Вздор?

– Если этот тип крутил с нею роман, – уверенно заявил Ронни, – зачем ему убивать? Любовник ничего не выигрывал в случае смерти Марго.

– Эта женщина раздражала его, и он убил ее, – предположила мисс Локи. – Или предмет ее чувств был семейным человеком, а она хотела женить его на себе. Вот он и отравил ее.

– Или это был какой-нибудь политикан, опасавшийся скандала! – Юноша не мог скрыть сарказма. – Может быть, это был мистер Этли?

– Да говорю же тебе!..

– Дорис! – осторожно, но решительно перебил юную леди Холден.

Все трое остановились.

Они уже миновали дом викария и часть высокой тисовой изгороди. Впереди замаячили огни «Уайдстэрз», в темноте даже можно было различить фасад с полукруглой лестницей, давшей дому это название.

– Дорис, что это вы сейчас говорили о Марго и о Нью-Бонд-стрит? – В мыслях майора уже начала вырисовываться картина смерти Марго. – Вы понимаете, что это может оказаться важным свидетельством? Ваши слова ведь могут оказаться правдой!

– О господи! – Дочь сэра Дэнверса побледнела. – Но ведь вы не выдадите меня?

– Конечно нет, – уверил девушку Дональд, выяснивший наконец причину ее беспокойства. – Я никому не выдам источника этой информации.

– Дон Угрюмо! – Во взгляде мисс Локи промелькнула жалость. – Силия… Силия никогда ничего не замечает. Она даже не догадывалась все это время о нас с Торли! Но неужели она не говорила вам, что эта женщина уже очень давно ходила к гадалке на Нью-Бонд-стрит? Там-то она, вероятно, и подцепила себе ухажера!

Холден вспомнил. Его возлюбленная действительно упоминала о визитах Марго к таинственной гадалке, за которыми обычно следовала целая череда ссор с мужем.

– Гадалка? – произнес он вслух. – Вроде бы некая мадам?..

– Да. Мадам Ванья. Нью-Бонд-стрит, 566. Только в этом доме, если хотите знать, нет никакой мадам Ванья. Так что «гадание» оказалось враньем!

– Прошу прощения?

– Враньем, Дон Угрюмо, обыкновенным враньем! – Дорис сердито топнула ножкой. – Просто там любовники встречались, чтобы избежать огласки! В квартире несуществующей гадалки. И никто ни о чем не догадывался! Вот так в наше время можно… – Девушка взглянула на Ронни и осеклась. – Не знаю, насколько правдивы все эти слухи, – проговорила она смущенно. – Я просто пересказываю их вам, вот и все.

– Тогда последний вопрос, Дорис. – Видя состояние юноши, Дональд успокаивающе опустил руку ему на плечо. – Вы сказали, что вы и мистер Марш… – («Спокойно, Ронни!») – давно собирались пожениться. Так?

– Да… Я на это надеялась. – Глаза девушки вдруг погрустнели.

– Что ж, в вашем желании нет ничего удивительного, раз уж Марго была влюблена в своего загадочного незнакомца. Но почему же нельзя было прийти к компромиссу? В конце концов, в наше время разводы уже не вызывают скандалов в обществе.

Мисс Локи снова воспрянула духом, в сотый раз бросившись на защиту избранника:

– Торли считал себя обязанным заботиться об этой женщине. Я называю его принципы донкихотством и даже глупостью, но изменить ничего не могла. Да что толку болтать? Она умерла, и теперь это не имеет значения.

– Послушайте, Дорис! – задумчиво произнес Холден.

– Д-да?

– Я не осмелюсь давать вам советы, но своим легкомысленным поведением вы можете навредить себе. Возможно, вам следовало бы прислушаться к увещеваниям отца. – Дональд похлопал Меррика по плечу. – Во всяком случае, подумайте о моих словах. Хорошо?

– Спасибо, Дон Угрюмо, – иронически поблагодарила собеседница и тут же выпалила: – А знаете, какая у меня идея? Если на Нью-Бонд-стрит не осталось никаких следов, вы все равно узнаете, кто отравил ее!

– Каким образом? – осведомился майор.

– Эта женщина, как никто другой, обожала вести дневники. Она не могла спокойно пройти мимо чистого листка бумаги, не нацарапав на нем очередного душевного излияния. Или, например, я не удивлюсь, – Дорис разгорячилась не на шутку, – если вы обнаружите у нее под кроватью целый сундук с ядами и прочей подобной чертовщиной. Что-нибудь обязательно отыщется, я не сомневаюсь!

– Хорошо, Дорис, – успокаивающе кивнул Дональд. – а сейчас, если вы позволите…

– Дон Угрюмо! – Мисс Локи от неожиданности растерялась. – Вы не можете просто развернуться и уйти.

– Простите, Дорис, – отозвался Холден. – Я не могу объяснить, но меня ждет чрезвычайно срочное дело.

– А я говорю, вы не можете уйти просто так! – настаивала девушка. – Вот же наш дом!

– Знаю, но мне нужно…

– Вам нужно зайти к нам и выпить чего-нибудь, – категорично заявила собеседница. – Смотрите, вон и отец вышел! Он видел вас, так что теперь не отвертитесь.

Отвертеться было действительно трудно.

В «Уайдстэрз» сэру Дональду Холдену был оказан радушный, быть может, слишком радушный прием. Старинные дедовские часы в холле, в котором на Рождество играли в «убийцу», показывали двадцать пять минут двенадцатого. Перед Холденом выставили блюдо с сандвичами и виски с содовой. На часах уже без двадцати двенадцать. Леди Локи, стройная, все еще привлекательная дама, несколько постаревшая со времени их последней встречи, очаровательно щебетала, сидя под развешанной на стене коллекцией масок. До полуночи всего две минуты. Сэр Дэнверс озабоченно сообщил, что завтра утром отбывает в Лондон, и продемонстрировал Дональду недавно приобретенные картины. На часах – восемнадцать минут первого.

Без пятнадцати час семейство Локи наконец распрощалось с гостем, и Холден, едва захлопнулась дверь, помчался как сумасшедший.

Всю дорогу Дон привычно беседовал вслух с самим собой, улыбался, что-то припоминал на ходу, складывая воедино разные части головоломки, и к концу пути знал наверняка, как была отравлена Марго.

Холден пока не догадывался, кто убийца, зато знал, как тот Действовал. Разрозненные детали становились частью единой картины. Теперь майор мог объяснить, как было совершено убийство, которое при наилучшем исходе должно было выглядеть естественной смертью, а при наихудшем – самоубийством.

Кладбище, как он и ожидал, было пустынным. Железная дверь склепа (при виде ее Холден внутренне содрогнулся, представив, что находится за ней) была заперта. Пока Дональд на ощупь пробирался к кладбищенским воротам, ему мерещились какие-то бесформенные тени, следующие по пятам.

Даже «Касуолл-Моут-Хаус» был уже погружен во мрак, только высокие окна холла светились призрачным желтым светом. Дон толкнул входную дверь. Внизу у горящего камина сидела Оби, терпеливо дожидавшаяся возможности запереть дом на ночь. Завидев Холдена, старая няня поднялась ему навстречу:

– Мистер Дон!

– Все, как я понимаю, уже разошлись? – спросил майор, немного успокоив дыхание.

– Да, мистер Дон. И мисс Силия, и мистер Торли поднялись к себе.

– Однако твое лицо выглядит встревоженным. Здесь что-то произошло?

– Мисс Силия, сэр…

– Что с нею?! – воскликнул Дональд.

– Мисс Силия и этот солидный джентльмен, доктор Фелл, вернулись домой около часа назад…

– Инспектор полиции был с ними? – быстро спросил Холден.

– Инспектор полиции?! – вскрикнула Оби, прижав руку к груди. – О нет!

– Так. И что же случилось?

– Сначала они вместе поднялись в бывшую детскую, – продолжала старушка. – Я знала, мистер Дон, что мне не следовало ходить за ними, но ничего не могла с собой поделать!

– Ну, это простительно, Оби, – улыбнулся Дон. – Что произошло потом?

– Потом они направились в бывшие апартаменты миссис Марго и мистера Торли. Мистер Торли теперь не спит в своей прежней спальне, и его можно понять. – Няня сглотнула комок, вставший в горле от волнения. – Да… Они стали обыскивать эти комнаты, перебирали вещи; особенно долго они копались в старой гостиной миссис Марго. Слова до меня не доносились, потому что обе двери были закрыты, но все было спокойно. А потом… – Оби запричитала громче. – Перед тем как отправиться ночевать в гостиницу, этот солидный джентльмен что-то сказал мисс Силии. Потом дверь в коридор вдруг отворилась, и оттуда вышла мисс Силия, бледная как полотно! Она даже не заметила меня и, с трудом передвигая ноги, побрела к себе! – Старая няня тяжело вздохнула и немного успокоилась. – Но вы, мистер Дон, не волнуйтесь, – утешила она Холдена. – Ложитесь в постель и спите спокойно!