Прочитайте онлайн Спящий сфинкс | Глава 12

Читать книгу Спящий сфинкс
3616+1391
  • Автор:
  • Перевёл: О. Б. Лисицина

Глава 12

Силия почти прокричала последние слова и смолкла. Она сидела спрятав лицо в тени, так что Дональд не мог различить его выражения. Затем в напоенном влажном ароматом трав воздухе разнесся ее ясный и звонкий смех.

– Прекрати! – резко сказал Холден.

– Прекратить? – удивилась девушка. – Что?

– Этот смех!

– Пр-прости, Дон… – задыхаясь, произнесла она. – По-моему, здорово, что я вчера не рассказала тебе эту историю на ночь. Правда?

– Что… Что случилось потом в галерее?

– Не знаю. – Силия покачала головой. – Оби нашла меня там на рассвете лежащей на полу. Няня испугалась, что я заработаю воспаление легких, все охала и порывалась уложить меня в постель, обложив грелками. Но я даже не простыла – я не так чувствительна к холоду, как бедняжка Марго.

При этих ее словах Гидеон Фелл согнулся и слегка отодвинулся.

– Силия!.. – вздохнул Холден.

– Да, Дон?

– Ты хоть понимаешь, что все эти ужасные фигуры померещились тебе?

– Померещились? – Теперь девушка сидела боком, и ее профиль был ясно виден в лунном свете. Необычайный блеск в глазах и жесткий изгиб губ резко контрастировали со всем ее нежным обликом. – Нет, Дон, они были настоящие. До них можно было дотронуться! Я действительно видела их!

– Силия, ты помнишь вчерашний вечер? И слова доктора Шептона? Как ни прискорбно, я вынужден согласиться с одной его мыслью…

– Я не обижаюсь на тебя, Дон. – Силия отвернулась. – С твоей стороны вполне естественно считать меня су…

– Да нет же! – горячо воскликнул Холден. – Это был обычный кошмар! Мне не раз снились такие, а то и похуже. – «Господи, помоги мне! – взмолился он про себя. – Сделай так, чтобы мои слова не обидели ее!» – И Шептон прав – эти видения навеяны проклятой игрой в «убийцу». Этими мерзкими масками, будь они трижды неладны!

– Дон! – запротестовала девушка. – Пожалуйста!

– Силия, ты же умный человек, – в отчаянии продолжил мужчина. – Пораскинь мозгами! Ведь эти лица из твоего кошмара напоминали маски! И даже эти голоса… Вспомни, ты сама сказала, – они доносились приглушенно, словно сквозь какую-то материю. Именно так звучали ваши голоса, когда вы во время игры надевали маски.

– Дон, но я…

– Подожди, давай посоветуемся с доктором Феллом. Что вы на это скажете, доктор?

– Скажу, что нам пора переходить к делу, – задумчиво проговорил тот.

– Переходить к делу?

– Да. Пора открывать склеп. – Он грузно поднялся, уронив одну трость и опираясь на другую.

– Но что, черт возьми, вы ожидаете у…

– Мне надлежало дождаться инспектора Кроуфорда, – веско произнес Гидеон Фелл, не обращая внимания на вопрос Холдена. – Инспектор позвонил и предупредил о приезде, об этом мне сообщила мисс Оби, но, по-видимому, задержался в дороге! Думаю, мы должны открыть дверь без него.

Но тут раздался голос:

– Минуточку, сэр!

Все трое едва не подпрыгнули на месте от неожиданности. Холдену даже показалось, что доктор пробурчал себе под нос какое-то ругательство.

Хрустя гравием, спотыкаясь и тяжело дыша, к ним несся средних лет человек в твидовом костюме и летней шляпе. В темноте невозможно было разглядеть его лицо, заметны были только его выдающиеся усы, вероятно песочного, желтого или рыжего цвета.

Официально поприветствовав Гидеона Фелла, незнакомец доложил:

– Извините, задержался. Шина на велосипеде прокололась. – Потом, отдышавшись и приосанившись, он спросил: – Хочу узнать, сэр, я здесь присутствую официально или неофициально?

– В настоящий момент неофициально, – успокоил собеседника доктор.

– Ага! – вырвался из-под громадных усов вздох облегчения. – Я, конечно, знал, что мы не совершаем ничего незаконного, и все же решил на всякий случай одеться в штатское!

Доктор Фелл представил своим спутникам инспектора Кроуфорда, представляющего полицию графства Уилтшир, и спросил:

– Вы захватили все необходимое?

– Да. Фонарь, нож и лупу, – доложил инспектор, похлопав себя по карманам. – Как было велено, сэр.

Похоже, Кроуфорду совсем не нравился окружающий пейзаж, так затравленно он озирался по сторонам.

– Тогда давайте посмотрим, что обнаружится у меня, – произнес доктор Фелл и принялся шарить по карманам. После непродолжительных поисков он извлек электрический фонарик и маленький, завязанный шнурком мешочек из непромокаемой кожи, который тут же протянул инспектору Кроуфорду.

Потом доктор светил фонариком инспектору, пока тот, развязав мешочек, вытряхивал на ладонь тяжелое золотое кольцо с печаткой, рисунок которой Холдену не удалось разглядеть.

– Итак, инспектор? – напыщенно проговорил Гидеон Фелл.

– Сэр, вот оно, кольцо. – Кроуфорд поднес перстень ближе к глазам. – Но печатка до чего странная! Я такого замысловатого рисунка отродясь не видывал! А вот эта штуковина внизу, вроде спящей женщины…

– Замысловатая штуковина, говорите?! – взревел доктор Фелл и от души выругался.

– Тише, сэр! – испуганно зашипел инспектор Кроуфорд, его встопорщившиеся усы в лунном свете отливали рыжиной.

– Прошу прощения, – буркнул доктор, виновато втянув голову в плечи. – Только как же этому перстню не быть причудливым?! Ведь это такая замечательная вещь! Я лично на Рождество ездил к известному коллекционеру и благополучно положил это кольцо к себе в карман. А потом начисто забыл о нем! Оно так и лежало у меня в кармане, когда… Ладно, это не важно! – Старинный друг «второй мамочки» осветил перстень фонариком. – Эта драгоценность, инспектор, была изготовлена по особому заказу австрийского князя Меттерниха, и можете поверить на слово мне или профессору Уэстбери, что другого такого кольца на свете не существует.

– Ишь ты! – удивился представитель полиции.

– Оно было создано во времена «черного кабинета» Меттерниха, – взволнованно продолжил объяснять доктор. – Рисунок печатки уникален, так что подделка исключена. – Доктор Фелл осветил фонариком вход в склеп. – Двадцать седьмого декабря, инспектор, я запер эту дверь, залепил замок пластилином, купленным в художественном салоне, и запечатал перстнем. Сегодня днем я собственными глазами убедился, что печать осталась нетронутой. Не хотите ли убедиться в этом сами?

Инспектор Кроуфорд пожал плечами:

– Я специалист по отпечаткам пальцев. Сэр, это мой хлеб.

После недолгого замешательства они все вместе подошли к входу в склеп. Теперь, вблизи, можно было разглядеть аккуратные колонны по бокам, сделанные не из простого камня, а из пестрого мрамора. Замочная скважина на тяжелой двери, выкрашенной серой краской, была залеплена пластилином, для непосвященного взгляда неотличимым от окружающей поверхности. Доктор Фелл светил фонариком, а инспектор Кроуфорд, наклонившись, поднес кольцо к оттиску и принялся сличать оба рисунка с помощью увеличительного стекла.

Дон украдкой скосил глаза на Силию. Та, низко опустив голову, неровно и тяжело дышала. Бессознательно девушка нащупала его руку и, сама того не замечая, вцепилась в нее.

Их окружила вязкая, давящая тишина.

Десять долгих минут инспектор Кроуфорд, сгорбившись и не поднимая головы, сравнивал изображения, лишь изредка позволяя себе расслабить напряженные мышцы. Ночное безмолвие нарушало лишь тихое шуршание в траве какого-то маленького зверька.

Наконец Силия нарушила молчание:

– Не могли бы вы…

– Тише, мисс! – оборвал ее полицейский. – Тут нельзя торопиться!

А Холден, глядя в глаза возлюбленной, думал: «Почему мне кажется таким знакомым выражение ее лица? Когда же я видел его?» Странная гамма чувств, сквозившая в облике девушки, что-то напоминала ему. Но что? Где раньше он мог заметить нечто похожее? Луч фонарика в руках детектива скользнул в сторону.

– Вы правы, сэр, – объявил наконец Кроуфорд, распрямившись и поспешив отойти подальше от железной двери, словно внушавшей суеверный ужас. – Могу поклясться, отпечаток подлинный!

– А не могли бы вы поклясться также и в том, что склеп выстроен прочно? – поинтересовался Гидеон Фелл.

– Вне всякого сомнения, сэр! – ответил Кроуфорд, возвращая ему перстень и кожаный мешочек.

– Вы в этом вполне уверены? – настаивал доктор.

– Я бывал здесь пару раз, когда Брет Фармер только строил его, – отозвался полицейский. – Стены в восемнадцать дюймов толщиной, каменный пол, ни вентиляционных отверстий, ни окон.

– Стало быть, сэр, если за этот отрезок времени в склепе что-то переменилось, то только в результате действия живых существ или неживых предметов, находящихся внутри? – уточнил доктор Фелл.

– Переменилось? – переспросил инспектор.

– Да, – подтвердил собеседник.

– Да бросьте вы, сэр! – неожиданно громко возразил Кроуфорд. – Что могло случиться в этом лежбище мертвецов?

– Может быть, ничего, а возможно, и многое. Соскребите ножом пластилин с замка, и мы увидим.

– Не могли бы вы поторопиться? – почти выкрикнула Силия.

– Тише вы, мисс! – шикнул на нее инспектор.

Под перекрестными лучами обоих фонариков полицейский принялся очищать замок.

Холден не мог не признать, что давно так не волновался, даже в самые напряженные последние месяцы войны. Пока инспектор орудовал ножом, Дональд мучительно пытался сообразить, при каких обстоятельствах он видел точно такое же выражение на лице Силии и что эта мешанина чувств должна означать. Оно прочно ассоциировалось у Холдена с какой-то опасностью, с какой-то рискованной ситуацией…

– Надеюсь, ключ войдет, – пробормотал Кроуфорд. – Надеюсь, не застрянет… Пластилин-то, я вижу, забился внутрь! Правда, скважина большая – авось все обойдется. Давайте ключ, сэр! Ага, спасибо!.. Ну вот, кажется, вошел!

Раздался щелчок – ключ повернулся.

– Отлично! – воскликнул Гидеон Фелл. – Дверь открывается вовнутрь. Толкайте!

– Послушайте, сэр!.. – Полицейский нерешительно повернулся к доктору Феллу. – Вы действительно считаете, что внутри что-то есть и оно может выскочить оттуда?

– Конечно же нет! – успокоил его собеседник. – Толкайте дверь!

– Вы правы, сэр. И что это я!

Петли заскрипели. Силия отвернулась.

Лучи обоих фонариков скользнули в темноту. Всего пару секунд, показавшихся часами, пятна света оставались неподвижными, потом медленно поползли вниз, вверх, крест-накрест…

Инспектор Кроуфорд не выдержал и выругался. Рука его, державшая фонарик, совсем не дрожала, зато левым плечом он так вжался в дверной косяк, словно собирался проломить стену. Рыжие усы торчали дыбом.

– Гробы кто-то сдвинул! – ахнул он, обернувшись к доктору Феллу. – Посмотрите, их кто-то сдвинул!

– Точнее было бы сказать – «разбросал», – невозмутимо поправил его друг «второй мамочки». – Разбросал с такой недюжинной силой, что… Инспектор!

– Да, сэр?

– Когда я запер и опечатал эту дверь, в помещении находилось четыре гроба. Один – с телом миссис Торли Марш, три остальные принадлежали ее дальним предкам и были принесены сюда из старого склепа, чтобы… – Доктор Фелл прочистил горло. – Чтобы, так сказать, составить ей компанию. Гробы стояли в два уровня, один поверх другого, прямо посередине склепа. Посмотрите теперь на эти гробы!

Силия, дрожавшая всем телом, по-прежнему смотрела в другую сторону, но Холден подошел поближе и заглянул внутрь через головы обоих сыщиков.

Голый, как каменный колодец, если не считать двух небольших боковых ниш, склеп располагался на четыре ступени ниже уровня земли и был заполнен густой, зловещей тьмой.

Один из гробов – такие изготавливали в девятнадцатом столетии – стоял в причудливой позе, кокетливо приподнятый и прислоненный к дальней стене. Другой, совсем новенький, поблескивающий свежей краской и, должно быть, принадлежавший Марго, лежал вдоль стены слева. Третий, очень старый, был отброшен чуть ли не к самой двери. И только четвертый, самый древний и выглядящий очень мрачно, остался на месте.

– А теперь посмотрите на пол, – привлек внимание инспектор доктор Фелл.

– Он…

– Да, он покрыт слоем песка. – Доктор нарочито отчетливо произносил каждый слог. – Слоем превосходного белого песка, равномерно распределенного по всей поверхности. Он был рассыпан здесь до того, как могилу запечатали. А теперь посмотрите! Посветите-ка фонариком!

– Я свечу, сэр… – неуверенно отозвался полицейский.

– Гробы были подняты и разбросаны в стороны, поверхность песка тоже утратила гладкость, но взгляните: на ней нет ни единого человеческого следа, ни единого отпечатка!

Голоса собеседников, отражаясь от стен, вырывались наружу. Из зияющей чернотой гробницы веяло влажным теплом, вызывающим дурноту. Дону почудилось, что один из гробов, словно подгулявший пьяница, прислонившийся к задней стене и покачивающийся, сейчас, того и гляди, рухнет.

– Но это просто невероятно! – В голосе Кроуфорда звучало недоумение, естественное в подобной ситуации для всякого нормального человека.

– Разумеется, невероятно, – согласился доктор. – Однако вы можете убедиться в реальности происходящего собственными глазами.

– Значит, вы и эта юная леди, – полицейский бросил быстрый взгляд на Силию, – вместе закрыли и опечатали гробницу?

– Именно так.

– И зачем вы сделали это, сэр?

– Чтобы проверить, не произойдет ли здесь какого-нибудь сверхъестественного явления, вроде того, последствия которого мы сейчас наблюдаем, – невозмутимо заявил Гидеон Фелл.

– И кто же, по-вашему, мог устроить весь этот разгром? Неужели мертвецы?

– А кто же еще?

– Нет! – не соглашался Кроуфорд. – Вероятно, кто-то все же проник сюда снаружи и перевернул все вверх тормашками.

– Как? – безжалостно спросил собеседник.

Одного слова, прозвучавшего как выстрел, вполне хватило, чтобы вернуть поток мыслей инспектора в русло логики. Однако после длительного молчания Кроуфорд вновь высказал сомнения:

– Доктор Фелл, вы, наверное, дурачите меня? – В его беспомощном взгляде читалась мольба.

– Ничего подобного! – возразил доктор. – Я сказал вам сущую правду.

– Но, сэр! Знаете ли вы, как изготавливаются современные гробы? Знаете, сколько они весят?

– Признаться, я пока ни одного не примерял, – усмехнулся доктор Фелл.

– А я должен признаться, что меня удивляет ваша радость! – Кроуфорд смерил собеседника пытливым взглядом. – У вас такой вид, будто… – Он на секунду задумался. – Будто вы только что вздохнули с облегчением. Честное слово, сэр! Но почему? Неужели нас могло ожидать здесь нечто гораздо более ужасное?

– Не исключено. – Доктор многозначительно кивнул.

Инспектор отчаянно затряс головой, как человек, только что вынырнувший из воды.

– Во всяком случае, полиции тут делать нечего, – заключил Кроуфорд и вопросительно посмотрел на доктора Фелла. – Ведь это происшествие совсем не по нашей части, я имею в виду полицию, если гробы в склепе вдруг устраивают пляску. Это уж дело самого Всевышнего. Или дьявола. Но никак не наше!

– Что верно, то верно, – согласился собеседник.

– Начальство, сэр, велело мне выполнять ваши распоряжения, – продолжал инспектор. – И мне известны некоторые подробности об этом мерзавце, который… – Тут представитель закона, видимо, вспомнил о профессиональной этике и осекся. – Одним словом, сэр, мне известно о ваших планах. Мы пришли сюда за фактами, но посмотрите! – Распрямившись, Кроуфорд опустил руку в густую черноту и медленно провел лучом фонарика по разбросанным гробам и песку. – Все они – покойники, – проговорил он. – А какой нам прок от мертвецов? На что они могут сгодиться? Разве только понадобятся для посмертного вскрытия? А вот этот малый… – Инспектор направил луч на самый зловещий и древний гроб, с едва сохранившимися остатками погребального орнамента. – Этот малый, похоже, не подойдет для вскрытия.

– Это Джастин Деверо, – торжественно объявил Гидеон Фелл. – Он погиб на дуэли в Барн-Элмз примерно триста с лишним лет до вашего рождения.

И снова ледяной страх сковал их сердца.

– Ишь ты! Неплохо! Только на дуэлях-то ему, видать, драться больше не придется, – ухмыльнулся полицейский. – Это уж как пить дать! О том я и толкую. И что я здесь делаю? Зачем, интересно, начальство послало меня сюда? Здесь нет ни… – Но тут Кроуфорд запнулся на полуслове и даже задержал дыхание. И голос, и поведение его разом изменились. – Смотрите, сэр!

– Что там такое? – оживился доктор Фелл.

– Поначалу я этой штуки и не заметил, потому что смотрел на пол. Но вы только взгляните туда! Вот в ту левую нишу в стене!

А в нише, покрытый грязью и пылью, но все же тускло поблескивающий в свете инспекторского фонарика, валялся маленький коричневый пузырек. Округлая бутылочка емкостью примерно в пятьдесят граммов, закрытая пробкой, с видневшимся сбоку краешком ярлыка с какой-то надписью.

– Даже если бы я не слышал этой истории, – угрюмо заметил инспектор Кроуфорд, – я бы все равно сообразил, что это такое!