Прочитайте онлайн Спасенная любовью | Глава 9

Читать книгу Спасенная любовью
4418+3159
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 9

У Арианны болела каждая косточка, словно жалуясь на бешеную скачку к Дабхейдленду. Она боролась с желанием оглянуться, чтобы увидеть, насколько близко враги. А временами у нее болела спина так, словно чувствовала нацеленное в нее оружие. Когда она уже собиралась все-таки оглянуться, Брайан сделал резкий поворот, и ей пришлось полностью сосредоточиться на том, чтобы следовать за ним. Они скакали по извилистой каменистой тропе, и это вынуждало их сбавить скорость хотя бы только для того, чтобы не покалечить лошадей. На мгновение Арианну охватила паника, она была почти уверена, что их скоро схватят, но потом ей удалось побороть страх. Брайан двигался как человек, который хорошо знает эти места. А их преследователи не знают. И хотя путь вверх по извилистой тропинке не позволял им скакать так быстро, как ей хотелось бы, продвижение их преследователей он замедлял еще сильнее.

– Похоже, твой кузен не любит, когда к нему приезжают гости, – пробормотала Арианна.

Она не без труда управляла лошадью на крутой извилистой тропе, и ее раздражало, что она не может делать это с такой же ловкостью, как Брайан.

Брайан тихо рассмеялся.

– Не любит, но обычный путь, которым добираются в Дабхейдленд, малость полегче. А этот труднее, но короче. Намного короче. По другую сторону этой груды камней и вереска будет отрезок земли, по которой ехать намного легче. Мы легко и быстро поскачем прямиком к воротам Дабхейдленда.

– Быстро и прямиком, это ведь означает по открытому месту?

– Да, но нам в любом случае пришлось бы выезжать на открытое место. Даже если бы мы поехали другим путем.

– А что, если Амиэль и его люди выбрали тот, более легкий путь? Они нас не опередят?

– Нет. Как я уже сказал, тот путь легче, но ненамного. Сигимор позаботился, чтобы к Дабхейдленду не вела ни одна легкая дорога. И наш путь действительно намного короче. Так что, милая, не беспокойся. Эту гонку мы выиграем.

Брайан надеялся, что его слова окажутся правдой, а не бравадой. Какой бы путь этот дурак Амиэль ни выбрал, скачка обещала быть очень сложной, а преследователи были слишком близко. Что еще хуже, их лошади устали. Брайан знал, что и Амиэль с приспешниками скачут на усталых конях, но это не очень его успокаивало. Брайана беспокоило, что, какой бы извилистый маршрут он ни выбирал, Амиэль легко их находил, слишком легко, он все время шел за ними по пятам. Он начал подозревать, что Амиэлю при всей его глупости хватило ума нанять парочку проводников-шотландцев. Или среди его людей был шотландец. Всегда найдутся такие, которые ради пригоршни монет пойдут на что угодно. Если у Амиэля хороший проводник, знающий эти места, тогда понятно, почему они с Арианной, несмотря на все ухищрения, не могут оторваться от преследователей. Возможно, поначалу Амиэлю просто везло, но везение никогда не бывает постоянным. И хотя Амиэль мог знать, куда они направляются, он не должен был так легко находить тропинки, которые выбирал Брайан. Он быстро покосился на Арианну. Она выглядела усталой, но сосредоточенно смотрела на опасную тропу, по которой они ехали. При всей ее миниатюрности и хрупкости до сих пор она проявляла удивительную выносливость. Но ее силы быстро таяли, Брайан видел это по ее бледному лицу и теням под глазами. Что ей необходимо, так это несколько ночей в удобной постели и много сытной еды. И ведь у нее даже не было времени прийти в себя после того, как она едва не утонула. Ей сразу пришлось спасаться бегством, чтобы остаться в живых. Ей бы пошло на пользу, если бы они провели еще одну ночь на постоялом дворе Молли, но даже этот необходимый отдых они не смогли себе позволить. Брайану оставалось надеяться, что она отдохнет в Дабхейдленде. Он был полон решимости доставить ее в замок своего кузена целой и невредимой, поэтому сосредоточил все внимание на том, чтобы как можно быстрее попасть на более безопасный участок. Но по этой тропе скакать быстро было невозможно, и Брайан непрестанно клял ее, пока они с трудом поднимались, чтобы перевалить через холм. Наконец они добрались до более безопасной дороги. Брайан сделал короткую остановку, чтобы вздохнуть с облегчением, и услышал, что Арианна вздохнула точно так же, что было неудивительно. Она подъехала и поскакала рядом с ним.

– Дальше дорога выглядит намного лучше. Это Дабхейдленд виднеется вдали?

– Да. Нам остался один прямой отрезок пути.

– Часть из которого, кажется, идет вверх по склону холма, – заметила Арианна.

– Да, но тот холм не такой каменистый, как этот, который мы только что миновали.

Еще не успев ничего ответить, Арианна вдруг почувствовала, что Брайан напрягся. И через мгновение она поняла почему. С левой стороны донесся стук копыт приближающихся лошадей, его ни с чем невозможно было спутать. Судя по всему, Амиэль заставил свой отряд скакать с опасной скоростью, опасной и для лошадей, и для всадников. Так что в конце концов они с Брайаном вырвались вперед ненамного.

– Вперед, милая. – Брайан наклонился к ней и шлепнул ее лошадь по крупу. Оба рванулись вперед, набирая скорость. – Скачем прямо к тем воротам! – крикнул Брайан. – Что бы ни случилось, не оглядывайся и не останавливайся!

Арианна сделала так же, как Брайан: низко наклонилась над шеей лошади и ударила ее пятками, подгоняя скакать так быстро, как только животное было способно. Она молила Бога, чтобы уставшей кобыле хватило сил доскакать до ворот замка.

Позади них раздался крик, это означало, что их увидели, Арианна поборола желание оглянуться на звук. Она словно наяву услышала голос ее брата Никола, который учил ее ездить верхом. Он говорил, что нужно сосредоточенно смотреть туда, куда едешь, а если будешь оглядываться назад, это только замедлит движение. А она была полна решимости победить в этой скачке, особенно теперь, когда до безопасного убежища оставалось совсем недалеко.

Они были уже так близко, что Арианна видела людей на высоких толстых стенах и слышала крики, доносившиеся из замка. Послышался зловещий свист летящей стрелы. Арианна застыла, от страха у нее похолодела кровь, но в нее не попали, лошадь не дрогнула, и со стороны Брайана тоже не донеслось крика боли. Позади них раздавались крики и проклятия, но в их сторону не выпустили больше ни одной стрелы. По-видимому, Амиэль напомнил своим людям, что Арианна нужна ему живой. Ее смерть ему ничего не даст. Она нужна Дево, а Люсетту нужны мальчики.

Если он думает, что она принесет Мишеля и Аделара в жертву его жадности, то он просто дурак. Даже если бы она не относилась к ним как к родным сыновьям, она бы никогда не обменяла жизнь ребенка на свою собственную. Его неведение давало Арианне небольшое преимущество: до тех пор, пока она на свободе, ее жизни, в сущности, ничто не угрожает. Однако про Брайана нельзя сказать того же. Поэтому она будет продолжать вести себя так, как если бы их преследователи стремились ее убить. Не после того как она даст им то, чего они хотят, а прямо сейчас.

– Милая, мы почти на месте! – закричал Брайан. Он уже видел людей Сигимора на стене так отчетливо, что даже узнал нескольких. – Это сэр Брайан Макфингэл! Мы едем к вам!

– Дружище, за тобой хвост!

– Отрежьте его!

В воздухе снова засвистели стрелы. На этот раз сердце Арианны не сжалось от страха, она знала, что стрелы нацелены не на нее и Брайана, а на их врагов. Арианна проскакала вслед за Брайаном в открытые дубовые ворота с железными заклепками и резко осадила коня, едва не влетев в группу всадников.

– Вижу, Брайан, ты привез мне подарочек, – сказал какой-то рыжеволосый великан.

– Сигимор, по крайней мере один из них мне нужен живым! – крикнул Брайан, слезая с коня. Он тут же схватил уздечку другого коня, вскочил в седло и поскакал со всадниками через ворота обратно. Еще до того, как последний из них покинул ворота, они мчались на полном скаку, обнажив мечи.

Арианна услышала, как человек, которого Брайан назвал Сигимором, крикнул ему в ответ:

– Дурные же у тебя манеры, брат, вручил мне подарок, а потом указываешь, что мне с ним делать.

Ответ Брайана она не расслышала, его поглотил боевой клич шотландцев, мчавшихся навстречу Амиэлю и его людям. Арианна повернулась в седле и посмотрела за ворота. То, что она увидела, ее не удивило: Амиэль со своим отрядом немедленно развернулся и поскакал прочь, оставив на земле два тела, пронзенных стрелами. Арианна подозревала, что убиты были те, кто ближе всех приблизился к ней и Брайану.

– Дайте мне коня, я тоже буду драться! – послышался тонкий детский голос.

Арианна повернулась и посмотрела на людей, собравшихся во дворе замка. К воротам бежал маленький рыжеволосый мальчик, высоко подняв своими детскими ручонками деревянный меч. За ним спешила темноволосая женщина на сносях. Какой-то высокий худощавый мужчина оказался проворнее, он со смехом подхватил мальчика на руки и отобрал у него меч. Арианна не знала, что ей делать дальше. Она спустилась на землю, но ей тут же пришлось схватиться за седло и прислониться к лошади – у нее подгибались ноги. В это время она краем глаза заметила двух черноволосых девочек, тоже вооруженных деревянными мечами. Девочки пытались незаметно прокрасться мимо толпы взрослых к воротам. Но она не успела и рта раскрыть, чтобы что-то сказать, как другой высокий красивый рыжеволосый мужчина остановил девчушек, схватив их сзади за подолы платьев.

Наконец Арианна решилась проверить, вернулась ли к ее ногам сила, и в это время к ней подошла та самая темноволосая беременная женщина и улыбнулась. Если описать ее одним словом, она была прекрасна. Ее глаза необычного серебристо-серого цвета излучали только доброжелательность, и Арианна не могла не улыбнуться в ответ, хотя ее улыбка получилась усталой.

– Я леди Джолин Камерон, жена лэрда этого замка, – сказала женщина.

– Англичанка? Значит, у нас с Англией мир?

– Кто его знает. Все меняется каждый день. Но я всего лишь бедная английская девушка, покоренная неисчерпаемым обаянием сэра Сигимора.

Мужчины вокруг них засмеялись, но Арианна и без них знала, что это была шутка, она поняла это по тому, как глаза женщины заискрились смехом. Поняла она и еще кое-что: она только что повела себя невежливо с женщиной, которой уже пришлось иметь дело с врагами, пришедшими к стенам ее замка.

– Прошу прощения, – сказала Арианна и протянула руку. – Я леди Арианна Марри.

Она запнулась на последнем слове, но больше ничего не добавила. Женщины пожали друг другу руки. Арианна вдруг поняла, что не хочет больше, чтобы ее имя связывали с фамилией Люсетт. Эта фамилия словно застревала у нее в горле. И она с облегчением осознала, что пришло время расстаться не только с именем, которое, в сущности, никогда не было по-настоящему ее, но и с неприятными воспоминаниями, которые были с ним связаны.

– Если можно судить по вашему въезду в Дабхейдленд, думаю, вы перенесли очень долгое и трудное путешествие. – Джолин продела руку в сгиб локтя Арианны. – Позвольте проводить вас внутрь. Думаю, вы будете не прочь принять ванну, переодеться в чистое и поесть.

– О да, спасибо. И прошу прощения за беспокойство. – От усталости у Арианны разболелась голова. Она потерла лоб, но это не помогло унять пульсирующую боль. – К сожалению, нам не удалось от них оторваться.

– Ну, теперь вы от них избавитесь.

Женщина говорила с такой уверенностью, что ей хотелось верить. А пока Арианна сосредоточилась на том, чтобы просто идти, не спотыкаясь. Только сейчас, когда они перестали убегать от врагов, она по-настоящему почувствовала, насколько обессилела.

– Наверное, плохо так думать, но я бы хотела, чтобы мы не просто от них избавились, я хочу, чтобы они все были мертвы.

– Ну, после того, что они вам сделали, в этом нет ничего удивительного. Я очень хорошо понимаю ваши чувства, ведь мне и самой приходилось бежать от врага. Так я и познакомилась с моим Сигимором, но это длинная история, я расскажу ее вам после того, как вы отдохнете. Я подозреваю, что за время этого бегства вам не часто удавалось отдохнуть.

– Да, очень редко.

Джолин проводила ее в спальню. Арианна оглядела комнату.

– Очень симпатично, – прошептала она, глядя на большую кровать и думая, хватит ли ей сил до нее дойти и свалиться на мягкое покрывало.

– Я уже распорядилась, чтобы вам приготовили ванну. – Джолин подтолкнула ее к кровати. – Посидите, а я подберу для вас какую-нибудь одежду.

Арианна села как можно прямее, она боялась, что если расслабится, то просто рухнет и заснет. Села и чуть не застонала: теперь у нее болело еще в нескольких местах. Джолин с улыбкой вручила ей кружку с каким-то напитком, Арианна сделала один глоток и поняла, что это очень вкусный, приправленный специями сидр. Сидя с кружкой в руках, она смотрела, как Джолин проворно двигается по комнате, подбирая для нее одежду.

– Это ведь не ваша спальня? – спросила Арианна.

– Нет, в этой комнате останавливается Ильза, сестра Сигимора, когда приезжает в гости. Это ее одежда. Наверное, ее вещи будут вам немного длинноваты, но по размеру, думаю, вполне вам подойдут. – Джолин сложила одежду на кровать.

В это время горничные и молодые слуги принесли ванну и воду, Джолин повернулась к ним, чтобы отдать распоряжения. Когда слуги вышли из комнаты и Арианна осталась наедине с Джолин, она спросила:

– С ними ведь все будет хорошо?

Джолин стала помогать ей раздеться.

– Конечно, все будет хорошо. Вроде бы вас преследовало не так много людей, а мой муж обожает хорошую схватку. Или в данном случае, скорее, хорошую погоню, если учесть, с какой скоростью ваши преследователи бросились наутек. О, ну и синяки у вас! Я принесу бальзам.

Арианна и возразить не успела, как уже оказалась в ванне, а Джолин торопливо вышла из комнаты. Арианна опустилась в горячую воду, чтобы она успокоила боль в ее усталом теле. Оказалось, что Джолин добавила в воду какие-то травы с нежным запахом. Арианна почти засыпала в ванне, когда в комнату поспешно вернулась Джолин, а с ней какая-то дама постарше. Женщины вымыли ее, вытерли и одели в ночную рубашку из тонкого льна, потом поставили перед ней полную тарелку еды.

Наконец Джолин села на стул напротив Арианны и посмотрела на нее.

– Зря вы так много со мной возитесь, – сказала Арианна. – И вам в вашем положении наверняка вредно суетиться.

Джолин рассмеялась и налила себе сидра.

– Со мной все хорошо. Ребенок должен родиться уже скоро, я успела освоиться с моим положением. Но вот вам, судя по вашему виду, нужно быстрее поесть, пока вас не одолеет сон.

– Да, признаюсь, я очень устала. – Арианна принялась за нежную оленину, которую ей подали. – Я должна вам рассказать, что за неприятности я принесла к вашему порогу.

– В этом нет нужды, Эван нам уже кое-что рассказал, мы получили от него сообщение. Остальное может рассказать Брайан. Ах да, я должна вам сообщить, что Мишель и Аделар в безопасности, они спрятаны за очень высокими, очень толстыми стенами Скаргласа.

– Слава Богу! – прошептала Арианна и вдруг расплакалась. – Извините, сама не знаю, что на меня нашло.

Джолин протянула ей льняную салфетку.

– Это от облегчения и от усталости. Поплачьте вдоволь, а потом доедайте.

Арианна засмеялась и стерла с лица слезы.

– Это потому, что я за них очень волновалась. Эта история еще не закончилась, но по крайней мере я знаю, что они сейчас в безопасном месте и рядом с ними есть люди, которые их защитят.

– О да, в Скаргласе они под надежной защитой, на этот счет можете не волноваться. Пусть старый Фингэл – изрядный блудник и самый странный тип из всех, кого мне доводилось встречать, но о детях он заботится. Он никому не позволит причинить им вред.

Не зная, что сказать в ответ на это замечание об отце Брайана, Арианна промолчала и снова принялась за еду. Она чувствовала, что не сможет продержаться долго, усталость вот-вот возьмет свое. Если она не позаботится о том, чтобы лечь вовремя, то может заснуть прямо сидя на стуле, с ней такое уже бывало, когда она очень сильно уставала. К тому времени, когда Арианна закончила есть, у нее уже едва хватало сил жевать.

– Я бы хотела дождаться возвращения сэра Брайана, но, к сожалению, я не в состоянии.

– Конечно, вы не в состоянии, это видно. – Леди Джолин взяла Арианну под руку и подвела к кровати. – Отдыхайте. Ваше путешествие еще не совсем окончено, и вам нужно поспать, пока есть возможность. Сэр Брайан поймет. Я подозреваю, что как только он вернется, он сделает то же самое, что сделали вы.

Стоило Арианне лечь в постель, как она поняла, что засыпает. Она только смогла пробормотать: «Спасибо, миледи», – и накопившаяся потребность в отдыхе взяла свое.

– Ну что, теперь у него осталось не так много людей, как было, думаю, пора прекратить погоню, – сказал Сигимор. Он осадил коня и посмотрел на небо.

– Я надеялся, что здесь мы и закончим, – отозвался Брайан, останавливая коня рядом с Сигимором. – По крайней мере теперь мы сможем ехать в Скарглас, не оглядываясь назад на каждом шагу.

– Может статься, он именно туда и бежит.

– Да, это возможно. Но возможно и другое. Я не удивлюсь, если, как только он и его союзники увидят Скарглас, они решат, что не стоит с ним связываться ради какой-то мести и дурацкого титула. Но поручиться за это не могу. Уже то, что они погнались за мальчишками в Шотландию, когда родители их отца уже работают над тем, чтобы лишить их наследства, было сумасшествием. Сомневаюсь, что один взгляд на Скарглас прочистит им мозги.

– Сигимор! – позвал Фергюс, младший брат Сигимора. – Что будем делать со всеми этими трупами?

– Осмотри те три, которые лежат вдоль тропы, соберите с них все ценное, а трупы оставьте. Теми двумя, которые остались возле замка, уже занялись.

Он повернул коня и поскакал к Дабхейдленду, предоставив неприятное занятие, осматривать трупы, своим братьям. Брайан догнал Сигимора и поехал рядом.

– Сегодня их было больше, чем в последний раз, когда я видел их всех вместе, – сказал он.

– Наняли нескольких человек?

– Думаю, да. Пусть Амиэль мог знать, куда мы направляемся, но не раз случалось, что он оказывался точно на нашей тропе, и это при том, что я не выбирал всем известные пути. Это могло произойти только в том случае, если ему помогал человек, который хорошо знает наши края.

Сигимор кивнул.

– И другие – те, которые ищут мальчиков, – могли поступить так же. Так что вполне возможно, как только ты доберешься до Скаргласа, тебя ждет самая настоящая битва.

– Да, но с этим мы можем справиться, нам не впервой.

– Мы обсудим это после того, как ты примешь ванну и поешь вместе с нами. Подозреваю, что тебе очень не помешает и отдохнуть.

– О да. – Брайан вдруг осознал, что оставил Арианну одну. Он выругался. – Мне надо было остаться и позаботиться об Арианне, а я вместо этого вскочил на свежего коня и помчался вместе с вами в эту погоню.

– О ней позаботится моя Джо. И если эта девушка такая же усталая, как ты на вид, я бы на твоем месте не ожидал, что она встретит тебя у ворот.

Сигимор оказался прав. Брайан не удивился, когда, вернувшись в замок, услышал, что Арианна уже спит. Он был немного разочарован тем, что она не беспокоилась о нем, но легко подавил это чувство. Он отправился в погоню за Амиэлем вместе с отрядом из двадцати с лишним хорошо вооруженных Камеронов. Арианна совершенно справедливо рассудила, что это не очень опасно для него.

Брайан принял ванну, переоделся в чистую одежду и спустился в главный зал. Ему хотелось спать, но желудок настойчиво требовал еды. Войдя в зал, он подошел к Джолин и поцеловал ее в щеку. Сигимор нахмурился, но Брайан не обратил на это внимания, сел рядом с кузеном и стал накладывать на тарелку еду. Джолин села за стол напротив него.

– Леди Арианна так устала, что я боялась, она уснет прямо во время еды, – сказала она.

– Она и уснула бы, если бы вы быстро не уложили ее в постель. – И Брайан рассказал, как Арианна однажды заснула верхом на лошади. Все засмеялись. Он усмехнулся. – У нее все еще не было времени, чтобы по-настоящему прийти в себя после того, как она едва не утонула.

Во время еды Брайан рассказал обо всем, что произошло до этого и с тех пор, как он нашел ее на берегу моря.

Джолин покачала головой.

– У меня в голове не укладывается, как люди могли пойти на такое просто ради выгоды. Я начинаю думать, что ни один ребенок, который может унаследовать что-то ценное, никогда не будет в безопасности.

– Да, это надо учитывать. Но в данном случае в этом даже нет необходимости: родители Амиэля сделают так, чтобы мальчиков лишили наследства просто потому, что их мать была простолюдинкой.

– Может быть, Амиэль знает что-то, что неизвестно нам, – предположил Сигимор. Он развалился на стуле и потягивал вино. – Может, их мать была не такого низкого происхождения, как они думали. Например, была внебрачной дочкой какого-нибудь лорда. Или, может быть, кто-то намерен воспротивиться планам Люсеттов объявить мальчишек бастардами.

– Об этом я как-то не подумал, – сказал Брайан. – Но если бы она была более высокого происхождения, этот идиот Клод наверняка бы открыто объявил ее своей женой.

– Не обязательно. Те, кто кичится своим происхождением, воротят нос от бастардов, особенно если они сами – выходцы из простых. Я просто высказал предположение. Но на твоем месте, когда все это закончится, я бы поинтересовался, что там происходит с этими мальчиками и их наследством. Даже если их объявят незаконнорожденными, все равно можно заключить сделку, чтобы, когда брак признают недействительным, им все-таки досталось что-нибудь стоящее.

– Ну, это будет сделано. Хотя бы только потому, что Арианна тоже требовала, чтобы мальчики что-то получили. А поскольку старшие Люсетты должны радоваться, что мальчиков увезли из Франции, и Арианна дала им понять, что согласна не предавать огласке правду о том, что натворил их сын, вполне возможно, что она получит то, чего просит.

– Умница. Иногда небольшой шантаж бывает полезен. – Перехватив осуждающий взгляд жены, Сигимор подмигнул ей. – Как только мальчиков привезли в Скарглас, твой брат послал сообщение Марри.

– Я тоже послал.

– В таком случае помощь уже должна быть в пути. Но я думаю, кузен, тебе пора искать кровать. Если бы я чувствовал себя таким усталым, каким ты выглядишь, я бы уже храпел, уронив голову на стол. Обо всем этом мы можем поговорить утром.

– Я думал, что утром мы двинемся дальше.

– Тогда тебе еще важнее выспаться.

– Где поселили Арианну?

– В бывшей спальне Ильзы, – ответила Джолин. – А для тебя я приготовила комнату напротив.

– Нет, я буду спать в ее комнате.

Брайан сам почувствовал, что в его голосе прозвучала настойчивость, хотя он говорил тихо.

– Брайан, она не какая-то деревенская девушка, она леди, и к тому же она Марри.

– Я об этом помню. А еще я знаю, что она вдова, никто не может обвинить меня, что я опозорил невинную девушку.

– Я знаю, что мужчины думают о вдовах. Но это не значит, что можно обращаться со вдовой как с какой-нибудь шлюхой из таверны. Вдова тоже печется о своем добром имени.

– Я не обращаюсь с ней как со шлюхой из таверны, но и одну я ее тоже не оставлю.

– Значит, ты собираешься на ней жениться?

– Джо, любовь моя, оставь человека в покое, – вмешался Сигимор.

– Но… – начала Джолин.

– Никаких «но». Брайан, ступай. Ты увидишь, что о ней позаботились и она в безопасности. Спокойной ночи, а утром, до того как ты уедешь, мы поговорим.

Брайан поспешил убраться из главного зала, пока Джолин еще что-нибудь не сказала. Он знал, что не стоило открыто заявлять о том, что он любовник Арианны, но мысль, что иначе он не будет спать вместе с ней, заставила его говорить без обиняков. Джолин ведь не знала, что у него осталось не так уж много времени с Арианной до того, как он передаст ее родным. И он даже ради соблюдения приличий не собирался терять ни одной минуты из оставшегося у них времени.

Брайан вошел в комнату, в которой раньше жила единственная сестра Сигимора, закрыл за собой дверь и улыбнулся. Арианна под одеялом выглядела как небольшой комочек. Брайан разделся, забрался под одеяло и притянул ее к себе. Она прошептала его имя и прижалась к нему.

– Брайан?

Хотя она и заговорила, он видел, что она не вполне проснулась.

– Я, милая.

Он легко поцеловал ее в лоб.

– Ты не ранен?

– Я цел и невредим, никто из людей Сигимора тоже не пострадал. Но Амиэль, к сожалению, сбежал.

– Проклятие!

Брайан посмотрел на ее лицо и увидел, что ее глаза закрыты. Рука, которую Арианна положила на его грудь, была вялой. Значит, Арианна может не только спящей скакать на лошади, но и вести во сне беседу. Хотя он был уверен, что когда она проснется, то не вспомнит ни единого слова.

Он положил ее голову к себе на грудь и прижался щекой к ее волосам. От ее волос пахло какими-то душистыми травами, аромат дразнил его ноздри, в нем шевельнулось желание, но он так устал, что ему оказалось нетрудно побороть потребность заняться с ней любовью. Что его немного тревожило, так это непреодолимое желание спать с ней, держа в объятиях: это означало, что он не сохраняет между ними дистанцию, как надо было бы. И сколько бы раз он ни повторял мысленно, что должен держаться рядом с Арианной, чтобы ее защитить, он сам не очень-то верил в эту отговорку. Сейчас они в замке, за прочными стенами, под надежной охраной, с ними вооруженные люди, готовые сразиться с врагом, если тот попытается до них добраться. В глубине души Брайан знал, что ему просто нравится прижимать ее к себе во сне. Желание удержать ее при себе стало сильнее, но он попытался его подавить. Даже если он сам себя убедит, что Арианна будет с ним счастлива, что она чувствует к нему нечто большее, чем страсть, все равно попытаться ее удержать было бы с его стороны эгоизмом. Он не может дать ей все то, что может дать более богатый мужчина, более высокого происхождения. Арианна заслуживает того, чтобы жить в комфорте, в окружении прекрасных вещей, с ним у нее будет маловато и того и другого. Даже с учетом всех усовершенствований, которые Брайан ввел в Скаргласе, и при тех деньгах, которые он скопил, его уровень жизни не может сравниться с тем, к чему она привыкла. Ведь она выросла в семье Марри, а после замужества жила в семье придворного вельможи.

Брайан закрыл глаза и обнял ее чуть крепче. У них еще осталось время, и он не хотел омрачать его мыслями о том, чего у них быть не может. Он твердо решил, что пока она с ним, он будет наслаждаться тем, что между ними есть. А еще он дал себе слово, что к тому времени, когда он ее отпустит, она осознает свою ценность и очистится от яда, которым Клод несколько лет отравлял ее душу.