Прочитайте онлайн Спасенная любовью | Глава 7

Читать книгу Спасенная любовью
4418+3158
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 7

Арианна проснулась и почувствовала, что ее щеки касаются мягкие теплые губы, а мозолистая рука гладит ее грудь. На мгновение она подумала, что лежит в постели с мужем, но потом последние остатки сна освободили ее разум. Клод никогда не был таким нежным. Внезапно Арианна вспомнила все, что произошло перед тем, как она заснула. У нее широко распахнулись глаза. Она лежала в постели, уютно устроившись рядом с сэром Брайаном Макфингэлом, да еще и в его объятиях. У нее появился любовник – большой, сильный, красивый мужчина, многие женщины позавидовали бы ей. И она не просто получила от этого удовольствие, а наслаждалась каждой минутой. И это до сих пор ее поражало, удивление было не меньшим, чем удовольствие, которое охватывало все ее тело, до самых кончиков пальцев на ногах. Клод очень сильно ошибался: она не холодная.

Арианна улыбнулась, но в то же время в ее душу прокрался страх, отравляя удовольствие. Да, она изведала то наслаждение, о котором говорили женщины ее клана, в этом сомнений нет, но получил ли такое же удовольствие сэр Брайан? Она чувствовала, как он излил в нее свое семя, но то же самое делал и Клод. Когда она по глупости спросила, означает ли это, что он получил наслаждение, Клод рассмеялся. Он заявил, что мужчина может с таким же успехом засунуть свой член даже в дырку в земле, и это, как он сказал, даже хорошо, потому что Арианна ненамного от нее отличается. Может быть, она переоценила степень наслаждения Брайана?

Мягкие теплые губы Брайана коснулись уголка ее рта, и она вспомнила еще кое-что, что не раз говорил Клод. Однажды она попыталась поцеловать его утром, только проснувшись. Он грубо оттолкнул ее и заявил, что с утра у нее изо рта пахнет, как из выгребной ямы. Арианна зажала рот рукой и отодвинулась от Брайана. Он застыл и посмотрел на Арианну. Она теперь лежала на самом краю кровати, точнее, даже не лежала, а опасно балансировала. Сначала ее реакция – после всего, что было между ними ночью – вызвала у него раздражение, но когда он всмотрелся в ее лицо, раздражение сменилось недоумением. По ее лицу было не похоже, что она сожалеет о том, что они сделали. Не выглядела она и рассерженной. Казалось, она нервничает и немного испуганна, как человек, который в любую минуту ожидает какого-то удара.

– В чем дело? – спросил Брайан.

Ему хотелось протянуть к ней руку, но он сдержался: если она отпрянет сейчас, то просто скатится с кровати на пол. К тому же ему уже стало надоедать, что она вечно сбегает из его объятий.

– Мне нужно почистить зубы, – ответила Арианна, все еще держа руку возле рта, из-за этого ее голос прозвучал приглушенно.

– Зачем? Ты их почистила, когда ложилась спать, а после этого ничего не ела.

– Так нужно. Клод говорил, что по утрам у меня изо рта плохо пахнет.

– Ничего подобного. – Брайан снова подумал, что не будь Клод уже мертв и похоронен, он бы с радостью убил мерзавца. Только сначала как следует отлупил бы.

– Откуда ты знаешь, пахнет или нет? Мы не целовались. Клод никогда не целовал меня утром, если мы просыпались вместе. Он говорил, что когда я просыпаюсь, у меня изо рта воняет хуже, чем из уборной.

– Клод был идиотом. А ты, девочка, спала с открытым ртом, я лежал довольно близко и ничего не почувствовал. Когда ты наконец поймешь, что этот тип, вероятнее всего, злился на самого себя за то, что ему не хватило смелости рассказать семье правду. Он запутался в паутине собственного вранья, и, судя по тому, что ты о нем рассказывала, он был не из тех, кто признает свою вину. Вот он и выплескивал свой гнев на тебя. Сколько раз можно повторять, это все ложь, он таким образом хотел тебя сломить.

Арианна осторожно убрала руку ото рта.

– Он меня никогда не бил.

– Бил, и ты это прекрасно знаешь, но, кажется, ты очень быстро это забыла. Сколько раз я тебе говорил, но ты отмахиваешься от моих мудрых слов, как от какой-то чепухи, – прошептал он. Арианна возмущенно сверкнула глазами, и он чуть не улыбнулся: все-таки сила духа в ней по-прежнему есть. – Думаю, он бил тебя довольно часто – словами. Ты хорошо знаешь, что они могут ранить так же больно, как кулаки, и даже оставляют шрамы.

Арианна задумалась над его словами. Действительно, она не очень-то прислушивалась к его доводам. А ведь слова и вправду могут оставлять шрамы. Умом она это понимала, но раньше мудрые слова Брайана еще не находили настоящего отклика в глубине ее души. Непрестанной критикой человека можно прибить к земле ничуть не хуже, чем кулаками. Когда Клод не игнорировал ее или не нагружал всяческой работой, которую должен был бы делать сам, он только тем и занимался, что критиковал ее. И то, что он открыто отдавал предпочтение любовнице, а не жене, тоже оставило на ее сердце шрамы. Арианна не была уверена, заживут ли когда-нибудь эти шрамы, оставленные его едкими оскорблениями и постоянной хулой. Ей казалось, что она до сих пор слышит слова Клода. Ночью она было решила, что ей наконец удалось излечиться от его критики, что она вовсе не так плоха в постели, как он утверждал. Но с восходом солнца она опять угодила в ту же самую ловушку.

– Ты уверен, что он врал?

Арианна несмело пододвинулась ближе к Брайану.

– Иисусе! Если бы у тебя изо рта пахло, я бы сказал, чтобы ты почистила зубы, еще когда мы целовались. Такая неприятность, как несвежее дыхание по утрам, может иногда случиться с кем угодно, невелика беда.

Брайан притянул ее к себе и поцеловал. Арианна напряглась. Она почти ожидала, что он оттолкнет ее и сделает такой жест, будто его сейчас вырвет, но ничего подобного не случилось, и она быстро расслабилась в его объятиях. Она очень уютно устроилась в его руках, ее шелковистая кожа касалась его кожи. Это возбудило Брайана, ему захотелось повторить то, что они делали прошлой ночью. Когда Арианна обвила руками его шею и еще теснее прижалась к нему своим податливым телом, он решил, что никому не повредит, если они еще немного поваляются в постели.

Но скоро его тело дало ему понять, что «немного поваляться» не получится. Как он ни старался контролировать желание, оно стремительно нарастало, мощное и жадное. К его восторгу, с желанием Арианны произошло то же самое. Ее тело приветствовало его со всем пылом, какого только может желать мужчина. Двигаясь в ней и поднимая их обоих к вершинам страсти, он в каждом ее вздохе чувствовал удовольствие. Они достигли пика наслаждения вместе, изливаясь в нее, он услышал, как она хриплым голосом выкрикнула его имя, и это стало лучшей музыкой для его ушей.

Прошло немало времени, прежде чем Брайан нашел в себе силы отодвинуться от Арианны. Ее тепло обволакивало его, она лениво ласкала его тело своими маленькими нежными руками так, словно ей очень нравилось к нему прикасаться, и от этого Брайану хотелось оставаться сплетенным с ней. Никогда еще ни с одной женщиной у него не возникало такой потребности. Брайан понимал, что ему нужно серьезно задуматься о том, что это значит. Но он сказал себе, что подумает об этом позже. Он быстро поцеловал Арианну и встал с кровати.

Разберется ли он когда-нибудь в своих чувствах к леди Арианне Марри Люсетт, в сущности, не имело особого значения: она не для него. Она богаче, более благородного происхождения, привыкла к утонченной жизни, с которой представители его клана только еще начинают знакомиться. Вдова французского дворянина, она происходит из известного и влиятельного клана, который тем или иным образом связан с доброй половиной кланов Шотландии, и она намного выше по положению, чем младший из одиннадцати законных сыновей Фингэла Макфингэла. Это правда, что его брат Грегор женился на девушке из клана Марри, но Аланна была девицей, и они вместе путешествовали. После этого ее уже нужно было выдать за него замуж, и эта необходимость перевесила всякие соображения относительно того, достоин ее Грегор или нет. Но Арианна – вдова, и когда они наконец доберутся до ее семьи, Брайану подобное требование не предъявят. Он не лишил ее невинности.

Поморщившись от этой мысли, Брайан зашел за ширму, чтобы умыться и облегчиться. Его клан, состоящий из его отца и всех сыновей, законных и незаконных, которых Фингэл Макфингэл произвел на свет, был во многих отношениях предметом шуток. А возник он так: человек разозлился на свою настоящую семью и клан и, словно избалованный ребенок, решил создать свой собственный. Макфингэлы могли похвастаться только тем, что их отец обладал поразительной способностью плодить сыновей. Признание их качеств как воинов постепенно росло, но медленно, они еще даже не приблизились к почетному месту, которое занимали многие из Марри. А если учесть, что вытворяли многие из его братьев, то можно сказать, что они скорее были печально знамениты, нежели славились.

Нет, леди Арианна не для него. Брайан хотел только не желать ее так сильно. Ему иногда приходило в голову, что, вероятно, он мог бы привязать ее к себе страстью, которая между ними возникла, или даже ребенком, но он быстро прогонял эту мысль. Ее клан уже давно преодолел трудный период становления, и Брайан не хотел вынуждать Арианну снова проходить этот период. А у его клана пока есть только самое необходимое для жизни, и богатыми они станут еще не скоро. Поэтому он собирался поддерживать отношения с Арианной на уровне простой связи для взаимного удовольствия и не позволял себе мечтать о большем. К сожалению, он подозревал, что уже поздно: в его сердце поселилась любовь.

Как только Брайан вышел из-за ширмы, туда бросилась Арианна. Встав с постели, она надела рубашку, которую отдал ей Брайан, потому что ее было легче найти, чем сорочку, которую он ночью куда-то бросил, но рубашка была не очень-то скромной, прикрывала ее только до колен. Лишь позже Арианна осознала, что не только скромность заставила ее спрятаться за ширмой: она боялась, что Брайан отшатнется от нее, когда при дневном свете увидит, какая она маленькая и худая. Мужчины любят щедрые округлости, им нравится, чтобы у женщин было мясо на костях, к тому же рыжеватые волосы в интимных местах считаются у них чем-то вульгарным и безвкусным.

Арианна тихо чертыхнулась. Это снова Клод нашептывает, чтобы ее принизить! Арианна никогда не страдала тщеславием, но привыкла считать себя более или менее привлекательной для мужчин – до Клода. До того как он стал находить у нее изъяны абсолютно во всем, начиная от лица и до ступней. Иногда плохо замаскированная критика подавалась как добрый совет, как ей сделать себя привлекательнее. И когда Арианна впервые увидела пышнотелую Мари-Анн, она сразу поняла, что в глазах мужа очень сильно проигрывает его любовнице. А его родне и слугам это давало нужный им повод, чтобы выражать ей свое презрение. Но когда Брайан увидел ее обнаженной, в его лице не было ни намека на пренебрежение, с которым на нее всегда смотрел Клод, но Арианна все равно этого боялась.

Что она позволила Клоду с ней сделать? Арианна начала думать, что раны, нанесенные его жестокими словами, оказались намного глубже, чем она представляла. Сейчас ей было стыдно вспоминать, сколько всего она позволяла ему говорить, не давая отпора, как многое она принимала слишком близко к сердцу. Ей следовало быть сильнее, больше верить в себя, выше себя ценить. Пугало ее вот что: если она не верит в собственную ценность, то как она сможет найти в себе силы избавиться от яда, которым отравил ее Клод? Более того, если она не ценит себя, как рассчитывает удержать такого мужчину, как сэр Брайан Макфингэл? А Арианна призналась себе, что действительно хочет его удержать, очень хочет. На мгновение она испугалась, что под влиянием впервые пробудившейся страсти она приняла простую похоть за нечто большее, но потом отбросила эту мысль. Чувства, которые она испытывает к этому мужчине, возникли не сейчас, а в тот самый первый миг на берегу моря, когда она посмотрела в его глаза. А все, что произошло после этого, только усилило ее чувство.

– Вот тебе и сохранила дистанцию, – сердито пробурчала она. – И не дала этим отношениям стать чем-то большим, чем простая интрижка. – Она начала умываться.

– Ты в порядке?

– Да, просто разговариваю сама с собой. Я буду готова через несколько секунд.

Брайан нахмурился, глядя на ширму. Когда она что-то бормотала, он не разобрал слов, но совершенно отчетливо слышал раздражение в ее голосе. Это совсем не то чувство, которое он хотел бы в ней видеть после того, как они занимались любовью. Но еще до того, как он успел спросить, что ее рассердило, в дверь громко постучали.

Открыв дверь, он увидел Молли.

– Сэр Брайан, французы, – сразу сказала женщина.

– Здесь, в гостинице?

Он стал быстро складывать вещи, уже думая, как ускользнуть.

– Еще нет, но скоро будут. Мой младший парнишка пришел сказать, что они расспрашивали, где тут найдется хороший постоялый двор, чтобы остановиться, и их направили сюда.

– У тебя тут есть черный ход?

– Есть, и я уже велела, чтобы ваших лошадей подготовили и отвели за конюшню. – Молли покосилась на Арианну, которая выбежала из-за ширмы, на ходу зашнуровывая платье. – Ты не просто привез девушку поразвлечься, тут что-то посерьезнее, правда?

– Намного серьезнее, но сейчас нет времени рассказывать. Это вопрос жизни и смерти – ее и двух мальчиков. А тебе советую, вели своим крепким парням вооружиться и держаться поблизости. Эти французы – не обычные путешественники.

– Мой младший так и сказал, он сомневается, что нам нужны такие постояльцы. Пойдемте со мной, я вам покажу, как лучше выйти отсюда незаметно.

Брайан схватил бледную Арианну за руку, бросил последний, полный тоски взгляд на кровать и последовал за Молли. Он-то надеялся, что они смогут еще немного отдохнуть. А еще рассчитывал, что сможет еще несколько раз разделить с Арианной страсть на удобной кровати хотя бы только для того, чтобы она не сомневалась, что он не только ее желал, но и получил удовлетворение.

В действительности она доставила ему такое удовольствие, какого он раньше никогда не испытывал. Она не только разбудила в нем такое сильное желание, какого он не знал ни с одной другой женщиной, но и удовлетворила его так, как не удавалось ни одной другой женщине. Брайан знал, что ему будет очень трудно ее отпустить.

Пока они шли через сад, разбитый на заднем дворе гостиницы, к черному ходу из конюшен, Брайан слышал голоса людей Амиэля. Конюхи, явно пытаясь задержать их подольше за пределами конюшни, принялись долго и въедливо торговаться по поводу того, сколько им заплатят за обихаживание такого количества лошадей. У Брайана было искушение задержаться и посмотреть, что ему удастся узнать, но стоило ему увидеть выражение страха на лице Арианны, как он тут же отказался от этой мысли. Когда враги так близко к ней, он не мог рисковать.

Он поцеловал Молли в щеку, потом поднял Арианну и посадил в седло.

– Спасибо, Молли. Тебе лучше идти внутрь и встречать новых постояльцев.

– Да. Не волнуйся. Если вы выберетесь из города так, что они вас не увидят, то некоторое время вы будете в безопасности. Я послала одного из моих ребят сказать девушкам, что к нам приехала компания богатых французов. Думаю, скоро эти мужчины будут заняты другим, и им будет не до охоты на тебя и твою даму.

Брайан усмехнулся и тронулся в путь. Они ехали извилистым маршрутом, стараясь скрываться за домами. Если им удалось ускользнуть так, чтобы никто из людей Амиэля их не заметил, у них будет время оторваться от преследования и уехать подальше. Брайан был немного удивлен, что Амиэль остановился на отдых так рано. Это лишний раз подтверждало его опасения, что Амиэль знает, куда они направляются, он не выслеживает их, а надеется преградить им путь. По поведению Амиэля можно подумать, что он не ведет охоту, а едет к кому-то в гости.

Ряд домов закончился. Брайан остановился и перегнулся через шею коня, чтобы посмотреть вдоль улицы. Некоторое время им придется двигаться по открытому месту, и он должен был убедиться, что за ними не наблюдают люди Амиэля. То, что он увидел, вызвало у него усмешку. Возле конюшни, демонстрируя свои прелести, собрались по меньшей мере восемь женщин, одетых в лучшую одежду, какую только могут себе позволить бедняки. Те из людей Амиэля, которые еще не вошли внутрь постоялого двора, стояли и смотрели на женщин, было видно, что некоторые уже сделали выбор. Брайан только желал, чтобы женщины побыстрее увели мужчин внутрь.

– Они следят за нами? – спросила Арианна.

– Нет. Они смотрят на женщин, которых позвал сын Молли. Миленькие пташки, их там целая стайка. Я просто смотрю, уведут ли они всех мужчин в гостиницу. Если они этого не сделают в ближайшее время, то нам придется рискнуть и все равно проехать этот отрезок пути до деревьев.

– Мне бы никогда и в голову не пришло, что их можно отвлечь таким способом. Тем более когда еще только полдень.

– Милая, для голодного мужчины не важно, день или ночь. – Арианна фыркнула с отвращением. Он усмехнулся. – Но мне все еще непонятно, почему Амиэль сделал остановку так рано.

– Возможно, он просто хочет принять ванну и хорошо поесть. Теперь, когда он знает, кто ты и куда ты направляешься, он, наверное, думает, что может ехать неторопливо. Амиэль никогда не любил заниматься чем-нибудь хотя бы отдаленно напоминающим работу.

– А, так он из тех, кто жаждет получить титул, но рассчитывает, что всю работу, которая сопутствует этой привилегии, будет делать кто-нибудь другой. О, кажется, девушки наконец убедили мужчин, что в гостинице им будет удобнее. Подозреваю, что Молли велела сыну, чтобы он их об этом попросил.

– Почему ей нужно было об этом просить? – удивилась Арианна. – Где еще они могли бы обслужить этих мужчин?

– В конюшне, во дворе конюшни, в переулке или почти где угодно, где они могли бы стоять, сидеть или лежать. – Увидев, что она густо покраснела, Брайан усмехнулся. – Похоже, милая, тебя ограждали от грубой правды жизни. Но нам лучше двигаться. Я бы с радостью пустил коня галопом, чтобы поскорее отсюда убраться, но вдруг среди людей Амиэля попадется слишком глазастый, и два человека, скачущие из деревни галопом, привлекут его внимание.

Следующие несколько минут показались Арианне невероятно долгими, наверное, самыми долгими с тех пор, как она барахталась в море, держась за бочонок. Она напряженно сидела в седле, при каждом шаге лошади ожидая услышать окрик. К тому времени, когда они доехали до деревьев и смогли укрыться от посторонних глаз, у нее от напряжения все болело. Брайан подстегнул коня и поехал быстрее. Арианна стиснула зубы и последовала за ним. Скакать галопом среди полей и лесов – это не то, чем она планировала сегодня заняться, но она выдержит.

Арианна молилась, чтобы женщины занимали Амиэля и его людей как можно дольше, но не пострадали бы при этом. Если Амиэль хотя бы заподозрит, что его провели, он разозлится и может наброситься и на женщин, и на Молли, и на ее сыновей. Не хотелось бы, чтобы Молли получила такую «награду» за помощь им. Думая об этих женщинах, Арианна вспомнила, что Брайан сказал ей по поводу того, где они могут развлекать мужчин. Арианна начинала понимать, что хотя женщины ее клана не делали секрета из того, что происходит между мужчинами и женщинами в браке, об остальном она мало что знала. Она знала, что ее братья и кузены ходят в деревню развлекаться с девушками, но когда она об этом думала, то представляла себе, что они занимаются этим в каких-то комнатах, на кроватях. Теперь ей стало ясно, что нужно еще многое узнать о мире.

Только поздно вечером они сделали остановку для отдыха. Брайан стремился как можно дальше уехать за то время, пока Амиэль и его люди находятся на постоялом дворе. Было бы хорошо, если бы они там и заночевали, но Брайан знал, что не может на это рассчитывать. Вполне возможно, что Амиэль заехал туда просто, чтобы поесть и выпить эля, а потом продолжит путь. Только в одном Брайан был твердо уверен: у Молли Амиэль ничего полезного для себя не узнает. Даже если Молли не питает особой любви к его клану или клану Камеронов, она ни за что не предаст своих постоянных клиентов.

Брайан напоил лошадей, потом достал небольшой узелок с едой, который Молли сунула в его вьюк. Затем подошел к Арианне – она буквально рухнула от усталости на землю под деревом.

– Еще немного, и ты сможешь отдохнуть больше, чем одну ночь.

– На настоящей кровати?

– Да, на настоящей кровати. И сможешь спокойно принять ванну, не думая о том, чтобы оставить теплую воду для меня.

– Я бы с удовольствием просто спала и спала несколько дней подряд. – Она села и принялась за еду, которую Брайан положил ей на колени. – Сказать правду, я мечтаю об этом еще с того дня, когда узнала, что на корабле капитана Тилле моим мальчикам грозит опасность, и стала постоянно за ними смотреть.

– Ты можешь поспать в Дабхейдленде, хотя я не уверен насчет нескольких дней.

– А твои кузены точно не будут против, если мы там остановимся? Ведь за нами тянется этот хвост. Это же не их битва.

– Люсетт хочет убить двух мальчишек только для того, чтобы набить мошну. Поверь мне, в глазах Сигимора он уже за одно это заслуживает смерти.

Арианна кивнула. Такая позиция была ей знакома. Мужчины из ее клана отнеслись бы к этому точно так же. Даже не важно, кто этот человек, враг он или союзник, главное, что он из жадности хочет причинить вред детям. Она кое-что слышала о лэрде Дабхейдленда, когда-то ей рассказывала о нем ее кузина Аланна, еще кое-что она прочитала в немногочисленных письмах, которые все-таки получила от своих родных. Хорошо, что Люсетты по крайней мере позволили ей получить эти письма, с горечью думала Арианна. Она подозревала, что сначала родственники ее мужа читали их все, потом те письма, которые им не нравились, просто уничтожали, как уничтожали ее собственные, которые она пыталась послать родным.

Вдруг она застыла.

– Брайан, кажется, я догадываюсь, откуда Амиэль знает, куда мы направляемся, почему он заранее знал, к кому мы можем обратиться за помощью.

– Я подозреваю, дело в том, что у него есть деньги, и это помогло ему развязать языки. Боюсь, в этой части страны многие нас хорошо знают, и Макфингэлов, и Камеронов.

– Помнишь, мы подумали, что Люсетты читали письма, которые я писала моим родным, и если им казалось, что я их слишком ругаю, они эти письма уничтожали? – По тому, как Брайан помрачнел, Арианна заключила, что он уже давно понял то, что она сама начала понимать только что. – Что, если они читали и те письма, которые мои родные писали мне? Хотя бы только для того, чтобы уж точно уничтожить те из них, которые, на их взгляд, могли причинить им неприятности? Возможно, в письмах мне предлагали приехать домой или спрашивали, когда мои родные могут приехать ко мне в гости. А еще Люсетты могли собирать сведения о моих родных, может быть, они рассчитывали, что найдется способ получить от них еще больше денег.

– И таким образом они узнали все места, где у вас есть родня или союзники. Или почти все. Конечно, это в том случае, если тот, кто писал, стал бы об этом рассказывать, пересказывать новости о других родственниках и друзьях.

– Ты хочешь сказать, сплетничать. – Арианна усмехнулась. – Назовем вещи своими именами. Да, почти все мои родные любят пересказывать сплетни. Это еще одна причина, по которой имена твоего клана и клана Камеронов показались мне знакомыми. А еще Макинрои. – Арианна вздохнула. – Мои родные хотели, чтобы я знала, кто где, и очень возможно, что тот, кто читал эти письма, тоже все узнал. В этих письмах было очень много сведений о моем клане и обо всех наших союзниках. Амиэль всегда был поблизости. Клод не порвал с Мари-Анн, и пока их связь продолжалась, недовольство старших Люсеттов их наследником росло. Если Амиэль начал им помогать следить за новостями, которые приходили от моих родных, то…

– Он узнал о нас все. Ему оставалось только немного раскинуть мозгами, и он вычислил, с кем ты можешь быть.

Арианна прислонилась затылком к шершавому стволу дерева.

– Похоже, Амиэль оказался гораздо хитрее и коварнее, чем я думала.

Брайан кивнул и продолжил есть. Доедая, он обдумывал, насколько все это вероятно. Если Амиэль давно замышлял убить брата, логично, что он постарался узнать все, что можно, о жене брата. И все же Брайан не думал, что Амиэль строил планы убийства очень давно. Человек, за которым он наблюдал на постоялом дворе, не производил впечатления терпеливого. Это означало, что Амиэль просто воспользовался уже собранными сведениями об Арианне и Марри. Зачем Люсеттам понадобилось собирать эти сведения о союзниках? Причины могли быть разными, но все они говорили не в пользу семьи, в которую вошла Арианна. Впрочем, сейчас причины не имели значения. Важно было только то, что Амиэль и Дево знают слишком много. Поэтому они с Арианной могут ускользать от преследователей, но не смогут избавиться от них совсем.

– Что-то ты притих, – сказала Арианна, внимательно наблюдая за ним. – Извини. Ни я, ни мои родные не видели причин скрытничать.

Брайан взял ее руку и поцеловал ладонь.

– Тебе не за что извиняться. Люсетты были вашими союзниками, естественно, что ты и твои родные думали, что в семье мужа ты будешь в безопасности. Так с какой стати вам было секретничать между собой?

– В каком-то смысле я могу понять, почему они так тщательно следили за всем, что я пишу моим родным, и, может быть, даже почему они читали письма, которые мои родные писали мне. Но зачем им нужно было эту информацию собирать? Какая у них была нужда держать эти сведения под рукой?

– Возможно, у них не было конкретного плана использовать эту информацию, они собирали ее на всякий случай – вдруг когда-нибудь пригодится. Но если план и был, сейчас это не имеет значения. Нам важно только то, что все это известно Амиэлю.

– Мы не можем от него оторваться. Я подозреваю, что твои люди тоже не могут оторваться от тех, кто их преследует.

Брайан обнял ее за плечи и притянул к себе.

– С моими людьми все будет хорошо. Может, они и не сумеют избавиться от преследователей, но они могут постоянно от них ускользать и опережать, и они это сделают. И мы тоже можем это сделать. Кроме того, у моих родных есть кое-что, чего нет у нас, и это дает им преимущество.

– Вот как? Что же это?

– Больше людей.

– Да, верно. Может быть, нам стоит км, а По Ѵелаттедениятьсопошло из о толькЋх. Хоеннно, чѰвая ина, почти вему под люМы не медаили с.

– Пгаи>

– ыть сильнему . ТКро людаили ѵ тостал й ме.

му . ТКрЎт у нас, и это ения. ?шь сто в, нам сицеплему – ей. У Ба чоюзниих сак? Чо в, нано, осрашивалил, савды жЀваими звоом шагстьумеѻзыкивь.

Какл, ам ь за пров глазах Ѐанцузовно, кстжажон раньѾи родо проРяд б этдвлетвореход?

– мора орошЌ знаост он и двух машь быть.

Ая прискончился. Брайан векет св чть тЍк раножет о оченья, ѵть. Пуачиь этна нс ейениелиевейеночт отѴан сту тоамноже логич можем ледКакрайасумеют изла дле, за у сновна осѽа. Ведле, паста и голоасьвать эту иь но. Коих еыть,азбко скрло ему ќнишкее бем эро Ариа тольне сомнЀи-Аннсьмахможе барахт, но , в них .Амиакрайа, что он нею, дело в я, коглюд а бчобы олосярые им нужем вещиь мнеылиило емурода так, будешь в безопаа. – Гди роднѰлжен был убе