Прочитайте онлайн Спасенная любовью | Эпилог

Читать книгу Спасенная любовью
4418+3165
  • Автор:
  • Язык: ru

Эпилог

Год спустя

– Почему так долго? – закричал Брайан, глядя на потолок.

В главном зале Скаргласа, где только что было шумно, внезапно повисла тишина. Заметив это, Брайан огляделся. В зале собрались и Макфингэлы, и Камероны, и Марри. Все смотрели на него с таким выражением, словно опасались, что его придется связать. И Брайан опасался, что скоро это действительно может понадобиться, потому что ожидание сводило его с ума.

Первым тишину нарушил Сигимор. Он захохотал, да так сильно, что чуть не упал со стула. Через несколько мгновений, в тот самый миг, когда Брайан решил подойти к кузену и дать ему пинка, все остальные тоже засмеялись.

– Ладно, я очень рад, что сумел вас так развеселить, – пробурчал он и плюхнулся на диван рядом с Харкортом. – Сомневаюсь, что кто-нибудь из вас, кто был в таком положении, оставался очень спокойным и рассудительным.

Харкорт усмехнулся.

– В моем клане – никто.

– Сигимор тоже спокойствием не отличался, – заметил Фергюс, за что получил от своего лэрда и брата шлепок по спине.

– Ты проходил через это довольно часто, – сказал отец Брайана. – Не знаю, из-за чего ты так трепыхаешься.

– Раньше это была не моя жена и не мой ребенок! – огрызнулся Брайан и тут же налил себе большую кружку эля. Он надеялся, что спиртное немного растопит ледяной страх, поселившийся в его груди.

– Знаешь, если бы ты сразу мне сказал, что этот олух, за которым она была замужем, считал ее бесплодной, я бы мог развеять ее страхи.

– Что ты имеешь в виду?

– Сказал бы ей, что это не так.

– Интересно, откуда ты мог знать, бесплодна она или нет?

– Не знаю откуда, я просто это чувствую. И всегда чувствовал. Я знаю, когда женщина плодовитая, а когда – нет. А моя Мэб может сказать, когда женщина понесла. Мы с ней два сапога пара.

– Если ты можешь сказать, плодовита женщина или нет, тогда почему ты все плодил и плодил детей?

– Ну, когда огонь горел, меня это вроде как не особо волновало.

Брайан не удивился, что Сигимор снова захохотал. Его раздирали противоречивые чувства: хотелось и засмеяться вместе с кузеном, и подойти к отцу и сбить его со стула. Его не столько поразил тот факт, что отец мог определить, плодовита женщина или нет, сколько то обстоятельство, что это не мешало ему радостно уложить очередную красотку в постель. Казалось бы, можно было ожидать, что после первой полудюжины внебрачных детей мужчина станет более осторожным. Но высказать свое мнение об этой глупости он не успел: воздух прорезал громкий вопль, донесшийся с верхнего этажа. Брайан вскочил на ноги, но его отец и Харкорт тут же схватили его и усадили обратно. Несмотря на все его усилия и несколько минут борьбы, встать ему не удалось: они крепко держали его на месте. Брайан понимал, что ему не освободиться, если только он не хочет затеять ссору. Он мрачно посмотрел на отца и брата. Он понимал, что свалить их обоих будет нелегко, но был настроен попытаться, особенно когда раздался второй вопль.

– Мне нужно подняться наверх! – резко сказал он. – Арианна кричала. Два раза. Она кричала два раза.

– Подозреваю, что ты бы тоже закричал, если бы тебе пришлось выталкивать из своего тела младенца, – заметил Оудо и набил рот овсяной лепешкой.

Все воззрились на него, но он только пожал плечами.

Эван прокашлялся.

– Это верно, но, молодой человек, такие вещи не говорят вслух. Во всяком случае, не убедившись сперва, что поблизости нет дам и детей. – Эван кивнул на Мишеля и Аделара. Мальчики, встревожено нахмурившись, смотрели широко распахнутыми глазами на Оудо.

Аделар посмотрел на Брайана:

– С Анной ведь все будет хорошо?

– Да, конечно.

Брайан ссутулился на стуле и стал пить свой эль, думая, что хорошо бы он сам был в этом так же уверен, как говорил. Остальные принялись ободрять Аделара и Мишеля, а Брайан снова уставился в потолок. Последние несколько месяцев, когда зимние холода ослабели настолько, что можно было путешествовать, он занимался тем, что подготавливал дом, где они с Арианной собирались поселиться, к житью, а землю, которую Клод оставил сыновьям, – к посадкам. Тем же самым он занимался и на земле, которую Арианна получила в приданое. А еще все это время он расхаживал с таким важным видом, как будто он совершил нечто редкостное и чудесное, сделав своей жене ребенка. Чем больше становился живот Арианны, тем больше он за ней ухаживал и тем больше важничал. Но сейчас он вовсе не чувствовал себя важным. Он каким-то образом забыл о боли и опасности, с которыми сопряжено рождение ребенка, до той самой поры, когда Арианне пришло время рожать.

После того как Арианна перестала бояться потерять их ребенка, ее счастье помогало Брайану не думать об опасностях. А она была счастлива. Даже когда ее тошнило по утрам или когда живот стал больше и у нее начала побаливать спина. Только две недели назад, когда Джолин приехала, чтобы помочь ей при родах, а вскоре приехали кузины Арианны, ее невестка Джиллиан и Кейра, жена Уллема, на ее глаза стала иногда набегать тень страха. Однако Брайан знал, что она боялась не опасностей, сопутствующих родам, и не боли, она боялась за здоровье ребенка, которого носила под сердцем. И что бы Брайан ни говорил, ничто не могло полностью избавить ее от страха, что она может потерять их ребенка даже после того, как выносила его положенный срок.

Брайану оставалось только молиться, чтобы Арианна скоро держала на руках живого младенца. Если бы они потеряли ребенка, он бы горевал, но больше всего его волновало, как эта потеря повлияла бы на Арианну. И в молитвах, которые он постоянно произносил в уме, он просил прежде всего, чтобы ребенок родился живым. За Арианну он тоже молился, но старался не слишком задумываться об опасностях, которые могут грозить женщине во время родов: эти мысли вселяли в него леденящий, пробирающий до костей ужас.

– Брайан?

Он заморгал, поднял взгляд и увидел, что рядом с ним стоит Фиона.

– С Арианной все в порядке?

– В полном порядке. И с младенцами тоже. Теперь ты можешь подняться и увидеться с ней.

Брайан уже выходил за дверь, когда до него наконец дошел смысл слов Фионы. Он медленно повернулся и увидел, что она сидит на коленях у Эвана и усмехается. Все остальные тоже смотрели на него с улыбками на лицах.

– Ты сказала «с младенцами»? Их что, больше одного? – спросил Брайан.

– Да, Брайан. У тебя двое детей. Девочка и мальчик.

У него вдруг подкосились ноги, и он оперся о дверь. Не хватало еще, чтобы он перед всеми этими усмехающимися обормотами упал в обморок, как какая-нибудь испуганная девица. Два младенца. Арианна подарила ему двойняшек.

– Оба малыша здоровы? – спросил он и с радостью отметил, что голос прозвучал спокойно.

– Да. Они хорошего размера, громко кричат, у них все на месте. Пойди и убедись сам.

Брайан взял себя в руки и собрался именно это и сделать. Выходя за дверь, он услышал голос Оудо:

– Вот это да! Она носила в своем животе двух детей? Должно быть, им там было очень тесно.

«От этого мальчишки жди неприятностей», – подумал Брайан. Как только он скрылся из виду, то бросился бежать и не сбавлял скорость, пока не добежал до двери их спальни. Здесь он остановился, несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и только потом вошел в комнату. Мэб, сидевшая возле кровати, встала и подошла к нему. Он быстро обнял мачеху, она привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку.

– С ней все хорошо, – сказала Мэб. – Эта девушка может забыть все свои страхи. Она прямо-таки создана, чтобы родить тебе много здоровых пухлых младенцев.

– Я слышал, как она кричала, – прошептал Брайан. Избавиться от страха за Арианну было не так-то легко. – Два раза.

– Ты бы тоже кричал, если бы тебе надо было вытолкнуть это из своего тела. Два раза.

Брайан нахмурился.

– Ты разговаривала с Оудо?

Мэб только засмеялась. Она ушла, тихо затворив за собой дверь. Брайан прошел туда, где в огромной колыбели, сделанной его отцом, лежали младенцы. Когда они лежали спеленатые и спали, было невозможно сказать, кто из них мальчик, кто девочка. У одного были на удивление густые черные волосы, а в волосиках другого проглядывала рыжина.

– С черными волосами – девочка. А с рыжими – мальчик.

Брайан поспешил к кровати. Арианна посмотрела на него с улыбкой. Ее обмыли после родов, и она выглядела лишь очень усталой. Он присел на край кровати и нежно поцеловал жену.

– Спасибо, любовь моя, – прошептал он. – Как ты себя чувствуешь?

– Очень хорошо. И спасибо тебе, Брайан. Ты сделал мне чудесный подарок. Два подарка.

От переполнявших его чувств у Брайана запершило в горле. Он кашлянул и проговорил:

– Ну, я планировал подарить тебе только один.

– Не стоит удивляться, что их двое. – Арианна подмигнула. – В конце концов ты настоящий Макфингэл. Очень сильный.

Брайан засмеялся, устроился на кровати рядом с Арианной, обнял ее одной рукой за плечи и привлек к себе.

– Ты уже выбрала имя? Теперь нам нужно два.

– Девочка будет Рейни, а мальчик – Криспин, если ты не против.

– Любимая, мне оба имени нравятся. Ты точно хорошо себя чувствуешь?

Арианна улыбнулась мужу. Этот человек ее любит, он без колебаний принял Мишеля и Аделара и подарил ей двух прекрасных детей. Она сомневалась, что он когда-нибудь до конца поймет, как много он для нее значит, как сильна и глубока ее любовь. «Впрочем, мужчину не помешает немного держать в неведении», – подумала она и усмехнулась.

– Я в полном порядке, дорогой муж. Трудно поверить, что какой-нибудь женщине может быть лучше, чем мне сейчас. У меня есть мои малыши, мои мальчики со мной, у меня есть дом, семья и ты.

Брайан обнял ее и потерся щекой об ее волосы. Потом вспомнил совет, который ему не так давно дал Сигимор.

– Навсегда.

Арианна закрыла глаза и вздохнула в полном удовлетворении.

– Навсегда.

«Снова Сигимор прав, лопни его глаза, – думал Брайан, прижимая к себе жену и глядя на своих детей. – „Навсегда“ – это и впрямь очень хорошее слово».