Прочитайте онлайн Спасенная любовью | Глава 20

Читать книгу Спасенная любовью
4418+3141
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 20

– Что ты делаешь?

Арианна ответила, не глядя на Фиону:

– Собираю вещи. Уже почти собрала, а когда закончу, пойду помогу моим мальчикам собраться.

– Можно спросить, зачем?

Фиона села на кровать и стала смотреть, как Арианна сворачивает платье – чересчур старательно.

– Мне пора уезжать, во всяком случае, так мне было сказано. Пришло время вернуться к моей семье и к той жизни, которую я заслуживаю, потому что я была для нее рождена. Мое рождение почему-то требует, чтобы я выходила замуж только за определенных мужчин и жила непременно только в неописуемой роскоши, какой никогда не было у моих родителей, и…

Арианна схватила платье, которое только что сложила, и швырнула его через комнату. Это оказалось так приятно, что она быстро проделала то же самое со всеми остальными вещами, которые успела упаковать. Вскоре вся ее одежда оказалась разбросанной. Она тихо выругалась, села на кровать и уставилась горящим взглядом на пол.

– Ну что, полегчало? – спросила Фиона.

Она отодвинула седельные вьюки в сторону и придвинулась ближе к Арианне.

– Нет, не очень. И теперь мне придется складывать все снова.

– Брайан сказал, чтобы ты уезжала?

Арианна почувствовала боль в сердце только оттого, что Фиона произнесла это вслух. Но она кивнула:

– Да. Он любезно поблагодарил меня за заботу о нем, но теперь он поправился, а моим родным не терпится меня увидеть. Еще он сказал, что для него было большой честью помогать мне, и даже сказал, что если я попаду в беду, то могу обратиться к нему снова. На что я ему ответила, что обращусь за помощью к моим родным, потом сослалась на то, что мне надо складывать вещи, и ушла. А то, что я сказала тебе перед этим… я просто знаю, что он так думает, он уже многим это говорил.

– И ты всегда делаешь то, что он тебе велит?

Арианна посмотрела на Фиону.

– А какой у меня выбор? Он хочет, чтобы я уехала.

– Нет, не хочет. Он просто делает то, что считает правильным. Брайан слишком остро сознает, что он младший сын в семье, без земли и почти без денег, что ему тридцать один год, и он стал рыцарем, но все еще живет в доме отца. Да, для такого мужчины леди Арианна – птица очень высокого полета.

– Значит, это гордость заставляет его отправлять меня домой? Это из-за его гордости у нас не будет ничего, кроме приключения и нескольких ночей страсти? Интересно, почему эта самая гордость не говорит ему, что он достаточно хорош для меня? Что толку от гордости, если ты совсем одинок?

– Никакого толку, но я думаю, здесь дело не только в этом. Эван говорил, что Брайан видел немало несчастливых браков, в основном когда люди женились ради земли, титула или денег. И он не раз говорил, что никогда не женится из таких соображений. Возможно, он боится, что если он на тебе женится, то все подумают, что он женился по расчету. Но что еще хуже, он боится, что ты тоже можешь так подумать.

– Не знаю, что я такого сделала, из-за чего он считает, будто я не способна понять, чего я хочу или что меня может устроить. Конечно, после того как я позволила Клоду и его родне со мной обращаться, я кажусь слабой. Но уж за последние несколько недель я точно доказала ему, что у меня есть своя голова на плечах и я способна сама принимать решения. Если он этого не понимает после того, как мы вместе прошли через столько испытаний, то я не знаю, как еще заставить его это понять.

– Посмотри на меня. Меня называли «Фионой десяти ножей», и когда я впервые встретилась с моим будущим мужем, я замахнулась на него мечом, однако он до сих пор время от времени пытается принимать решения за меня. Мужчины не могут себя переделать. Они частенько думают, что, даже не спрашивая, знают, что для нас лучше. Вот почему надо им иногда показывать, причем самым сильным способом, что у нас есть свой ум, что мы сами знаем, что для нас лучше, и сами способны принимать решения.

– Я-то думала, что ты про себя уже всем Макфингэлам это растолковала.

Арианна нашла в себе силы улыбнуться, и Фиона улыбнулась в ответ.

– И еще я думаю, что если ты сейчас просто уйдешь, то будешь об этом жалеть всю оставшуюся жизнь.

– А он не будет?

– О, он будет, еще как, но он все равно будет считать, что поступил правильно, и это послужит ему утешением. Наверное, он сможет смириться со всем этим, потому что будет думать, что совершил благородный поступок, сделал то, что должен был сделать. – Арианна тихо фыркнула с пренебрежением. Фиона кивнула. – Он искренне верит, что ты для него недосягаема, и с его стороны будет неправильно стараться тебя удержать.

Арианна поставила локти на колени, наклонилась и закрыла лицо ладонями.

– Возможно, оно и к лучшему. Может быть, я и могла бы убедить его, что хочу с ним остаться, что мне нет дела до родословной, роскоши и всего такого, но одного я никогда не смогу ему дать, как бы я его ни любила.

Фиона нахмурилась.

– Чего?

– Детей. – Она поделилась с Фионой своими опасениями, что она бесплодна. Пересказала и слова Джолин, что, возможно, это не так. – Я собиралась поговорить с тобой об этом, но со всеми этими происшествиями забыла. А на прошлой неделе у меня начались регулы, и все мои мысли были о том, что Брайан тоже не смог заронить в меня свое семя.

– Знаешь, я не думаю, что ты бесплодна. Вы с Брайаном слишком мало времени были вместе, чтобы можно было об этом судить. Я склонна думать, что Джолин была права. Но мы теперь уже никогда не узнаем, была ли причина в Клоде. Есть парочка признаков, что дело было в нем. И я не думаю, что для Брайана это важно.

– Не важно? Но мужчины хотят иметь детей. Да что там, я сама хочу детей! Ты могла бы это понять уже по тому, что я на самом деле хотела иметь детей от Клода.

Фиона улыбнулась, но потом сказала:

– Я уверена, Каллум сможет найти тебе нескольких детей, которым нужен дом и семья.

– Я об этом думала. Но они не будут детьми Брайана, в них не будет его крови. Я думаю, для него это важно.

Фиона покачала головой:

– Честно говоря, сомневаюсь. Его кровные дети? Этот замок под завязку набит кровными детьми, у Макфингэлов их больше, чем им нужно. Ты сама это видела. У нас есть уже целая армия Макфингэлов, но они не могут остановиться и продолжают производить на свет еще больше. – Фиона встала. – Есть только один способ выяснить, можешь ты иметь детей или нет. И я только что сказала, что этого доказательства у тебя пока нет.

Арианна покачала головой. Она все еще переживала из-за того, что на прошлой неделе у нее шли регулы. Арианна сама не сознавала, что надеялась зачать от Брайана ребенка, пока эта надежда не рухнула. Рассудок подсказывал, что если за несколько раз, что они занимались любовью, она не забеременела, это еще ничего не значит, но сердце не внимало голосу рассудка. Страх, что она бесплодна, снова вернулся и стал еще сильнее.

– Что ж, я могу сказать только одно: на твоем месте я бы этого так не оставила, – сказала Фиона. – Я бы пошла прямо к этому болвану и объяснила ему, какой он болван. Есть шанс, что если ты очень ясно выскажешь, что чувствуешь по этому поводу, он передумает. Возможно, он думает, что теперь может отослать тебя прочь, потому что это тебя не слишком расстроит. Ты должна его убедить, что он ошибается.

– Ну почему первый шаг вечно должна делать женщина?

– Потому что мужчины дураки. Как я тебе уже говорила, они обожают принимать за нас решения, не обсудив их прежде с нами. Так что давай раздуй свой праведный гнев – я его видела, когда только вошла в эту комнату, – и отправляйся на поиски Брайана. Да, еще остается шанс, по-моему, очень маленький, что он все равно отправит тебя домой. Но тогда ты уедешь, зная, что сделала все, что могла, чтобы заставить его попросить тебя остаться.

– И вся вина ляжет на его плечи?

– Вот именно. Где ей и место.

После ухода Фионы Арианна еще некоторое время сидела на кровати и смотрела на беспорядок, который сама учинила. Ей понадобится храбрость, чтобы пойти к Брайану и бросить ему вызов, обнажить свое сердце в надежде, что он захочет ее удержать. Нелегко будет заставить его понять, что ей не нужны все те вещи, которые он считал для нее необходимыми, что ей все равно, есть ли у него земля, замок или толстый кошелек. Во Франции, где она прожила пять лет, все это у нее было, и при этом она была глубоко несчастной. Клод был как раз таким мужчиной, за которого, по мнению Брайана, ей полагается выйти замуж, – у него была родословная, земли, титул, но при этом он был холодным и жестоким и ему совершенно не было дела до ее чувств.

К Арианне вдруг вернулась ярость: подумать только, он отправляет ее домой, словно какого-то капризного ребенка. Она улыбнулась. Может, храбрости у нее и маловато, но когда она в ярости, она обычно об этом забывает.

– Так ты не собирался выйти из своей комнаты и помахать нам на прощание?

Брайан посмотрел на Каллума и нахмурился.

– Странно, я не слышал, как ты стучался.

Каллум сел на стул по другую сторону от стола Брайана и налил себе эля.

– Наверное, потому что я не стучал. – Он сделал большой глоток, довольно вздохнул и устремил на Брайана холодный взгляд зел