Прочитайте онлайн Спасенная любовью | Глава 2

Читать книгу Спасенная любовью
4418+3166
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 2

К Арианне толчками возвращалось сознание. Она боролась, но вопреки ее усилиям сознание выиграло битву и нахлынуло на нее волной боли. Боль была такая сильная, что ей стало трудно дышать. Когда она попыталась вздохнуть, ее желудок отчаянно сжался, словно предупреждая о чем-то. Арианна не пробормотала, а простонала проклятие, с трудом, превозмогая боль, перевернулась на бок, и вода, которой она наглоталась, изверглась наружу.

– Я же вам сказал, что она жива.

«Аделар», – подумала Арианна. На мгновение она забыла о своих страданиях и мысленно поблагодарила Бога. Один из ее мальчиков жив. Когда собственный желудок перестанет ее терзать, она выяснит, что с Мишелем.

– Мсье, вы слушайте Аделара, он ужасно умный. Анна так говорит.

«О, это Мишель!» – радостно отметила про себя Арианна, хотя ее скрутил новый приступ рвоты. Оба ее мальчика живы. Теперь она может умереть спокойно. Нет, не спокойно или радостно, но с благодарностью.

От ослепляющей боли ее отвлекло прикосновение мозолистых мужских ладоней к ее обнаженным рукам. К обнаженным рукам. В ее сознании мелькнула недоуменная мысль, что же стало с ее одеждой, но ей было слишком плохо, чтобы она могла всерьез об этом заботиться. Потом она удивилась, почему простое прикосновение рук мужчины принесло ей такое облегчение от страданий, как если бы тепло его больших рук отчасти изгнало холод, пронизывавший ее тело до самых костей. Никогда прежде мужское прикосновение не действовало на нее так.

– Ну что, девушка, больше не пытаешься избавиться от собственного желудка?

Глубокий хрипловатый голос мужчины затронул в глубине ее души какую-то струну, не имеющую никакого отношения ни к страху, ни к боли, ни к тошноте. Ни даже к тому обстоятельству, что после долгого пребывания вдали от дома звук голоса человека из ее страны согрел ее сердце. Арианна не знала, что это было, но инстинкт подсказывал ей, что это чревато множеством неприятностей. Впрочем, она теперь не особенно доверяла собственным инстинктам. К тому же она была настолько обессилена, ей было так плохо, что она была не в состоянии разгадывать эту загадку.

Она попыталась освободиться от его руки, но он подавил ее попытку с возмутительной легкостью. Арианна еще не собралась с силами, чтобы запротестовать, когда он перевернул ее на спину. Она обнаружила, что смотрит прямо в синие глаза мужчины. Ей не сразу удалось отвести взгляд от этих красивых глаз, но она успела заметить его темные брови хорошей формы и густые длинные ресницы, такие же темные. Кем бы этот человек ни был, ей надо ждать от него неприятностей, можно не сомневаться. У Арианны не было дара предвидения, которым обладали некоторые Марри, но уж это-то она предсказать могла. Будь у нее силы, она бы схватила мальчишек и пустилась бежать.

Пока мужчина ловко умывал ее лицо, она думала, что вот оно, ее всегдашнее невезение. Ее выбросило на берег, побитую, помятую, ее волосы превратились в спутанную массу, забитую песком, ее нижняя рубашка и чулки – грязные и рваные, вдобавок ее еще долго рвало на землю. И кто же ей помог, какая-нибудь добрая старушка? Пухлая мать семейства? Служанка? Ничего подобного. Ее нашел мужчина, да еще и очень красивый. Арианна подозревала, что сама судьба позаботилась о том, чтобы ни один мужчина никогда не нашел ее желанной.

«Впрочем, возможно, это и к лучшему», – подумала она, пока мужчина сажал ее и вливал в рот вино. Все равно она бы не знала, что делать с мужчиной, который ее желает. С покойным мужем она в этой части явно потерпела неудачу. Арианна ополоснула рот и сплюнула, сознавая, что делает это более энергично и ловко, чем подобает настоящей леди. Но решила, что это не ее вина – у нее слишком много братьев и кузенов, вот их влияние и сказалось.

– Ну что, вам лучше? – спросил мужчина.

– Нет. – Арианну нисколько не удивило, что ее голос прозвучал очень слабо и хрипло, она наверняка что-нибудь повредила в горле, когда изрыгала из желудка половину океана. – Думаю, мне лучше просто лечь здесь и умереть.

– Не-ет! – закричал Аделар, хватая ее за руку. – Ты должна остаться с нами!

Оба мальчика испуганно смотрели на нее широко распахнутыми глазами. Она улыбнулась.

– Ребята, я просто пошутила. Дайте мне немного отдохнуть, и мы скоро двинемся в путь.

– В путь это куда? – требовательно спросил мужчина, все еще державший ее в своих руках.

– А кто вы такой, чтобы меня спрашивать?

Арианна пожалела, что ее голосу недоставало силы. Из-за слабости ей не удалось произнести эти слова с холодным высокомерием, как она намеревалась.

– Сэр Брайан Макфингэл, – ответил мужчина. Он кивком указал на молодого человека, стоящего рядом с ним: – А это Нед Макфингэл, один из моих братьев. Вы плыли на корабле, который я нанял, чтобы доставить кое-какие товары для продажи.

Арианна нахмурилась, имя Макфингэл показалось смутно знакомым, но ей было очень плохо и не осталось сил на воспоминания. Да и желания не было.

– Я – леди Арианна Люсетт, эти мальчики – мои подопечные, Мишель и Аделар Люсетты. Мы заплатили капитану Тилле, чтобы он доставил нас в Шотландию. Я собиралась отвезти мальчиков к моей семье. – Арианна вдруг словно наяву услышала страшный треск судна, раскалывающегося под напором другого, более крупного корабля, и крики, полные ужаса. – Бедняги, – прошептала она и посмотрела на море, которое теперь было спокойно. – Они все погибли?

– Нет, капитан Тилле и четыре члена его команды выжили.

Арианна мысленно вознесла благодарственную молитву и заодно помолилась за души погибших с корабля капитана Тилле.

– Ужасная смерть и совершенно бессмысленная.

– Значит, капитан не ошибся, когда сказал, что его судно потопили намеренно?

– Нет, не ошибся. В борт его корабля врезался другой, намного больший, и разбил его. Мы с мальчиками увидели, что тот корабль идет прямо на нас, и в последний момент перед тем, как он врезался в наш, мы сбежали.

– Вы прыгнули в море?

– Я решила, что у нас будет больше шансов выжить, если сами выберем, когда и каким образом окажемся в воде, а не будем ждать, когда нас сбросят в море. Мы сняли самую тяжелую одежду и прихватили несколько пустых бочонков, чтобы держаться на плаву.

– А, значит, это вашу одежду мы нашли в бочонке, – сказал Нед. Все посмотрели на него. Он густо покраснел. – Она сухая, с ней ничего не случилось.

– Очень хорошо, спасибо. – Арианна начала вспоминать, как сняла накидку, платье, ботинки. Она была полураздета, да и та одежда, что на ней осталась, превратилась почти в лохмотья, но Арианна не желала поддаваться смущению. – Если вы дадите нам взаймы кое-какие припасы, мы двинемся в путь. Как только я доберусь до моей семьи, я позабочусь, чтобы вас хорошо отблагодарили за помощь.

– А кто ваша семья?

Брайан видел, что женщина взвешивает в уме, насколько безопасно сказать ему правду, и терпеливо ждал. Выглядела она ужасно. Глядя на ее мокрые спутанные волосы, в которые к тому же набился песок, было трудно сказать, какого они цвета. Судя по нескольким прядям, Брайан только мог предположить, что они доходят ей до бедер, если не ниже. Порванная одежда позволяла заметить, что женщина худенькая, а ее стройные ноги на удивление длинные для ее небольшого роста. Ее бледное лицо было все в синяках и царапинах, но Брайан видел, что когда они заживут, она станет хорошенькой. В данный момент самым красивым в ее облике были глаза, даже покрасневшие от соленой воды и ввалившиеся от усталости. Глаза у нее были прекрасного янтарного цвета и очень большие, слишком большие для маленького личика в форме сердечка. Даже сейчас, когда ее глаза затуманили недоверие и боль, Брайану было трудно отвести от них взгляд.

Арианна сделала над собой усилие, пытаясь сосредоточиться. Ей было просто необходимо мыслить ясно. Если она скажет Брайану Макфингэлу, что она из рода Марри, он узнает, что она его землячка, тогда, возможно, более охотно окажет ей помощь. Марри из Донкойла были хорошо известны, как, впрочем, и все остальные ветви этого клана. Но, с другой стороны, если признается, кто она, то может быстро оказаться в заложниках. Арианна помнила, что у нее клана есть враги. Поэтому попасть в плен ради выкупа – еще не самое страшное, что ей могло угрожать, пока она не доберется до своей семьи. Она посмотрела на Мишеля и Аделара. До сих пор оба справлялись неплохо, но отправиться с ними в долгое путешествие без всякой защиты очень опасно, к тому же некому будет заботиться о ней, пока она снова не окрепнет, для мальчиков это было бы слишком большой нагрузкой. Сейчас они точно так же, как она, практически пленники этого мужчины. Арианна все еще пыталась вспомнить, почему ей знакомо его имя, но усталый мозг не справлялся с задачей. Она даже не была уверена, связаны ли с ним хорошие воспоминания или плохие, а может быть, это имя всего лишь упоминал капитан. Но в чем она была уверена, так это в том, что хотя бы на некоторое время ей необходима помощь. И выбирать не из кого, у нее есть только сэр Брайан Макфингэл.

– Эта семья – Марри, – сказала она. – Я внучка сэра Бэлфора Марри из Донкойла. Леди Арианна Марри Люсетт. Мой муж недавно умер, и я возвращаюсь домой.

– Значит, вы родственница Аланны, жены моего брата Грегора, и, может быть, Фионы, жены моего лэрда. Фиона, до того как вышла замуж за Эвана, носила фамилию Макинрой.

– Да, Аланна – моя кузина, и Фионе Макинрой я тоже родственница, но только через брак, ее брат женился на моей кузине Джиллиан. – Смутное воспоминание, не дававшее ей покоя, стало отчетливее. Она нахмурилась. – Так вот почему имя Макфингэл показалось мне знакомым. Это все происходило до того, как я уехала, чтобы выйти замуж.

– Как видите, лучше вам отправиться с нами в Скарглас, а оттуда мы сообщим вашим родственникам.

– Нет, я не могу…

– Брайан! – К нему подбежал Саймон и схватил его за руку. – Кажется, нас ждут неприятности. Увидев, что вы с Недом нашли выживших, я решил походить вдоль берега и посмотреть, может, кто-нибудь смог забраться на скалы. Я увидел, что в нашу сторону направляется большая группа вооруженных людей.

Брайан заметил краем глаза, что Арианна и оба мальчика смертельно побледнели.

– Думаю, есть что-то, о чем вы мне еще не рассказали, – заметил он. Потом повернулся к Саймону: – Далеко до них?

– Они продвигаются очень медленно, по дороге все обыскивают, и похоже, только начали. Думаю, они доберутся до нас через полчаса, может, чуть позже. Их человек пятнадцать. Точно сказать не могу, не исключено, что часть уже скрылась из виду или кто-то еще плывет с корабля. Я не стал задерживаться, чтобы всех их пересчитать.

– Грузите товары на лошадей! – велел Брайан. Нед и Саймон бросились выполнять распоряжение. Как только они убежали, Брайан встал и поднял Арианну на ноги. – Миледи, вас преследуют за какое-то преступление?

– Нет! – Аделар подошел к Арианне и грозно посмотрел на сэра Брайана. – Они охотятся за мной и Мишелем. Они хотят нас убить, чтобы забрать все, что отец оставил нам в наследство.

– Это правда?

Арианна покачнулась, у нее не было сил долго стоять на ногах, Брайан испытал инстинктивное желание поддержать ее, но не сделал этого.

– Да, правда. Они не хотят ждать, когда родственники моего мужа смогут объявить этих детей незаконнорожденными. – Брайан нахмурился, тогда она добавила: – Сэр Брайан, это длинная и неприятная история, не думаю, что сейчас есть время ее рассказывать. Сейчас важно только одно: эти люди так жаждут смерти мальчиков, что ради этого протаранили корабль капитана Тилле. Чтобы убить двух мальчиков, они без колебаний обрекли на смерть всех нас.

Брайан выругался про себя и, несмотря на протесты Арианны, подхватил ее на руки. Он быстро пошел к лошадям, по дороге обдумывая несколько вариантов, как поступить. Наконец он выбрал тот, который показался ему лучшим. План был рискованный, но Брайан не сомневался, что он поможет ему привести преследователей в замешательство и заставить их разделиться. Он был уверен и в другом: леди Арианне Марри Люсетт его план не понравится.

К счастью, Саймон уже ждал его, держа наготове одежду, которую леди Арианна засунула в бочонок. Он поставил женщину на ноги, чтобы она могла одеться. Думая о том, как леди Арианна спаслась сама и спасла мальчиков, Брайан отметил, что она умная и быстро ориентируется. В предстоящие дни это им очень пригодится.

– Саймон, Нед, возьмите с собой капитана с его людьми и этого молодого человека. – Он подтолкнул к Саймону Аделара, хотя тот еще возился со своим плащом. – Скачите прямиком в Скарглас.

– Нет! – возразила Арианна. Она надевала ботинки, но прервала это занятие. – Дети должны оставаться со мной.

– Чтобы вы трое стали более легкой мишенью для ваших врагов?

Арианна что-то пробурчала, не соглашаясь, но Брайан просто не стал обращать на это внимание. Он посмотрел на своего брата Нейтана и быстро объяснил, почему им нужно увезти мальчиков с берега.

– Нейт, бери остальных людей и товары, все, что удалось спасти, и отправляйтесь домой самым извилистым путем, какой только найдете. – Он подтолкнул к Нейтану Мишеля. – Будешь охранять этого паренька.

Нейтан стал помогать Мишелю правильно надеть плащ.

– А ты что будешь делать? – спросил он.

– Эта леди и я возьмем трех лошадей и двинемся в том направлении, в котором надо было бы ехать, если бы мы направлялись к землям Марри.

– Если бы? Куда же вы в таком случае двинетесь?

– В Скарглас, конечно, но с заездом в Дабхейдленд. Пожалуй, пришло время навестить наших кузенов Камеронов. Сигимор стал слишком домашним. Когда мы приведем к его порогу эту заварушку, его кровь должна побежать по жилам быстрее.

Арианна поспешно зашнуровывала платье, надевать его поверх мокрой рваной рубашки было очень неудобно. Она видела, как мужчины переглянулись, и чуть было не выругалась вслух. По-видимому, эти двое в восторге от мысли подложить свинью кому-то, кого они недолюбливают. Мужчины везде одинаковы. Она так часто видела подобное выражение лица, что не могла ошибиться. А то обстоятельство, что они возьмут на себя опасную задачу защитить женщину и двоих детей и отомстить за погибших членов команды капитана Тилле, только прибавляло этому приключению остроты. Ей повезло, что в детстве она видела мужчин и с другой стороны, иначе она бы запросто могла подумать, что они все поголовно кровожадные дураки.

Арианна посмотрела на Мишеля и Аделара. Мальчики казались такими же испуганными и растерянными, какой и она себя чувствовала. Это было написано на их бледных лицах, в их широко раскрытых глазах, блестевших от слез. Хотя все тело Арианны протестовало против движения, она подошла туда, где мальчики жались друг к другу, пока мужчины быстро сновали, готовясь отправиться в путь. Арианна знала, что у нее очень мало времени на то, чтобы успокоить детей, да и самой успокоиться.

– Нам надо оставаться с тобой, – сказал Аделар. – Мы должны быть вместе.

Арианна поцеловала в лоб его и Мишеля.

– Мы скоро снова будем вместе, – сказала она.

– Ты доверяешь этим людям?

– Да, пожалуй. Ты же слышал, мы с ними родственники через брак, и я о них уже слышала раньше. И капитан тоже им доверял. Так что, мои дорогие храбрые мальчики, в путь. Мы встретимся с вами очень скоро, и возможно, это окажется самый безопасный способ добраться до моих родных. Слушайтесь тех, кто берет вас с собой.

Оба мальчика крепко обняли Арианну, и она почувствовала, что ее глаза защипало от слез. Она погладила каждого по голове. Когда мальчики отошли к мужчинам, с которыми им предстояло уехать, она сжала кулаки, чтобы удержаться от желания схватить их и не отпускать от себя. Превозмогая боль и слабость, она стояла и смотрела им вслед, пока обе группы не скрылись из виду. Арианну одолевали сомнения и страхи, но она пыталась их подавить. В конечном счете ее решение отпустить мальчиков основывалось на суровой правде, которую она не могла сбрасывать со счетов: она не в том состоянии, чтобы их защищать, и ее силы восстановятся не сразу.

Сэр Брайан набросил ей на плечи ее плащ, взял за руку выше локтя и подтолкнул к ожидающим их лошадям.

– Пойдемте, – сказал он. – Нам пора уезжать.

Арианна положила руку на круп белой кобылы, к которой ее повел Брайан.

– Почему лошадей три?

– Это чтобы люди, которые охотятся за вашими мальчиками, думали, что им нужно выбирать из трех путей. Тогда им придется разделиться на три группы, чтобы преследовать всех нас. – Он посмотрел на Арианну. – У вас хватит сил скакать верхом?

Арианна кивнула, очень надеясь, что не обманывает себя. Сейчас ей меньше всего на свете хотелось садиться на лошадь и скакать во весь опор, сбивая врагов со следа и уводя часть из них подальше от путей, которыми поехали мальчики. Ей хотелось вымыться, переодеться в чистое, поесть и лечь в мягкую постель. Более того, ей хотелось, чтобы можно было перестать быть сильной, молча терпеть страх, боль и усталость. Как бы это было приятно, думала она, садясь в седло, если бы можно было просто упасть на землю и перестать бороться, предаться жалости к себе, может быть, даже немного поплакать, как ребенок, громко и некрасиво.

Брайан сел на коня и проверил, хорошо ли привязаны поводья третьей лошади. На нее нагрузили несколько мешков, чтобы не было заметно, что лошадь без седока. Потом он посмотрел на леди Арианну, которая в это время плотнее закутывалась в плащ. По ее виду было не похоже, что она в состоянии долго продержаться в седле, но Брайан подозревал, что у этой женщины твердый как сталь стержень. Главное, чтобы она смогла продержаться несколько часов. Брайан ударил коня и пустил его галопом, ловя себя на мысли, что хотел бы иметь возможность обеспечить ей хоть какое-то удобство, когда они остановятся на ночлег.

После часа быстрой скачки Брайан немного придержал коня. Тропа, по которой они ехали, была достаточно широкой, чтобы Арианна могла держаться рядом. Он несколько раз замечал, что она оглядывается.

– Им нужно время, чтобы добраться до того места, откуда мы ушли, а потом, когда они увидят, что следы уходят в трех разных направлениях, – еще сколько-то, чтобы решить, что делать. Так что это их немного задержит. К тому же они не будут скакать всю дорогу с такой скоростью, как мы. Местность им незнакома, и нужно внимательно следить, чтобы не сбиться с нашего следа. И они же не захотят загнать лошадей до смерти, если у них вообще есть лошади.

– Я думаю, они привезли лошадей, – сказала Арианна. – У них очень большой корабль, намного больше, чем корабль капитана Тилле. И вряд ли они планировали гнаться за мной и мальчиками пешком, если бы оказалось, что мы не утонули, а спаслись. Должно быть, ваш человек, Саймон, ушел до того, как они успели перевезти лошадей на берег.

– Это займет еще больше времени. Тем лучше для нас.

– Верно. Возможно, Дево и Амиэль даже не позволят перевозить на берег лошадей, пока не будут знать точно, утонули мы или им придется за нами гнаться. Это же непростое дело, перевезти лошадей. Сначала они будут искать на берегу наши тела. – Арианна поморщилась. – Когда они увидят тела, которые нам пришлось оставить, они поймут, что Мишель и Аделар выжили. Как жаль, что эти несчастные останутся непохороненными.

– Это не ваша вина. И вряд ли эти люди, которые охотятся за вами троими, повели бы себя любезно, услышав от нас, что мы вас не отдадим, так что хорошо, что мы не стали их дожидаться.

Арианна вздохнула и потерла лоб, но это, конечно, не помогло унять пульсирующую головную боль.

– Согласна. Поэтому я и перестала искать чьей-нибудь помощи. И еще потому, что семья Клода отказывается поверить, что Амиэль делает нечто дурное. Они не допускают даже мысли, что он может связаться с Дево.

– Кто такой этот Амиэль?

– Брат моего мужа.

– Вот как. Значит, мальчики унаследовали нечто, чем хочет завладеть он.

Арианна бы очень хотела, чтобы ей не пришлось ничего объяснять, но объяснения были необходимы. А для нее это означало открыть свой позор и унижение. К сожалению, этот человек заслуживал, чтобы она ответила на его вопросы, более того, они могли ему пригодиться, чтобы лучше защитить ее и мальчиков. Арианна многому научилась у своей семьи, был у нее и собственный опыт: как-никак она управляла владениями Клода, пока тот развлекался с другой женщиной, – и она знала, что иногда даже малейшая крупица информации может решить вопрос жизни и смерти.

– В настоящее время мальчики – наследники моего мужа.

– В настоящее время? Я думал, они потому его наследники, что он уже был женат до того, как женился на вас.

– Был. И оставался женатым, даже когда произносил брачные обеты, вступая в брак со мной. – Арианна почувствовала, что краснеет от смущения, но она была этому почти рада: жар на щеках отчасти вытеснил холод, сковавший ее тело. – Никто не знал, что примерно за шесть лет до женитьбы на мне он женился на девушке из деревни. В первом браке у Клода родилось двое детей, и он этот брак так и не аннулировал. Он говорил всем, что Мари-Анн его любовница, а воспитывать мальчиков заставил меня. Я знала, что это его сыновья, но думала, что они просто бастарды, которых он хотел подготовить к лучшей жизни.

Брайан сдержал ругательство, вертевшееся на языке. Можно только догадываться, какое унижение пережила эта женщина. Он хорошо помнил гнев и горечь жен его отца по поводу его неверности. А этой женщине пришлось узнать, что она даже не жена, как она думала, а любовница. Должно быть, для нее это было очень тяжелым ударом.

Потом он подумал о том, как она обращалась с двумя мальчиками, которых в эту самую минуту его родственники везут в безопасное место. Брайан ясно видел, что она их любит, и они ее тоже. И это говорило о женщине многое. Она не вымещала свой гнев и обиду на мальчиках. Среди его знакомых женщин мало бы нашлось таких, которые были бы добры к детям жестоко предавшего их мужчины.

– И все же вы по-прежнему называете себя леди Люсетт?

– Отказаться от этого имени означало бы опозорить обе семьи. Я могу злиться на Клода за обман, но теперь он мертв, и его жена тоже. Думаю, Клода убил его родной брат. А его семья? Да, они не прислушались к моим предостережениям, и это едва не стоило мальчикам жизни, но они все еще оплакивают потерю старшего сына и до сих пор не оправились от того, как он всех обманул. Моя семья не имеет к этому никакого отношения, они просто предложили мне в мужья человека, которого считали прекрасной партией. Если ложь Клода станет известна, это никому не принесет пользы, а только навлечет позор на людей, которые не сделали ничего дурного.

– Включая вас и тех парнишек.

– Да, включая нас. Я хотела от его родных только одного: чтобы, если они собираются лишить мальчиков наследства, они подарили им дом здесь и оставили их на мое попечение. Потом я бы уехала, предоставив Люсеттам разбираться с враньем Клода, и привезла бы мальчиков сюда. Теперь я понимаю, с моей стороны было наивно хотя бы на мгновение поверить, что они успокоятся и решат, что мальчики не представляют для них угрозы.

– Ваш Клод был трусом?

– Почему вы так говорите?

– Ему не хватило духу сказать своим родным правду. Наверное, он боялся, что если станет известно, что он женился на женщине, которую его семья ни за что бы не одобрила, его лишат наследства. Вместо того чтобы бороться за свой брак, за своих сыновей, он соврал и втянул в свою жизнь вас, не подумав, как это на вас отразится. И вы были правы, что привезли мальчиков в Шотландию. Здесь они найдут защиту, которая им так нужна.

Слова Брайана, сказанные почти бесстрастным тоном, были похожи на клятву, но ответить Арианна не успела, потому что он пустил своего коня галопом. Она поспешила за ним, подгоняя кобылу. Это было нелегко, но она старалась не обращать внимания на усталость и боль во всем теле. Арианна просто молилась, чтобы им недолго осталось ехать до тех пор, когда Брайан сочтет безопасным остановиться на отдых. Она задумалась о его словах о ее покойном муже – и была вынуждена согласиться. Клод действительно был трусом, слишком бесхребетным, чтобы открыто и честно настоять на том, чего хотел. К тому же он был эгоистом, думал только о себе. Теперь Арианне было стыдно вспоминать, сколько стараний она прилагала, чтобы их брак стал успешным, – до того, как узнала о существовании Мари-Анн. Арианна тогда считала ее любовницей Клода. Когда же она узнала, что Мари-Анн была его настоящей женой, она на некоторое время даже испытала облегчение от того, что не воплотила в жизнь свои грандиозные планы, как увести мужа от любовницы. Сейчас Арианна мечтала только о том, чтобы прошло или хотя бы уменьшилось горькое чувство собственной неудачи, не покидающее ее до сих пор. В действительности она не потерпела неудачу, ведь у нее никогда и не было шансов на успех. Это Клод подвел всех и продолжал подводить даже после смерти. Это он должен был защищать своих сыновей и бороться за их жизнь, а не женщина, которую он предал и которой лгал. Арианна устремила взгляд на широкую спину сэра Брайана и пообещала себе, что эту битву она выиграет. А еще она дала себе слово, что никогда больше не будет такой доверчивой и наивной.