Прочитайте онлайн Спасенная любовью | Глава 16

Читать книгу Спасенная любовью
4418+3162
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 16

Устрашающий. Грозный. Пугающий. Эти слова вертелись в уме Арианны, когда она смотрела на Скарглас. Она пыталась придумать хотя бы одно лестное определение для темной громады замка, в который они должны были сейчас въехать. Тщетно. Ни одно не приходило в голову. Скарглас был выстроен для защиты, для того, чтобы люди внутри были в безопасности и чтобы было легче поразить любого врага, который подойдет к этим стенам. Любому путнику, которому хватило бы смелости приблизиться, замок говорил на своем беззвучном языке не «Добро пожаловать», а «Будь осторожен!».

От этих мыслей Арианну отвлек тихий смех Брайана. Она неуверенно посмотрела на него, побаиваясь, что лицо выдаст ее нелестные впечатления о его доме.

– У тебя такой же вид, как у всякого, кто впервые смотрит на этот замок, – сказал он. – Его не назовешь красивым.

– Да, не назовешь. – Пока они проезжали через проем в насыпи, поднимавшейся на высоту роста лошади, Арианна посмотрела по сторонам. – Я просто подумала, что он не столько предлагает убежище, сколько сулит могилу любому, кому хватит глупости на него напасть.

Брайан кивнул:

– Именно такое впечатление мой отец и хотел произвести этим замком. Думаю, у человека, от которого ему этот замок достался, замысел был такой же, но он его так и не достроил. Твои мальчики здесь в безопасности.

По мере того как они подъезжали ближе, замок выглядел все более внушительно. Арианна улыбнулась.

– О да, я в этом не сомневаюсь. – Она посмотрела на Брайана. – Ты и все твои братья тоже были здесь в безопасности.

– Верно, хотя, если бы мой папаша не был таким мастером заводить себе врагов, все это не было бы так жизненно необходимо. Но вот уже больше десяти лет, как лэрдом стал Эван, и мы уже не окружены со всех сторон врагами, как раньше. Я бы не назвал их друзьями или настоящими союзниками, но по крайней мере они больше не жаждут перебить нас всех и сровнять это место с землей.

– Ну что же, это неплохо.

Ее сухой тон рассмешил Брайана.

– Да, очень хорошо. Я тебя предупреждал, что тебе предстоит встретиться со странной компанией. Мой отец слегка угомонился после того, как женился на Мэб, но только в том смысле, что он больше не пытается залезть под юбку к каждой особе женского пола отсюда и до Берика. А еще он большой любитель спорить.

– О, мне уже встречались такие мужчины. И несколько женщин. Брайан, не волнуйся, мне твоя семья понравится.

Брайан не был в этом так уверен, но ничего не сказал. Больше всего его беспокоил острый язык отца. Брайан слишком хорошо помнил, что отец в свое время наговорил Фионе. Но Фиона – сильная, уверенная в себе женщина. Он не сомневался, что Арианна тоже станет такой, как только выветрятся остатки яда, которым ее отравил Клод, но пока раны, которые ей нанес этот негодяй, все еще немного кровоточат.

Они въехали в ворота Скаргласа, и Брайан постарался отбросить свои тревоги. Все равно он может сделать только одно: проследить, чтобы его отец не подавил Арианну своей резкостью. В остальном ей придется самой за себя постоять. Но Брайан уже сейчас сомневался, что сможет придерживаться этого решения, скорее всего, он будет суетиться вокруг Арианны, как хлопотливая нянька, готовый защитить ее от любого резкого слова.

Въезжая во внутренний двор замка, Арианна подтолкнула лошадь чуть ближе к коню Брайана. Двор был полон высоких темноволосых мужчин. При ближайшем рассмотрении оказалось, что многие из них очень похожи на Брайана. Арианна уже слышала немало рассказов о том, как старый Фингэл постарался наплодить себе целую армию. Да и Брайан не пытался скрыть правду о распутстве и плодовитости отца. И теперь, когда она увидела в одном месте так много мужчин, в которых даже просто по виду можно было узнать незаконнорожденных братьев Брайана, она вдруг осознала это с особой ясностью.

Потом она заметила Неда и Саймона, пробирающихся сквозь растущую толпу. Как только в большой группе мужчин образовался просвет, в нем показались Мишель и Аделар. Мальчики побежали к Арианне и резко остановились всего лишь в футе от коня. Они улыбались широко и жизнерадостно, как улыбаются дети, которые чувствуют себя в безопасности. Арианна слезла с коня – скорее быстро, нежели грациозно – и поспешила обнять мальчиков. Упав на колени, она крепко прижала их к себе. Только когда мальчики начали вертеться, она ослабила объятия и немного отстранилась.

– Дорогие, вы оба выглядите здоровыми. Вы ведь не пострадали?

– Нет, мы целы, – сказал Аделар, все еще держась одной рукой за ее косу. – Но знаешь, как мы быстро мчались! Это было трудно.

– Конечно, трудно, но зато теперь вы в безопасности.

– Еще бы, – сказал Мишель, прижимаясь щекой к ее руке. – Нед и Саймон – храбрые воины.

Арианна улыбнулась и, стараясь скрыть улыбку, поцеловала ребенка в макушку.

– Да, я это сразу поняла, как только их увидела. Поэтому я и смогла оставить вас на их попечение.

– Папа Неда говорит, что его парни могут украсть монеты с глаз мертвеца, пока его вдова плачет над телом. И поэтому для них привезти сюда двух маленьких мальчиков было проще простого.

Арианна почувствовала, что рядом кто-то стоит, подняла взгляд и успела заметить, как при этих словах Мишеля Брайан поморщился. Арианну шокировало, что человек говорит такие вещи ребенку, и ей было нелегко скрыть потрясение, но все же она сумела не выдать свои чувства. Возможно, сэр Фингэл много нагрешил, но его многочисленные отпрыски, которых Арианна видела вокруг, все как один выглядели сытыми, здоровыми и счастливыми, так что было ясно, то этот человек заботится о своих детях. И в глазах Арианны это был очень весомый довод в пользу сэра Фингэла, она знала, что немногие мужчины содержат своих внебрачных детей. К тому же он принял в свой дом ее мальчиков, хотя они тянули за собой хвост неприятностей, и за это она будет ему вечно благодарна.

– Пожалуй, нам пора пойти поздороваться с хвастливым старым дураком, – сказал Брайан. Он взял Арианну за руку и помог ей встать. – Он бы нас встретил здесь, да вчера вечером подвернул ногу, как мне сказали.

– Да. – Аделар втиснулся между Брайаном и Арианной, чтобы взять ее за руку. – Он репетировал танец к следующему полнолунию.

Арианне показалось, что это звучит довольно странно, но не настолько странно, чтобы Брайан так густо покраснел, – а он покраснел. Она собиралась было спросить, что за танец его отцу нужно было репетировать, но в это время они остановились перед входом в башню. В дверном проеме стоял высокий темноволосый мужчина. Поначалу он показался Арианне устрашающим, его суровые черты лица казались еще резче оттого, что он смотрел очень серьезно. Но когда он посмотрел на Брайана, лед в его серо-голубых глазах растаял. Рядом с ним стояла женщина, он держал ее за руку, поглаживая большим пальцем костяшки ее пальцев, и явно не собирался отпускать.

Стоило Арианне взглянуть на эту женщину, как в ее душе всколыхнулись воспоминания. Она узнала ее лицо, хотя с тех пор прошло почти десять лет, и на нежных щеках женщины теперь были видны небольшие шрамы. Было невозможно забыть эти глаза цвета фиалок. Когда-то они вместе с Фионой учились у ее бабки, Молден Марри, искусству врачевания.

– Миледи, это мой брат сэр Эван Макфингэл, лэрд Скаргласа, – сказал Брайан. – Эван, это леди Арианна Марри.

Поскольку, когда Арианну представляли в Дабхейдленде, она сочла нужным отбросить фамилию ее лжемужа, Брайан более чем охотно последовал ее примеру.

Арианна присела в реверансе, хотя это было непросто, поскольку к ней прижимались Мишель и Аделар.

– Сэр, спасибо, что помогаете нам.

– Не стоит благодарности. Это моя жена, леди Фиона Макфингэл, – сказал сэр Эван низким хрипловатым голосом.

– Я тебя узнала! – сказала Фиона.

Она подошла к Арианне и поцеловала ее в щеку.

Арианна улыбнулась и поцеловала ее в ответ.

– Я тоже тебя вспомнила. Мы с тобой вместе брали уроки у моей бабушки. И у тебя получалось намного лучше, чем у меня.

– Входите, – сказал Эван. – Вы конечно же хотите помыться, а потом мы поговорим за едой и кружкой эля. – Он посмотрел на Брайана, выгнув одну бровь. Брайан ответил без слов, одним коротким кивком. Тогда Эван посмотрел на жену и сказал: – Фиона, пусть какая-нибудь служанка проводит их в комнату.

«В комнату»? Арианна открыла было рот, чтобы спросить, как это понимать, но потом снова закрыла. Она не хотела обсуждать вопрос, кто где спит, в присутствии огромной толпы мужчин, тем более что все они, казалось, разглядывали ее и Брайана с нескрываемым любопытством.

Пришли горничные, и Арианна с неохотой отпустила Мишеля и Аделара. Мальчики тут же с радостным возбуждением побежали к своим приятелям, тем самым развеяв последние тревоги Арианны.

Крепко держа Арианну за руку, Брайан повел ее вверх по лестнице. Впереди них, показывая дорогу, шли две пухлые горничные.

– Мы еще не поздоровались с твоим отцом, – напомнила Арианна.

– Это можно сделать после того, как мы смоем с себя дорожную пыль. Отец будет ждать нас в главном зале, когда мы спустимся туда на обед.

Арианна больше ничего не добавила. Горничные привели их в просторную спальню. Наблюдая, как Брайан разговаривает с прислугой, Арианна поняла, что это не его спальня. Или он не живет в Скаргласе, как она думала, или он спит там, куда нельзя привести женщину. Учитывая, сколько у него братьев, родных и единокровных, вероятно, все неженатые мужчины, живущие в замке, спят в одном помещении.

Принесли горячую воду, и Арианна стала мыться. Она немного волновалась из-за предстоящей встречи с отцом Брайана и хотела выглядеть наилучшим образом. Вымывшись и причесавшись, она остановилась в раздумье перед двумя платьями, которые ей отдала Джолин. Она все еще пыталась решить, какое надеть, когда к ней подошел сзади Брайан. Он обнял Арианну и поцеловал в шею. Хотя она и была без сил, от его поцелуя по ее телу пробежали искорки желания. И это ее поразило: оказывается, она еще способна чувствовать что-то, кроме желания набить живот и рухнуть в кровать.

– Надень коричневое с золотом, – посоветовал Брайан. – Оно пойдет к твоим волосам и глазам.

– Но я думала, этот цвет мне не идет, ведь у меня каштановые волосы и карие глаза.

– У тебя золотисто-медовые волосы с интересными рыжеватыми бликами, а глаза не просто карие, а нежного янтарного оттенка. Надень коричневое с золотом.

Немного озадаченная его описанием своей внешности, Арианна все-таки надела коричневое платье. Когда она была готова и посмотрелась в большое зеркало, висящее над камином, то очень удивилась. Она боялась, что будет выглядеть как маленький коричневый воробышек, но ничего подобного. Цвет платья делал ее волосы ярче, а глаза светлее и заметнее. Открытие, что Брайан знает, какой цвет ей больше всего пойдет, согрело ей сердце, ведь это означало, что Брайан действительно на нее смотрел и честно отметил ее лучшие черты.

Брайан поцеловал ее в щеку. Арианна от неожиданности вздрогнула, и его поцелуй прервал ее мысли. Он взял ее под руку и вывел из комнаты. Они направлялись в главный зал, где наверняка будет полным-полно его родни. Арианна снова занервничала.

– Брайан, – начала она, – может быть, это неразумно, если мы будем спать в одной комнате.

– Я не выпущу тебя из виду! – отрезал Брайан. – Всякий раз, когда я это делал, ты попадала в беду.

Не дав ей возможности возразить, он потянул ее за собой в главный зал и сквозь толпу любопытных Макфингэлов повел прямо к столу, за которым сидели лэрд и его жена. Фиона сидела по правую руку от Эвана, а слева от него сидел пожилой мужчина, очень похожий на него. Рядом со старшим мужчиной сидела хорошенькая пухленькая женщина с каштановыми волосами с проседью и большими карими глазами.

Арианна не удивилась, когда старших мужчину и женщину представили как отца Брайана, сэра Фингэла Макфингэла, и его жену Мэб. Сходство с отцом очень заметно проявлялось у всех его сыновей.

Брайан проводил ее к месту и сам сел между ней и Фионой. Арианна огляделась. Мишель и Аделар сидели за столом с двумя горничными и как минимум дюжиной других детей. «Плодовитое семейство», – подумала она, встретившись взглядом с сэром Фингэлом. Он смотрел на нее, прищурившись.

– Еще одна барышня, которой надо нарастить немного мяса на маленькие косточки.

Арианна ожидала, что эти слова причинят ей боль, но ничего не произошло. Ее худоба была одной из черт, которые вечно критиковал Клод. Но сейчас, когда Арианна услышала, как о том же самом говорит другой человек, ее это только позабавило. Сэр Фингэл был одним из тех мужчин старшего поколения, которые считают себя вправе говорить все, что им заблагорассудится, но делают это без злого умысла. Потом Арианна подумала, что он, вероятно, всегда был таким, и возраст тут ни при чем. Возможно, то, что у нее есть любовник, который более чем удовлетворен ее формами, дало ей своего рода защиту против таких высказываний.

– Леди Арианна прекрасна такая, какая есть, – сказал Брайан.

Сэр Фингэл хмуро посмотрел на сына.

– Я и не говорил, что она не прекрасна! – отрезал отец Брайана. – Я сказал, что ей нужно больше есть. А ты должен рассказать нам, почему всего лишь в одном дне езды отсюда собирается целая армия.

– Ох, Брайан!

Арианна пришла в ужас от мысли, что навлекла на эту семью реальную опасность. От волнения она так крепко сжала в кулак руку, лежавшую на столе, что побелели костяшки пальцев. Брайан похлопал ее по руке.

– Милая, мы знали, что дело может дойти до этого. – Он посмотрел на отца, потом на Эвана. – Говорите, собирается армия?

– Да. Небольшая группа французов набирает много наемников, – ответил сэр Эван. – Не думаю, что среди тех, кого они наняли, найдется много умелых воинов, к тому же когда дело дойдет до серьезной битвы, вряд ли они будут стойко держаться. Ты знаешь еще что-нибудь о том, почему все это затевается?

За едой Брайан рассказал им все, что узнал. Поделился он и некоторыми вопросами, которыми они с Арианной задавались, и возможными ответами, которые им пришли в голову. Пока Брайан рассказывал все это брату и отцу, он сам смог увидеть все более ясно. Арианна была права. Здесь кроется нечто большее, нежели желание Люсетта стать наследником, а Дево – получить землю и навредить Марри.

– Да, кое-что тебе неизвестно, – сказал сэр Фингэл. – Этот идиот Люсетт, судя по всему, способен сделать все это только для того, чтобы получить наследство. Черт возьми, человек, который убивает или собирается убить своих кровных родственников, а потом пытается забить до смерти женщину, способен почти на все. Но я не вижу причин, по которым бы лорд Игнатий стал действовать таким же манером.

– Да, веских причин нет, – согласился сэр Эван. – Но сомневаюсь, что мы когда-нибудь узнаем, в чем дело. Если эти глупцы решат штурмовать Скарглас, они умрут. Получить ответы от мертвых трудновато.

– Мне все еще не верится, что ради того, чтобы убить двух мальчиков, они потопили целый корабль, – заметила Фиона.

– Это было ужасно, – сказала Арианна. – Они заслуживают виселицы уже за одно это. Капитан Тилле и его люди поправились?

– Да, и они уже отплыли домой.

– Надеюсь, он будет осторожен. Потому что, если он укажет на Дево, когда у него нет доказательств, только его слово против слова Дево, может статься, что он проживет очень недолго.

– Они все такие злодеи?

– Ну, я не уверен, что в этой семье есть хоть кто-нибудь, по кому не плачет виселица.

– Кто-то должен вырезать эту гниль, как мы сделали с Греями, – заметил сэр Фингэл.

– Да, кто-то должен, – согласилась Арианна. – Но это дело не быстрое и может стоить жизни многим хорошим людям. Прямо сейчас меня волнует только, как уничтожить тех, кто хочет причинить вред моим мальчикам.

– Мальчиков они не получат, на этот счет можешь не волноваться.

За каждым словом сэра Макфингэла слышалась решимость, и это согрело душу Арианны. Она улыбнулась пожилому мужчине. Отец Брайана ответил ей таким взглядом, сопроводив его медленной улыбкой, что Арианна покраснела. Теперь она без труда увидела под морщинами и другими признаками возраста мужчину, который смог соблазнить так много женщин.

Мэб с мрачным видом ткнула его локтем в ребра. Сэр Фингэл, нахмурившись, посмотрел на жену.

– Право, Мэб, я помню, что я на тебе женат, но я же не мертвый. Даже со всеми этими синяками на лице она хорошенькая крошка. – Он подмигнул Арианне. – Рад видеть, что мой сын не так сильно похож на Эвана, как пытается представить.

Брайан покраснел и выругался. Арианна вопросительно посмотрела на него, не понимая, почему он рассердился на отца, но Брайан ее взгляд просто проигнорировал.

– Нет ничего плохого в том, чтобы быть таким, как Эван. И никогда не было.

– Да он был всего в полшаге от того, чтобы стать проклятым монахом! – рявкнул сэр Фингэл. – Это было не по-мужски, и ты был почти таким же.

– Хватит! – взревел Эван и грохнул кулаком по столу. Звук получился таким резким и громким, что привлек внимание всех в зале. – Нам надо продумать битву. А недостатки Брайана вы можете обсудить позже.

Брайан метнул на брата свирепый взгляд.

– Ну спасибо.

– Всегда пожалуйста. Вернемся к делу. Леди Арианна, мы послали сообщение вашим родным. Когда к нам привезли мальчиков и они рассказали, что происходит, мы в то же утро отправили к вашим родным моего сына Киярана и Кестера, парня из замка нашего кузена Уллема. Ответа мы еще не получили, но думаем, что скоро получим. Мы знаем, кто из вашего клана ваши ближайшие родственники, потому что Фиона и Кейра, ваша кузина и жена Уллема, вечно пишут друг другу письма.

Фиона нахмурилась и посмотрела на мужа:

– Ты говоришь так, будто это какое-то преступление.

Эван подмигнул жене.

– Я просто не понимаю, как у вас находится так много новостей, чтобы все время писать друг другу.

– У нас обеих есть мужья и дети. А в таком случае женщинам всегда есть что обсудить.

– Эван, она рассказывает байки про нас, – сказал сэр Фингэл. – Думаю, ты должен положить этому конец.

Между сэром Фингэлом и Фионой завязался спор. Сначала Арианна почувствовала себя неловко, но потом ей стало забавно. Она заметила, что и глаза сэра Эвана насмешливо поблескивают. А на Фиону стоило только посмотреть, и сразу становилось ясно, что она получает искреннее удовольствие. И сэр Фингэл тоже, как поняла Арианна.

Скоро спор свернул на другую тему – что делать с армией, которую собирали Амиэль и Дево. Арианну мучило чувство вины за то, что она втянула этих людей в свою борьбу, но она старалась его подавить, потому что понимала, что даже если бы она могла что-то изменить, все равно поступила бы так же. Знала она и то, что Брайан и его клан тоже не поступили бы иначе. Она старалась внимательно слушать разговор, даже улыбалась, когда сэр Фингэл настаивал, чтобы они поехали и перебили всю компанию еще до того, как они приблизятся к Скаргласу, но от усталости у нее стали путаться мысли. Поездка от Дабхейдленда до Скаргласа была не такой уж долгой и не очень трудной, но сказывалось, что она еще не до конца оправилась от ударов, которые Амиэль обрушил на ее голову. Для того чтобы окончательно окрепнуть, ей требовался более долгий отдых.

Арианна подумывала о том, чтобы тихо попросить разрешения уйти отдыхать, но Брайан сделал это за нее. Потом он подозвал горничную и велел ей проводить Арианну в их спальню. Арианна хотела было возмутиться его властным поведением, напомнить ему, что она взрослая женщина и не нуждается в няньке, но не успела. Горничная по имени Джоан – высокая крепкая женщина – быстро и чуть ли не насильно вывела ее из главного зала. И Арианна решила, что она слишком устала, чтобы убедительно возразить. Свое неудовольствие она выразит Брайану позже, когда как следует выспится и ее ум снова станет острым, а заодно и язык тоже.

– Ты за это поплатишься, – сказала Фиона, скрестив руки на груди и глядя на Брайана таким взглядом, словно он только что назвал ее «девушка» – это слово неизменно приводило ее в бешенство.

– Но она же чуть не заснула прямо за столом, – возразил Брайан.

– Это не важно. Ты только что выпроводил ее отсюда так, будто боялся, что она подслушает наши секреты, потом побежит к ближайшему из наших врагов и все ему доложит.

– Я не выпроваживал!

– Выпроводил.

– Нет, не выпроваживал.

– Нет, выпроводил.

– Сэр, Анна заболела? – Мишель подбежал к Брайану и потянул его за рукав.

Брайан был рад возможности прервать спор, который, по его мнению, звучал очень по-ребячески. Он посмотрел на мальчика.

– Нет, Мишель, она просто очень устала.

– И ей больно, я видел у нее синяки. Она упала с лошади?

– Нет, она правда очень устала. Мы проехали очень большой путь от Дабхейдленда до этого замка.

– Вы ее ударили? – требовательно спросил Аделар, подходя к брату. Его маленькие руки были сжаты в кулаки. – Когда я увидел ее синяки, сначала я подумал, что они появились, когда нам пришлось прыгать с корабля в море. Но потом я подумал и понял, что они выглядят слишком свежими.

– Ни один из моих парней не ударит женщину! – рявкнул сэр Фингэл.

Брайан поднял руку, призывая семейство к тишине, и встретился взглядом с Аделаром.

– Нет, я бы никогда не ударил женщину, тем более Арианну. К сожалению, она пробыла некоторое время в плену у твоего дяди. – Мальчики поморщились, из чего он заключил, что они за свою пока еще короткую жизнь уже успели познакомиться с жестоким нравом Амиэля Люсетта. Он кивнул. – Она быстро поправляется, но ей все еще нужен отдых.

– Да, я понимаю. Спасибо, что спасли ее, сэр.

Мишель и Аделар вернулись за свой стол. Брайан проводил их взглядом и снова переключил внимание на свою семью.

– Я думаю, причина всего этого кроется в истинном происхождении этих мальчиков, – сказал он.

– Согласен, – поддержал Эван. – Но если они были не просто сыновьями какой-то незаконнорожденной деревенской девушки и ее лэрда, разве бы Арианна тебе об этом не сказала?

– Они же просто дети. Возможно, они не думали, что имеет какое-то значение, кто был отцом их матери. Тем более что эта самая мать вообще старалась как можно меньше иметь с ними дело. Еще возможно, что они замечали, как взрослые пренебрежительно фыркали, слыша рассказы о происхождении их матери.

– Их кто-нибудь об этом спрашивал? – громко спросил сэр Фингэл. Брайан просто молча воззрился на отца. Тогда сэр Фингэл недовольно зарычал и рявкнул, обращаясь к мальчикам: – Мишель и Аделар, вы знаете, кто ваши бабушка и дедушка?

– Лорд и леди Шампье, Люсетты, – ответил Аделар.

– Нет, я говорю про дедушку и бабушку со стороны матери. Она вам говорила, кто ее отец? Он ее признал?

– Маман говорила, что ее папа – двоюродный брат короля и что он не мог открыто ее признать, но что есть запись о ее рождении, и там записан ее отец. Но она нам не сказала его имя.

В большом зале стало так тихо, что мальчики занервничали. Брайан окинул всех гневным взглядом и резко кивнул в сторону мальчиков, чтобы все поняли, какой эффект их внезапное молчание возымело на детей. Это сработало, напряженное молчание прервалось, и он увидел, что мальчики немного расслабились.

– Аделар, – спросил он, – Арианна об этом знает?

– Вряд ли. Маман любила хвалиться, что ее папа дал ей благородную кровь, но говорила, что мы не должны никому рассказывать, чья это кровь. Она никому не рассказывала. Ну, только папе сказала.

– Тогда мы должны и дальше держать это в секрете.

Оба мальчика кивнули и заметно успокоились.

Хотел бы Брайан, чтобы и он мог так же легко сбросить сковавшее его напряжение. Пока он разговаривал с мальчиками, Эван дал знак нянькам, что пора уводить младшее поколение спать. Как только всех детей увели из главного зала, Брайан допил свой эль и снова налил полную кружку крепкого напитка. Как и следовало ожидать, когда он поднял взгляд, то обнаружил, что взоры всех в зале устремлены на него.

– Ну, я думаю, теперь мы знаем, почему против нас собирают армию, – сказал Брайан.

– Они не собираются убивать этих детей, – сказал сэр Фингэл.

– Люсетт собирается. Если ему это известно, то он не может сделать ничего другого. Потому что дед мальчиков, вероятнее всего, использует свои родственные связи, чтобы заполучить все, что Клод оставил его внукам.

– Может статься, если Люсетт попытается, то его убьют его собственные союзники.

– Но они потопили целый корабль, на котором плыли мальчики. Разве это не доказывает, что братьев хотят убить?

– Возможно, это было поспешное решение. Или Люсетт сделал это, пока другие спали. Помяните мое слово, если они и пытались убить мальчишек, то теперь они охотятся за ними по другой причине. – Обдумав все это, сэр Фингэл нахмурился. – Или существует нечто, что высокородный дед оставил своей дочери, теперь оно принадлежит мальчикам, и это нечто хотят заполучить Дево.

Брайану показалось, что это звучит логично. Он пробормотал:

– И вероятно, Люсетту они об этом ни слова не сказали.

– Это не имеет значения, – сказала Фиона, чем привлекла к себе всеобщее внимание. – Два маленьких мальчика в опасности. Нас должно беспокоить только это. Давайте первым делом устраним угрозу для них, а потом уж подумаем о том, что может означать их родство с особой королевской крови. Лично я не уверена, что оно вообще имеет какое-то значение.

– Нет? – Брайан поморщился. – От любого, связанного с королевскими особами, одни только неприятности.

– Эти мальчики – не неприятность, они милые, хорошо воспитанные и подают большие надежды.

– Фиона, я не сказал, что они плохие. Я просто думаю, могут ли они вообще когда-нибудь быть в безопасности, если состоят в кровном родстве с королем Франции. Если этот двоюродный брат – двоюродный брат короля…

– О черт!

– Вот именно. Лучше давайте будем надеяться, что их мать была обычной внебрачной дочкой, а не плодом тайного брака, такого, какой был между Клодом и Мари-Анн.

– О черт!

Брайан не мог не согласиться с краткой оценкой этого дела Фионой.