Читать онлайн Современный польский детектив | Записки Анатоля Сарны и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Современный польский детектив | Записки Анатоля Сарны

Читать книгу Современный польский детектив
4216+1060
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Записки Анатоля Сарны

Вскоре после ухода поручика, который оказался совсем неплохим парнем, я получил телеграмму от Терезы. Она сообщала, что прилетает утренним рейсом в двенадцать часов с минутами.

— Это приятное известие отнюдь не обрадовало меня, я был страшно растерян. Целый день не покидала меня мысль, как я с ней встречусь и смогу ли рассказать все. С помощью каких доводов заставлю ее поверпть?

Мне надо было заняться проектом, который я уже давно должен был представить заказчику. К концу дня, когда все уже валилось из рук, я решил позвонить Каролю, так как перспектива провести вечер в одиночестве лежала на сердце тяжким грузом. Мне еще нужно было заглянуть на квартиру Терезы, убедиться, что там все в порядке.

Кароль сказал, что раньше восьми не сможет прийти, и точно в обещанное время явился. Вспомнили утренний разговор с поручиком, поговорили о возможных последствиях, к каким наши показания могут привести, после чего решили прогуляться, дойти пешком до квартиры Терезы на улице Мадалинского.

Кроны лип на улице Нарбута накрыли пестрым шатром тротуар. Сквозь них едва пробивался свет фонарей, не рассеивая мглы в туннеле, по которому мы шли. Кароль, видя мое подавленное состояние, пытался меня успокоить:

— По-моему, ты преувеличиваешь последствия визита Анки. Теперь это малозначащий эпизод в цепи последующих драматических событий. Он отступил на задний план. Знаешь, старик, мне так неловко, что из-за меня ты вляпался во всю эту историю, но это такая сенсация, что обо всем другом можно забыть.

— Кароль, ты рассуждаешь так, будто бы не знаешь женщин. Для них сражение двух армий — мелочь по сравнению с тем, что ее мужчина ущипнет какую-либо девицу. Для Терезы существует лишь факт, что я впустил к ней в квартиру другую женщину, и она будет подозревать, что сделал это я исключительно по собственному желанию, а не уступая чьим-то просьбам, тебя же попользовал в качестве ширмы. Только это увидит она во всей истории, ничего больше.

— Ты сказал, что самолет прилетает завтра в полдень. Если хочешь, я готов ехать вместе с тобой встречать ее.

— Прекрасно! Я буду себя чувствовать увереннее.

— Дело даже не в том. Просто я сам расскажу все Терезе.

— Считаешь, что у меня не хватит мужества?

— Совсем нет. Ты, наверное, захочешь как можно скорее убедить ее в своей невиновности, в результате запутаешься и погубишь все дело.

— Возможно, ты прав. Ладно, объясняйся ты.

— Мы подошли к дому Терезы, я достал ключи, открыл дверь, через минуту мы были уже в ее квартире, и тут же, взяв тряпку, я принялся стирать пыль. Кароль тоже взял тряпку, и мы быстро навели порядок. Затем привели в порядок и себя, и, налив по бокалу вина, спокойно опустились в кресла.

Говорить не хотелось. Я сидел, вытянув ноги, и бессмысленно рассматривал картину, висящую на противоположной стене. Кароль, перекинув ноги через подлокотник, допил вино и поставил бокал на столик. И вдруг неожиданно раздался звонок в дверь. Долгий, настойчивый звонок.

В недоумении я повернул голову.

— Ого, уже начинается. Кто-то перепутал день приезда Терезы или, возможно, увидел свет в окнах.

Не спеша, встал я с кресла и направился в прихожую, готовясь дать объяснения. Но при виде стоящей в дверях женщины потерял дар речи. Передо мной стояла Анка Эльмер. Она с трудом переводила дыхание, словно после длительного бега, волосы у нее были растрепаны, лицо возбужденное. Первое, что мне бросилось в глаза,— пальто. Белое пальто в клетку. Оно было на ней.

При виде меня она отступила назад и уже готова была бежать, с ее уст сорвался крик изумления:

— Это вы?.. Вы здесь?..

Боясь, что она опять выскользнет у меня из рук, я поспешил сказать ей, что Кароль тоже здесь, и любезно пригласил ее пройти в комнату. Тут же раздались поспешные шаги Кароля, видимо, он слышал наш разговор и узнал ее голос; не успел я оглянуться, как он очутился возле Анки, и та бросилась ему на шею. Видя происходящее, я быстро закрыл входную дверь. Анка, прижавшись головой к Каролю, рыдала навзрыд.

— Не могу… не могу больше… Они меня уморят… Я пришла к тебе, надеясь, может быть… может быть… ты поможешь мне. Я не знаю, куда и к кому идти, не знаю, что делать…

Я глянул на этого Ромео. Он держал Анку в объятиях с бараньим выражением на лице. И, гладя ей волосы, токовал как тетерев:

— Успокойся, дорогая, тебе ничто не грозит… Я не позволю никому обижать тебя. Ну успокойся, все будет хорошо…

— Может быть, свое токование вы продолжите в комнате? — пробурчал я, непонятно почему разозлившись и на Кароля, и на Анку.— Я прошу вас, снимите, пожалуйста, пальто, возможно, ваши переговоры продлятся еще какое-то время… Ну а пальто, я думаю, пора повесить на свое место. Кароль, проведи даму в комнату и дай ей хорошую рюмку водки, ей станет легче гораздо скорее, чем от твоего кудахтанья!

Наконец он усадил ее в кресло. Анка дрожала, стуча зубами. Это была нервная реакция после всего перенесенного, ибо в комнате не было холодно и ночь была теплая. Не сопротивляясь, она выпила водку, потом посмотрела на меня и перевела взгляд на Кароля.

— Значит, вы знаете друг друга?..

— Что-то в этом роде,— пробурчал я и, не желая отказать себе в приятности, добавил:— К моему сожалению…

— Да, знакомы, и я горжусь дружбой с этим благородным человеком,— сказал в свою очередь этот тетерев.

— Значит, я совсем напрасно испугалась вас!..

— Несколько запоздало пришли вы к этому выводу, но это ни в коей мере не свидетельствует о том, что он неправилен,— едко бросил я в ответ.

— Как только вы вспомнили о сумке, я не знала, куда деваться со страху. Но как случилось, что вы попали туда?

— Это довольно длинная история, но вы обязаны выслушать ее. Причиной моего участия в этом деле явилось то, что из этой квартиры, в которой живет моя невеста, были взяты сумка и пальто. Я должен был эти вещи разыскать, ибо в противном случае она узнала бы, что к ней в квартиру в ее отсутствие проникла не без моего участия одна, ну… скажем, несколько невоспитанная особа.

— Вы довольно деликатно представили дело,— сказала Анка.— Я ведь собиралась вернуть взятые вещи. Яхма попросил, чтобы на Градовую я пришла обязательно с сумкой, а утро в тот день было очень холодным, вот я и прихватила пальто.

— Нам известно, что в сумке вы привозили деньги. Мы попросим вас заполнить пробелы в цепи тех событий, о которых мы уже знаем, так как нам предстоит принять довольно серьезное решение.

— Вначале рассказал все я, потом Анка — с подробным описанием последних событий. Когда она кончила, я предложил наполнить бокалы.

— Давайте выпьем, друзья! Дела Анки совсем плохи. Что скажешь, Кароль?

— Какой-то рок, что она встретила того типа. До этой встречи он думал только о том, как вернуть деньги; то, что он прятался в темной комнате, свидетельствовало, что он не собирался ее убивать. Сейчас дело приобрело совершенно иной оборот. Этот тип наверняка понял, что она его узнала, значит…

Кароль оборвал фразу, понимая, что конец ее еще больше перепугает Анку.

— Будем надеяться, что он потерял ее след. Сам он уже стар, чтобы выслеживать молодую особу, а кроме него, никого в вагоне не было…

Во время нашего разговора Анка не отозвалась ни словом.

— Если ты прав, значит, мы должны ее где-то надежно спрятать,— не скрывая озадаченности, пробурчал я.— Вот только где?

Я понимал, что есть только один-единственный выход из создавшейся ситуации, но внутренне весь содрогнулся при мысли, что придется пойти на это. Наконец через какое-то время я взял себя в руки.

Так или иначе, меня ожидает довольно бурный разговор с Терезой, ибо, несмотря на то, что я получил пальто и, по всей вероятности, скоро получу и сумку, дело приняло такой грандиозный размах, что трудно будет рассчитывать сохранить все в тайне. Пусть уж лучше Анка остается здесь до завтра, а завтра вместе с моей бывшей невестой решим, что делать дальше.

Мне кажется, напрасно вы так беспокоитесь по поводу меня,— отозвалась Анка,— эту проблему вам поможет решить милиция. Ведь вы должны, наверное, сообщить о том, что я объявилась? Если я приду в милицию, это учтется при рассмотрении моего дела, ведь я добровольно вернула деньги.

— Да, сообщить надо,— согласился Кароль.— Возможно, они отнесутся с пониманием. Поручик, который здесь был вчера, славный парень.

— Но ведь не он будет решать. Теперь я тоже считаю, что надо предстать перед милицией, и прежде всего в связи с деньгами. Они по-прежнему в камере хранения? — обратился я к Анке.

Она кивнула и, встав с кресла, вышла в прихожую. Вскоре она вернулась с небольшой дорожной сумкой, открыв ее, вытащила небольшую бумажку.

— Вот, пожалуйста, квитанция,— сказала она.

— Где-то записан помер телефона этого поручика.— И я потянулся к записной книжке, лежащей возле телефона.

— Минуточку...— задержал меня Кароль,— позвонить всегда успеем. Может, еще раз все обдумаем?

— Что обдумаем? — удивился я.— Насколько я помню, ты был всегда сторонником лояльного отношения к властям и вдруг меняешь фронт?

И не скрывая иронии, посмотрел на Анку.

— Дискутируя вопрос, что делать со мной, вам не пришло в голову спросить мое мнение. Я не собираюсь ни вам, ни Каролю причинять неприятности. Я уже достаточно пришла в себя, чтобы попять, что срочно надо сообщить милиции о моем появлении. Это единственный выход в создавшейся ситуации. Если меня арестуют, это меня спасет, даст мне укрытие. Звоните и не слушайте Кароля.

— Ну хорошо, а что потом? Ведь против тебя начнется дело.

— А каким образом ты хочешь этого избежать? — по-деловому спросила Анка.

— Я не представляю, какие имеются возможности передать квитанцию им, не объясняя, откуда она появилась…

— Да не в этом суть,— запротестовал Кароль.— Квитанцию мы отдадим, но неужели нельзя ничего придумать, чтобы вручить квитанцию и не сообщить, что Анка нашлась?

— Ты думаешь, тебе удастся их обмануть? — фыркнул я, не сдержавшись.— На этом деле они собаку съели, а ты беспомощный пижон. Думаешь, при такой расстановке сил у тебя есть хоть какая-то надежда?

— Не стоит тратить времени на пустые разговоры,— энергично вмешалась Анка.— Пан Анатоль, прошу вас, позвоните, пусть приезжают за квитанцией!

Не видя необходимости в дальнейших пререканиях, я отыскал номер Герсона и поднял трубку.

Через десять минут приехали двое. Один поручик, которого я уже знал, а второй в гражданской одежде — худой, седоватый, весьма привлекательный мужчина, словно сошедший с обложки модного английского журнала. Герсон, обращаясь к нему, называл его майором. В гражданском вошел в комнату первым и остановился перед Анкой, а та, растерявшись, поднялась с кресла. Какое-то время майор внимательно изучал ее, наконец, заговорил:

— Ну что, надоело играть в кошки-мышки?

Анка, кажется, непроизвольно в этой ситуации выбрала самую правильную позицию. Оиа опустила голову и расплакалась, по щекам покатились слезы. При виде этого майор скривился и повернулся ко мне:

— Объясните, пожалуйста, как произошло, что Эльмер объявилась у вас?

— Насколько я ориентируюсь, она сочла, что эта квартира принадлежит моему другу. Ну а причины, которые склонили ее прийти сюда я думаю, она объяснит вам сама.

— Тогда подождем, пока она успокоится,— пробурчал майор.

— Я могу говорить! — возбужденно воскликнула Анка.

— В таком случае я вас слушаю, прошу говорить четко и связно, а то поручик Герсон уснет в этом удобном кресле.

Анка села и принялась рассказывать, а майор стоял перед ней, скрестив руки на груди, и слушал. Я почувствовал, что она ничего не утаивает. Видимо, такое же впечатление должно было создаться и у майора, потому что он уже более мягким тоном стал задавать вопросы.

— Значит, вы рассчитывали, что пан Пажистый поможет вам,— посмотрел он на Кароля.— А откуда у вас была такая уверенность? Скажем, основания для такого предположения у вас были весьма слабые…

— Для меня это был единственный выход,— искренне призналась Анка.— Я решила пойти на риск…

— Ты должна была сделать это гораздо раньше,— высказал свою точку зрения Кароль.

Все молчали, и вновь заговорил майор:

— А теперь самый важный вопрос: вы действительно уверены, что это тот же голос? Вам ведь могло показаться.

— Нет! Уверяю вас — нет! — начала горячо убеждать Анка.— Я запомнила каждую нотку, тембр, интонацию его голоса. Я не могла ошибиться!

— И вы его видели?

— Да, я сидела в вагоне довольно близко от него, это был какой-то миг, но у меня перед глазами стоит его лицо. Вагон хоть слабо, но был освещен, черты я видела отчетливо, хотя он и надвинул на лицо шляпу.

— Вы смогли бы узнать этого человека?

— Конечно. Особенно при таком же освещении.

— Гм-м… Вот, значит, как… Боюсь, что опознание по голосу и при слабом освещении суд вряд ли сможет признать как убедительный довод. Надо что-то более существенное.

— Товарищ майор,— встрепенулся Кароль,— значит, Анке Эльмер грозит опасность?

— Не стану скрывать, но это так. Правда, сейчас этому человеку другие заботы не дают покоя, но, думаю, и о вас он не забудет, поскольку, видимо, понял, что вы его узнали.

— Думаю, что нет…

— Но уверенности в этом у вас нет. Хорошо, к этому мы вернемся позже. Сейчас займемся деньгами. Где они?

— По-прежнему в камере хранения. Квитанцию я передала пану Сарне.

— Пожалуйста, вот она,— и я протянул майору клочок бумаги.

— Тот, глянув на нее, передал поручику.

— Поезжай скорее и прими меры. Деньги доставишь в управленце, а сумку вернем пану Сарне, надеюсь, это его успокоит. Буду ждать тебя. Возьми с собой шофера, пусть он на всякий случай сопровождает.

Герсон вскочил с места. Когда он вышел, майор обратился к Анке:

— Сколько из этих денег вы взяли себе?

— Ничего не брала! Я к ним не прикасалась!

Я обратил внимание, как брови майора взлетели кверху.

— Так зачем же вы их тогда, черт побери, взяли?!

— Ну… ну, хотела отомстить Виктору за то, что он так поступил…

— Как же он поступил?..

— Ударил меня. Два раза… по лицу...— Анка опустила голову.

— Что же вы собирались с ними делать?

Она пожала плечами.

— Я не думала об этом. Только хотела отомстить за то… И порвать с ним хотела. Я понимала, как он будет поражен, когда не застанет дома ни меня, ни денег, только… только я не думала, что из-за этого он погибнет.

— Насколько мне известно, поручик Герсон уже разъяснил вам, не вы явились причиной его смерти: он пытался припрятать денежки. Бандиты должны были вернуть то, что потеряли, а потом все равно убили бы его.

— Вы… вы меня арестуете? — робко спросила Анка.

— Вот теперь-то мы и займемся вашей персоной. Кто знает, не лучше ли в целях вашей безопасности именно так и сделать? Только я вижу, что пан Пажистый испытывает непреодолимое желание окружить вас заботой и вниманием, а учитывая, что вы не прикасались к деньгам и вернули их добровольно, считаю нецелесообразным лишать его возможности выказать свое к вам отношение.

Анка исподлобья глянула на Кароля и увидела его улыбающееся лицо.

— Единственное, что я считаю нерешенным,— это как обеспечить ее безопасность, пока дело не закончится. Что вы можете посоветовать?

Майор на какое-то время задумался.

— Опасность есть, это факт. Считаю, что все должно закончиться в течение ближайших нескольких дней. Анка Эльмер мне еще будет нужна, впрочем, и вы тоже,— и майор посмотрел на меня,— кажется, даже завтра. Если это возможно, я просил бы ни на шаг не выходить из этой квартиры. Когда возвращается ваша невеста? — теперь уже непосредственно ко мне обратился майор.

— Завтра. Она прилетает в полдень.

— Да, не совсем складно получается, она сразу попадет во всю эту кашу. Но иного выхода я не вижу, если только действительно не арестовать Анку Эльмер. А нельзя ли вам, пан Пажистый, на несколько дней освободиться от работы и увезти ее куда-нибудь? Сейчас стоит npeкрасная погода, недолгий отдых в горах или на побережье успокоит ваши нервы. Но и там надо будет соблюдать осторожность.

— Если за квартирой наблюдают, естественно, они пошлют за нами своих людей,— заволновался Кароль.

— Поручик Герсон изыщет способ, как незаметно вывести отсюда пани Эльмер. Это детали, которыми сейчас мы заниматься не будем. Главное, чтобы пан Сарна получил согласие своей невесты использовать ее квартиру в качестве временной базы.— Майор посмотрел на меня с улыбкой.

— Все зависит от того, какое у нее в тот момент будет настроение,— осторожно ответил я и тоже улыбнулся, что бы хоть как-то скрыть свою неуверенность.

А что я мог ответить? Но мои рассуждения на эту тему прервал появившийся Герсон. Уточнив еще кое-какие детали, оба офицера уехали, оставив мне сумку. Наконец-то оба столь жаждаемых мной предмета вернулись на свои места — с девушкой в придачу! Видимо, я родился в рубашке…

— Ты знаешь фамилию майора? — спросил Кароль, когда закрылась за ними дверь.— Помнится, он говорил, Выдма. Он мне поправился.

— Потому что оставил тебе Анку,— съязвил я, не удержавшись.— А вот что мне оставил, тебя это совершенно не волнует. Анка, прошу вас, чтобы было все в полном порядке, перед приездом Терезы не переверните здесь все вверх ногами. Поесть, кажется, действительно ничего нет, но утром я вам принесу.

* * *

Обыск на Градовой произвели без хозяина мастерской Зигмунта Лучака. Промышленный отдел сообщил, что Лучак постоянно живет в Юзефове, но появляется там весьма редко, поэтому повестку с вызовом в милицию ему невозможно было вручить. Такое стечение обстоятельств лишило майора возможности задать Лучаку несколько вопросов, на которые ему очень хотелось бы получить ответ.

Барак, сараи и вся территория, на которой размещалась бетонная мастерская, были тщательно обследованы. В бараке и сарае, где полно было всякого хлама, поломанной мебели, разных инструментов и форм для бетонного литья, а также несколько мешков с окаменевшим цементом, ничего не нашли.

После осмотра территории возле одной из стен сарая заметили, свежую землю, после раскопок на дне глубокой ямы было обнаружено два трупа.

После их освидетельствования было установлено, что смерть наступила от пистолетного выстрела. Когда были изучены найденные пули, удалось без особого труда установить, кому принадлежит пистолет, из которого стреляли, а значит, и кто был виновником их смерти.