Прочитайте онлайн Современный польский детектив | Не превышать восьмидесяти километров…

Читать книгу Современный польский детектив
4216+730
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Не превышать восьмидесяти километров…

Майор Лешек Калинович, несмотря на уйму текущей работы, часто возвращался к странной истории с завещанием Влодзимежа Ярецкого, к убийству Романа Брегулы и обстоятельствам этого преступления. Убнйца Брегулы был обнаружен легко. Даже слишком легко.

Расследование по этому делу было в принципе закончено, и милиция уже могла передать материалы следствия прокурору. Тем не менее это не было сделано. Капитан Мильчарек, посоветовавшись с майором Калиновичем и пересказав ему все возражения Рушинского, решил на некоторое время воздержаться от официального закрытия следствия. Улик было достаточно, однако замечания адвоката показали, что в следственной работе милиции имелись серьезные упущения.

Поскольку «интересы» Адама Чихоша от продления следствия по делу об убийстве Брегулы не страдали, ибо преступнику уже было обеспечено верных несколько лет тюрьмы за нападение на продавщицу в магазине, решено было повременить с передачей дела в прокуратуру.

Майор Калинович, раздумывая над всем этим делом, хотя и не делал записей, как Мечислав Рушинский, стал сомневаться в правильности некоторых выводов следствия.

Он тоже ждал. Но это было не бездеятельное ожидание. Он продолжал расследование. Материалов становилось больше. Майор был уверен, что в этом деле должен произойти какой-то поворот. «Идеальных преступлений» не существует. Есть только преступления, не раскрытые по тем или иным причинам. В борьбе между преступником или даже хорошо организованной бандой, с одной стороны, и аппаратом правосудия — с другой, все преимущества на стороне государственных сил. Рано или поздно преступнику не уйти от правосудия.

Хотя майору Калиновичу не удалось разрешить загадку и, видимо, до этого было еще далеко, он верил, что время работает на него.

Майор часто ловил себя на том, что думает не только о деле, но и о красивой зеленоглазой брюнетке. Бывало, ему хотелось позвонить Барбаре Ярецкой, и он уже протягивал руку к телефону, но здравый смысл брал верх, и рука опускалась… Он и эта красивая и богатая женщина… Нет, у этого знакомства не может быть будущего. Майор считал, что и одного горького опыта ему вполне достаточно.

В то утро, когда зеленый «рено» доставил его к управлению милиции, хозяйка этой шикарной машины, казалось, вполне искренне благодарила его за заботу и, захлопывая дверцу, сказала: «До скорого свидания. Созвонимся». Однако не позвонила. Не звонил и он.

Иногда Калинович был готов прервать затянувшееся молчание. Для этого у него имелся и служебный повод. Он хотел задать Мечиславу Рушинскому несколько вопросов. Ответы были бы неожиданны для адвоката, и даже неприятны. Очная ставка адвоката и Барбары Ярецкой, безусловно, рассеяла бы некоторые заблуждения, однако преступника при этом они не раскрыли бы, скорое, только бы насторожили его. Вот почему, поразмыслив, майор Калинович решил воздержаться от этого.

Однако вскоре в кабинете майора раздался телефонный звонок, он услышал знакомый мелодичный голос Барбары Ярецкой:

— Добрый день, майор. Вы совсем меня забыли! Правда?

— Что вы, как можно! — запротестовал майор.— Я только что думал о вас.

— Хорошо или плохо? Тем не менее не позвонили, как мы условились.

— Работа, пани Барбара, работа. Кроме того, боялся быть назойливым.

— Интересно! Первый раз встречаю такого робкого сотрудника милиции.

— Только с красивыми женщинами.

— Выходит, я внушаю страх? Ничего не скажешь, хорошего же вы мнения обо мне! Я, оказывается, пугало для работников милиции!

— У меня нет шансов одержать верх в этом словесном турнире. Но я искренне рад, что вы позвонили.

— Вы-то, уж конечно, не позвонили бы, если бы только снова не заподозрили меня в убийстве.

— Я никогда не подозревал вас в чем-либо подобном.

— Ой ли! Припомните-ка первый мой допрос там у вас.

— То была формальность. Неприятная, но необходимая и неизбежная.

— Так или иначе, но вы не позвонили. Нехорошо!

— Обещаю исправиться. Клянусь вам!

— Вы, майор, вероятно, ждете взрыва еще одной бомбы, не правда ли? Я теперь хорошо вас знаю.

— Меня?

— Да, вас и ваш излюбленный метод полуофициальных вопросов и ответов.

— За что вы, пани Бася, так на меня нападаете? Я не заслужил этого. Даю слово.

— Вот если вы дадите мне слово и в том, что наша следующая встреча не будет иметь характера полуофициального допроса подозреваемой, попытаюсь сменить гнев на милость.

— И?..

— И хотя завтра рано утром я выезжаю в Закопане, сегодня мы могли бы с вами встретиться.

— С большим удовольствием.

— Нет, вы только посмотрите, какие мы любезные! А до того даже не поинтересовались, жива ли я!

— Итак, пани Барбара, когда и где?

— Лучше сразу после работы. Позднее я буду занята.

— Хорошо.

— Заходите за мной на Хелминскую, в мастерскую.

— Слушаюсь. Буду у вас в пятнадцать тридцать.

— Жду вас. До свидания.

Под каким-то предлогом майор улизнул с работы. Он был в форме, а свидание с очаровательной вдовой должно было иметь неофициальный характер. Следовательно, необходимо явиться к даме в штатском, в белоснежной рубашке и «при галстуке». Лешек Калинович дал себе также слово не касаться событий последних месяцев. В конце-то концов, почему бы ему слегка не пофлиртовать с этой интересной женщиной? Тем более, что завтра она уезжает и неизвестно еще, когда они снова увидятся.

Во дворе мастерской майор увидел зеленый «рено». Машина была полностью выпотрошена. На сильно вытертом коврике лежали части мотора. Из-под машины торчали чьи-то ноги в темно-синем комбинезоне.

Хозяйка мастерской находилась в конторке, уже полностью отремонтированной и обновленной после взрыва. На столике рядом с письменным столом красовалась новая пишущая машинка. Это, как сразу же определил майор, была «эрика».

— Вместо того чтобы поздороваться со мной, вы изучаете, какой марки моя пишущая машинка. Увы, «консула» у меня нет и не было.— Барбара Ярецкая сказала это с нескрываемым упреком.— Вы нарушаете наш уговор.

— Уж и оглядеться нельзя! — Калинович поцеловал ручку пани Барбаре.— У меня и мысли такой не было. Просто мне припомнилась недавняя картина: вы, в длинном мужском пальто, в пыли и известке, извлекаете из-под обломков старую машинку… А теперь здесь все отремонтировано, все новое. В общем, весьма презентабельное бюро преуспевающей фирмы.

— Фирма хотела пригласить своего гостя совершить поездку за город. Хотя бы на цыплят в Константин.

— Прекрасная мысль! — Майор с энтузиазмом воспринял это предложение.— Я — за!

— Увы, ничего не выйдет.

— Почему?

— Посмотрите в окно. Моя машина разобрана до последнего винтика.

— А что случилось? Авария? Я же предупреждал, что вы ездите слишком рискованно.

— Я езжу правильно! Никогда не имела аварий.

— Что же тогда с машиной?

— Я считаю, что она в полном порядке. А Зигмунт утверждает, что мотор немного стучит и с трудом выжимается сцепление. Перед моим отъездом в Закопане он решил осмотреть машину и навести в ней полный порядок. Копается в моторе уже второй день, но обещал к вечеру все закончить.

— Зигмунт? — настороженно повторил майор и подумал: «Кто же это вертится около нее?..»

— Зигмунт Квасневский. Вы познакомились с ним на нашей встрече у адвоката,— напомнила Ярецкая.

— Ах да, припоминаю. Кажется, ваш близкий родственник? Темпераментный молодой человек, который во что бы то ни стало хотел, чтобы мы посадили этого беднягу Станислава Ковальского.

— Никакой он не бедняга. Получил с меня ни за что, ни про что тридцать тысяч злотых.

— Но ведь и вы не возражали против такого полюбовного соглашения.

— Я не отрицаю этого. А Зигмунт — сын моего покойного брата.

Это объяснение в достаточной мере успокоило майора. И все же он спросил:

— Н, вть в маи товоло, жеp>— Н, втьикЃ про что инаю. в оде вровах, адопзкЃдн