Прочитайте онлайн Солги, если любишь! | Часть 9

Читать книгу Солги, если любишь!
3216+831
  • Автор:
  • Перевёл: Н. А. Медведева
  • Язык: ru
Поделиться

9

Когда Стив Пауэр раскладывал перед ней дела, Джильда еще ничего не подозревала. Но все же вздрогнула, когда секретарь, протянув ей полицейский протокол, сказал:

— После обеда первой у нас идет оперная певица, на которую напали в подземном гараже. Она получала письма с угрозами от человека, который живет в нижней квартире, и почти уверена, что именно он и напал на нее.

Джильда схватила протокол и начала читать. Ей стало дурно. Вот так сюрприз! Дэн задержан, его обвиняют. А она разоблачена. Впрочем, так и должно было случиться. У нее было достаточно времени и возможностей рассказать ему о своей работе. Но Джильда упустила их.

Через несколько минут ей придется предстать перед Дэном в качестве судебного следователя. Хорошенькая ситуация! Джильда закурила сигарету. Она была совершенно убита. Как воспримет эту историю Дэн? Боже милостивый, ну почему она с ним раньше не поговорила?

Раскаяние и упреки теперь ни к чему. Отказаться от дела тоже нельзя. Ясно, что Дэн угодил в ловушку, и она должна ему помочь. Ведь именно у нее он был вчера вечером.

Отличный сюжет! Находка для сценаристов из Голливуда. Скоро все в суде будут знать, с кем проводит свои вечера Джильда Чейз. Некоторые ее коллеги давно ломают над этим голову.

И все же девушка продолжала искать пути для отступления. Больше всего ей хотелось просто сбежать, сказаться больной. Но в ее положении это невозможно. От встречи с Дэном (при одной этой мысли бросало то в жар, то в холод) мог избавить только инфаркт, а это ее не очень устраивало.

Когда Джильда входила в зал, колени у нее подгибались. Вирджиния Кендэлл и ее адвокат, доктор Фред Маккензи, были уже на месте. Ввели Дэна. Джильда заняла кресло рядом со своим секретарем за длинным столом, перед которым сидели стороны. За дверью ожидали лейтенант Гэрет, его коллега Вестмэн и свидетель мистер Робертс.

Увидев Джильду, Дэн лишился дара речи. Он уставился на нее ничего не соображающим взглядом. До сих пор этот мужчина играючи справлялся с любой жизненной ситуацией. Сейчас ему пришлось сдаться.

На улыбку Джильды он смог ответить лишь растерянной гримасой. Ему было не до улыбок. Что все это значит?

Судебное разбирательство началось. Дэн механически ответил на вопросы относительно его личности. Он почувствовал, что мисс Кендэлл внимательно оглядела его, прежде чем описать нападение в подземном гараже. Сразу после этого подключился ее адвокат и заговорил о письмах, которые Дэн посылал Вирджинии. На основании этих писем он сделал вывод о том, что преступником является именно Дэн.

Понемногу выходя из оцепенения, он тут же начал возражать адвокату. Сознался, что посылал письма, однако решительно отметал подозрение в нападении на Вирджинию.

В конце концов Вирджиния неохотно призналась, что не совсем уверена в идентичности голосов преступника и ее соседа. И тут Джильда приняла огонь на себя и вытащила Дэна из неприятной ситуации.

— Мистер Рассел никак не может быть человеком, который в указанное время совершил нападение в подземном гараже, — заявила она. — У него железное алиби. В указанное время он находился со мной в моем доме в Малибу. Я не допускаю, мисс Кендэлл, что вы ставите под сомнение мою честность.

— Все точно так, как говорит мисс Чейз, — подтвердил Дэн.

Вирджиния пришла в полное замешательство. Такого она не ожидала. Естественно, была вынуждена тут же снять с Дэна подозрение. Разбирательство закончилось быстро и без проблем. Джильда предложила мисс Кендэлл подать заявление о нападении на нее неизвестного преступника, никакого другого варианта не оставалось. Вирджиния и ее адвокат в растерянности покинули зал. Дэн тоже вышел.

Джильде страшно хотелось догнать его, попытаться все объяснить, но предстояло рассмотрение следующего дела, и поэтому она не могла отойти. Она очень нервничала, думая о Дэне. Боже, какого же он теперь мнения будет о ней?

А в коридоре Вирджиния извинялась перед Дэном. Заметно смущаясь, она протянула ему руку.

— Мне безумно жаль, мистер Рассел, что я втянула вас в эту историю. Но я находилась в таком подавленном состоянии и мне действительно казалось, что я узнала ваш голос. После тех писем, которые вы мне прислали, вполне можно было предположить, что вы…

— Вы меня переоцениваете, мисс Кендэлл. Я не настолько отважен. Но иногда мне на самом деле хотелось свернуть вам шею, — ухмыльнулся Дэн.

— В будущем я постараюсь не беспокоить вас, — пообещала Вирджиния. — Я изменю свой распорядок. Вечером и ночью будет тихо.

— Весьма вам признателен. А то я уже решил съезжать.

Мисс Кендэлл изобразила раскаяние.

— И все же ваши письма были не слишком вежливыми. Это вы должны признать, — заметила она.

— Давайте не будем мелочиться, — примирительно улыбнулся Дэн. — Забудем все. Вы прекращаете блаженствовать над «Гибелью любви Изольды» в позднее время, а я — писать письма.

— О’кей, — согласилась Вирджиния. — И вы получите два билета на мой дебют в Метрополитен.

Дэн смотрел на нее недоверчиво.

— Уже известно, в какой опере вы будете петь?

— Я дебютирую в партии Изольды, — беспечно улыбнулась она. — Вы ведь знаете «Тристана и Изольду» Рихарда Вагнера?

— Да уж, знаю, — проворчал Дэн. — Не уверен, что выдержу ее до конца.

— Вы полюбите Вагнера, — пообещала Вирджиния. Она попрощалась с Дэном и вернулась к своему адвокату, который со стороны наблюдал эту сцену.

Дэн вышел на улицу, и его ослепило яркое калифорнийское солнце. Ему все еще было не по себе. Требовалось переварить то, что Джильда обрушила на него. Он до сих пор не верил своим глазам.

Так вот кем оказалась девушка, в которую он влюбился! Он-то считал, что она работает секретаршей в суде. Ведь она сама так сказала. Значит, с самого начала лгала ему.

Но зачем? Почему Джильда не сказала правду? Что за этим скрывалось? Какую цель она преследовала? Тысяча вопросов и ни одного ответа.

Он подошел к своей машине и сел в нее. Несколько минут неподвижно сидел за рулем, не трогаясь с места. Потом достал сигарету. Итак, он влюбился в судью. Непостижимо. Надо же, чтобы именно с ним такое случилось!

Свихнулся он что ли? Куда подевался знаменитый инстинкт, который должен был его уберечь? Как завороженный попался на удочку к Джильде. Ведь ни на мгновение не усомнился в ее словах. Да и кто бы усомнился? Работать секретарем — это нормально. Джильда казалась такой естественной, такой милой, совсем не похожей на интеллектуалку. Неужели она хотела посмеяться над ним? И вообще все для нее было лишь шуткой, развлечением?

Теперь ясно, почему она была помолвлена с прокурором. Да, но ведь она отказала Джерому. Из-за него. Чего же, ради всего святого, она от него хотела?

Дэн не знал, что и думать. Ну и Джильда! Когда он увидел ее в суде, его чуть удар не хватил. Ладно, она была на его стороне. Подтвердила алиби. Но не стоит этот поступок переоценивать. Не так уж много она для него сделала.

Как ему теперь вести себя? Сможет ли он относиться к ней по-прежнему непринужденно? Сможет ли вообще продолжать любить ее? Ну и история!

Выходит, он ложился в постель с судебным следователем. Дэн никак не мог прийти в себя. Его приятели животы надорвали бы со смеху, если бы он им рассказал.

Но что же теперь делать? Попытаться забыть Джильду, никогда ее больше не видеть? Невозможно. Придется все-таки примириться с фактом, что она оказалась не той, кем представилась при знакомстве. Но почему она затеяла с ним эту игру? Это был главный вопрос, не дававший ему покоя.

И какой только чепухи он ни плел ей про интеллектуальных женщин, про «образованных»! Должно быть, она неплохо повеселилась. Эта мысль совсем доконала Дэна.

Часы на приборном щитке автомобиля показывали, что ему пора возвращаться в офис. Там удивятся, что он так задержался с обеда. Зато ему будет, что порассказать.

Заказ на театральные билеты он отменит. Сегодня ему не до мюзиклов. Он вообще не знал, хочет ли он снова увидеть Джильду и когда. Его тянуло напиться.

Но время было неподходящее. Ждала работа. Нельзя просто взять и не явиться на службу. Жизнь должна продолжаться. Но Дэн не мог как ни в чем не бывало сегодня вечером встретиться с Джильдой. Надо дать ей понять, что он не позволит играть с собой. Он не из тех, кого можно водить за нос.

Наказание необходимо. Сегодня вечером он попросту исчезнет. Пусть госпожа судебный следователь пораскинет мозгами! Внутри у него все кипело.

С другой стороны, зачем так плохо думать о Джильде? Если их отношения и в самом деле были для нее лишь игрой, то почему тогда она оставила Джерома? Впрочем, может быть, она давно была сыта им по горло.

Дэн был в полном смятении и сегодня уже не работоспособен. Какие только мысли ни лезли ему в голову!

Его друзья и коллеги хохотали, когда он рассказывал им историю с мисс Кендэлл. Некоторые сочли, что он опять легко отделался. Другие же полагали, что обвинение со стороны Вирджинии было чистейшей наглостью.

О соседке Дэн больше не думал. Конечно, она здорово его злила, причиняла массу неудобств. Но если бы не происшествие в подземном гараже, если бы Вирджиния не заподозрила Дэна, он, возможно, никогда бы не узнал, чем в действительности занималась Джильда.

Неслыханно, все это время она, оказывается, морочила ему голову. Но, может, есть и его вина в том, что она скрывала свою истинную профессию. Он так резко и негативно высказался по поводу интеллектуальных женщин, что мог нагнать на нее страху.

А что, если она соврала, чтобы сохранить любовь? Дэн совсем запутался, не соображая, чему верить, а чему нет. Одно он знал твердо: нужно укротить эмоции. И еще он решил немножко наказать Джильду.

Она позвонила Дэну под вечер. Никто не взял трубку. Девушка занервничала. С того момента, как она увидела его в зале суда, с выдержкой у нее было не очень.

Как он смотрел на нее! Будто глазам своим не верил. А она даже не смогла ни поговорить с ним, ни объяснить ему все!

Но сегодня вечером они собирались пойти в театр. Дэн об этом не забудет. Он должен заехать за ней в восемь. Джильда оделась с особой тщательностью.

Она купила новое, очень дорогое белье из белого шелка. Надев его и разглядывая себя в зеркале, решила, что смотрится в этом гарнитуре очень сексуально.

Примерила бледно-голубое платье с короткой свободной юбкой и круглым вырезом. Синие босоножки на высоких каблуках придавали длинным стройным ногам нужный шик. Джильда безжалостно расчесывала щеткой волосы, она хотела выглядеть безупречно вплоть до кончиков ногтей.

Конечно, Дэн не в восторге. Она его обманывала. Придется ей исправлять положение. И прежде всего ей необходимо внушить ему, что не относится к тем деловым женщинам, которые думают только о власти и деньгах.

Он должен понять, что, когда она выходит из здания суда, ее начинают интересовать совсем другие проблемы. Но способен ли Дэн на это? В вопросе о деловых женщинах он проявляет странное упрямство.

В восемь он не появился. В четверть девятого тоже. В половине девятого Джильда не выдержала. Она сделала несколько попыток позвонить ему по телефону. Безрезультатно.

Тогда девушка села в машину и поехала к нему. Почему Дэн не заехал за ней? Чертовски плохой знак.

Она должна его увидеть, поговорить с ним. Может, он только того и ждет, чтобы она пришла. На мюзикле сегодня вечером можно ставить крест.

Но все это ерунда. Важно одно — чтобы Дэн снова поверил ей, чтобы дал ей шанс объясниться.

Джильда позвонила в его дверь. Никто не открыл. Ее беспокойство стало переходить в панику. Где он? Почему не держит своего обещания?

Не означает ли это, что Дэн больше не желает иметь с ней дела? Джильда не могла этому поверить. Однако факт оставался фактом: у нее он не появился и дома его тоже не было.

Где же его искать? Она не знала, есть ли у него места, которые он постоянно посещает. Вместе они никогда не бывали в одном и том же ресторане дважды. Всегда искали что-то новое.

Джильда нервно закурила. Она довольно много курила, измотавшись на работе. Пора с этим кончать.

Но не сейчас, когда нервы так напряжены. Она не думала, что Дэн ее попросту бросил. Должно быть, он просто здорово обескуражен.

Джильда позвонила еще пару раз, но с тем же успехом. Она поехала по городу наугад в тайной надежде увидеть его машину. Где-то ведь он есть. Не мог же он от нее спрятаться.

Настроение было скверное. А если и вправду он не захочет с ней теперь знаться? Ее мучила мысль, что она может его потерять. Слишком глубокое чувство Джильда испытывала к нему. Слишком любила его.

С ним всегда было легко; легко говорить, легко молчать. Что же касается секса, здесь ему не было равных. Она знала его тело, любила его, постоянно испытывала по нему жажду.

Неужели все прошло, окончательно, бесповоротно, навсегда? Девушку охватывала паника от этой мысли. Ну не может же Дэн так близко принять к сердцу эту глупую историю.

Но куда же, ради всего святого, он подевался? Наверняка где-нибудь в баре пытается оглушить себя алкоголем. Или подцепил первую попавшуюся девицу, состроившую ему глазки, какую-нибудь простушку, которая и на пушечный выстрел не подходила к университетам. Может он так поступить?

Откуда ей было знать, что в один прекрасный день она встретится с Дэном? А если бы и знала, ничего бы не изменилось. Она все равно закончила бы учебу, получила бы это место в Лос-Анджелесе. Пусть не глупит. В конце концов, он знает, какая она. Он должен был прекрасно понять, что она не борец за эмансипацию и не мечтает сделать мужчину своим рабом.

Эта мысль заставила Джильду повернуть к дому. Не исключено, что Дэн позвонит и все выговорит ей. Взволнованная, душевно опустошенная, она ехала по направлению к Малибу.

На ступеньках ее дома сидел Дэн. Он мрачно взирал на море, и на лице у него было такое выражение, будто он только что услышал о ядерной катастрофе.

Джильда облегченно улыбнулась, увидев Дэна. Его машину она заметила еще при въезде.

— Привет, Дэн, — произнесла она негромко и села рядом.

Мужчина смотрел на нее так пристально, что она смутилась.

— Почему ты мне этого не сказала?

— Потому что ты с самого начала ясно дал понять, как относишься к женщинам моей категории. Я испугалась. Не хотела тебя потерять. В то время ты меня еще недостаточно хорошо знал и мог внушить себе все, что угодно. Этого я не хотела. Неужели действительно так важно, кто я по профессии?

— Для меня это было шоком.

— Я знаю, Дэн. Очень сожалею и с удовольствием избавила бы тебя от него. Но кто мог предвидеть, что на эту чертову Вирджинию Кендэлл нападут и под подозрением окажешься именно ты!

Дэн тяжело вздохнул.

— И как нам теперь быть?

Джильда тихонько засмеялась и положила ему голову на плечо.

— У меня есть парочка предложений.

— Если бы я не любил тебя так сильно! — проворчал Дэн. — Придется мне смириться с тем, кто ты такая.

— Я тебе больше не нравлюсь?

— Сначала мне нужно как-то переварить то, что есть Джильда, которую я знаю, и Джильда — судебный следователь. Быстро это не получится. Я все еще в полном замешательстве.

— Я люблю тебя, Дэн. Пока будешь переваривать, не забывай об этом.

— Ты действительно можешь любить такого, как я?

— А что в тебе плохого? Я считаю, что ты потрясающий мужчина… во всех отношениях. Никого другого я не хочу.

— И я тоже, ты это знаешь. Послушай, пойдем в дом и сделаем что-нибудь безрассудное.

Джильда встала.

— Я — за, — объявила она. — Начнем со скромной выпивки?

— Я уже выпил две порции джина с тоником, — признался Дэн. — Собственно, сегодня вечером я собирался напиться. Но потом решил, что это бессмысленно. Что толку глушить себя алкоголем. И тогда просто приехал сюда и стал тебя ждать.

— Отличная мысль, — похвалила Джильда. — А я в это время искала тебя. Я понимала твое душевное состояние.

— Ты и в самом деле смышленая девочка, — сказал он.

— Я женщина, вот и все.

— Да еще какая! — Дэн тоже поднялся. Он обнял Джильду и жарко ее поцеловал.

Она была на седьмом небе от счастья. Дэн простил ее маленький обман, это ясно. Смирится он и с тем, что она принадлежит к тому типу женщин, который всегда внушал ему отвращение. Она образумит его, развеет предубеждения. Сделает все, чтобы его не потерять.

Раньше ее психология не была такой гибкой. Она не желала ни на йоту отступить от своих принципов, от своего мнения. И если не выходило с одним мужчиной, существовала дюжина других ему на замену. Так она считала раньше. Теперь же все стало иначе, теперь, когда она полюбила Дэна.

Она ощутила его руки на своей груди, и возбуждение вновь лишило ее воли. Ей хотелось чувствовать его руки везде на своем теле, чтобы он дотрагивался до нее, гладил ее. И чтобы он весь принадлежал ей.

Забыв про выпивку, сразу отправились в спальню. Они лежали на постели, обнаженные, Дэн ласкал ее, его язык играл с ее сосками. Впервые за этот день Джильда застонала не от душевной муки и безысходности, а от наслаждения. И Дэн, кажется, тоже.

Мягко и нежно скользила его рука между ее бедер, нежными прикосновениями лаская лоно. Все в ней рванулось навстречу Дэну. Она едва смогла дождаться того момента, когда он вторгся в нее, настойчиво и сильно. Она страстно обхватила его, ее ногти впились ему в спину. Когда нахлынула мощная волна сладострастия, Джильда не смогла сдержать крик.

Потом Дэн обнимал ее, ласково целовал лицо, шею. Джильда улыбалась.

— Есть в твоей жизни еще какая-нибудь тайна, о которой я не знаю, малышка? — спросил он. — Сейчас у нас момент истины. Ты должна мне сказать все. Прости, что я так недоверчив.

Джильда обняла его за шею, прижалась лицом к его щеке.

— Открою тебе последнюю тайну. Было это так давно и не сопровождалось отягчающими обстоятельствами. Девочкой в течение четырех лет я носила на зубах пластинку.

Дэн растерянно взглянул на нее. Тогда Джильда засмеялась и поцеловала его в губы.

«Господи, — подумал Дэн, — а если бы она не врезалась тогда в мою машину?»