Прочитайте онлайн Солги, если любишь! | Часть 2

Читать книгу Солги, если любишь!
3216+884
  • Автор:
  • Перевёл: Н. А. Медведева
  • Язык: ru
Поделиться

2

Было пять минут девятого, когда Дэн вошел в пляжный ресторан «Уголок у Денни». К его большому удивлению, Джильда уже находилась там. Она сидела за столиком у окна, курила сигарету, и перед ней стоял мартини. Дэн обрадовался, увидев ее. Джильда Чейз была девушка что надо, точно в его вкусе.

— Отлично, что вы уже здесь, — сказал он, поздоровавшись и сев за столик. — Обожаю пунктуальных женщин. Не особо часто они встречаются.

— Пунктуальность — одно из моих фирменных блюд. — Джильда улыбнулась.

Дэн взял сигарету и засмотрелся на девушку. Ему просто хотелось разглядывать ее, настолько потрясающе она выглядела. На ней была узкая юбка песочного цвета и легкая кремовая блузка из тонкого шелка, под которой вырисовывалась достойная внимания грудь. Полотняный пиджак того же цвета, что и юбка, небрежно накинут на плечи. Единственное украшение — тонкая золотая цепочка со старинной мексиканской монетой, которая соблазнительно красовалась в том месте, где сходились линии высокой, упругой груди.

От гладких темно-русых волос, почти доходивших до плеч, исходил волнующе-свежий аромат духов. Дэн был очарован. Классная женщина!

— Вы уже побывали в автомастерской? — спросила Джильда.

— Чуть не забыл причину нашей встречи, — ответил он, улыбаясь. — Вы чудесно выглядите, Джильда. Можно называть вас по имени?

— Конечно, Дэн. Мы же не на приеме в Белом доме.

Подошел официант, и Дэн попросил принести ему сухой мартини.

— Здесь отлично готовят «чили» и фасоль с говядиной, — сказал он. — Но вы это, наверное, и сами знаете.

— Обожаю «чили». — Это было произнесено с таким восторгом, что Дэн опять заулыбался.

— Вот мы и нашли общие интересы. Что касается машины, она уже, действительно, в мастерской. А пока я взял автомобиль напрокат. Ничего особенного, но ездит. В сущности, ведь только это и нужно.

— Не выношу мужчин, которые любят свою машину больше всего на свете, — заявила она. Это прозвучало почти как упрек.

— Я к таковым не отношусь. Конечно, мне нравятся скоростные неординарные модели. Но я не растрачиваю свои чувства на тачки. Берегу их для другого.

И снова девушка заметила тот ласкающий взгляд, который так странно взволновал ее утром.

Принесли напиток, и Дэн выпил за здоровье Джильды. Она взглянула через окно на море. Пляж был безлюден. Волны равномерно, почти умиротворенно накатывали на берег. Вдали виднелась белая лодка.

— После напряженного дня так приятна тишина, — произнесла она. — И так приятно поговорить с симпатичным человеком.

— Отказываюсь от комплимента. — Дэн радостно улыбнулся. — Надеюсь, что утром все-таки не был слишком агрессивным.

— Вы прекрасно держались. Любой другой владелец такой «лошадки», как ваша, просто взорвался бы. Вы отлично владеете собой. Мне нравится в мужчинах эта черта.

— Чем больше я узнаю о вас, тем сильнее вы мне нравитесь. Должен признаться, вы из тех женщин, которых Господь создает в свои лучшие минуты… Такое абсолютное воплощение женственности, что в вас можно с ходу влюбиться. Никто мне так не отвратителен, как интеллектуальные дамы, которые якобы все знают и уверены, что книжные премудрости дают им право командовать в жизни.

Джильда быстро отпила из стакана. Погасила в пепельнице сигарету.

— Не то чтобы я был против умных женщин, — продолжал он. — С глупышками я вообще дел не имею. Но эти леди с Парк-авеню, с законченным высшим образованием, они вот где у меня сидят. Уже имею печальный опыт. В жизни не свяжусь больше с такой женщиной.

— Это предупреждение? — Девушка снова улыбнулась.

— Совсем нет. Вы ведь не относитесь к этой категории. Вы совершенно другая. Ваше настоящее имя — Ева, самая первая женщина, сплошной соблазн.

— Ну и ну! — произнесла Джильда. — Звучит так, как будто у вас вполне определенные намерения.

Улыбка Дэна была такой искренней и обезоруживающей, что полностью исключала какую-либо двусмысленность.

— Сегодня вечером я приехал сюда без всяких намерений. Я хотел просто с вами поговорить, потому что уже утром вы мне невероятно понравились.

— А как насчет ущерба, который я нанесла вашему автомобилю?

Он засмеялся.

— Про это я почти забыл. Уверен, что вы оплатите счет из мастерской. Вы или ваша страховая компания.

— По поводу такого мелкого ущерба я не собираюсь обращаться в страховую компанию. Лучше мы уладим это между собой. Ну а юридическую консультацию вы мне собираетесь давать?

Дэн снова схватился за стакан.

— Да это я просто сболтнул. Мне хотелось вас увидеть, вот и все. Надеюсь, вы тоже пришли не только из-за угрызений совести.

— Не только, — сказала Джильда.

Дэн вдруг почувствовал себя на седьмом небе. Он был способен сейчас совершить самый сумасшедший поступок. Чувствуя, что нравится этой девушке, готов был со всей нежностью обнять ее.

— Я весь день спрашивал себя, не в Голливуде ли вы работаете, — произнес он.

Джильда взяла новую сигарету.

— И у вас не было других дел, кроме как размышлять об этом?

Дэн рассмеялся. Он рассказал ей о своей работе. Это произвело на нее впечатление. Поначалу она собиралась сразу сказать Дэну, кем работает. Но теперь ей показалось, что лучше этого не делать. Узнав о его предубеждении относительно интеллектуальных женщин, не хотела с самого начала все испортить. Ведь Дэн был ей симпатичен, даже слишком симпатичен.

— Я действительно выгляжу по-голливудски?

— Абсолютно, — подтвердил он. — Вы могли бы быть восходящей звездой.

Теперь Джильде настал черед рассмеяться.

— Тут вы совершенно заблуждаетесь. Я работаю в городском суде, секретаршей.

Дэн присвистнул.

— Этого я не ожидал. Правда, мне и в голову не могло прийти такое. Меня сбила с толку ваша великолепная внешность. Вам нравится работа?

— Иначе я не занималась бы ею.

— Как бы там ни было, вы здесь, и мы сидим за этим столиком. Я считаю, что это прекрасное начало. А вы?

— Мне приятно быть с вами.

— А я сражен наповал. Его улыбка ей очень нравилась. — Вы пунктуальны и честны. И выглядите так, что дух захватывает. Что еще нужно мужчине?

— А как насчет второго захода? — Джильда показала на свой пустой стакан.

— Я готов. — Дэн допил свой мартини и махнул официанту. — А после этого разрешите пригласить вас на ужин, о’кей?

— О’кей, — ответила девушка.

Джильда чувствовала себя не слишком уютно из-за того, что солгала. Но так уж получилось. Что-то заставило ее пойти на обман. Во что же она ввязывалась? В какую игру?

На несколько секунд настроение подпортила мысль о Джероме. Но он был далеко (ей вдруг показалось, что Нью-Йорк — на другом конце света), зато здесь, рядом, сидел человек — сильный и мужественный. Внезапно ее охватило безудержное желание лежать в его объятиях, чувствовать его руки на своей коже.

Да что она, совсем свихнулась? Что с ней происходит? И дело вовсе не в мартини. Она привыкла к одной-двум порциям перед едой. Дело в самом Дэне, в той мужественности, которая исходила от него и от которой прерывалось дыхание.

Готова ли она пуститься в приключение? Сейчас лучше не спрашивать. Девушка не думала о возможных последствиях, просто хотелось наслаждаться этим вечером с Дэном, и ей было все равно, чем он закончится.

После второй порции мартини они стали ужинать — спокойно, не торопясь. Дэну хотелось побольше узнать о Джильде. Незаметно молодые люди становились все ближе друг другу.

Под занавес пили кофе-мокко. В этом ресторане его умели прекрасно готовить. Джильда чувствовала себя возбужденной и окрыленной. В ней зарождалось нетерпение.

Чего же, ради всего святого, она ждала от этого вечера? Чего хотела от Дэна? А Дэн от нее?

В те моменты, когда их руки как бы случайно соприкасались, всю ее захлестывало жаркой волной. Еще никогда девушка не испытывала на себе такого сильного эротического импульса, как тот, что исходил от Дэна.

И вдруг в ней вспыхнуло неудержимое желание. Она смотрела на Дэна и хотела, чтобы его губы целовали ее, жарко и страстно. Да, она хотела этого мужчину.

И Дэн думал о том же. Он совсем потерял голову. То, чего он опасался еще утром, свершилось сейчас.

Вместе с чувством влюбленности он испытывал желание. Ему до безумия хотелось заключить ее в объятия, целовать, ласкать. О Боже, как сильно он хотел ее.

— Что вы думаете насчет того, чтобы немножко прогуляться по пляжу? — предложил Рассел, когда они допили кофе. — Вечер роскошный.

— Действительно, совершенно невероятный вечер! — Джильда улыбнулась ему. Горячие, влажные полуоткрытые губы… Дэн не мог оторвать от них взгляда.

— Значит, идем. — Он подозвал официанта и расплатился.

Стемнело. Узкий серп луны едва различался в небе. Сияли далекие звезды. Рука об руку они спустились на пляж и слушали там шелест волн — вечную мелодию Тихого океана.

— Какой изумительный воздух! — произнесла Джильда. — Я дружу с океаном. Это у меня с детства.

— Я тоже люблю океан, — признался Дэн.

Она сняла белые босоножки на высоких каблуках, и мужчина не мог не оценить ее великолепные длинные стройные ноги. В Джильде ему нравилось все.

Песок под ногами был прохладным и мягким. Девушке доставляло удовольствие идти рядом с Дэном. Все было немножко нереальным, как во сне. Но ей хотелось смотреть этот сон.

— Наверное, звучит неправдоподобно, но я думаю, что влюбился в тебя, — промолвил вдруг Дэн. — Ты мне безумно нравишься.

— Ты мне тоже.

Он помедлил секунду, потом остановился и обнял ее. Джильда приоткрыла губы, и язык Дэна твердо и уверенно проник в ее рот. Поцелуй был нежным и в то же время необыкновенно страстным. Она забыла все свои сомнения. Ее еще никто так не целовал, и она никогда так не отвечала на поцелуй.

Они прижались друг к другу. Ласковые пальцы мужчины гладили ее грудь. Под его рукой соски налились и отвердели. В этот момент ему показалось, что еще ни одну женщину он не желал так сильно.

Больше всего ему хотелось раздеть Джильду, восхищаться ее изумительным телом, целовать шелковистую кожу. Дэн был просто опьянен ею.

Но тут Джильда отстранилась от него. Смущенно отвела назад волосы. Она тяжело дышала. Взволнованная, как никогда, она едва владела собой.

— Самое время спросить, не хочешь ли ты посмотреть мою коллекцию марок? — улыбнулся Дэн.

— Давай выпьем у тебя дома по последнему стаканчику, — прошептала девушка, и он точно знал, что она имела в виду.

Они вернулись на стоянку, и Дэн сказал, что поедет впереди. Он суетливо вел машину, то и дело поглядывая в зеркало заднего вида на автомобиль Джильды.

Такого завершения вечера он не предвидел. Втайне он, конечно, думал об этом, лелея определенные надежды. Но чтобы это действительно произошло…

Дэну было ясно, что Джильду тоже спонтанно влекло к нему. Иначе бы она не желала близости с ним. Она не из категории девушек на одну ночь. Может быть, она именно та, которую он всегда ждал, о которой мечтал.

Представляя себе, как он обнимает ее, обнаженную, он ощущал растущее возбуждение. Поцелуй на пляже был прелюдией. Теперь он хотел проникнуть в нее, познать ее всю, вплоть до интимнейших реакций.

Проклятье, до чего же напряженное движение на автостраде! Нужно сосредоточиться. Но Дэн мог думать только об одном — о Джильде и о том, как он будет ее любить. Он уже предвкушал нечто фантастическое и был уверен, что она окажется потрясающей любовницей. Не то что Белла, которая просто не умела достичь оргазма.

Дэн делал множество попыток, помня избитую фразу о том, что фригидных женщин не бывает. Есть только неумелые мужчины. Но с Беллой это не срабатывало, точнее сказать, она не срабатывала. Что-то в ней заклинивало. Может, этим и объяснялась ее истеричность. Все это вместе и привело в конце концов к их разрыву.

Но Белла была уже далеко. Не стоило даже вспоминать о ней. Сейчас в его жизнь вошла Джильда, женщина, от которой захватывало дух. Он забыл даже о чокнутой певице. Время от времени Дэн поглядывал в зеркало и, убедившись, что Джильда еще здесь, переполнялся невероятным возбуждением и предвкушением радости.

Джильда, сидя в своем «кадиллаке» и стараясь не потерять в потоке движения его машину, тоже думала только о том, как все произойдет. Ни о чем другом она просто не могла думать. Она не узнавала саму себя. Где тот холодный самоуверенный судебный следователь? В ней сейчас говорила только чувственная женщина.

Но разве ей не хотелось всегда сделать что-то неординарное, выходящее за рамки повседневности? Боже, как сильно она желала Дэна! Влечение к нему было настолько неподвластным разуму и жгучим, что временами становилось трудно дышать.

Она хотела, чтобы он взял ее, но еще сильнее жаждала его любви и нежности. Чтобы этот мужчина целиком принадлежал ей, и их связало нечто гораздо большее, чем просто секс.

От этих мыслей ее бросило в жар. Она почувствовала возбуждение в бедрах. И оно растекалось по всему телу. Такого Джильда еще никогда не испытывала, и уж тем более с Джеромом. Но то была другая жизнь. На эту ночь девушка решила выбросить его из головы.

Они были одни в лифте, который вез их из подземного гаража на двадцать восьмой этаж. Дэн привлек Джильду к себе. Ему необходимо было ощущать ее близость. Со всей страстью он приник к ее рту, и девушка задрожала в его объятиях.

И вот, наконец, они в квартире. Ей очень понравилось жилье Дэна. Почему-то она заранее представляла его себе именно таким — современным, функциональным и одновременно уютным.

— Хочешь чего-нибудь выпить или сварить кофе? — Он улыбнулся Джильде.

Смущенная и возбужденная, она выглядела восхитительно. Пуговицы на ее блузке были расстегнуты. В глазах — лихорадочный блеск. Влажные губы словно ждали поцелуев.

— Значит, пить ничего не будем. — Дэн подошел к девушке, стоявшей в центре комнаты. — Как ты прекрасна, Джильда!

Очень мягко и неторопливо он спустил с ее плеч блузку. Соски ее упругих грудей напряглись и четко прорисовывались под тонким шелком. Легким, нежным движением Дэн снял с нее блузку. Когда он начал ласкать ее обнаженные груди, Джильда опять почувствовала, что вся дрожит.

Его руки, его жаркие губы на ее коже… Чувство неописуемого сладострастия.

Когда мужчина целовал ее соски, то ощутил мощную пульсацию в бедрах. Он поднял девушку на руки и понес в спальню. Она расстегнула молнию на своей юбке, и вскоре на ней уже ничего не осталось, кроме крошечных кружевных трусиков, прикрывающих лобок с темно-русыми волосами. Дэн мгновенно разделся и лег рядом с ней на кровать.

— Ты ведь хочешь этого, дорогая? — жарко прошептал он, а его рука, скользнув в трусики Джильды, нежно массировала набухающий бутон.

Джильда тоже начала его ласкать. Она чувствовала, как его плоть возбуждена и полна силы.

— Ты так мне нужен, Дэн. О Боже, как сильно я тебя хочу.

— Моя чудесная, моя сказочная Джильда. — Дэн снял с нее трусики, небрежно бросил их на пол.

Девушка лежала, трепеща от возбуждения. Она раздвинула колени, в нетерпении ожидая, когда же он войдет в нее. И он вошел жестко и решительно, так, что Джильда застонала. Ее руки скользили по спине мужчины в такт его движениям.

— Ты сводишь меня с ума. Ты меня совершенно сводишь с ума, любимая, — шептал Дэн. — Я люблю тебя.

— Сейчас, сейчас, Дэн, — стонала она. Ей казалось, что она взрывается изнутри и что даже потеряла сознание на несколько секунд. Еще никогда она не переживала такой оргазм. Джильда буквально изнемогала от наслаждения.

В этот момент Дэн тоже достиг своей вершины. Он со стоном опустил голову на плечо девушки и затем приник к ее губам. Она ощущала его горячий язык у себя во рту и, полностью раскованная, безоглядно отдавалась своему чувству. Джильда желала только одного — чтобы Дэн всегда был с ней.

И в эти прекрасные минуты отдыха после великолепного оргазма неожиданно ворвались звуки рояля с верхнего этажа. А вслед за ними — высокий, звонкий голос Вирджинии:

«Добра и тиха улыбка его, прекрасные очи сверкают. Ужель мне одной это видеть дано? Ужели другие не знают? Сиянием мрак разгоняя вокруг, взмывает он в звезд ослепительный круг!»

— Боже мой! — Дэн откатился в сторону. — Только этого не хватало.

Джильда выпрямилась. Она с удивлением смотрела на потолок.

— И часто у тебя бывает такое музыкальное сопровождение?

Мужчина ударил кулаком по простыне.

— Эта чокнутая скотина! — прошипел он.

Девушка откинула назад темно-русые волосы. Прислушалась.

— Похоже на Рихарда Вагнера.

Дэн глубоко вздохнул.

— Вирджиния Кендэлл — оперная певица. Но у нее чрезвычайно узкий репертуар. Во всяком случае, она уже очень давно трудится над тем, как гибнет любовь Изольды. В один прекрасный день это будет и моя гибель.

Джильда нежно погладила крепкую, мускулистую грудь Дэна, поцеловала его в губы.

— Как ты можешь сейчас волноваться по этому поводу?

— Я просто не знаю, сколько еще смогу выдерживать.

Джильда засмеялась.

— А что, если ты мне покажешь ванную?

Хорошо, что, уходя из дома, он успел повесить свежие полотенца. Перед тем как девушка исчезла в душе, он ласково погладил ее хорошенькую круглую попку. Вирджиния все еще барабанила по роялю и билась над Рихардом Вагнером. Дэн бросился на кровать, достал сигарету из пачки, всегда наготове лежащей на тумбочке. Как это было здорово сейчас у них с Джильдой!

Он знал ее всего несколько часов, но уже влюбился по-настоящему. Сейчас она была ему так близка, как будто они были вместе много месяцев. Когда Джильда вернулась — красное полотенце вокруг бедер, великолепная, ничем не прикрытая грудь, — Дэн вздохнул и улыбнулся.

— Не нужно слишком много надевать на себя, любовь моя. Может быть, я еще разок приду к тебе. Стоит мне только на тебя взглянуть, как сразу хочется обнять снова.

— Мой любимый, сумасшедший Дэн. — Джильда села на край кровати.

Вирджиния Кендэлл все пела. Казалось, у этой арии вообще нет конца.

— Неверно, — вдруг произнесла девушка.

— Что неверно?

Она отбила ритм по покрывалу.

— Здесь должно быть A-Дур, а не Д-Дур.

Дэн озадаченно уставился на нее.

— Ты что, разбираешься в этой музыке? Бог мой, да ты образованная! Слушай, перестань меня пугать.

Джильда расхохоталась.

— Время от времени я с удовольствием слушаю Вагнера.

— И понимаешь слова, которые выводит эта коза? Немецкий язык такой немелодичный.

— Американский — не лучше, — возразила Джильда. — Но я понимаю этот странноватый текст. Мои прадедушка и прабабушка — выходцы из Германии, из Мангейма.

— Мангейм, — повторил Дэн. — А что это означает? Ты можешь перевести?

— Что-то вроде «мужского приюта».

Дэн ухмыльнулся. Он ласково провел по ее груди.

— По тебе не скажешь, что твои предки происходят из города с таким названием. Мангейм! — снова проговорил он.

Это замечание вызвало у Джильды приступ смеха. Она сняла полотенце и прижалась всем телом к обнаженному Дэну. Он крепко обнял ее. Когда она поцеловала его, Вирджиния как раз разразилась заключительным аккордом.

«Однажды я все-таки ее убью», — подумал Дэн. Но тут же напрочь забыл о Кендэлл. Он ощутил новый прилив возбуждения и со всей страстью слился с Джильдой.