Прочитайте онлайн Солги, если любишь! | Часть 1

Читать книгу Солги, если любишь!
3216+830
  • Автор:
  • Перевёл: Н. А. Медведева
  • Язык: ru
Поделиться

1

Дэн проснулся, услышав высокий, очень звонкий женский голос, который постоянно доводил его до белого каления. Он схватил с тумбочки часы и зажмурился. Половина восьмого. Эта Вирджиния Кендэлл совсем рехнулась! Теперь уже расходится ни свет ни заря!

Он лег поздно ночью. Показывал деловым партнерам Лос-Анджелес. Они хотели посмотреть все, от бульвара Сансет до Китайского театра Граумана. И «бурбона» было выпито вдоволь.

«Добра и тиха улыбка его…» Прогремел фортепьянный аккорд, ударом молота обрушившийся на уши Дэна. Какого черта она поет всегда одно и то же?! Откуда это ужасное пристрастие к Рихарду Вагнеру? Уж лучше бы специализировалась на репертуаре Тины Тёрнер. Вагнер просто не для ушей Дэна.

Он перевернулся на бок, накрылся с головой, но чуть не задохнулся. В ярости отбросил подушку и сел.

Этот громкий, пронзительный голос! Этот резкий грохот сверху! Дэн буквально ощущал прилив адреналина в крови. Бог хотел наказать его — это точно. Иначе ни за что бы не допустил, чтобы чокнутая оперная певица купила квартиру этажом выше.

Да, хороший будет денек! Раз уж он так начался, ничего путного не жди. Вирджиния продолжала петь. Иногда она прерывалась, чтобы начать все сначала.

Дэн, который всегда спал голым, вскочил с кровати и надел темно-синий халат. Что-то нужно сделать. Он должен заставить эту бабу замолчать, даже если ему придется для этого запихнуть ей в пасть самый большой гамбургер Штатов. Пусть эта леди не воображает, что может с ним делать все, что хочет!

Дэн больше не мог слышать про то, как бесконечно умирает любовь Изольды, выносить эту жуткую музыку. Это хуже, чем десять лет в Сент-Квентине. За что ему? Но сегодня утром Вирджиния Кендэлл его узнает! Он больше не мог себя сдерживать. Все, что скопилось на сердце, — выплеснется!

Эта женщина его замучила. Похоже, ей совсем нечем заняться, кроме как распевать круглые сутки да бренчать на горестно постанывающем пианино. Всякому терпению приходит конец.

Дэн ладонями отвел назад темные волосы. Воздавать надо по горячим следам. Полный решимости все высказать Вирджинии, он бросился к лифту.

Лифт, конечно, был занят. Тут появились две пожилые аккуратно одетые дамы с трясущимися седыми кудряшками. При виде Дэна они захихикали, что вовсе не улучшило его настроения.

Не дожидаясь лифта, он побежал вверх по лестнице. На этот раз Вирджиния от него не уйдет.

Стоя у ее двери, он отчетливо услышал звонкий голос: «О радость! Утонуть, исчезнуть — не ведать боле ничего!» Дэн нажал на кнопку звонка. Пение прекратилось, и стало совсем тихо. Мужчина вновь почувствовал, как в нем закипает ярость.

Он ударил в дверь кулаком, но и после этого никто не открывал.

— Мисс Кендэлл, откройте немедленно! — взревел Дэн. — Я должен с вами поговорить!

Тишина. Он глубоко набрал воздуха и снова нажал на звонок. Квартира казалась вымершей. Не было слышно ни звука.

— Откройте, мисс Кендэлл, или будет хуже! — Дэн снова позвонил, подождал, все напрасно. «Почему эта мерзавка не открывает, — подумал он. — Почему она не выходит? Наверное, узнав мой голос, поняла, что ее ожидает. Значит, она еще и труслива».

Один раз это уже было. Как-то вечером он помчался наверх выяснять отношения. И тогда Вирджиния разыграла из себя покойницу. Ему не оставалось ничего другого, как ретироваться. Но ведь оставался еще телефон. В своей квартире он сразу же кинулся к аппарату.

Номер Кендэлл Дэн разузнал уже давно. Беседуя в первый раз, он спокойно и деловито разъяснил ей, что не является поклонником Рихарда Вагнера и оперного пения. И она обещала исправиться.

Сегодня же, когда женщина сняла трубку, Дэн разрядился. И, не подбирая слов, жестко изложил суть. Когда он остановился, чтобы перевести дыхание, звонкий голосок Вирджинии прощебетал:

— Мистер Рассел, мне очень жаль, что я вам помешала. Но ведь мне надо где-то и когда-то заниматься. В это время суток петь разрешается. Кроме того, вам уже все равно пора быть в офисе.

Вот тут он по-настоящему вошел в раж. Какое дело этой чертовой певице до того, где ему быть и когда идти на службу? Все это он высказал ей не в самых корректных выражениях, после чего Вирджиния просто повесила трубку.

Дэн не знал, что ему теперь делать. Лучше всего было бы одеться и действительно поехать в офис. Дома все равно покоя не будет. В бешенстве он отправился в ванную. Но уже когда Дэн чистил зубы, его опять достал голос Вирджинии. Он прополоскал рот и включил душ.

Если бы только эта баба попалась ему в руки! Он бы ее так разделал, что она и думать бы перестала про свою профессию. И это было бы не самое худшее из того, что он способен с ней сделать. Еще ни на одну женщину он никогда не был так зол.

Кипя от ярости, Дэн решил позавтракать в закусочной-автомате. Во-первых, не хотелось самому готовить, но главное — завтракать под Вагнера. Оставим это удовольствие для миссис Данегэн, которая дважды в неделю убирает квартиру.

Луэлла Данегэн справится и с Рихардом Вагнером, и с Вирджинией Кендэлл. Ей для этого потребуется лишь полбутылки сухого шерри, а он всегда для нее припасен.

Когда Дэн подъехал к ресторану Джона, куда чаще всего заглядывал, все места для парковки были заняты. Ничего удивительного: такой уж сегодня денек. Он оставил машину в месте, где парковка запрещалась. Все равно у Джона он долго не задержится, поскольку особого аппетита не было.

Больше всего ему нужны сейчас апельсиновый сок и горячий кофе. Ну еще, может быть, сандвич с сыром. Но это максимум. Сидя за стойкой, Дэн соображал, как бы ему достать Вирджинию Кендэлл.

Ясно, что она его избегает. Если бы не случайная встреча в лифте, он бы ее вообще никогда не увидел. Знает кошка, чье мясо съела. Коварная бестия!

Он решил написать ей письмо. Это будет смачное послание, которым Вирджиния вряд ли станет хвастаться. Да, пусть она получит письменное предупреждение, чтобы знала, на что может рассчитывать. Слишком долго она выводит его из себя.

Джон, хозяин ресторана, был удивлен, какой Дэн сегодня неразговорчивый и хмурый. Но Дэн просто не мог поделиться своими неприятностями — кругом слишком много любопытных. Ему не хотелось увидеть злорадство на их лицах. Да и вообще не хотелось говорить.

Он снова сел в свою машину, собираясь ехать в Продовольственную компанию Мэлден, где руководил отделом общественных связей, как вдруг серебристо-серый «кадиллак» старого образца стал резко подавать назад со своего места на стоянке. Дэн хотел крикнуть, но было уже поздно. Треск, скрежет… Одним рывком он выскочил из машины.

— С ума что ли сошли? — прорычал он. — У вас что, нет зеркала заднего вида?

Потрясающе красивая юная особа за рулем «кадиллака» изобразила раскаяние на своем личике. Она тоже вышла из машины. Мягкие темно-русые волосы спадали ей на плечи. Обтягивающий белый брючный костюм и ярко-красная блузка подчеркивали великолепную фигуру. Если бы в ее прекрасных темных глазах Дэн прочел насмешку или вызов, он непременно взорвался бы. Но они выражали сознание вины и раскаяние.

— Мне страшно жаль. Даже не знаю, как это могло произойти, — растерянно произнесла девушка. — Конечно, я все приведу в порядок и оплачу ущерб.

— Это минимум, что вы можете сделать. Моему «феррари» всего шесть недель. Посмотрите, что вы натворили.

— Боже мой, мне действительно жаль. — Она смущенно улыбнулась. — Но пострадало лишь заднее крыло. Его можно выправить и покрасить.

— Ну и нервы у вас! Новехонькая машина, и тут такое!

— Кстати, вы стояли в неположенном месте.

— Ну и что? Это ничего не меняет. Разрешите проинструктировать вас по поводу моих прав и ваших обязанностей? — прошипел Дэн.

— Прошу вас.

Дэн разглядывал девушку. Она ему нравилась. В ней было нечто такое, что притягивало его.

— А как вы отнесетесь к тому, чтобы провести инструктаж сегодня вечером где-нибудь в баре? Или мне все-таки вызвать полицию?

— О нет, пожалуйста, не нужно. В этом действительно, нет необходимости. Я же сказала, что все возмещу. Сейчас я дам вам свой адрес.

— А как насчет ужина?

— Вряд ли я могу отказаться. — Девушка достала из сумочки блокнот, оторвала листок и написала свое имя и адрес.

— Джильда Чейз. Малибу, — прочитал он. — Отличный район. Что, если в восемь в «Уголке у Денни» на пляже? Кстати, меня зовут Дэн Рассел. Это для начала.

— Договорились, мистер Рассел, в восемь. Но только при условии, что обойдемся без полиции.

Он осмотрел заднее крыло своей машины. «В принципе, ничего страшного», — подумал он.

— Но почему, собственно, я не должен вызывать полицию? У вас есть причины скрываться от нее?

Джильда рассмеялась (это ей невероятно шло). Дэн завороженно смотрел на красивый рот девушки с великолепными белыми зубами.

— А кому охота связываться с полицией?

— О’кей, разберемся сами. Значит, решено? Сегодня вечером, в восемь?

— Я там буду.

— До встречи. Но не забудьте, что я знаю, где вас найти.

— Я же обещала.

Дэн сунул записку в карман своего серого пиджака и уселся за руль. Пора быть в офисе: в десять у него первое совещание. Отъезжая, он приветственно поднял руку. Еще несколько секунд он видел Джильду рядом с ее «кадиллаком», затем свернул на автостраду, ведущую в центр.

Дэна все-таки злило, что его прекрасная новая машина получила вмятину. Но, с другой стороны, эта девушка чертовски хороша. После разрыва с Беллой, а это случилось две недели тому назад, он испытывал одиночество. И это ему совсем не нравилось. Джильда Чейз была девушкой, в которую он мог бы влюбиться.

«Ладно, увидим», — подумал Рассел.

Джильда осмотрела свою машину, заметила помятый бампер и решила, что нужно будет как-нибудь отвезти «кадиллак» в мастерскую. Сегодня ей было некогда: в девять тридцать она должна быть в суде.

Заводя машину и взглянув в зеркальце заднего вида, девушка не сдержала улыбки. Что особенного ей понравилось в Дэне Расселе, в этом долговязом нескладном парне? Ироничная мужская усмешка, дерзкие серые глаза? Так или иначе она чувствовала к нему расположение.

Конечно, глупо получилось, что она наехала на его машину. А может, не так уж и глупо. Забавно, что именно Дэн заговорил о правовых нормах. Вот бы он удивился, если бы узнал, кто она.

Какое прекрасное калифорнийское утро! Все сияет вокруг. Великолепная изумрудная зелень кустов гибискуса, красные цветы в ухоженных садах! Раньше, проезжая мимо, она ничего этого не замечала. Может быть, все дело в ее сегодняшнем особенном настроении?

Боже мой, как много ей пришлось работать за последние недели! Ни одной передышки. По вечерам, совершенно измотанная, Джильда замертво падала в постель. Но с первого числа ее округе начали работу два новых судебных следователя, и жизнь понемногу налаживалась.

Девушка с любопытством подумала о предстоящем вечере и свидании с Дэном. Ей понравилось, что он не рассвирепел сходу. Она уже побывала как-то в подобной ситуации. Тогда дело обернулось совсем иначе, и ей пришлось пустить в ход все свое влияние. С Дэном в этом не было нужды.

Джильда сразу почувствовала, чисто интуитивно, что понравилась ему. В таких делах она знала толк. Сразу пригласить на вечер — этим все сказано.

За последнее время она пару раз участвовала в чинных ужинах с коллегами — не более того. И никем не была увлечена. Не то, чтобы она больше не хотела влюбляться. Как-то само собой так получалось. Но иногда девушка все-таки чувствовала себя страшно одинокой.

Конечно, был Джером. Но он работал прокурором в Нью-Йорке и чувствовал себя там распрекрасно. А Джильда была привязана к Малибу, ей нравилось жить в Калифорнии. Нью-Йорк же казался скучным и чужим.

Время от времени Джером приезжал к ней, и сама она несколько раз бывала в Нью-Йорке. Но никогда там не чувствовала себя в своей тарелке.

Боже, как давно она уже знает Джерома! Еще с колледжа. Собственно, вполне логично, что они обручились. Их семьи были знакомы. И, наконец, Джером — уроженец Лос-Анджелеса.

Джильда задумчиво смотрела на тоненькое кольцо с бриллиантами на правой руке. В один прекрасный день она выйдет замуж за Джерома. Это будет образцовый брак без взлетов и падений. Ведь все считают, что они созданы друг для друга.

Она была начинающим судебным следователем, Джером уже дослужился до прокурора. У них были общие интересы, общее образование, общее, так сказать, стойло.

Но сейчас, в это прекрасное солнечное утро, Джильде вдруг показалось очень странным, что однажды она станет миссис Джером Фостер. Так ли он ей подходит? Конечно, Фостер кое-чего добился, великолепно выглядит, имеет прекрасную, без малейшего темного пятнышка репутацию. Но зато каким неописуемо скучным он бывает.

Собственно, таким, видимо, и должен быть прокурор: педантичным, несговорчивым и очень серьезным. А еще он походил на молодого священника, прямого, честного, однозначного во всем. Джильда просто не могла себе представить, чтобы Джером вдруг вышел из себя, сделал что-то необычное.

Отчего это ее иногда так раздражало? И почему она была совсем другой? Конечно, она серьезно относилась к своей профессии, здесь никаких отклонений. Но в силу молодости и жизнелюбия ждала от жизни чего-то особенного.

Недавно этот парень на стоянке смотрел на нее так, что ей стало жарко под его взглядом, как будто сквозь одежду он мог видеть ее обнаженной. Девушку охватило необычное волнение, которого она давно не ощущала.

Лучше всего не думать больше об этом нахале. Нужно сосредоточиться на работе, ведь ей предстоит очень загруженный день.

Когда Джильда вошла в здание суда, ее секретарь Стив Пауэр уже ждал. Он выложил перед ней на письменный стол стопку документов.

— Есть что-нибудь особенное сегодня утром? — спросила Джильда.

— Обычные мелочи. В первую очередь вы должны заняться старым Рональдом Мак-Дэлленом. Вы его уже знаете. Бродяга, который, при случае, может что-нибудь украсть.

Она вздохнула.

— Что на этот раз?

— В супермаркете Линкольн-Центра стащил две бутылки шотландского виски. Охранник магазина поймал его.

— Его предки были из Шотландии. Наверное, ностальгия замучила. — Джильда улыбнулась.

— Во всяком случае, его вам приведут первым. За ним — пятнадцатилетняя Винни, задержанная за проституцию.

Чейз бросила на стул свой белый жакет и взяла приготовленную черную мантию. Она ненавидела ее, поскольку мантия всегда напоминала ей о похоронах.

— Итак, примемся за работу, — промолвила она и взглянула на часы.

Дэн вернулся домой сразу же после шести. Сегодня у него было чертовски много дел, но он не позволил себе расслабиться. Ни в коем случае не хотел пропустить вечернее свидание. Дэн пошел в ванную, разделся и встал под душ. Первым делом надо освежиться.

Потом продуманно подобрал одежду для вечера. Так, чтобы выглядеть не слишком элегантно, но и не излишне просто. Ему ведь хотелось произвести впечатление на эту Джильду Чейз.

Интересно, чем она занимается? Судя по внешности, может быть связана с Голливудом. Но вполне вероятно, что он ошибается.

Как она на него посмотрела, как улыбнулась! Это ему страшно понравилось. От девушки исходило что-то очень положительное, какое-то невероятное обаяние.

Дэн как раз оделся, когда с верхнего этажа снова раздались звуки фортепьяно. Теперь Вирджиния занялась вокальными упражнениями, а это было покруче умирающей любви Изольды. Целый день он даже не вспомнил о соседке. Зато теперь она брала реванш.

Как действовало ему на нервы это ми-ми-ми-мо-мо-мо-ма-ма-ма! Что за стены, что за перекрытия в этом доме? Он должен жаловаться.

А если он приведет к себе такую девушку, как Джильда? Проклятая Вирджиния Кендэлл! Она же ему все испортит. Нет, он сейчас же ей напишет, немедленно.

Но для этого ему нужно подкрепиться. Стаканчик сейчас не повредит, да и на вечер настроит. Дэн подошел к черному удлиненному шкафу, в который был вмонтирован домашний бар, и придирчиво осмотрел его содержимое.

Кампари пойдет сейчас лучше всего. И сразу за пишущую машинку. Вирджиния должна знать, что ее ждет.

Приготовив напиток, Дэн задумчиво огляделся вокруг: чистота и порядок. Обычно он комфортно чувствовал себя в своей квартире, которую оборудовал по собственному вкусу.

Обстановку, выдержанную в черно-белых тонах, очень украшали пышные, повсюду расставленные растения. Современный и дорогой гарнитур мягкой мебели из черной кожи стоял на пушистом черно-белом ковре. Паркет блестел. Дэн не любил сплошные ковровые покрытия. Непонятно почему, но они его раздражали.

Понравится ли здесь Джильде? Господи, что за мысли приходят ему в голову? Однако он не исключал, что когда-нибудь приведет ее сюда. В эту девушку он мог бы влюбиться, это точно. Но готова ли к этому сама Джильда?

До сих пор у Дэна не было сложностей с женщинами, он легко находил себе подружек для приятного романтического флирта. Но постепенно ему стало надоедать это порхание от одной к другой. Последние две недели он часто думал о том, как хорошо было бы встретить девушку, которая понравилась бы ему как никто прежде.

Наверное, это прекрасно — возвращаться по вечерам к женщине, полностью понимающей и любящей тебя. Дэн рано потерял родителей. С пятнадцати о нем заботились дядя и очень деспотичная тетка. Сердечностью он не был избалован. Может быть, именно поэтому стал так рано самостоятельным.

В жизни он должен был всего добиваться сам и, кстати, уже достаточно преуспел. К двадцати восьми годам стал шефом отдела общественных связей Продовольственной компании Мэлден. И гордился этим.

Со стаканом в руке Дэн прошел в кабинет и сел за письменный стол. Фортепьянные пассажи и жутко пронзительный женский голос продолжали бить ему по нервам. Мощный стимул для письма. Уже сегодня вечером он опустит его в ящик.