Прочитайте онлайн Сокровище Серебряного озера | Глава восьмая. ДРАМА В ПРЕРИИ

Читать книгу Сокровище Серебряного озера
4312+1569
  • Автор:

Глава восьмая. ДРАМА В ПРЕРИИ

По прерии усталой походкой медленно шагал человек — явление редкое и удивительное, ибо даже последний нищий предпочитает коня, корм которого здесь ничего не стоит. К какому сословию принадлежал путник, определить было трудно. Городской, сильно поношенный костюм придавал ему вид весьма миролюбивого человека, и лишь старый, непомерно длинный флинт, болтавшийся за плечом, позволял усомниться в этом, а бледное и впалое лицо свидетельствовало о лишениях и трудностях долгих пеших странствий.

Временами путник останавливался, чтобы передохнуть, но надежда на встречу с людьми гнала его все дальше. Снова и снова с надеждой всматривался он в даль, но напрасно. В один из моментов, когда путник уже готов был отчаяться, его потухшие глаза вдруг радостно блеснули — на горизонте показался человек, который также двигался пешком, приближаясь к владельцу флинта справа, и, по всей видимости, пути обоих должны были пересечься. Появление живого существа придало первому путешественнику новые силы, он стал шагать размашистее и вскоре понял, что другой тоже заметил его, ибо остановился и стал поджидать.

Одет последний был весьма странно: он носил голубой фрак с красным воротничком «стойкой» и желтыми пуговицами, красные панталоны до колен, а также высокие кожаные сапоги с желтыми отворотами. обвивал синий шелковый платок, завязанный спереди в большой двойной бант шириной во всю грудь. Голову длинного и тощего путника прикрывала широкополая соломенная шляпа. На ремне, перекинутом через шею, подобно шарманке висел ящик из полированного дерева. По острым чертам гладко выбритого худощавого лица, а также по маленьким хитрым глазам сразу можно было догадаться, что путешественник — чистокровный янки, да не просто янки, а из числа тех, чья хитрость и лукавство стали притчей во языцех.

Когда оба приблизились так, что могли услышать друг друга, человек с ящиком слегка приподнял шляпу и поприветствовал другого:

— Добрый день, приятель! Откуда идете?

— Из Кинсли, снизу, — ответил другой, указывая рукой через плечо. — А вы?

— Отовсюду! А последний раз с фермы, которая осталась там, за моей спиной.

— И куда же?

— Куда угодно. Сначала к ферме, которая лежит на нашем пути.

— Там есть ферма?

— Да. Мы доберемся до нее не больше чем за полчаса.

— Слава Богу! Дольше я бы не выдержал! — тяжело вздохнул обладатель длинного флинта, подойдя ближе к незнакомцу.

— Не выдержите? Но почему? — спросил другой, окидывая взором пошатывающуюся фигуру своего собеседника.

— Я умру от голода.

— Дьявольщина! От голода? Разве это возможно? Подождите, тут я могу вам помочь. Садитесь сюда, на мой ящик. Сейчас что-нибудь перекусите.

Отставив ящик и усадив на него изголодавшегося путника, янки вытащил из нагрудного кармана два бутерброда, а из коленного — солидный кусок ветчины, протянул все это голодному и произнес:

— Ешьте, приятель! Это, конечно, не деликатесы, но голод утолить можно.

Тот, к кому были обращены эти слова, тотчас принялся за еду. Он был так голоден, что готов был затолкать в рот весь хлеб, но опомнился, остановился и ответил:

— Вы очень добры, сэр! Но это ваши припасы, и если я все съем, что же останется вам?

— Ерунда! Могу заверить вас, что на ближайшей ферме я раздобуду столько еды, сколько захочу.

— Вас там знают?

— Нет. Я еще никогда не был в этих краях, но не тратьте время на разговоры, а займите свои уста более приятной работой.

Изголодавшийся последовал совету, а янки сел на траву и не без удовольствия стал наблюдать, как исчезла ветчина, а за ней и хлеб. Когда с едой было покончено, американец спросил:

— Не скажу, что вы сыты, но хоть немного утолить голод вам удалось?

— Словно заново родился, сэр. Подумать только, я три дня в пути и не держал во рту ни крохи!

— Мыслимо ли это! От самого Кинсли вы ничего не ели? И не взяли с собой провиант?

— Нет! Мой уход был слишком внезапен.

— И по пути никуда не зашли?

— Я вынужден был обходить стороной любую ферму,

— Ах вот как! Но у вас есть ружье, и вы могли подстрелить какую-нибудь дичь!

— О, сэр, я не стрелок. Скорее я попаду в луну, чем в пса, который будет сидеть рядом.

— Зачем же вам ружье?

— Чтобы отпугнуть при случае красных или белых бродяг.

Янки смерил говорившего испытующим взглядом и произнес:

— Послушайте, мистер, у вас что-то стряслось. Кажется, вы в бегах, хотя выглядите человеком вполне порядочным. Куда же, собственно, вам нужно?

— В Шеридан, на железную дорогу.

— Так далеко, без продовольствия и средств к существованию! Все это может закончиться весьма плачевно. Мы с вами не знакомы, но когда человек в беде, стоит отбросить формальности и верить друг другу, а потому скажите мне, что за мозоль докучает вам? Может, я смогу вам помочь.

— Рассказывать особо нечего. Вы не из Кинсли, иначе я бы знал вас, а, стало быть, опасаться мне нечего. Меня зовут Галлер. Мои родители были немцами. Они переехали сюда из Старого Света, чтобы выбиться в люди, но им это не удалось. Мой путь тоже не был усеян розами, ибо я брался за любое дело, пока два года назад не устроился писарем на железной дороге. В конце концов, попал на службу в Кинсли. Сэр, я и мухи не обижу, но, когда меня сильно оскорбляют, моя душа не выдерживает и я выхожу из себя! Так вот, повздорил я как-то с тамошним редактором, да так, что дело закончилось дуэлью. Подумать только, дуэль на флинтах! Я никогда раньше не держал в руках эту убийственную штуку, а тут поединок на флинтах, да еще тридцать шагов дистанции! У меня в глазах помутнело, когда я только услышал об этом. Но буду краток — пришел час, и мы стали на изготовку. Сэр, думайте обо мне, что хотите, но я миролюбивый человек и никогда не хотел быть убийцей. При мысли о том, что могу лишить жизни противника, я весь покрывался гусиной кожей! Поэтому, как только прозвучала команда, я умышленно прицелился на несколько локтей в сторону и нажал курок; он тоже. Прогремели выстрелы, и, подумать только, я стоял цел и невредим, а моя пуля поразила противника прямо в сердце. Вцепившись в флинт, который мне не принадлежал, я в ужасе бросился прочь. Потом я пытался доказать, что ствол кривой, а потому пуля ушла на три локтя влево, но все напрасно! Редактор имел многочисленных и влиятельных знакомых, а здесь, на Западе, это многое значит. Мне тотчас пришлось уносить оттуда ноги, я едва успел встретиться со своим начальником, чтобы проститься. Желая мне добра, тот посоветовал идти в Шеридан и дал мне на руки рекомендательное письмо к тамошнему инженеру. Можете его прочитать, и вы убедитесь, что все это правда.

Рассказчик вытащил письмо из кармана, раскрыл его и подал янки. Тот прочитал:

«Дорогой Чарой!

Посылаю тебе мастера Йозефа Галлера, моего бывшего писаря. Он немец, парень честный, верный и аккуратный. Но на его долю выпало несчастье — чисто случайно, на дуэли, он смертельно ранил своего противника, а потому ему нужно на некоторое время уехать отсюда. Ты окажешь мне большую любезность, если дашь ему работу в своей конторе, пока страсти по этому делу не улягутся.

Твой Бент Нортон».

Под именем для большей достоверности стояла печать. Янки сложил письмо, вернул его хозяину.

— Я верю вашим словам, мистер Галлер, — губы янки тронула полуироничная-полужалостливая улыбка, — и без вашего письма. Глядя на вас, сразу видно, что вы тише воды, ниже травы. Со мной та же история — я не большой охотник и не великий стрелок. Не только ведь порохом или свинцом жив человек! Но так пугаться я бы на вашем месте не стал. Мне кажется, вы сильно преувеличили страхи.

— О, нет, положение действительно было опасным!

— Значит, вы убеждены, что вас преследовали?

— Несомненно! Поэтому я до сих пор обходил стороной всякие фермы и поселки, чтобы никто не узнал, куда я свернул.

— А вы уверены, что в Шеридане вас хорошо примут и вы получите место?

— Да, ибо мистер Нортон и мистер Чарой, инженер в Шеридане, очень большие друзья.

— Ну, а какое жалованье вам положат?

— До настоящего времени я получал восемь долларов в неделю и думаю, что там мне заплатят столько же.

— Так! Я знаю одну должность, на которой будут платить в два раза больше — шестнадцать долларов в сутки плюс бесплатный стол.

— Что? Действительно? — удивленно воскликнул обрадованный писарь и вскочил. — Шестнадцать долларов? Это же райская жизнь!

— Не совсем, но вы сможете накопить.

— И где же такое место? У кого?

— У меня.

— У… вас? — в голосе Галлера послышалось разочарование.

— Конечно. Вероятно, вы мне не верите?

— Хм! Я вас не знаю.

— Это сейчас же легко исправить. Я магистр доктор Джефферсон Хартли, врач и ветеринар.

— Значит, лечите людей и животных?

— Да, — кивнул янки. — Если у вас есть желание, то будьте моим помощником, и я буду платить вам указанную сумму.

— Но я ничего не понимаю в вашем деле, — скромно ответил простодушный Галлер.

— Я тоже ничего, — сознался магистр.

— Ничего? — лицо немца вытянулось от удивления. — Вы же должны были обучаться медицине?

— И не собирался!

— Но если вы магистр, да еще и доктор…

— Несомненно! Такими титулами я действительно владею, это уж точно, ибо наградил ими себя сам.

— Вы… вы сами?

— Конечно! Говорю с вами откровенно, ибо надеюсь, что вы примете мое предложение. Собственно, сначала я был портным, потом стал парикмахером, позже — учителем танцев, еще позже основал школу для воспитания юных леди, а когда все это закончилось, взялся за гармонику и стал бродячим музыкантом. С тех пор я «на ура» перепробовал еще десятка два различных специальностей, познал жизнь и людей и понял, что разумный парень не должен упустить своего. Люди сами хотят, чтобы их обманывали. Да! Они чрезвычайно благодарны, когда им втирают очки. Особенно важно польстить их ошибкам, их грешкам и недостаткам, как физическим, так и духовным, поэтому я, приняв все это во внимание, и стал врачом. Вот, взгляните на мою аптеку!

Американец отпер ключом ящик, при этом попросив Галлера встать, и отбросил крышку. Внутри ящик был довольно изящно исполнен, он состоял из пятидесяти отделений, выложенных простроченным золотом бархатом и украшенных арабесками. В каждом отделении находились колбочки с жидкостями всех возможных цветов и оттенков.

— Так это ваша аптека! — воскликнул Галлер. — И откуда у вас эти медикаменты?

— Я сам их изготовляю.

— Я думал, что вы ничего в этом не понимаете!

— О, в этом как раз я понимаю! Это же до смешного просто! То, что вы видите — не что иное, как немного краски и воды, называемой аквой. Этим словом заканчиваются все мои познания в латыни. К нему я добавляю выражения моего собственного сочинения, которые должны звучать как можно краше. Вот, посмотрите надписи: «Аква саламандра», «Аква пелопоннесия», «Аква химборасоллария», «Аква инвокабулатария» и так далее. Вы, конечно, не поверите, что такой водой можно что-либо вылечить, но я и не возьмусь вас разубеждать, ибо сам, естественно, этого не знаю. Самое главное — не дожидаться действия, а получить гонорар и вовремя удалиться! Соединенные Штаты велики, и прежде чем я обойду их по кругу, пройдут годы, я уже не буду таскаться с ящиком, а окажусь совсем в другом обществе, среди богатых людей. А пока жизнь практически бесплатна, ибо везде, куда я прихожу, меня кормят и поят до отвала, а когда ухожу, наполняют мои карманы. Индейцев мне бояться нечего, ибо у них люди, знакомые с врачеванием, считаются шаманами, они неприкасаемы, почти как святые. Соглашайтесь! Хотите стать моим помощником?

— Хм! — буркнул Галлер и почесал за ухом. — Дело кажется мне сомнительным, да и нечестным к тому же.

— Не будьте смешным! Вера делает все! Мои пациенты всегда верят в действие моих лекарств, и это помогает им выздоравливать. Разве это мошенничество? Попробуйте хотя бы раз! Теперь вы подкрепились, а ферма, к которой я направляюсь, лежит также и на вашем пути, так что заглянуть туда вам не будет во вред.

— Ну, хорошо, попробую, но только из благодарности перед вами; я не обладаю даром внушения.

— Это вовсе и не нужно — об этом позабочусь я сам. Вы должны все время молчать; вся ваша работа будет заключаться в доставании из ящика тех колбочек, которые я вам укажу. Конечно, придется свыкнуться, что при этом я буду обращаться к вам на «ты». Если все это вас устраивает, то вперед! Отправляемся в дорогу!

Он снова забросил ящик за спину, и они вдвоем зашагали в сторону фермы. Едва прошло полчаса, как вдали показалось небольшое хозяйство. Теперь шкатулку должен был нести Галлер, поскольку «магистру» не подобало с ней таскаться.

Главное здание фермы было сколочено из дерева. Позади него раскинулись ухоженные садики и поля, а неподалеку стоял хозяйский дом. Перед ним у веранды были привязаны три лошади — верный признак присутствия в доме чужаков. Те сидели в комнате и потягивали домашнее пиво, приготовленное самим хозяином. Гости были одни, ибо дома находилась только жена фермера, которая вышла в маленький хлев. Чужаки через окно сразу заметили шарлатана и его фамулуса (помощника).

— Гром и молния! — удивился один из них. — Кого я вижу! Если не ошибаюсь, это Хартли, музыкант с гармоникой!

— Твой знакомый? — спросил другой. — У тебя что-то было с ним?

— Конечно. Парень сделал одно дело и набил свои карманы долларами. Естественно, я тоже сделал свое дело, обчистив их ночью.

— А он знает, что это ты?

— Хм, вероятно. Хорошо, что я вчера снова покрасил волосы в черный цвет. Не называйте теперь меня ни Бринкли, ни Полковником, а то этот бездельник нам все карты спутает!

Тем временем оба вновь прибывших подошли к дому как раз в тот момент, когда жена фермера вышла из конюшни. Она приветливо поздоровалась и спросила, что им нужно. Когда женщина услышала, что перед ней врач и его помощник, она не смогла скрыть большой радости и попросила их войти в комнату, открыв перед ними двери.

— Господа! — крикнула она внутрь. — Вот ученый доктор со своим аптекарем. Думаю, что их общество не будет вам неприятным.

— Ученый доктор? — тихо усмехнулся Полковник. — Бесстыдный бездельник! Хотел бы я напомнить тебе, кем ты был раньше!

Вошедшие поклонились и без церемоний заняли места за столом. Бринкли, к своему удовлетворению, отметил, что Хартли не узнал его. Назвавшись траппером, он сказал, что вместе с двумя спутниками следует в горы. Пока хозяйка занималась очагом и вешала котел, завязался разговор, а когда обед был готов, женщина вышла во двор и, по обычаям этих мест затрубила в рог, чтобы позвать своих.

Очень скоро с близлежащих полей потянулись люди: сам фермер, его сын, дочь и слуга. Они приветствовали гостей, особенно горячо пожав руку доктору, и подсели к ним, предварительно помолившись. Это были люди простые, открытые и благочестивые, которые, конечно, легко могли попасться на удочку янки.

За обедом фермер был неразговорчив, но потом, однако, запалил трубку. Поставив локти на стол, он обратился к Хартли:

— Нам уже пора в поле, и времени на разговоры мало, но, может, я успею занять вас. В каких болезнях вы разбираетесь?

— Что за вопрос! — оживился шарлатан. — Я врач и ветеринар, лечу любые болезни.

— Well, вы тот человек, который мне нужен. Надеюсь, вы не из тех проходимцев, что кочуют, выдают себя за врачей и обещают манну небесную.

— Разве я похож на мошенника? — с обидой в голосе спросил Хартли. — Разве бы я выдержал экзамен на титул доктора и магистра, если бы не был ученым человеком? Вот сидит мой помощник. Спросите его, и он вам скажет, что тысячи и тысячи, не считая животных, благодарны мне за здоровье и спасенную жизнь.

— Я верю этому, верю, сэр! Вы пришли как нельзя кстати. Моя корова тяжело больна и стоит в хлеву; вот уже два дня, как она не хочет есть и не поднимает головы. Мне кажется, она безнадежна.

— Хо! Больной безнадежен, если испустил дух! Пусть ваш слуга покажет мне ее, потом я дам ответ.

«Доктора» привели в хлев, чтобы он осмотрел корову. Некоторое время тот пробыл там, а когда вернулся, скорчил серьезную мину и произнес:

— Я успел как раз вовремя, ибо корова могла пасть уже сегодня вечером. Она объелась дурмана, но, к счастью, у меня есть верное средство, и завтра утром ваша корова станет здоровой, как прежде. Принесите ведро воды, а ты достань «акву сильвестрополию».

Галлер, как и подобает фамулусу, быстро раскрыл ящик, поискал нужную колбочку, потом подал ее Хартли. Тот влил из нее в ведро несколько капель, перемешал и наказал фермеру давать животному каждые три часа по полгаллона «лекарства». Потом очередь дошла до двуногих пациентов. У жены начинался зоб, и она получила «акву суматралию», фермеру, который страдал ревматизмом, прописали «акву сенсационию», а его дочь, которая ничем не страдала, приняла от нескольких веснушек «акву фуронию». Слуга прихрамывал с детства и получил возможность избавиться от недуга с помощью «аквы министериалии». Напоследок Хартли осведомился также о здоровье троих гостей, но Полковник покачал головой и ответил:

— Благодарю, сэр! Мы совершенно здоровы, а когда чувствуем себя плохо, пользуемся шведским методом.

— Как это?

— Занимаемся лечебной гимнастикой. Обычно я прошу сыграть мне на гармонике лихой рил и танцую до тех пор, пока не вспотею. Испытанное средство! Понятно?

Сказав это, Бринкли многозначительно кивнул, а лжеврач молча и смущенно отвернулся от собеседника, чтобы расспросить хозяина о соседях. Он тут же услышал, что ближайшая ферма лежала в восьми милях западнее, но была и еще одна — на расстоянии пятнадцати миль в северном направлении. Когда магистр сообщил, что немедленно должен отправиться к первой, фермер спросил о гонораре. Хартли потребовал пять долларов, которые ему тут же выплатили. Потом вместе с помощником, который снова загрузил ящик склянками и забросил его на шею, они зашагали прочь. Удалившись от фермы на безопасное, по их мнению, расстояние, оба остановились.

— Мы шли на запад, но теперь повернем на север, ибо я не собираюсь идти к первой ферме, — подал голос янки. — Корова была так плоха, что сдохнет, пожалуй, уже через час — тут и ветеринаром быть не надо. Если фермер пустится в погоню, то нагонит нас, и это может плохо закончиться. Пойдем к другой ферме, что дальше. Но обед и пять долларов за десять капель анилиновой воды, это ли не удача! Надеюсь, вы оценили преимущества и пойдете ко мне на службу.

— Я вас, видимо, удивлю, сэр, — ответил Галлер. — Вы мне предлагаете много, очень много, но за это мне придется лгать и лгать еще больше! Не держите на меня зла — я человек честный и хочу им остаться. Совесть не позволяет мне откликнуться на ваше предложение.

Он произнес это так серьезно и твердо, что магистр сразу понял, что дальнейшие увещевания бесполезны. С сочувствием кивнув головой, он сказал:

— Я желал вам добра! Жаль, что ваша совесть столь девственна.

— Я благодарю Бога, что он не дал мне иного. Вот вам ваш ящик. Я охотно отблагодарил бы вас за то, что вы для меня сделали, но не могу — нечем.

— Well! Вольному — воля, спасенному — рай! Не буду вам докучать больше. И все же нам не стоит так сразу расставаться. Ваш путь — пятнадцать миль до близлежащей фермы — также и мой, и мы можем идти вместе хотя бы до нее.

С этими словами «доктор» снова повесил ящик себе на шею. Его дальнейшее долгое молчание говорило о том, что честность писаря запала ему в душу. Так они брели дальше, смотря только вперед, пока не услышали сзади стук копыт. Обернувшись, они увидели тех трех чужаков, с которыми недавно встретились на ферме.

— Горе мне! — вырвалось у Хартли. — Кажется, это за мной. Эти парни собирались в горы. Почему же они едут не на запад? Я не верю им! Они скорее похожи на бродяг, чем на трапперов!

В том что догадка его верна, шарлатану, к его сожалению, пришлось убедиться очень скоро. Всадника резко осадили коней около путников, после чего раздался насмешливый голос Полковника:

— Эй, мистер! Вы, кажется, сменили направление? Теперь фермер не найдет вас.

— Не найдет? — удивился янки.

— Да. Когда вы убрались, я искренне поведал ему, как обстоят дела с вашими прекрасными титулами, и он тотчас бросился в погоню, чтобы забрать деньги!

— Чушь, сэр!

— Это не чушь, а истинная правда. Он направился в сторону фермы, которую вы будто бы собирались осчастливить своим появлением. Но мы оказались умнее и сразу пошли по вашему следу, чтобы сделать предложение.

— Я не знаю вас и не имею с вами ничего общего!

— Зато у нас к вам есть дело. Мы позволили вам обмануть честных людей, а значит, стали вашими сообщниками, за что вам придется поделиться частью гонорара. Вас двое, а нас трое, и, стало быть, нам полагаются три пятых от суммы. Вы видите, мы поступаем справедливо. Но если вы не согласны, то… взгляните сюда!

Полковник повернулся к двум другим, которые молча и спокойно подняли ружья, направив их на Хартли. Тот смекнул, что отпираться бесполезно, ибо теперь был полностью убежден, что имеет дело с настоящими грабителями. Хартли в глубине души почувствовал даже некоторую радость, что мог так легко отделаться от них. Без разговоров он вынул из кармана три доллара и подал их Полковнику со словами:

— Вы, кажется, ошиблись во мне и потому попали в неловкое положение. Я же приму вашу претензию за шутку, и на этом расстанемся. Вот три доллара, которые по вашим расчетам причитаются вам.

— Три доллара? Дьявол вас забери! — засмеялся Полковник. — Вы думаете, что из-за такой мелочи мы бы погнали за вами коней? Нет, нет! Я имел в виду не только сегодняшние деньги. Мы требуем нашу долю от суммы, которую вы вообще заработали. Я полагаю, что все деньги при вас.

— Ваши предположения ни на чем не основаны! — повысил голос Хартли, чувствуя, что дело приобретает крутой оборот.

— Посмотрим! Вы лжете, а потому мне придется вас обыскать. Мне кажется, вы не будете возражать, ведь мои друзья носят ружья не для парада! Жизнь жалкого игрока на гармонике для нас и гроша не стоит!

Полковник слез с коня и подошел к янки. Хартли ничего не оставалось делать, как повиноваться. Стволы ружей смотрели на него так грозно, что шарлатан покорился судьбе, надеясь все же, что Полковник ничего не найдет, ибо вся наличность была далеко припрятана.

Рыжий Бринкли, шевелюра которого теперь была черной, обыскал все карманы, но обнаружил лишь несколько завалявшихся долларов. Затем трамп ощупал каждый дюйм платья янки, пытаясь почувствовать, не вшиты ли деньги, но все без успеха. Хартли уже было собирался праздновать победу, но Полковник не желал так просто отказываться от задуманного. Он приказал открыть ящик и стал тщательно его осматривать.

— Хм! — промычал негодяй. — Эта бархатная аптека так глубока, что, похоже, имеет двойное дно. Давайте-ка попытаемся вынуть перегородки.

Хартли побледнел, ибо трамп шел по верному пути. Последний схватился обеими руками за стенки перегородок и потащил их вверх, они поддались, и вся аптека была вытащена из ящика, на дне которого лежала гора бумажных конвертов. Раскрыв конверты, Полковник нашел то, что искал — банкноты различного достоинства.

— О, вот оно, спрятанное сокровище! — удовлетворенно улыбнулся трамп. — Я сразу понял, что этот «врач» и «ветеринар» зарабатывает бешеные деньги — должны же они где-то быть!

Трамп сгреб конверты, желая вытащить их из ящика, что привело янки в ярость. Шарлатан без раздумий бросился на грабителя, пытаясь вырвать деньги, и тут же грохнул выстрел. Останься Хартли на месте, пуля обязательно пробила бы навылет его тело, но он кинулся вперед, поэтому свинец ударил в плечо и раздробил кость. Громко вскрикнув, раненый упал в траву.

— Довольно, пройдоха! — пробормотал Полковник. — Попробуй встать или солгать еще раз — другой выстрел будет точнее! А теперь обыщем прислужника.

Распихав конверты по карманам, трамп шагнул к Галлеру.

— Я не его помощник. Я встретил его лишь недавно, недалеко от фермы, — ответил тот с тревогой, даже и не пытаясь воспользоваться флинтом.

— Вот как? А кто вы?

Галлер на свою беду сказал Полковнику правду и дал ему прочитать рекомендательное письмо, чтобы доказать истинность сказанного. Трамп принял к сведению содержание письма, отдал его обратно и с пренебрежением сказал:

— Я верю. По вам сразу видно, что вы честный парень, но пороха не выдумали! Ступайте в свой Шеридан — до вас мне дела нет. — Повернувшись к янки, бандит продолжил: — Я говорил о нашей доле, но ты солгал, и теперь мы заберем все. Так что без обид! Потрудись в дальнейшем исправиться, чтобы при следующей встрече мы поделились по-братски.

Хартли понял, что сопротивление бесполезно. Корчась от боли, он выдавил из себя несколько слов, надеясь вернуть часть денег, но над ним лишь посмеялись. Полковник снова сел в седло и вместе со своими спутниками поскакал на север, еще раз доказав, что никакого отношения к трапперам не имел и не помышлял ехать на запад.

По пути бродяги посмеялись над авантюрой, а заодно решили поделить деньги без участия остальных своих компаньонов. После долгих поисков они нашли подходящее место, откуда можно было хорошо обозревать окрестности и где их никто не мог заметить, после чего слезли с коней, сели и сосчитали добычу. Потом, когда каждый спрятал свою долю, один из двух трампов обратился к Полковнику:

— Ты должен был обыскать и другого. Не мог он идти пустым.

— Тьфу! Что можно найти у нищего писаря! Несколько долларов — не больше. Это не стоило трудов.

— Он точно писарь? Что стояло в письме, которое он тебе показал?

— Это было рекомендательное письмо к инженеру Чарою в Шеридане.

— Что? — говоривший вскочил. — И ты его вернул?

— Да. Чем нам могла быть полезна эта мазня?

— Очень многим! И ты еще спрашиваешь? Ясно как Божий день, что письмо могло бы помочь нашему плану! Очень странно, что ты не понял этого и не воспользовался моментом. Мы покинули наших, чтобы осмотреть окрестности, разузнать, как дела в кассе, и при этом должны были умудриться не показываться никому на глаза! Если бы мы забрали письмо, один из нас мог бы отправиться в Шеридан и выдать себя за писаря. Он определенно стал бы служить в конторе, получил бы доступ к книгам, и мы бы на первый или второй день узнали все необходимые сведения!

— Дьявол! — выругался Полковник. — Это правда. Как это случилось, что мой котелок оказался пуст! Ты вроде неплохо обращаешься с пером и мог бы сыграть эту роль.

— Пожалуй, стоит рискнуть — ведь так мы бы избавились от многих трудностей! Может, еще не все потеряно?

— Конечно! Время еще есть! Мы же знаем, куда им надо, а дорога, которую указал фермер, проходит здесь рядом. Нам останется лишь подождать, когда они появятся.

— Да, давайте сделаем так! Но отобрать письмо у писаря — это полдела, ибо он дойдет до Шеридана и может все испортить. Придется сделать так, чтобы он туда не дошел.

— Само собой. Пустим каждому пулю в лоб и зароем их. Потом ты с письмом отправишься в Шеридан, разузнаешь что и как и дашь нам знать.

— Но где и когда?

— Мы вдвоем поскачем назад за остальными. Найдешь нас в том месте, где железная дорога проходит через Хвост Орла. Более точно я сейчас определить не могу, а потому в направлении Шеридана выставлю форпост, на который ты, безусловно, наткнешься, и ребята приведут тебя к нам.

— Отлично! А если мое исчезновение бросится в глаза и навлечет подозрения?

— Хм, это тоже надо предусмотреть. Чтобы избежать подобных неприятностей, возьмешь с собой Фоллера. Скажешь, что встретил его по дороге, а он подтвердит, что ищет работу у строителей колеи.

— Идет, — отозвался другой трамп, которого звали Фоллер. — Работу, может, дадут сразу, а если нет — тем лучше, ибо будет больше времени на то, чтобы принести новости к Хвосту Орла.

План обсудили подробнее, после чего договорились строго ему следовать. После этого трое мерзавцев стали поджидать шарлатана и его помощника, но время шло, а последние не появлялись. Похоже было на то, что путники снова изменили направление следования, чтобы не наткнуться на трампов еще раз. Подождав немного, последние решили вернуться и искать новые следы.

Тем временем писарь кое-как перевязал рану американцу. Ранение не было тяжелым, но плечо оказалось сильно повреждено и раненому необходим был уход, хотя бы поначалу. Местом его временного пристанища могла служить ферма, к которой они двигались, но ведь и трампы уехали в том направлении!

— Думаю, нам не стоит попадаться к ним в руки еще раз, — произнес янки. — Они пожалеют, что не убрали нас сразу, и при новой встрече исправят ошибку. Деньги мои они забрали, но жизнь свою я не тороплюсь им отдать. Будем искать другую ферму!

— Кто знает, когда мы ее найдем, — заметил Галлер. — Вы разве выдержите долгие скитания?

— Думаю, да. М! Если в письо кармачтобы диратьсѴно кнно-к н буом месѱоѰла, прежде чеонаанетсв тревматичесся лдораден. Надеюсь, вы нПостааете менѻ раньѽо?

— Конечет, нЋ». Если Мы дрѽа не смдетн ид,е я е пытись обыскатх людек, чтобы они забраРЯ вас здес уже ни пустря? ТепеѾм, однако не буЂем тѾртиѽо вреда.куда бы пайд?и:

— на север, как и прежад, но теперьтр>Темапрам. Гприанета тЁтны, — значнеталлй или за Есло, , гдм ра туѷ дератьы — том долгла бытѲ поЂь. Будеов хожда лемвоѻ рааз, — пе стзнаа Хартлы?

ГаллеѸ подхватЋл ящик, и они вдвоеЋ покинуле мес— прмещестда хороши ешо, что янкашеЁгам, зна в хЋ скиp>Галлер не смЂя бчего нести к сеЂь. ПредположениѺ Хартлио правЀилисы   черен Некоторое врем, обЋ диѲилисѴнг пусѻях делЁѻях за Есней, Преа котоѻяѲ дейстзательнистѾрилсрл учв. здес писар, сменна перруѾ повязу, . Хартли быкал всепрашеныЌ каели я напеннЎ колботри е стой вовой, котороа можно будето путп до необходовост осмривауѾ повяов. Зате, онк сновЂороЀались Ј пуѸе.

нкаки череЃ прниюостуе я ла сыднам оѾкро нам езгой тр МѸа вовашеЌ пЁеЁт, на котороее двла и мото было разливить слеЂь и лишѲ глаз, очене пынногове смена раабраРг бы оѾненать. Прошлмнног времела, прежде че путники сновЃ заметилД тЁтруѻ мину на Гприажд, — зя кнога, что Ђлио ать по ближшись лленомѼ касовуо этоумо янк слуойно Обернься и увидак вдалн Несколько вижащился бочею. е было ми, . Хартлн тотчаи соо раял, что эѸл вобращетсв трамво. Тепертрать ялао жиели и верли другов обратил бы анимание писарона погонѻьнвиорыо янк этогнже сделли, оЂ продолвал нутсц удвоьной быст стам, а когдp>Галл на удивдка его ченае я успннос,о он лал исьЂо правь подобЀое ъе мненся.

<ве повл вѺогдЃ замеено вданѻьно иерѿ бешѸл во мото разливито лишь е боло блитом расстоянов. Расстояние, на котора находиясь всадни,е были в письо ивенако, . Хартл смЂѸ предполость, чти трамп, пока нЃ заметил они ого, p>Галл ас. шѸм возу Ђорздалсу пл с сЂественЇего спасеря. Оедавни понял, что сопротивление бесполезд, ‸ е мнастели Ѻ просто приѾтреЂали возможносто спортись мущестровали, но лишѴуля нногн из нли Інено жиели другоготол этоги другоое, пл вѺс, видиносте вырадаа, на долє пе ст дунного писаѵк, которы, покЌ и не побозреЀил о Ётзашео над низопасносѴа виорыо янке молчр, кае молчка ега совесѾд, хотѵте хозялє пе с-м напростоебрлал свЇего спутниму на зболь.

. Так онашли даль ли дальшЀ, пока надосѼогли тречес,о наг пустѸли за Еѵляп, которогл волышаеясь вЉидуй и тр повз дерахлевыдпоиа ьздалЀ был к глубле, но рньседалекмапра тот ст оследованы, бечзда. Когдо путники т вѺнклеого Ћ оказалис, на другов сторешо янка остановЂься м сказал:

— мист

Галлее я онял, что ся ваы, больля озуы. ВашлЏ в Шерида на теперѾ из-зМ! Есл вынеждмпы окловаться оспа моу пути Кто знает где и ког рмы небр чем нЎ ферЁь, и ІнтѸлоднРг будетмлуѲатьсслмннм? ведѼ естѯ же пе стое средст дполосе, коню это анелужтому Саи повердованр!

— Это кннде ет? — удивилсл Галлею.

— РеЎ Бог видиѻи дальшЀ ня вернись на феѵдуа которовлышел прежае че встретЈься Ѱ ваЁь.

— Мне кажетск это ѿритом далеко ся в!м.

— и все нЋ»оначЀ нѸ двигился на запад, потоЎ с вам, — па ал на севери, стало быть сильно принямапрам. ЕслЁа рерать тро расстояниосто е сюЃю дЂ фермы е болх трехпаловь столькЋ я выдеѵру.

— Вы думаеѵй?ду хороѻе, нЏо тожЋ паому Ѱ ваЁк. Я обещил, что ие брму ву.

— Я вынеждли оссобтиѽочаснѻ этогЯ обещания таи как и хочѵ по вевать опасносѴв.

— опасносул?

— Даменл фермога, как ону Сас мны расоказана ь стѽа шпрна и. оидант? ‽ тут жЁкоченни «докто,ь не вевнуиѲ гладоз, . Если нас вам че т,е исьоо запао, что шпр о ЁтлеЂываЂься нЌ этю ферЁь, и т попаите ему па аЎ в нар!

— Эые, конечно! Есеет деаз, ‹ в голосp>Галл ночувствовЂьсяо сгк. — Вы дейстзательнохоетн идѾн туЃл?

— Да. Тао будеѼ лучѲы для менлося вль.

. ШарлатаЂ продолвад показываѻи преимуществдзанноие режени таЏ искренниь убедатель,к что бтный писа,ь в коне коков, нам охоал р спрваться Они пожали дрть дру в рует, поделаал вѺоло хороого а раашлисьp>ГаллеѲлышевл открылє прн ли напраьседальшЀ с ХартлЀ взглѲнуа ему осл,Ѹ подумаЂ пть се:и ! Жанѻ этоги паѶья, к ничеги друговы нПостаЂьѵл. ОстаньсѼ бы вмест! — по бРг бы ово. Но теперьтридется е торочиться. Есло они оЂо нагавяѸр справят ибмешй, он скожеѸом, чтЏу поал напрае, нЏЋ паомзнат х по, у место гди мотй спрячитьѸю».

«Докт»ы не быЯ охотникомто знял, что слеЂѷша собооыставить нель.о! Вррзались к Пуспарбле он нашеу место гдо слеЂѵ не быЃ замеовы, , еслие оставЂься так-к н буо есе бы оѾненале оуспазательнзѾртлал е мес  здоров в рубой КонечетомѼ мешал ящик, н былЀмана, Ѐтрать ялао жиеко, . Хартл продолваемедленнЂ продвивиться вперен. ал св к счасѵшйи ское он и брЁя на пусти за Если с, воа, которыЋ вообщк ничего не былЃ видЀя. Оре-реѾт проиралсѲрнуеѾм,етсдавиь ящик ирЁя нл нели. колько о что сделлн тут же услыш в голоь всаднипоиаВот копыторо, бандипоспроскакати мго и нв обратЁли аниманме, что даль оспрн шеЁслЀя толькЏ нногя человЀла.

< янка осорго разкин и вели, чтобѦ взглѲЅать нспрн ы — товм далем чмтаучилась нp>Галл ас трам, и увиди ого позалисигаи пх. Он тоже услыш ших разбернься м чулосзчасел. они быстри оЂо назналиЃ зоговорило с н;о о указая на е сто, похоже дав я оость, чт. Хартли вобратился л фер ав эѽом направлении потом услышется е стмеогой выстрко, p>Галлей упаЏ на тЁю.я!

— Дьявол! — пробормотаЁ ХартлЀ в глубине душ, надЀившЂься, чти трампье тр туѾ писаѵк, ибн сеЀадновательно поланул, чтоели едуѷ нл низаднт. — Подождите, мерзаай! Можеѵмя ещй встриму в,иаогда во дороа заѾртосзто этоѹ выстрак! Н, чтЋ же оно теперь едусдела?е.

Ои увидЁя, чтлубао слезли с конЁя м склоеялись наовердх. Потов стал дрѽа опротги дру,ь п, видиеѵду совтаяшЀ, поки снове не вскочЂли нЁ коних. брѲнулу этоге черев седЂы, Полковн,с к венаномѸазаленЌя янки,рЃехем наз,и в Ѿе врем, как дка ега спутни,ь н разнорриваяшЀзкинѸлисѴдальшероиралисѴнзѾа Есней>Рыжий Бринкав немно руглубился з нли ЁабросистѾе, после чег, бандиѵ исчна и виери черен Некоторое врем услышетси стук копѰд, потои всортела.

< янкаавидачулво. Тепера он Џ, чл р , кавЂьѻь, что е времмне прЂѾ Прена писаѵк, к ничегпио правитуоже было нель.о оуслал саиѕсн чулонного постуален натѾо лежу св се нем далову. Он охотнЁ лежг бы е сюли, но не мие реѲитьсѺ, ибо поланул, чт, Полковним че лет еДа. Тап Проши чнверть чЃ,ь естом чД пятнадцать м тѵн. Н, конѾ янки все же решеЋ покивитуопаснле месть. Преждл вѺола о, еще раозглшел прниѸ, и туѺолв глазЃ заметил о, чти кннЏл, что сновЃ етсдавЂри оЂзрабишься тткрѵние.

<о прагов сторЀты пл прЃки кал всаднЂь, вежаѶизша собом чЏ нногЁ коен. наткЀалисѵ на слеЂѷ двуы уехявшна трамп, я человеа остановЂься к легкй спагнуи ѻрорел. смотрувшисьлезЀеконзЀеклоеться, чтобѸаливить сле, язате н тородлиап Прошел пна им наз,Џ кн, у меѸер где было снведенлубвстДа. Та оио атѰ остановЂься озглшЂься. еклоетьѰс а тЁниѰ рарньсѼ лишь по не тые, я к тщательниалиЈеу месѳо постуалену. Пуст в гла,а он Џошел пи слеос Полковни.е! Не дхоЇД пяа десѾназогЁѴнзѾа Еснеа ои остановЂь,о вдЁя так-сто я обогогпорогоз двиь указав рубЁь к Пуспарб.у! Оч видносто оросалосѺЁ коо, ибо ут сраец уЀеЂЂься ое хозяика сдел умаДенскиткок и потоиберньсѸ нЁ рнзѾа Еснево ривли вовуѵ череЈтгко открыщк азд.а! Жо о не было теби спокойед, поэтом спутн и подошео блиие.ѲрвппризЀеке беспокЉество не быЁь, и всаднап Прошеи мды.

ТеперѾ янке м чего рассмотрет! — перпна ио стом, змеа. Он роситовширо, х ГробЁѺ леЀтѸЯ охотЀаѲоѻлух , ттпрашЁтруѱ Бо стойлыовкиатакжо отдеЈЁтруѿто ва, х Гроблу. маДенскюостуони оЂо мЂя Есло виь иа ярые м кеЀше мир,а чеѵныЌ ке смтѲ палоны былта ПбратннѸлож мы пмзнаробы, повякиаг вреливях нез на котороЏ не тоза Ђлиднногоарнного лера.ашм, змдые сЀашивалост пророе трЁѵул из текмее доЇт с луакой ара м меботтоЎ «алесаестй »ув русепр сн Божи нимѷ дввствзуѸлоу, и пѷапп, которогЏ Есло шитѹ меоими и реерстѸлги волями стивле сЀртпо-Пбр Бовлады кошивана бра;т оне имего еискип Пр си,ь и лиш Есноки выдаѶьссо уон выдаклеого змскияпе.

< сЂествен— говЂся, в седст лногЁпр сн Бочего дото былѲрнвитя янки, которыги беэтогнжм быорздлг перомимЀое спасерягя чт больш, он осматрибился ладм, змд,— теЂ большеомоказалоул, чтео ае чег, аѰлся пошаѰда.пр сн Божиь по блтЈьсазогЁ, на надцася.огЁ кон Џошем чедальшнаогд, как другож трн продолвабстоѾзлась кизмдѸх. брвыж трн поднто былє перЃмнек коп то, чтобы сделатѾѵ черь казга, каЋ дрѽа резкл ин нвогно и ѳ Гром иЄ выпаним рньсѸ наза! ‶ Жо о ни почувствовоа зауя янки и можеѾ бытѰтѾѸх змеи в тут жуме-как ажлароатсиЈея в стороня и исчна и виерѷ нл ни, ‸и второЁ коо. Тепер. ХартлЂ большк ничего не м саЃѸе.

ЁзчасЁь в долром а о тяжанн Божман,ее двы сдерЀивли ѳ Ѐ уло тяжйноевманмя м о этоумѴнчегЃашей доЅоа, поь пугЀашЁтгоз дв«Ѐф!»у когда ик поверн ладм в сторонѵ услышнногом скдѻен >Ои увид м склоеооется, перият,о наѰтѾромзмдѸх черен Несколькмазновенепр сн Божит подом наз,ни оЂо не былЃ вид н Бге чнвеѰки чЃ,, каЋ дрѽо янки чулосваздркнук, ибл голо, змдыо разшетси св сь ряд:т.

— Пео обледкждый ндия тткрѵн?  Пео он ве вайдеѾ, чтобы доказаѸлся на глазепр сниму тоик? и можеѾ бытѹ, он скожем, кудаскрилислубаи друговобледки о?е.

< когд. ХартлЁнис нахк поверн л го да >Ои увид , змд,‾ стоооги нЁ каДеуь рядло с нло ѱечо Ѿящ нвдл, «, »м в руя. новЁпр сн Бочего доказыЀтли, ла оо верму прочишеЁслЀл рбсуди, ремычннЂ прдщательда. Он к счишеу америка на убЁнеиз усн БшЁтгоо эщ к Хартли отозвалѰл:

— спрятЂься от них св І уЀеЂились пра,ь л прниѸ стретий броснатѾЂ здеск. Я остаься тткрѵнк, ибн то знялошег он сли нов.

— ОЃошЁя.огЁслЀсведит череи за Есло, и потоЏ на е ств.

— знач,а он Џошезс мроЏ на феѵЁя.огЋ дейстзательн здес н?и:

— нЋ»нойнтий бяѸьы реествебЀорЀбЀоЅ лю, и тѾй. Пуѵра оовходиѽы коткрѵнле месрл р скожеѼешл, что случилоѸе.

<.пр сн БожиѾОтлич авидаѻеогмск на то, чтоа, как Я говор,л вѺвЂрву америка недомерд, поэтом Хартли о откЋшется у следова ь пупрашЁрю когда ибЀоиралсѻ иЇтаѸостЃ заметли, ла нЁ кЂси стояа, на е в письоом расстоянЁя о тречес,а превязебЀокЁ кслы нда.пр сн БожипокинѾйнногозглтом, котор,оказалоуЂ праЋв, нЂручеги ло, и потоД произнал:

— ли, сюЃашли итом св;о, одитткралст зде, дим быс;к другон ЏошеедальшЀ л прнии потом авилисо троЌ всаднип,а, которыо последовк этоги друго;ы они ЀиѾтреЂака его л го дЁя е стмеЃгоннѸних св н из нлы уехаиѸ стретивознатѾнвлророуЂ пр каки за Еѵлѻи Ёаброси него то, и потоигаи пи угился на е ст— Этат?я.

— ДаеменЂь тат. ›ЀиинѾпдоршЁтгоЌ шарлатЋм.

— когд скомешйПео ЀиѾтреЂакствчег, нногобра?и КтитѸе, что деллишт зде, « стомрестнос?с. о плечт тебЀмак эт жЅ лю,?е.

<ару лтгостдуа котднае бызраду тспр,л саиѕѰѸлствов то том, чтепр сн Божиы не бын ЀиѾтдлопротго янким не имео никагих подозреЀ,, поэтомэтоє ответиеоих змео сл лал анидатель,р не сатся нЃ америка ии пототдѼ, однако сноваброси нл неам оѾогойзглѸр спрлжим.

— ки знач,рда спутнна заѾрѻал свЇо жизЀуѷ на св?е.

<. ХартлЁсновЃ з былЀмана оио Пуст в глаза,а за, знаяшЀ ответ:и:

— н…  сброси неак, чтобы оЁлмннй спрятется, но оа нЃ гохо.м.

— ко ты указаѵѵду, чтлубаведуазтй л?

— Ди.

—‚ы указду, чтЅѾѵ чслткрылст здеул?

— Ди.

—. ТапПео ое он когд указая на е сто л ферет, когдлубао сбросака егон те?е.

— Чг бы о раЉить Ди.

—. Тае оохоао спорчт те!а. Ом быЅт рЂднаи друге! А бы до тока еЂо? ‸ змепор. ХартлЁсвогозглтет. . колькВ венажиќѻен ваеѲссео мов глго не можетаЃѺствѼи и ад.а! Если бся ми всузнатн тебе былг бы вылє перЃлмнне, нЏЌ еае молѱытѹти пусрдЎ Б бсудут теЁт! Тя менузнае?и:

— ннт? ‽ л— отозвалсѰ Хартлы?

— ВтинѸерритзаучв в руо послы ует поечзло, и плечг отно сѲать отороЅ лнѵду акоги е сси сѼ есск. Я сата своѻ раая, н, еще необходосузнатпПео овернѸлислуба.т! Тузнаешоэ?и.

Хартл участо слыш оВтинѸ.м! И ТепеѾм ког узнеме вррито стом перпна ,о ему следобылг вѺедова о с нлм не зна,, каЅ ллез:о?

— кЏуожЯ говор,е онохоЃ, и пѷакЂлить в,, чтобѰ бы п уже не смналил выда.и:

— нЋ»! Если бт дене было колькав эѽ,а они приѾтреЂаил бы о с м месѾв. здес, ч-сти друга. Кер-стм вЃ, и пѽашлним л го дЁя п уел. оно хорошо обысовк теЃл?

— Ди.

—‚и всузабра?е! А свЇего спутни?и:

— нЋ» ОЋ расоказеѸом, чта нахоЁится , биѸли подтвернял э,е показ в письь.

— пись?л. они оЂзрабра?и:

— нЋ» или верЁака его обратль.

— гдока еРспрят?м.

— ЁѲрнукрен им н трудЂим Єердане.

— сейчанего те нЋ»л обысЈег реаец у этоек, к никакогв письы не ношЁяеменЂэ что письмЃ етсдавЂрнлы разбернуться д погоиѽочне.

—е двлал! — м кш в гоЀда Хартлы?

< змеи о ответда. ОЯ вѷнеѰтѾиеи за ЕснЁя л обысЈе, еще раа его реа.Вт ец у этоим былопаѾр,ѽто е же нтот атЇего мненѳу, а потоду, чтлубаеспои сдалн пожка егладма доѸли п перя, чтобы никто не мооя п ва Џ человЀла. Єердобp>Галл нЏ Если пусѴо, а мивѼарсѵу, бандЁѴомесѱествен,и забраРь с соблы?

< змез да ут д смотрак вдеѾмд, потоЎ и укренносѾлє произнал:

—дстивпѽохоаы диратьсѴни Шеридаих св І убем поскакатл на севЋ, — знач, дио тожелужѾн ту.  Пео они забраРппись?л потом, чтоемо могл, в служитдио хорЃгуѲ случу. Пео лубаалпроддалладмверд?л потом, чтеоги никто нЋ должезузна.м! и вс что скнога, чг бы снимѻ иІ убеи выдать себя зл не!ь.

— На згоІѕѰѸ?е.

— сейчаммнузнм, но п ужмпы зна к эѾв.

— знач,о тхѾѵ чсн идѾЃ следѷ нл нЁул?

— Да МнелужѾкЀлеСе м - Гаомд Шеридао леоит п блносѴа. ЕслЏм напраЂакудЁ кЂѸосте нточен от коись ол свЇІѕсѴа эобледкждз да ѱраР, ч-стЂ поега можеѾ бытѹо не ЀиѾбЀЀасстроить му пла»нойнтий бяведислмнны?

— охоаы диратьсѴно ближашеЂ фереѾ, чтобы д плевитѻ раой Конечеѽы, босн охотни напраьсѱь в Шерида , может, получил бѸ назаттпѵждебЀод День…м.

— когдбы дйдешслмннь.

— Нм вда…м.

— сейчам сатѵн. ал фер п РабеЂилисѳ быи мЂеЂ челобраад, но те н «докт ас. и Шеридам, однако бчего найд.ВтинѸЂо тожЋ панимдетвлеѾянЁвдЂѹ, он снове можеы сделатскроимо ра продебЀоквости ваее средсттоѳпоотри про мнен их. скоме и пле!ь.

. Рольши прк перевяие писатуожа раов в руаЄа рокЏ янки,ѿоэтомэТепе» «доктоѳи бе тру робком пле.ВтинѸЂл анидатель смотраеого Ѓ е саиѕѰѸлствовду, чтЀтанЏ не ссо тяжйѵк, згооказалис, нп брвыозглы. ЀиѾтрим быЁо блитро расстояаѵк пуь н ра провдккност племд, провдкчего и с, воих змеи пытмеэ п був седо кнн-стЃ ь мжанндм рален, и ухотил ег, и пѷолоако м,ь естои быстрй выстиггиез дер на а мирыозалнкинемеЀившЈѵовы с помЁѾлѰ котоѻяѾ>Ёзревязал ран таЏ исн сом, чтм лучѲы ѴзебЀлЁа рестй е не апраьсѱЂлид оорл гь.

— ий бяѵ можеы спокойки дать лмннм. ГоотрЋ не бужет, , еслоана м ажетсѾ бя кн, ѵ временуожедавне буЂеь в Шеридм,т, — ъдавиоею.

— Разврмы ы зна прежае что делл стретиа убЁ?и:

— нна оо ищет те,ни если Найд А свь сле, вердетсѸы дйдуазз дЀемссвоѸр спутнилями возмож,о оа н останѻ этогсделаѸѸ сра леѸ друнлс вообднипол прежае че о правилсѲвместо с нЈлЏ в Шерид.  сбошеиаочишм вЁ роио знял, чтоКталосс сЂвалосмнногобледкжЈиѸ котоѻяѽказыв страмлями возмож,, чтлуба? ‸ эях людео, ибо трампсочщетсѽк несте Ѐл пв Шеридоня оѻыскетоткруаЂѵ не моЂа спрѸѽо временио добы е торочитьто, чтобы прЂѾ Престѯ ожащно тйн Ди.

—ки к эѻ стрети вердетсе сюли он айд е ноь слеЂ