Прочитайте онлайн Сокровище forever! | Глава 23. Проигравших не трясут

Читать книгу Сокровище forever!
2716+1847
  • Автор:

Глава 23. Проигравших не трясут

– А-ах! – Кисонька рванула в сторону капюшон черного плаща и отпрянула, почти с ужасом разглядывая появившуюся из-под него коротко стриженную голову, бледное лицо с расквашенным носом.

– Неваляшкинские гоблины! – закричала Мурка, обдирая второй черный плащ. – Они выходы в музее охраняли!

– Вижу я, как они охраняли! – завопила в ответ Кисонька, сгребла валяющегося на полу гоблина за плечи, в ярости попыталась поднять его и тряхнуть, но тяжеловесный охранник оказался для нее совершенно неподъемным.

Салям аккуратно отстранил ее, предложив:

– Давай я буду трясти, а ты спрашивать! – Одним рывком вздернул гоблина и затряс так, что голова у того замоталась из стороны в сторону.

Зарина одарила Саляма одобрительным взглядом – и тот принялся трясти своего пленника еще энергичнее. Подскакивающая возле его локтя Кисонька осыпала гоблина целым градом вопросов:

– Где ребята? Что вы с ними сделали? – Она все больше повышала голос, невольно стараясь перекричать тихое мерное постукивание, словно исходящее от всех шкафов сразу.

Заслышавший этот звук гоблин распахнул полные ужаса глаза широко-широко и, звучно лязгая зубами в такт потряхиваниям, пролепетал:

– Посадили на электрический стул! Сожгли! И заморозили!

– Ребят? Наших ребят? – в ужасе взвыла Кисонька.

– Нас! – дрожащим от еще большего ужаса голосом выдохнул «черный».

– Салям, не тряси его так! – немедленно потребовала Мурка. – Его, наверное, укачало, вот он и порет чушь!

– Нет, он просто строит из себя придурка! – не приняла объяснений Кисонька и… схватив валяющуюся на полу швабру, явно нацелилась заехать ею пленнику в лоб.

– Только не шваброй! – немедленно взвыл с пола второй «черный». – И не шкафом! И не копьем! Я скажу вам все, что вы захотите!

Словно в ответ на его слова, дверцы шкафа зловеще распахнулись – и тут же с грохотом захлопнулись. Оба пленника в ужасе заорали – эхом на их вопли взвыл кондиционер. Машинка для уничтожения бумаг хищно лязгнула, а над перевернутым офисным стулом с треском проскочила электрическая дуга.

Девчонки замерли, настороженно косясь по сторонам. Салям прекратил вытряхивать пыль из пойманного гоблина и тоже оглянулся. Одна лишь Зарина продолжала улыбаться со своим обычным выражением доброжелательного любопытства.

– Катькины любимые призраки завелись, что ли? – пробормотала Мурка.

Будто соглашаясь, с потолка спустилась и тут же взлетела вверх лампа. Двери всех шкафов офиса и рабочей комнаты принялись открываться и закрываться, ритмично похлопывая створками. Не отрывая глаз от ожившей офисной мебели, сестры попятились… И тут же ощутили, что позади них кто-то угрожающе сопит!

– Кийаа! – слаженный вопль близняшек потряс стены. Сильно оттолкнувшись, девчонки взвились вверх, прямо в воздухе развернулись, впечатывая каблуки в материализовавшихся за спиной врагов…

Севу и Вадьку разнесло в разные стороны, приложило об стены, а потом они тихо сползли на пол, пристроившись рядом с неваляшкинскими гоблинами.

– Прикололись? Понравилось? – ехидно поинтересовалась оказавшаяся позади них Катька. Неодобрительно гоготнувший Евлампий Харлампиевич перелетел через комнату и опустился хозяйке на руки.

– Вадька! – перепуганная Мурка рванула к мальчишке и упала рядом с ним на колени, судорожно ощупывая ему голову. Вадька дрожащей рукой стянул с себя очки – проверить, целы ли стекла.

Кисонька лишь гневно фыркнула, разглядывая валяющегося у противоположной стены Севу:

– Вы откуда здесь взялись?

– Мы ходим сквозь стены и возникаем ниоткуда! – прохрипел Сева заранее заготовленную фразу, с трудом поднимаясь на четвереньки. Предполагалось, что он скажет ее глухим, загробным голосом – но на такой голос у него уже дыхания не хватило. В груди ныло – будто конь лягнул! Хоть бы она каблуки снимала, прежде чем драться!

– Ну, так… – Вадька вернул очки на нос, вместе с ними пытаясь вернуть и вдребезги разбитое об стенку чувство собственного достоинства. Отказавшись от подставленного суетящейся около него Муркой плеча, он гордо и самостоятельно доковылял до так опрометчиво явившихся в офис «Белого гуся» неваляшкинских гоблинов. – Этой парочке даже никаких вопросов задавать не надо. Раз они здесь, значит, заказчиком ограбления действительно был Неваляшкин. – Вадька ухватился за край гоблиновского черного плаща. – И «специалистка по особым поручениям» тоже на него работала – плащики в одном магазине закупали. Эй, вы! – рявкнул на них Вадька. – Вы чего ночью по музею лазили?

– Бабу караулили, – немедленно ответил охранник Неваляшкина, после всего пережитого не смевший и думать о запирательстве. Здоровенный мужик затравленно поглядел на стоящего над ним пацана в очках и зачастил: – Чтобы медяху скифскую у нее забрать.

– А саму… бабу? – быстро спросила Мурка.

– Так она ж не нужна уже была, – пояснил гоблин, но тут, увидев выражение Муркиного лица, торопливо вскричал: – Не, не мочить, нет! Мочить хозяин не велел. – Его товарищ согласно закивал и тут же схватился рукой за голову – на лбу у него вызревали оставленные шкафом, шваброй и древком копья шишки. – Дали бы ей по башке, и все дела!

– А про нас откуда узнали? – влезла Катька.

– Не знали мы ничего! – отперся гоблин и тут же наябедничал: – Это все хозяин! Эсэмэски нам на мобилки прислал, чтоб, значит, найти офис детективного агентства «Белый гусь» и всех, кто там окажется… того… скрутить и завезти куда подальше. Чтоб под ногами не вертелись, пока он дело не закончит.

Сыщики переглянулись.

– Мы не видели, чтоб Неваляшкин выходил или звонил – но эсэмэску можно отправить совсем незаметно, – вздохнула Мурка.

– И что он нас рассекретил, не врубились, – ответил Вадька, чувствуя, что неправильное «управление Салямом» – в основном его прокол.

– Какой негодяй! – возмутилась Кисонька. – Даже виду не подал! – Личико ее болезненно сморщилось. – Гену жалко! – протянула она. – Неваляшкина теперь посадят! – она уже чуть не всхлипывала. – Вся компания ляжет на Генины плечи…

Сева взвыл и рванул в коридор. Через распахнутую дверь рабочей комнаты слышно было, как он там рычит:

– Гена! Ну конечно, не Большой Босс – так Гена! Бедненький-несчастненький!

– Что это с ним? – приподнимая брови, поинтересовалась Кисонька.

– Да так, практически ничего… – пряча глаза, пробормотал Вадька. – Заказчика мы, кажется, нашли. Вопрос теперь: где пектораль искать?

– Так уже ж нашли! – тихонько удивилась Мурка, опасавшаяся сейчас не то что разговаривать, а даже смотреть на ушибленного Вадьку.

– Это не та пектораль! – быстро сказала Катька. – Их на самом деле две – одна настоящая, вторая – фальшивая. Ее при перевозке подменили. Я вам потом объясню.

– Наверное, надо связываться с милицией, с майором Владимировым, – нерешительно предложил Вадька. – Пусть прижмет Неваляшкина…

– Нет! – Севу принесло обратно из коридора. Видя устремленные на него взгляды, он с силой повторил: – Нет! Мы не можем обращаться в милицию сейчас! Сразу Неваляшкин ее все равно не отдаст, а если до утра пектораль не вернется на выставку – Остапчуку хана! Придется платить страховку!

– Может и вообще не отдать, – поддержала Севу Катька. – Ему ж не пектораль нужна, а Остапчука разорить! Возьмет и раздолбает пектораль молотком, чтоб не нашли – и пропало сокровище!

– Девочка права – пектораль исчезнет навсегда! – голос Зарины вдруг зазвенел. – Если на рассвете она все еще будет в руках того человека, что ищет погибели своего врага, – она больше никогда не увидит солнца! Я знаю! – с абсолютно непоколебимой уверенностью сказала она.

Сыщики уставились на нее в изумлении – ну девушка и высказалась! И только Салям придвинулся к ней поближе, словно норовя защитить.

Хотя, может, они действительно правы – Катька с Зариной? Зачем Неваляшкину пектораль – только подставляться… Продавать ее он точно побоится. Не пожалеет древнее сокровище и расплавит. Никто никогда пектораль не найдет. Вадька повернулся к тихо лежащим на полу и даже не помышлявшим о сопротивлении гоблинам и требовательно спросил:

– Куда ваш хозяин пектораль… то есть медяху скифскую дел?

– Так никуда не дел, – удивился гоблин. – Она ж в музее осталась, мы ее у бабы так и не забрали – девчонок ваших и мужика увидели и поняли, что нечего светиться!

Вадька поглядел на них задумчиво: могли, конечно, и врать. Но глупо было бы: подменить пектораль, запутать дело до невозможности, чтобы подставить Остапчука, а себе обеспечить алиби – и посвятить во все подробности плана каких-то охранников!

– Если Неваляшкин подменил пектораль в самолете, значит, настоящая тоже прилетела вместе с ним. Уничтожать такую ценность просто так он не станет – он же не знает, что подмену обнаружили, – сказал шеф агентства. – Сейчас пектораль тут, в городе. Но спрятать Неваляшкин ее мог где угодно! Хоть в банк положить…

– Когда мы пришли на презентацию, Остапчук сказал… – вспоминая, медленно начала Кисонька, – что Неваляшкин привез пектораль к самому началу презентации.

– А банки к тому времени были уже закрыты! – тут же подхватил Сева. – Это завтра она может оказаться где угодно! А сегодня она у Неваляшкина! Дома или…

Кисонька решительно покачала головой:

– Дом у них под Киевом. Гена говорил… – Она мрачно покосилась на Севу и решительно продолжила. – Что в отделения своей компании они обычно приезжают на день-два и ночуют прямо в комнате отдыха. Семь отделений по всей стране. Адрес нашего городского – вот, – Кисонька достала беленькую визитную карточку, – Гена дал… Уверена – в этом их отделении и сейф есть!

– Хоть на что-то Гена сгодился, – фыркнул Сева, заглядывая в карточку. – А офис у них совсем близко от музея! Я считаю, мы должны пойти туда, отобрать пектораль – и вернуть ее на выставку!

– Надо же! – Кисонька даже руками всплеснула. – И это тот Сева, который вечно отговаривает нас лезть во всякие опасные авантюры!

– Конечно, отговариваю, – кивнул Сева, – когда вы лезете туда по собственной дурости! А сейчас мы полезем туда ради Остапчука! Мы – частное детективное агентство! Мы обязаны защищать наших клиентов!

– Даже если клиент нас обидел? – тихо спросила Катька. – Саляма к Пилипенко приравнял?

– А за это он с нами еще расплатится, – Сева усмехнулся, – в твердой валюте. Только сперва его надо спасти от разорения. Чтоб валюта была.

– Ладно, – кивнул Вадька. Лезть в офис Неваляшкина ему не очень-то хотелось – неизвестно, что их там ждет. Но и возразить Севе было нечего – если сейчас и впрямь передать дело в милицию, о пропаже пекторали узнают все, и Остапчука уже ничто не спасет! Они должны хотя бы попытаться. Вадька направился к стене и из их собственного офисного сейфа вытащил парочку самодельных наручников. Подошел к обоим гоблинам и с помощью Саляма пристегнул каждого к ввинченным в пол ножкам рабочих столов.

– Освободиться не пытайтесь. И связываться со своим хозяином по телефону даже не пробуйте, – строго приказал он. – Вот они, – потыкал он пальцем во все стороны – в шкафы, в лампу, в валяющийся на полу «электрический стул», – за вами присмотрят! Чуть что… – Незаконченная фраза звучала зловеще-многообещающе.

Гоблины с ужасом поглядели на Вадьку – и немедленно постарались забиться поглубже под столы. Подальше от взявших моду биться током стульев и прочей агрессивно настроенной офисной техники.

Зарина первой рванула к выходу.

– А вы… э-э… тоже с нами? – растерянно протянул Вадька.

Не оборачиваясь, девушка молча кивнула и побежала к машине.

Сыщики, включая гуся, переглянулись. Кто она такая? Почему им помогает? Что ей нужно?

Мимо пронеслось что-то большое, лязгающее сталью. Салям побежал рядом с Зариной, как ее верный рыцарь.

– Копье прихвати! – кивая на прислоненное к коридорной стене копье, только и успела крикнуть ему Кисонька. – В музей надо вернуть!

Разбираться было некогда – вся компания сыщиков ринулась следом за Зариной и Салямом. Они выбежали из дверей черного хода…

– Ага! – размахивая резиновой дубинкой, наперерез им кинулась толстенькая фигура, затянутая в слишком тесную милицейскую форму. – Попались! Я знал, что вас нельзя выпускать из виду! А ну-ка быстро колитесь, мафия несовершеннолетняя, куда собрались?

– Старший лейтенант Пилипенко? – изумилась Кисонька. – Вы что здесь делаете? Вы же должны быть в музее – пектораль караулить!

– Ха! – торжествующе хохотнул Пилипенко. – А то я вашу преступную компанию не знаю! Если удрали, значит, что-то задумали противозаконное! Да еще так потом извернетесь, что я во всем виноват и останусь. Не выйдет! Я вам не идиот, я – представитель власти!

– В сущности, это одно и то же… – пробормотала Кисонька, напружиниваясь, готовая проложить себе дорогу силой. Рядом точно так же напряглась Мурка, а Салям просто отвел кулак, целясь Пилипенко в лоб… И вдруг Кисонька расслабилась. – Но если хотите – можете пойти с нами, – искушающе добавила она.

И Пилипенко, и Мурка поглядели на рыжую в полном изумлении.

– Ты что? – зашипела ей на ухо сестра. – На фига нам Пилипенко?

– Вы что? – заорал сам Пилипенко. – Чтобы я сотрудничал с детской мафией?

– Думаешь, нас в офис Неваляшкина вот так возьмут и пустят? Нам милиционер, даже такой убогий, как Пилипенко, еще пригодится! – тихонько ответила Кисонька сестре.

На самого Пилипенко девчонка поглядела с упреком:

– Вот и видно, что вы идио… представитель власти: ни книг не читаете, ни кино не смотрите!

– Смотрю, конечно! – возмутился Пилипенко. – Детективы американские.

– Тогда должны знать, что все крутые полицейские в случае необходимости вступают в союз с мафией, – серьезно объяснила Кисонька. – Потом, конечно, они мафию хитроумно обманывают и выходят победителями.

Пилипенко задумался:

– А сейчас случай необходимости?

– Еще какой! Сами подумайте: если ваше начальство узнает, что вы оставили свой пост возле пекторали…

– Два раза, – вклинилась Мурка.

– …что оно с вами сделает? – закончила Кисонька.

Пилипенко помрачнел.

– Но если вы пойдете с нами, то сможете нас контролировать и таким образом героически окажетесь на посту! – закончила Кисонька.

Пилипенко задумался – в словах Кисоньки ему почудилась какая-то несообразность… Хотя, с другой стороны, все логично… Он шумно вздохнул.

– Хорошо, – нехотя согласился он. – Я вступлю в союз с вашей мафией. Но учтите! – он предостерегающе поднял палец. – Потом я, конечно, вас хитроумно обману и выйду победителем!

– Вы только нам об этом не рассказывайте, – серьезно предупредила его Кисонька. – Пусть мы будем потрясены вашим коварством!

– Что, еще не все закончилось? – выглядывая из окна машины, безнадежно спросил шофер Володя, когда к компании из ребят, рыцаря и девицы с луком и стрелами добавился еще толстый мент с дубинкой.

– Все только начинается! – «подбодрил» его Вадька, залезая на заднее сиденье.