Прочитайте онлайн Сокровище forever! | Глава 22. Кто в черном плаще придет – тому не поздоровится!

Читать книгу Сокровище forever!
2716+1853
  • Автор:

Глава 22. Кто в черном плаще придет – тому не поздоровится!

– Но мы же закрыли этот подвал! Еще когда офис в порядок приводили! В нем воды было полно! – клацая зубами, выдавил Сева, изумленно разглядывая сложенные из крупных камней стены, от которых тянуло влажным холодом. Разглядывание, впрочем, не помешало ему быстро и аккуратно прикрыть за собой люк в потолке подвала. Наверху, в оставленной ребятами рабочей комнате уже слышались тяжелые шаги.

– Воду я откачал, – отрывисто бросил Вадька, направляясь к возвышающемуся посреди забетонированного пола странному сооружению. – Два садовых насоса, шланг… Катька, помоги! – Не договорив, он принялся срывать окутывающую сооружение плотную термопленку. Катька ухватилась за другой конец прозрачного покрытия.

– А это все откуда? – ахнул Сева, увидев появляющиеся из-под пленки угловатые контуры мониторов и такую же, как в рабочей комнате, панель управления. От компьютеров по стенам тянулись новехонькие разноцветные провода. Пестрой сеткой, похожей на шапочку поэтессы Раймунды, они пересекали потолок подвала и утягивались наверх – в рабочую комнату.

– Ты мне деньги на новые компьютеры выделял? – задал встречный вопрос Вадька, плюхаясь на стоящий перед панелью стул и торопливо щелкая кнопками.

– Но я думал, ты старые просто списал. Ты же говорил, они устарели, – пробормотал Сева, глядя, как стремительно оживают мониторы.

– Устарели, конечно, но ведь работают, – пожал плечами Вадька. – После того, как мы ядерные ракеты по старым советским подземным бункерам искали, я подумал – а неплохо бы и себе что-нибудь такое… подземное завести. На всякий случай.

– Как ты думаешь, почему у нас именно Вадька – шеф агентства? – гордо спросила Катька. – Потому что он самый предусмотрительный и самый умный…

Все-таки хорошая у него сестра, чувствуя, как на глаза чуть не слезы наворачиваются, умиленно подумал Вадька. Он всегда будет ее любить и беречь!

– …после Евлампия Харлампиевича, конечно! – добавила Катька.

Если не свернет ей шею прямо сейчас! И ее проклятому гусю тоже – вот только для дела его использует, и сразу же! Вадька пробежался по клавишам. На экранах появилось трехмерное изображение рабочей комнаты и парадного офиса. На нем слабо светились невесть что помечающие алые точки.

На мониторе видно было, как в оставленной рабочей комнате двое в черном переглянулись. Мерно ступая, направились к единственному обнаруженному ими живому существу – восседающему на панели управления Евлампию Харлампиевичу. Замершая за спиной у брата Катька прикусила губу и нервно засопела.

Пришельцы, до ужаса похожие на страшных назгулов из «Властелина колец», наступали на гуся.

В подвале Вадька будто пианист-виртуоз (или хакер– универсал) пробежал пальцами по кнопкам клавиатуры. Вдоль висящей на мониторе трехмерной модели потянулись тонкие разноцветные линии. Для сидящих в подвале пол рабочей комнаты оказался словно заткан многоцветным ковром тонких светящихся лучей.

– А эти… черные… их видят? – почему-то шепотом, хотя забравшиеся в их офис двое в черном никак не могли ее отсюда услышать, спросила Катька.

Вадька в ответ лишь помотал головой:

– Из всех «Один дома» больше всего люблю третий фильм! Там пацан хоть и мелкий, но здорово с техникой работает! – кладя пальцы на клавиатуру, сказал он. – Шоу начинается!

– Какое еще шоу? – пролепетал Сева.

Наверху, в рабочей комнате, застыли друг против друга жуткие существа в черном и бесстрашная белая птица. Евлампий Харлампиевич вытянул шею, грозно растопырил крылья – и угрожающе зашипел на пришельцев. Те переглянулись – и кинулись прямо к гусю. Полы черных плащей мазнули по невидимой для нападающих световой линии.

Лампа из-под потолка ухнула вниз на неожиданно растянувшемся, словно резиновый, подвесе. Тюкнула одного из «плащей» по башке – и моментально взмыла обратно. «Черный плащ» схватился за ушибленную макушку, завертелся, разыскивая, кто его ударил, – пяткой кроссовки заехал по следующей невидимой линии. Кондиционер оглушительно взвыл, и из него ударил не просто теплый – обжигающий, как в пустыне, воздух. Оба «черных плаща» с криком шарахнулись прочь из-под воздушного потока… Машина для уничтожения документов жадно чавкнула, оживая, – и в ее пасти оказалась летящая по горячему кондиционированному воздуху пола плаща.

Б-з-з! – валик завертелся, вкручивая плащ внутрь машины. Вжик! вжик! вжик! – зачиркали острые лезвия, и в корзину для бумаг потекли тонкие полоски черной ткани.

– А-а! – заорал «черный», выдирая свое одеяние из стальных челюстей.

Плотная ткань затрещала, и один из плащей приобрел укороченный фасончик – из-под него четко виднелись обыкновенные синие джинсы.

Будто смеясь над незадачливыми пришельцами, загоготал гусь.

– Это он! – завопил уцелевший «черный плащ», кидаясь к панели управления. – Проклятый гусь по кнопкам скачет! Надо компьютеры отключить!

– Гениальная идея! – внизу в подвале восхитился Вадька.

«Черный плащ» сунул руки к выдвижной полочке с клавиатурой. Тут же что-то громко лязгнуло, смыкаясь на его запястье стальной хваткой, и рвануло на себя, с размаху приложив физиономией о столешницу. Словно в ответ на этот удар в рабочей комнате погас свет – зато на мониторах немедленно вспыхнули надписи.

«Лучше вам уйти», – гласила первая.

«Но веселее будет, если вы останетесь», – сообщала вторая.

«Только потом не жалуйтесь!» – честно предупреждала третья.

Ободранный «черный плащ» немедленно решил воспользоваться первым советом. Даже не оглянувшись на орущего приятеля, которого неведомая сила колотила мордой об стол, круто развернулся и рванул из рабочей комнаты в парадный офис к пустому проему выбитой взрывом двери…

– Ку-уда? – гневно завопил Вадька, хватаясь за другую клавиатуру. – Нет уж, родной, вход бесплатный, выход – рупь!

Прямо перед носом у беглеца из дверного порога, как невиданные стебли, выметнулись стальные стержни. И с негромким лязгом вошли в аккуратные пазы в притолоке.

– Ой-ё! – беглец с разбегу всем телом впечатался в выросшую на его пути стальную решетку. Отскочил от нее, метнулся назад.

Дверь стенного шкафа распахнулась навстречу и заехала ему в лоб.

В рабочей комнате второй «черный плащ» изо всех сил уперся ногами в тумбы стола, пытаясь вырваться из поймавшего его капкана. Хватка на запястье немедленно разжалась. Его отшвырнуло назад – он приземлился на офисный стул. Из сиденья вырвался длинный искристый разряд – и заплясал вокруг фигуры в черном.

– Это ведь, кажется, мой стул?! – у мониторов в подвале Катька с гневным подозрением уставилась на брата.

– Ага-а, – гнусно ухмыляясь, согласился Вадька. Вот теперь она три раза подумает, прежде чем над старшим братом ехидничать!

Плащ орущего и дергающегося на стуле «черного» вспыхнул – огонь побежал по плотной ткани. Его хозяин сорвался со стула и заметался по рабочей комнате… Огнетушитель на стене медленно повел раструбом туда-сюда, будто отслеживая мечущуюся фигуру в развевающейся черной ткани и скачущим по ней оранжевым язычкам пламени. Наконец словно чихнул презрительно – и из раструба ударила струя замораживающего холода. Мгновение, и вместо «черного плаща» посреди комнаты выросла белая статуя, качнулась, слегка скрипнула, роняя голубоватые инистые хлопья, и рухнула на пол.

В парадном офисе дверцы шкафов играли в мяч вторым «черным плащом» – слышны были только его вопли и хлопанье. Получив очередной удар под зад от створки одежного шкафа, «плащ» с глухим воплем вывалился в коридор и, спотыкаясь, заковылял обратно в рабочую комнату… Из-за двери под ноги ему выпала спрятанная там швабра.

– Этого я даже не планировал! – в полном восторге заорал в подвале Вадька.

Беглец наступил на перекрестье швабры. В полном соответствии с законами физики черенок шарахнул его по самому больному месту – опять в лоб. Несколько мгновений постояв, словно приклеившись к швабре, «черный плащ» сполз по ее ручке на пол, где лицом к лицу встретился со своим уже слегка оттаявшим собратом. В дружном согласии оба на четвереньках рванули в коридор, к распахнутой задней двери.

– Перекрывай! Заднюю дверь перекрывай! Уйдут! – заорал Сева… глянул на несчастную физиономию Вадьки и осекся.

– На заднюю-то я ничего не поставил, – пробормотал Вадька. – Думал, раз бронированная…

Сева в ответ аж заверещал от злости – загадочные «черные плащи», пытавшиеся взять их офис штурмом, теперь сматывались, и они так и не узнают, кто же прячется под капюшонами! Парочка «черных» уже была у самого выхода…

В воздухе что-то просвистело. Раздался глухой удар и вскрик. Лишь много позже, пустив запись на мониторе в медленном просмотре, сыщики «Белого гуся» сумели разглядеть, как оперенная стрела влетела с улицы в дверной проем, скользнула четко вдоль макушки «паленого-подмороженного», цепляя его капюшон, и с хряском воткнулась в пластиковую панель. Сейчас же они только увидели, как одного из беглецов рвануло назад, будто бабочку на булавке, пришпиливая к стене за пробитую ткань капюшона.

Второй «черный плащ» успел проскочить в проем… Тупое древко копья вынырнуло ему навстречу и с силой ударило… снова в лоб, забрасывая обратно. Заполняя весь проем собой, в коридор ступил вооруженный копьем рыцарь в сверкающей кирасе, каске и темных очках! Прикрываясь им, как живой крепостной башней, позади двигалась красивая темноволосая девушка с туго натянутым луком в руках. Острие стрелы хищно рыскало в поисках цели. Но и девушку, и рыцаря смело в сторону, когда из-за их спин кубарем выкатились две разъяренные рыжеволосые фурии и вихрем ворвались в рабочую комнату.

На экранах в подвалах было отлично видно, как Мурка и Кисонька мечутся по разгромленной и совершенно пустой рабочей комнате, какие у них перекошенные, полные ужаса лица, а в глазах стоят слезы.

– Надо вылезать скорее, – Катька вскочила, – пока девчонки с ума не посходили!

– Тут был бой! – в этот момент закричала Мурка, в отчаянии останавливаясь перед панелью управления и требовательно глядя на восседающего там Евлампия Харлампиевича. – Где ребята?!

Гусь успокаивающе курлыкнул, но девчонок это не устроило.

– Не ожидаешь же ты, что он тебе ответит? – с раздражением бросила Кисонька. Выражение лица у нее стало просто жутким: зеленые глазищи, казалось, мечут самые настоящие молнии, а между спутанных рыжих волос подскакивают искры. – Зато я знаю, кто нам скажет все, – скрючивая наманикюренные пальчики, как когти хищной птицы, сквозь зубы процедила Кисонька и пронзительно прокричала: – Салям! Тащи этих двоих сюда, быстро!

На пороге рабочей комнаты появился закованный в сталь Салям, за шкирки, как щенков, волоча закутанных в ободранную черную ткань визитеров. Зарина тенью следовала за ним. Салям швырнул своих пленников на пол. На мониторе видно было, как яростная Кисонька, изогнувшись бешеной кошкой, нависла над ними. Рука ее потянулась к краю черного плаща…

– Погоди! – ловя Катьку за руку, в подвале сказал Сева. – Успеем вылезти! С ума не сойдут – им есть чем заняться, – а мне над Кис… над девчонками приколоться охота.

Катька, только что так рвавшаяся на поверхность, вдруг замерла – поглядела на свою руку в Севиной ладони – и густо покраснела.

Вадька лишь тяжко вздохнул и пробормотал:

– Мало мы уже наприкалывались? – Но из подвала наверх тоже не помчался.