Прочитайте онлайн Сокровища фараона | Глава 8 Неожиданный попутчик

Читать книгу Сокровища фараона
2816+902
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8 Неожиданный попутчик

Шел первый день пути. Путешественники хорошо держались. Весело переговариваясь, они неторопливо двигались за Ллойдом, который тоже заболел поисками гробницы. Никогда и ни чего подобного он не видел в своей жизни, но знал, что любой, даже самый маленький камень из сокровищницы, сделает его невероятно богатым. Он посмотрел на карту, о которой знал не так уж мало и подумал: «Интересно, а откуда она вообще взялась. А если Лала говорила правду и там что-то опасное, лучше я буду подальше от этой гробницы».

Двигаясь в сторону Бахарии, они останавливались только на короткие привалы. Сухой ветер бесцеремонно дул им в лица, но одежда хорошо защищала путников и они спокойно ехали на «кораблях» пустыни. Приближался вечер, и сумерки окутывали пустыню слишком быстро. Уже в свете костров, люди раскидали палатки и собрались около огня. После десятичасового перехода, еда казалась очень вкусной, а матрасы мягкими, они очень устали и ни кто не засиделся у костра.

Когда девушки остались одни, Леда не выдержав, спросила:

— Ну, что, Джо, рассказывай, — от нетерпения она потрясла подругу за плечи, — Марсело такой довольный, улыбается. Жених.

— Перестань, Леда. — отмахнулась Хоулл.

— Я не узнаю тебя, подружка. — Леда надула губы и, отвернувшись, посмотрела на Аню, — Ты видела и это после стольких лет дружбы, после стольких вечеров, когда мы обсуждали наших кавалеров за чашкой кофе, когда плакались друг другу…

— Ладно, — улыбнулась Джордан, — Мне трудно говорить об этом, — сегодня утром для меня весь мир перевернулся. Я боялась оказаться в сетях своих чувств, я еще сомневалась. Но… он так меня поцеловал, что я чуть было не потеряла сознание. Ничего подобного в моей жизни не было. Он так обнимал меня… так касался меня…

— Ну, и? — Леда посмотрела в сторону улыбающейся Анны, — поверить не могу, ты и Марсело.

— А я сразу заметила, еще в аэропорту, как он на тебя смотрел.

— Правда, Аня? — Джордан выглядела такой счастливой, — это так здорово.

— Ладно, девочки. Давайте спать. — Аня выглянула из палатки, Сергей в одиночестве сидел у костра, — Посмотрите на этого, непризнанного Дон-Жуана.

Джо выглянула вслед за Тумановой и увидела Кочетко, который ковырял палкой в костре. Они захихикали и, услышав это, Сергей обернулся, но увидел лишь колыхающуюся полу палатки.

— Я видела, как он смотрел на тебя, Джо. — строго заметила Аня.

— Джо у нас нарасхват, — засмеялась Леда, — но на этот раз повезло Марсело.

Джордан покачала головой и рухнула на сложенное вчетверо одеяло:

— Все. Спать.

* * * *

Далеко же меня занесло, подумал Оливер и, посмотрев по сторонам, закурил. Он был моряком, который участвовал в бунте на «Санта-Монике» и успевший сбежать от правосудия. Судьба занесла его в маленькую деревушку, между Ливийской пустыней и Сахарой. Здесь он хотел отсидеться какое-то время. К счастью, он успел прихватить деньги из корабельного сейфа, поэтому на неудобные вопросы, за него отвечали зеленые купюры.

Прошел месяц, и ему надоело сидеть на одном месте, но Оливеру не везло. В Бахарию давно не заходили караваны идущие в Эль-Аламейн. В порту этого города, можно было наняться матросом на любое судно, но ни кто не показывался в оазисе, кроме людей из Шедита или Каира. Его не радовало все это, слишком устал Оливер от бесконечной жары и изолированности оазиса. Наконец, он решил в одиночку добраться до Эль-Аламейна. Расстояние было приличное, почти триста километров по раскаленному песку, но это не останавливало Оливера Штольца, он хотел по скорее убраться с «черного» континента к себе домой. Штольц не жалел о том, что обчистил сейф капитана и решил по скорее двинуться в путь.

* * * *

Ночь. Звездное небо, словно восточный шатер из арабской сказки, раскинулось над пустыней. Аня не спала, она открыла глаза и, потянувшись, улыбнулась. Она искренне радовалась за Джо. Ее как будто подменили, Аня посмотрела на Хоулл, которая спокойно дышала, обхватив руками маленькую подушку. Вдруг что-то кольнуло ее, женщина ойкнула и разбудила этим Леду, которая, открыв глаза, поднялась:

— Что случилось, Аня?

— Да укололась, наверное, перо в подушке, знаешь, это я от неожиданности вскрикнула. — Леда поплотнее укрылась одеялом и, высунув оттуда нос, сказала:

— Если что разбудишь…

— Подожди, Леда, — Анна откинула одеяло и, включив фонарик, посветила на ногу, — у меня такое подозрение, что кто-то укусил меня. — Туманова сняла носок с ноги и увидела на голени маленькую ранку с булавочную головку. — Меня укусил какой-то паук, — ее голос дрогнул. — Разбуди ребят, скорей. Сергей брал с собой какие-то препараты…Дай мне спички, быстрее…

Леда растолкала Джордан и, выбежав из палатки, кинулась к мужчинам, которых разбудила суматоха, творившаяся в девичьей палатке.

Джордан, быстро оценив ситуацию, нашла спички, она поняла, что Анна хочет прижечь ранку.

— Не было бы поздно, — сморщилась Аня, когда Хоулл поднесла к ее голени горящую спичку, — а — ай! М — м, как же больно, хоть бы все обошлось.

— Аня! Что случилось?! — откинув полог, появился Сергей, в его руках был небольшой саквояж. Петр влетел следом за ним и, опустившись рядом, взял жену за влажную руку.

— Меня укусил какой-то паук, я проснулась и по этому сразу… почти, сразу приняла меры.

— Бедная моя, — Петр, покачав головой, достал приготовленный Сергеем жгут, — не нервничай, все обойдется. Я помогу тебе. — Туманов затянул жгут выше локтя на руке Анны и подвинулся, уступая место Сергею, который приготовился сделать ей укол. Она поморщилась, когда холодная игла шприца вошла в кожу.

— Боже мой, что вы со мной делаете, что это, сыворотка?

— Нет, — Сергей спокойно вводил ей антагонист яда, — я ввел тебе 25-процентную сернокислую магнезию… подожди, Петь, дай еще одну ампулу… нужно ввести еще десять кубиков.

— Почему ты не ввел ей сыворотку? — удивленно спросил Марсело.

— Я не знаю, точно, какой паук укусил ее, но думаю ничего страшного, хорошо, что место укуса было сразу обработано. Как ты? — Он потрогал лоб Анны и, озабоченно покачав головой, добавил, — на вот, положи это под язык, — Кочетко дал ей таблетку нитроглицерина и, накрыв одеялом, поднялся к выходу.

— Ну, что, Сережа, ей станет лучше? — переживая, Петр ходил взад-вперед.

— Надеюсь, но если ей станет хуже… — Сергей, затянувшись, выдохнул струю дыма, — то придется рискнуть и ввести ей противокаракуртовую сыворотку. Симптомы очень похожие и если ее укусила самка, то дела наши плохи…

Из палатки выбежала взбудораженная Леда:

— Анне трудно дышать, она задыхается!

Сергей, бросив сигарету, росился вслед за Петром.

— Аня! — Туманов приподнял ее голову и положил ее к себе на колени, — тебе стало хуже. Боже мой, ты такая холодная, а пот градом идет.

— Подожди, я померяю ей температуру. — Анна металась, мучимая болью, ее глаза покраснели, и дыхание было сбивчивым. Сергей протянул градусник Петру, и тот осторожно вставил его ей в подмышку.

— Потерпи, родная. — Петр ласково гладил ее по спутанным волосам.

— Мне кажется, я сейчас умру, — простонала Аня, — у меня все горит внутри.

— Дай, я осмотрю ее еще раз. — Кочетко быстро расстегнул на ней рубашку и брюки, а, потрогав ее живот, утвердительно кивнул, — Анютка, у тебя что болит… я понимаю, тебе трудно говорить, но что больше всего?

— Спина… вот здесь и живот, крутит, как схватки, только не отпускает совсем… трудно дышать, хочется пить… Петя дай мне воды…

— Сейчас станет легче. — Сергей раскрыл чемоданчик и, вытащив ампулу с сывороткой и шприц, быстро сделал ей инъекцию. — Теперь все будет хорошо. Ее укусил каракурт или «черная вдова», как ее еще раз называют. Все признаки налицо. — Он погладил Аню по щеке и, покачав головой, вышел наружу.

— Откуда здесь взялся этот паук? — Ллойд недоверчиво хмыкнул, — какие здесь каракурты, здесь ровная местность, без оврагов и травы.

— У них сейчас период обзаводиться потомством, в этот момент пауки особенно опасны. Сейчас июль. Может быть, поэтому с Аней и случилось это, — пожал плечами Кочетко, — ложитесь спать, а я побуду с Петей и Аней. Ей будет лучше.

— М — да, — протянул Марсело и, зевнув, добавил, — если что, обязательно разбуди нас. Но мне бы хотелось, чтобы с Аней было все хорошо.

— Да, я пойду тоже, — Джо взяла за руку Марсело и пошла в сторону соседней палатки. Всю ночь Аня ворочалась, боль постепенно ушла, но ей все еще было очень плохо и только к утру ей стало лучше. Наконец она уснула и ее друзья тоже.

К полудню, все понемногу начали просыпаться, Анна все еще была слаба, и Флеминг решил сегодня пока никуда не трогаться с места.

— Когда ей станет лучше, тогда и отправимся в дорогу. Полдня в седле слишком тяжело для Анны.

Все решили, что Ллойд прав, день был потерян, но за этот короткий отрезок времени Аня пришла в себя. Она была немного слаба, но у нее появился аппетит, и исчезла та смертельная бледность, которая была утром. Им пришлось перетрясти все свои вещи, больше никто не хотел стать жертвой какой-нибудь ядовитой твари.

День тянулся очень медленно, Ллойд и Марсело прикидывали, сколько нужно пройти до гробницы, если считать по старинной карте. Джордан с Ледой развели костер и готовили обед из консервированной тушенки с какой-то крупой. Аня лежала у костра на толстом одеяле и Петр время от времени мерил ей температуру:

— Ну, что, Анечка, тебе лучше? — Леда ласково погладила женщину по волосам, — как же так получилось? Мы все так испугались за тебя.

— Да, — подтвердила Джордан, — Мне казалось, что вся пустыня кишит пауками, скорпионами и змеями.

— Так оно и есть, — слабо улыбнулась Аня, — ничего страшного, мне уже лучше. Жаль, что из-за меня пришлось задержаться.

— Глупости, мы же одна команда! — Джо погладила ее по растрепавшимся волосам, — дай я причешу твои волосы, они такие красивые.

— Дожили, уже и причесаться не в силах.

— Перестань, Аня, сегодня тебе Сергей прописал постельный режим, — добавила Леда и, попробовав кашу из котелка, довольно хмыкнула, — А что, это совсем ничего, даже очень вкусно.

— Просто ты голодная, — сказал Петр, поправляя подушку Ане, — пойду к Флемингу, посмотрю, что там они с Марсело насчитали.

Так неспеша прошел день, просчитав все, Ллойд, наконец, успокоился. Он знал, сколько нужно будет взять запасов воды и пищи, так как к приезду в Бахарию, нужно было бы пополнить провиант. После ужина, все потихоньку стали разбредаться по палаткам.

— От лагеря не уходить! — крикнул Ллойд удаляющимся Марсело и Джордан.

— Они наконец-то нашли общий язык, — ухмыльнулся Сергей, — говорят, опасность всегда обостряет чувства.

— Тебе нравится Джордан? — спросила Анна, пристально посмотрев в его зеленые глаза и увидев в них колючий огонек, добавила, — Я не буду тебя учить жизни, мы давно знаем, друг друга, но даже если бы не было Марсело, Джордан все равно тебе не по зубам.

— Почему мы говорим об этом? — Сергей удивленно приподнял брови. — И это говорит мне лучшая подруга моей жены…

— Поэтому, только я и скажу тебе о том, что пора уже повзрослеть.

— О чем ты? — Сергей, скривив губы, посмотрел по сторонам, — перестань, или мы поссоримся.

— Потом я не скажу ни слова, а пока ты меня выслушаешь. Я очень тебя уважаю, ты хороший товарищ, но мне не нравится, что ты заставляешь страдать Наташу, ты понимаешь, о чем я…

— Послушай, я тоже очень хорошо отношусь и к тебе, и к Петру, но, пожалуйста, не путай божий дар с яичницей. — Сергей сузил глаза и, поджав губы, отвернулся, — Моя жизнь-это мое личное дело.

— Когда ты живешь один, Сережа.

— Сейчас ты похожа учительницу, которая отчитывает двоечника. Все, я больше не хочу обсуждать с тобой… э — эх — махнул он рукой и, вытащив сигарету из пачки, уронил ее, — тьфу ты, черт… — поднявшись на ноги, Кочетко, полез за следующей сигаретой и, закурив, тяжело выдохнул, — иди спать, Аня, тебе еще нужно прийти в себя от укуса.

Аня сжала губы и грустно посмотрела вслед Кочетко. С Наташей она дружила очень давно, и Сергей ей нравился. Но так было больно видеть, когда он всякий раз флиртовал с девушками под носом у Натальи, как будто та ничего не видит. Конечно, она все замечала, вздохнула Туманова, но почему он такой бабник? «Его не переделаешь, а я ему все прощаю, потому что он меня любит», — говорила Наташа: «Что поделать, он же просто оказывает им знаки внимания и только…»

Если бы ты знала, Наташа. Анна тяжело вздохнула, как может в одном человеке уживаться две натуры. Положительная и отрицательная и все такие сильные. Только бы он не перегнул палку с Джордан, это заметно, как он злится, видя Марсело и Джо вместе.

— Давай-ка спать. — Аня вздрогнула, ее мысли прервал громкий голос Петра, — пойдем, завтра предстоит долгий путь.

* * * *

Утром все двинулись в путь, только стало светать. Было не жарко, даже прохладно, путешественники свернули лагерь и направились вслед за Ллойдом, фигура которого неизменно всегда была впереди.

Анна все думала о вчерашнем разговоре с Сергеем и теперь боялась смотреть в его сторону, думая, что он сердится на нее за вчерашние нравоучения. Через некоторое время, Сергей поравнялся с ее верблюдом и, склонив голову набок, улыбнулся, давая этим понять, что все нормально. Потом он вспомнил о дочурке — Полине, а Аня о Гришуне. Аня видела и чувствовала, с какой любовью он говорит о Наташе и Полиночке, и отказывалась понимать его. Но уже не хотела возвращаться к вчерашнему спору.

Марсело ехал позади Джордан и с восхищением разглядывал ее, он ждал привала, когда, наконец, сможет опять прикоснуться к ней и пошептать ей на ухо все то, что обычно шепчут друг другу влюбленные. Он мечтал поскорее вернуться домой, где они, наконец, останутся вдвоем и только вдвоем. Он счастливо улыбнулся и вспомнил тот поцелуй на террасе, когда Джордан, начала сначала сопротивляться, а потом страстно припала к нему. Марсело до сих пор ощущал во рту вкус ее губ, от этих мыслей у него закружилась голова и желание заключить в объятия любимую целовать ее, ласкать, становилось все сильнее. Чувствуя, что сейчас ему станет невмочь, парень отвел свои глаза от такой притягательной и желанной женщины.

Так прошел третий день пути и ночь. К вечеру же четвертого дня, Ллойд заметил вдали одинокую лошадь. Он вытащил бинокль и, посмотрев, приказал всем остановиться. По его словам на лошади был человек, который был, скорее всего, без сознания или хуже того — мертв. Марсело и Сергей были ближе всех к Ллойду и по этому, они все направились к незнакомцу. Солнце уже клонилось к горизонту и песок, окрасившись в багровый цвет, был похож на водную гладь. Петр придержал, рванувшегося было следом за своими «товарищами» верблюда и, приставив ладонь ко лбу, закрывая глаза от солнца, вгляделся вдаль.

Через несколько минут, мужчины были возле странника и его лошади. Она казалась измученной, а человек безвольно повис в седле, уронив голову в косматую гриву животного.

— Послушайте, господин? — Ллойд потряс за плечо бесчувственного человека, это был молодой парень лет двадцати пяти. Его светлые волосы спутались и были все в песке, наверное, он падал с лошади, так как у него была перебинтована рука.

— Это не местный, — мотнул головой в его сторону Флеминг, и еще раз окликнув незнакомца, принял решение сделать остановку и привести в сознание «этого иностранца», как он отозвался о неизвестном человеке с европейской внешностью.

Через полчаса безвестный пришел в себя, он был удивлен, что двигался совсем не в том направлении, это его очень расстроило. Он рассказал, что ему нужно в Эль-Аламейн, и оттуда он хочет добраться до дома.

— Оливер Штольц. — представившись, они протянул руку Ллойду, — А вы, я вижу, то же не отсюда. Иностранцы?

— Да, кроме Ллойда, Марсело не нравился этот Штольц, — мы направляемся в Бахарию.

— Вы, наверное, занимаетесь раскопками? — он жадно припал к фляге, принесенной Ледой, — а иначе, что таким людям как вы делать в этой пустыне.

— Да, мы палеонтологи, — нашлась, что сказать Джордан.

— Кости всякие, понимаете. — Сергей старался выглядеть дружелюбно, — динозавров ищем.

— Ага, понятно. — Оливер, улыбнувшись, откусил большой кусок копченого мяса и сам, понятное дело, не поверил улыбчивым ученым. «Что-то здесь не так», — подумал он и, доев остаток мяса, приступил к сушеным финикам.

— Ну, у него и аппетит, — шепнула Джо Марсело, — так мы до Бахарии не доедем.

— Да, кстати, если вы хотите доехать до Бахарии, вам не следует так налегать на пищу и воду. Вы можете надорвать желудок, — улыбнулся Ллойд, ему тоже не нравился нежданный попутчик. — Нам нужно двигаться дальше, можете пока остаться с нами.

— Нам больше некуда деваться, даже если бы мы этого очень хотели, — саркастически улыбнулась Джордан, ей не нравился этот Оливер, у него по ее словам были воровские глаза, такие суетливые манеры, — …и, вообще, мне он не нравится.

— Не волнуйтесь, в Бахарии он оставит нас, — успокаивал всех Ллойд.

— А если он пронюхает, что мы не палеонтологи? — Петр покосился в сторону мирно спящего немца.

— Мне кажется, он уже понял это, — ухмыльнулся Сергей и посмотрел на Ллойда, — что бы не случилось, этот человек не должен слышать наших разговоров.

Вскоре все разошлись по палаткам, Оливеру пришлось выделить отдельную, что его очень обрадовало:

— Вы так добры ко мне, ребята. Но что же мне делать дальше? — он удрученно покачал головой, — мне не хотелось бы возвращаться в Бахарию…

— А что, там какие-то проблемы? — Сергей в упор посмотрел в маленькие, светло-голубые глазки Штольца. Тот понял, что здесь он явно незваный гость. — Ну… — осторожно начал немец, может, вы отправляетесь в сторону Эль-Аламейна, и тогда может быть… я поеду с вами? Просто, я уже очень давно ждал караван, но они приходили только из Каира и Шедита. — Оливер надеялся разжалобить этих «палеонтологов», он был уверен, что это ни дать, ни взять — искатели гробниц и сокровищ, по этому ему совсем не хотелось уезжать из Африки, тем же бедным моряком.

— Дело в том, — начал Петр, — что мы направляемся совсем в другую сторону, — он пытался быть как можно более убедительным, — Поймите, Штольц, прохождение пустыни не, похоже, на прогулку по парку и честно хочу вам сказать, ваш организм сильно обезвожен и вам нужен отдых.

— Я понимаю, — тяжело вздохнул Штольц, — только когда я вернусь в Бахарию, мне останется только умирать, потому что последние деньги я потратил на эту клячу, — он кивнул в сторону усталой старой лошади. — Ну ладно я понимаю. Вы не хотите посвящать в свои планы чужого, незнакомого человека.

— Именно так, — отрезал Сергей, — а теперь, прошу вас, — он улыбнулся, показывая на палатку, которую разбили специально для Оливера. Тот скрипнул зубами, но не подал виду, что его так и распирает перебить всех этих умников. Краем глаза, он посмотрел на Леду. «А эта гречаночка, пожалуй, ничего, — он направился к палатке, бросая дерзкий взгляд в ее сторону, — но тобой, деточка, я займусь позже».

— Надо держать ухо востро. — Ллойд недовольно покачал головой — карта у меня, и надеюсь, этот тип ни о чем не догадается.

— Потише, — Леда приложила палец к губам, — Пойдемте спать, завтра рано вставать. Сколько нам еще осталось, Ллойд?

Он вытащил карту и, посмотрев на остаток пути до Бахарии, сказал, что до захода солнца они прибудут в оазис.

— А оттуда, мы направляемся на юго-запад. Нам предстоит пройти около трехсот километров, это означает, что путь займет немного больше времени, чем из Шедита до Бахарии.

Еще немного поболтав, все разошлись, и вскоре в лагере воцарилась тишина. Не спал только один человек, который видел, как Ллойд вытаскивал из внутреннего кармана карту.

Я все узнаю, ухмыльнулся про себя Оливер, я заберу у них карту, а если что… — он вытащил из-за пояса револьвер, который никто не увидел, а девчонку я, пожалуй, не стану убивать.

Осторожно выглянув из палатки и убедившись, что все спят, Штольц осторожно начал двигаться в сторону спальника Флеминга. Тихо откинув полог, он увидел, что вместе с Ллойдом в палатке спят мужчина со светлыми волосами, которого, кажется, называли Марсело и красивая темноволосая женщина. Это все усложняло.

Может не торопить события и попытаться кого-нибудь перетянуть на свою сторону, подумал Оливер и, выйдя, направился к себе в палатку. Ему не спалось и, наверное, сам дьявол был на его стороне. Когда Оливер уже начал засыпать, его разбудил какой-то шорох. Он осторожно высунулся наружу и к своей радости увидел Флеминга, который зачем-то вышел, подошел к верблюдам и только собирался вернуться, как… почувствовал у затылка, холодное дуло револьвера.

— А, это ты, Оливер? — спокойно спросил Ллойд, — я знал, что ты не сегодня, так завтра выкинешь что-нибудь в этом роде.

— Это облегчает тебе жизнь? Хорошо, ты знаешь, что мне нужно. — Оливер еще сильнее вдавил дуло в шею Ллойда.

— С чего ты взял?

— Давай, не будем разговаривать, ближе к делу, я видел карту. — Оливер в нетерпении переминался с ног на ногу, — вы ищите сокровища, я все слышал. Не заставляй меня убивать тебя.

— Твой выстрел разбудит всех. — Ллойду не нравилось все это, тут он увидел, как в проеме палатки появилось лицо Марсело. Он сразу понял, в чем дело и осторожно двинулся к Сергею и Петру. Было темно, и Оливер не заметил движения за своей спиной. Ллойд же знал, что Марсело разбудит остальных, и они зададут этому неблагодарному немцу.

— Ну! — Штольц резко пнул Ллойда по ногам и тот упал на колени, но в ту же минуту свалился и Оливер. Флеминг не был таким простаком, и силой его природа не обидела. Он навалился на Штольца, пытаясь вырвать у него пистолет. Сергей и Марсело выскочили из темноты, сжимая ружья и горящие факелы. Они не могли помочь Ллойду, так как он и Штольц были похожи на клубок взбесившихся псов. Вдруг грянул выстрел, потом еще… и пронзительная тишина повисла в воздухе.

— Ллойд! — мужчины рванулись к нему и к их радости, товарищ был жив.

— Ничего, — поморщился Флеминг, потирая раненую руку, — займитесь этой сволочью — Тяжело поднявшись, он потер окровавленное запястье, — пуля только задела меня, а он получил по заслугам.

Сергей наклонился над Оливером, потерявшим сознание, пуля вошла ниже ключицы, и крепко застряла в плече моряка.

— Эй? — Сергей похлопал Штольца по щекам, — Жив?

— А — а, — простонал Оливер и открыл глаза, — теперь вы точно от меня не отделаетесь, — он сморщился, тронув раненое плечо, — я заявлю на вас в полицию, вам не удастся так просто выехать из страны с сокровищами, которые вы хотите украсть у народа Египта.

— Ах ты, щенок! — Сергей хотел, было ударить наглого немца, но Петр остановил его:

— Оставь его, пока он ранен, ему нужна помощь, а потом мы решим, что с ним делать дальше.