Прочитайте онлайн Сокровища фараона | Глава 7 Знойная дорога в неизвестность

Читать книгу Сокровища фараона
2816+1004
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7 Знойная дорога в неизвестность

— Ну, что? — Сергей радостно оглядел присутствующих, — сегодня отправляемся в путь.

— Он так хорошо говорит по-арабски. — Джо многозначительно скривила губы и, кивнув головой, добавила: — и в лошадях разбирается, меня это так поразило.

— Так мы с ним с детства, у наших бабушек в деревне, на лошадях в ночное ходили, — засмеялся Петр, — А? Ты помнишь, Серега, тебе было только пять лет, а я уже закончил третий класс.

— Давно это было, я даже не помню какой год, — на губах Сергея появилась какая-то детская, мечтательная улыбка.

— Двадцать второй год. — Петр похлопал по плечу друга и продолжил, — Мы с Сергеем познакомились как раз летом того года. Он был еще маленький, но уже умел ездить верхом. Его отец служил в Красной армии в кавалерийском отряде, вот и Серега научился ездить верхом с ранних лет.

— Тогда я спускался на вороном жеребце Угольке, по крутому склону, так было быстрее попасть к речке. — Кочетко посмотрел на Туманова и с улыбкой продолжил, — Когда Уголек почти спустился, он споткнулся и здорово тряхнув, выкинул меня из седла. Я упал и сильно повредил ногу.

— Там я и нашел его, — продолжил Петр — Сережа сломал ногу и она вся вздулась и посинела, так что пришлось разорвать брюки, чтобы было легче.

— Так мы познакомились и с того момента очень подружились, но жаль, что виделись только летом. Я жил в Ленинграде, а Сережа в Москве. Но когда мы выросли, то нам пришлось работать вместе, мы ездили в экспедицию в горы северного Кавказа.

— Да, много чего было, — вздохнул Сергей, — а теперь пойдемте, осмотрим наших лошадей и верблюдов, и познакомимся с проводником.

Захватив с собой кое-какие вещи, они двинулись в сторону дома Абу Нуваса.

Утро было свежее и теплое, солнце только-только поднималось из-за горизонта, его насыщенно-розовые лучи растекались по еще бледному небу, медленно скользя по крышам домов.

Абу Нувас ждал их и вскоре они подошли к большому загону, где стояли приготовленные животные, нагруженные, запасами воды, пищи и снаряжением.

— Вот, познакомьтесь с моим лучшим проводником Ллойдом, — к ним подошел хорошо сложенный мужчина лет двадцати семи — тридцати. Он удивил всех своей европейской внешностью и именем.

— Доброе утро, — улыбнувшись, Ллойд, снял широкополую соломенную шляпу.

— Ллойд англичанин по происхождению, — Абу похлопал его по плечу и засмеялся, — я его знаю с детства. Он хорошо говорит на вашем языке и вам будет с ним удобно общаться.

— Все готово Абу, можно хоть сейчас садиться и ехать, осталось только напоить животных.

— Я доволен тобой. — Нувас погладил красивую, гнедую кобылу по лоснящемуся боку, — ты забираешь мою любимицу?

— Вы обещали продать ее мне, — Ллойд склонил голову на бок и, улыбнувшись, добавил, — как вернемся, я хотел бы, чтобы Нитокрис была моей.

— Это мы посмотрим, но можешь на время взять ее себе, я знаю, что ты хорошо позаботишься о ней.

— Когда выезжаем? — спросил Ллойд иностранцев.

— Мы готовы, можно сегодня же, часа через два. — Марсело посмотрел на своих друзей.

— Я думаю Марсело прав, — Леда, кивнув головой, ответила за всех, она видела, как им не терпится поскорее поехать на поиски сокровищ.

— Меня это устраивает. — Ллойд, надев шляпу, вскочил на Нитокрис, — до встречи!

Через минуту он скрылся за оградой и был слышен только цокот копыт его великолепной лошади.

* * * *

Лала спала, когда в дверном замке повернулся ключ, она вздрогнула и, открыв глаза, увидела перед собой своего спасителя.

— Вы напугали меня, — девушка, покраснев, натянула на себя покрывало.

— Что случилось с тобой? Ты ни чего не рассказала, но я видел, как ты бежала от дома господина Капу.

Лала опустила глаза и сбивчиво рассказала обо всем, когда она дошла до того места, где погиб Насер, она заплакала.

— Вот так я оказалась здесь, вы спасли меня, а я даже не знаю, кого благодарить. Как зовут вас? Вы так хорошо говоришь на моем языке, но вы не египтянин.

— Меня зовут Ллойд Флеминг, и я не араб, но египтянин, гражданин этой страны. Я родился здесь, мои родители приехали сюда из Англии, они здесь работали. Умерли очень рано, и я остался здесь.

— Вы так не похожи на них, как будто свалились с другой планеты.

— Почему?! — удивился парень.

— Посмотрите, у меня черные волосы, а у вас светлые — светлые, как солнечные лучи в жаркий солнечный день. И глаза не такие черные, как у меня. Такие красивые, голубые, как небо.

— Лала, полегче улыбнувшись, Ллойд потрепал ее по густой челке, — а то я подумаю, что тебе нравлюсь.

— Мне теперь все равно, — внезапно лицо девушки потемнело, — какая жизнь меня ждет, после того, как я была наложницей.

— Но ведь об этом ни кто не знает, кроме людей Омара!

— И кроме вас, — она немного помолчала и, посмотрев на Ллойда, опустила глаза. — Этого уже достаточно. Не сейчас, так потом меня найдут и вернут к господину Капу…

— Не расстраивайся, сегодня я уезжаю, — Флеминг погладил ее по щеке, вытирая слезы, — если хочешь, можешь поехать со мной.

— А куда? — в ее глазах блеснула надежда, и когда он рассказал ей обо всем, то девушка свела брови и спросила, — не гробницу ли фараона ищут эти люди?

— По — моему да, а какое мне дело до того, что в ней.

— Я поняла, это те люди, у которых карта господина… Но я слышала о каком-то ключе. Омар говорил, без него их ждет страшная смерть, проклятье какое-то.

Парень, засмеявшись, запрокинул голову:

— Какие глупости.

— Но вы все же предупредите их, на всякий случай. А я… я не поеду, я не смогу там… в такую жару.

— Ладно, — он вышел в другую комнату и вскоре вернулся с небольшим свертком, — вот, примерь, а то тебе совсем нечего одеть, только… халат и тот… Я выйду, а ты одень все это.

Ллойд подождал немного и, когда Лала позвала его, вошел и посмотрел, все ли пришлось ей впору.

На девушке была серая, в узкую белую полоску рубашка и темно-серые брюки. Черная меланья и длинная темная юбка лежали рядом на диване.

— Я решила одеть то, что мне понравилось, а это, — она показала на чадру, — я буду одевать перед выходом на улицу, чтобы меня не узнали. Спасибо, все пришлось как раз по мне.

— Ты такая красивая. — Флеминг в упор посмотрел на девушку, что заставило ее опустить глаза, — и, пожалуйста, не говори со мной на Вы.

— Не смотри на меня такими глазами, — тихо проговорила она.

Он взял ее за руку и прикоснулся губами к ее пальцам.

— Не бойся. Я никогда не обижу тебя, Лала, через час я уезжаю и вернусь не скоро… Можешь остаться здесь, если хочешь, тут тебе ни чего не угрожает.

Ллойд повернулся к окну и через секунду, на шее, почувствовал дыхание Лалы.

Она робко положила свою руку ему на плечо и, прижавшись к нему, вздрогнула, будто бы испугавшись своей минутной смелости. Он обернулся и поймал ее открытый, чистый искренний взгляд. Лала отвела глаза, и попыталась отойти в сторону, но Флеминг сжал ее запястье и притянул к себе так близко, что почти коснулся губами ее губ. Их глаза встретились и девушка, доверчиво улыбнувшись, прижалась к его широкой груди.

* * * *

Шел первый день пути, близился полдень, и до Лишта, города находившегося в Фаюмском оазисе, оставалось немного, к вечеру они должны были быть там. Сначала они двигались вдоль берега Нила, и было не так душно, после обеда путники двинулись вглубь пустыни, где начал чувствоваться истинный зной исходящий не только от раскаленного солнца, но и от песка. Было жарко, но их одежда хорошо спасала от палящей звезды и сухого ветра. Со стороны они были похожи на бедуинов в просторных, длинных одеждах и замотанных до глаз чалмах. Специальный сетчатый материал на лице служил хорошим защитником от пыли и песка, которые нес горячий ветер.

Ллойд ехал впереди, и все доверяли ему, в его руках была карта, и он знал, что там, по ту сторону Ливийской пустыни, находится ужасная и манящая тайна человечества.

Он рассказал своим новым знакомым о предостережении Лалы, но они, как и он, отнеслись к этому не серьезно.

— Что за детский лепет, верить в проклятия фараона, — скептически усмехнулась Джордан, — с такими мыслями там нечего делать.

— А мне в юности нагадали, что-то непонятное о том, что в стране, где пески…и что-то еще… меня ждет нечто ужасное. — Анна рассказала, как подруга Наташа водила ее к гадалке.

— И ты часто думала об этом здесь? — Леда сочувственно посмотрела на Анну, но Джо покачав головой, добавила.

— Мы с тобой говорили об этом в самолете, я ярый противник всех этих гаданий, даже если, эти чертовы ведьмы, не врут.

— Понимаете, у меня было виденье, какой-то мужчина в пустыне склонился надо мной и вытирает мне мокрым платком лицо. Когда мы познакомились с Петром, я не узнала в нем того человека из моего видения, но сейчас я точно вижу, что это он, на нем даже тот же белый балдахин…

— Не забивай себе голову всякой ерундой. — Джо пришпорила лошадь и поскакала к Марсело.

Леда посмотрела ей вслед и, улыбнувшись, заметила:

— Всегда она такая, сколько ее знаю, словно вихрь.

— Она нравится Марсело, — улыбнулась Аня.

— Да, это заметно, он так страдает…

— Когда Джо заигрывает с Сережей. — Аня покосилась на скачущих легкой рысью коней, несших на себе Петра и Сергея, — я хорошо знаю его жену, она моя подруга и мы учились вместе, он такой сердцеед, сколько она с ним слез пролила.

— Я бы так не сказала, — возразила Леда.

— Это он при Петре и мне такой скромный, но все равно, Сережа хороший. Он отличный друг, а все его амурные дела, это его личное дело, хотя я не одобряю все это.

Марсело подскакал к Ллойду и спросил, долго ли им еще добираться до Лишта. Тот посмотрел на карту, и немного подумав, сообщил, что наверняка мы сегодня к вечеру будем там.

Но это еще только начало. Нам предстоит еще долгий и опасный путь. Но со мной можете ни о чем не беспокоиться. Я не первый раз в пустыне и хорошо ориентируюсь на местности. Не даром Абу Нувас послал с вами именно меня.

— Надеюсь, что все, что вы говорите, не простое хвастовство.

— Не думайте, что я обижусь — улыбнулся Ллойд, — все будет хорошо, через несколько часов мы будем в Лиште. Здесь очень быстро наступает ночь, так что будет темно, когда мы остановимся в отеле Абу Нуваса.

За спиной, Марсело услышал голос Джордан:

— Марси, я хочу с тобой поговорить.

— Извините, я сейчас. — Виронни немного придержал лошадь, и когда Хоулл поравнялась с ним, спросил ее что ей нужно. Он сердился на нее и тайно ревновал ко всему, что движется, хотя это замечали все и сочувствовали ему в душе.

— Марсело, — засмеялась Джордан, — я соскучилась по тебе. Мы почти не общались все эти дни, как приехали в Мемфис.

— Ты сама так хотела — буркнул Виронни, — это все?

— Какой ты нетерпеливый, — девушка совсем близко подъехала к нему и, положив руку ему на колено, добавила, — прости меня, Марси, я не хотела тебя задеть, но кажется, сделала все, чтобы ты грустил…

— Ради всего святого, — Марсело скривил губы в усмешке, — перестань ломать комедию. Я не грущу. Просто у меня много мыслей о предстоящем пути, не до тебя мне и твоих объяснений, — он хлопнул коня по шее и поскакал к Флемингу. Джордан от удивления раскрыла рот, захлебнувшись словами упрека в его адрес и остановившись, выругалась.

— Что с тобой, Джо? — Леда засмеявшись, поравнялась с ней, — Марсело больше не хочет тебя слушать?

— Да пошли вы все! — она ударила лошадь по бокам, и поскакала вперед, обгоняя Ллойда и Марсело.

— Куда она? — Анне совсем не нравилось, что творилось с Джо.

— Я люблю ее, но у нее очень скверный характер, — констатировала Леда, — наверняка Марси не захотел с ней объясниться… Посмотри, что там случилось?!

Они пришпорили лошадей, и поскакали за кричащей Джо, скрывшейся за огромной дюной.

— Что там происходит? — спросили они у всполошившегося Ллойда, на что он, отмахнувшись, ни чего не ответил и только, хлестнув Нитокрис, помчался в сторону кричащей Хоулл.

Вскоре, когда они поднялись на дюну, Анна увидела нечто странное, лошадь Джордан наполовину стояла в песке. Ноги девушки застряли в стремени, и она не могла выскочить из седла.

— Не подходите сюда! — крикнул Ллойд, отгоняя Марсело и девушек. — Я постараюсь помочь ей.

Он снял, прикрепленную к седлу, веревку и бросил ее Джордан.

— Держись! Хорошо возьмись!

— Я не могу, у меня застряла нога! — голос Джо срывался, и Марсело, сжав кулаки, посмотрел на Ллойда.

— Я могу помочь, можно же ближе подойти?

— Нет, — отрезал проводник, — двоих мне уже не вытащить. Если хочешь жить, выбирайся из седла! — крикнул Ллойд девушке.

Марсело, вернувшись к своей лошади, снял с седла веревку и, подойдя к подоспевшим Петру и Сергею, попросил привязать один конец веревки к себе.

— Держите, меня, а я попробую помочь Джо.

— Не дури! — крикнул Ллойд.

— Я буду осторожен. — Марсело проверил веревку и осторожно стал приближаться к Джордан. Тут он почувствовал, что ноги, словно в болоте, Виронни отступил назад, с трудом, и ему удалось это, но до Джо еще было слишком далеко.

— Ребята… Петр, брось мне веревку, у тебя есть, да — да, вот эта быстрее, кинь мне ее!

Поймав веревку, Марсело отступил еще немного назад и, сделав лассо, бросил его Джордан. Еще попытка, опять безуспешно. Наконец она поймала лассо и, обмотав его вокруг уздечки, крепко затянула.

Джордан была уже по пояс в песке, а лошадь уже с трудом дышала. Флемингу помогал Петр, а остальные из последних сил вытаскивали лошадь. Пот градом стекал по их лицам и телам. Наконец. Джо удалось высвободить ногу и вскоре ее удалось вытащить из зыбучих песков. Однако лошадь увязла по самую шею и никакие усилия не могли ей помочь выбраться Ллойд, подобравшись как можно ближе, перерезал веревку и, вернувшись на безопасное место, достал револьвер.

— Что вы хотите сделать? — Анна в ужасе сжала его руку.

— Хочу облегчить страдания животного, — он вытянул руку и, выстрелив, лошади в голову отвернулся, — впредь спрашивайте меня, если захотите свести счеты с жизнью, Джордан, а так же все остальные. Эта лошадь была мне очень дорога, как и все эти. Я растил их с младенческих лет, когда они еще были жеребятами… Я думаю нам пора останавливаться на ночлег, только отъедем подальше отсюда в более безопасное место.

Через час они уже были в гостинице Абу Нуваса, здесь они должны были отдохнуть до следующего дня. Утром же им предстояло двинуться в Шедит.

Было уже поздно, когда хозяин кафе приготовил ужин. Они неспеша поели, никто не хотел говорить. Леда обняв Джордан, погладила ее по волосам.

— Когда ты будешь думать головой, Джо? Ничего не отвечай. Я хочу, чтобы ты во всем призналась Марсело. Не мучай себя и его. Ты видишь, Ллойд зол на тебя. Ему очень жаль лошадь, которую ему пришлось пристрелить.

— Ладно, Леда. — Хоулл высвободилась из-под ее руки, — ничего я не буду ему говорить. Я пыталась, а он…

— Он — он, — передразнила ее подруга, — сама виновата, а теперь обижаешься. Хочешь, я сама ему все скажу.

— Нет! — прошипела Джо, — не надо!

— Давайте-ка девушки спать, — подошедший Ллойд сел рядом и, протянув руку Джордан, улыбнулся, — если вы исправитесь, Джо, я не буду на вас держать зла. Я уже не сержусь на вас.

Она ничего, не сказав, встала и направилась в свою комнату.

— Ну и строптивая у вас подруга, — улыбнулся Флеминг, — спокойной ночи, Леда.

— Взаимно, — она пошла вслед за Хоулл, девушки спали в одной комнате. Там ее ждала Анна, Джо же легла, накрывшись одеялом с головой, и делала вид, что спит.

— Как она?

— Ничего, скоротела — Не мучаки се по волкие д.

.