Прочитайте онлайн Сокровища фараона | Глава 6 Распутывая узлы

Читать книгу Сокровища фараона
2816+968
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6 Распутывая узлы

Весна уже заканчивала свой бег, уступая место лету. Солнышко ласково пригревало, птицы щебетали все заливистей, вечера стали такими теплыми.

Саша вдохнула полной грудью запах утреннего леса. Еще мокрая от росы, трава была девушке по колено. Она раскинула в стороны руки и, закружившись, посмотрела туда, где были верхушки деревьев. Ярко-голубое небо будто бы хотело кинуться в ее объятия. Улыбнувшись, она закрыла глаза и вспомнила, как часто, когда еще были детьми, она и Таня бегали в этот лес.

Прижимая к груди букетик ландышей, которые уже мало, где встречались, Саша подбежала к домику бабушки.

Бабушка Наташа сидела в кресле-качалке и читала, слегка покачиваясь.

Саша влетела как вихрь на веранду, раскрасневшаяся и растрепанная.

— Бабуля, посмотри, что я тебе принесла.

— Ландыши, не уж — то? — бабушка посмотрела на букетик по верх очков и, улыбнувшись, покачала головой: — Санька, иди я поцелую тебя.

Саша обняла Наталью Сергеевну и, поцеловав ее, засмеялась.

— Как хорошо у тебя здесь. Жаль, что раньше не выбиралась.

— Верно, что-то произошло? — Саша в ответ замотала головой, — нет — нет, просто я решила свой отпуск провести у тебя, помочь тебе. Надо будет что-то сделать в огороде, скоро ведь уже будешь сажать рассаду.

— Не беспокойся об этом, Сашенька. Я уже договорилась со своими соседями. Ставлю им трехлитровую банку самогона, и они мне все тут приведут в надлежащий вид.

— Бабуля, — Саша раскрыла от удивления глаза, — вот уж не думала…ха — ха — ха, прости, если я не правильно реагирую, — она вновь залилась громким смехом. — Не могу представить, ты интелегентная женщина…гонишь самогонку и…продаешь.

— Сашенька, а что делать. Самогон меня всегда выручает. Вон в том году Сашка и Васька, мои соседи, мне крышу подремонтировали, теперь не течет. И зимой лекарство.

— Ладно, пойду, поставлю чайник. — Саша нежно обняла бабушку и направилась к двери.

— Чашки в комоде, там же чай и сахар — Бабушка Наташа покачав головой, улыбнулась, — вот непоседа.

Войдя в кухню, Саша огляделась по сторонам. На кухне все было по-прежнему, как и год назад. Желтые занавески, деревянные доски, дружно висевшие на стене, отделанной рейкой. Старинный резной комод, на котором громоздились глиняные горшочки, изящная керамическая ваза с лепниной и множество фарфоровых статуэток. Из окна, сквозь желтые шторы, солнечный свет казался сотканным из тысячи золотых нитей. Саша, бросив взгляд на чашки, мысленно приказала им опуститься на стол. Потом, положив заварку в чайник, Саша открыла холодильник, и достала масло, сметану, немного копченой колбасы и клубничное варенье.

На столе стояли пирожки, накрытые салфеткой, которые бабушка Наташа испекла еще утром. Там были ватрушки с творогом, пирожки с зеленым луком и отварными яйцами, пирожки с капустой, вареньем. Вдохнув запах сдобы, Саша не выдержала и откусила от одного кусочек.

— Вот так вкуснятина! — выключив газ под закипевшим чайником, девушка поставила все на большой поднос, и разлив чай по чашкам, понесла его на веранду.

— Вот, бабулечка, все готово Саша поставила поднос на стол и … вдруг споткнулась о ножку стула. Девушка вскрикнула от неожиданности, ведь поднос с горячим, чаем, чуть было не перевернулся на Наталью Сергеевну, если бы не одно «но». В последний момент, Саша вытянула вперед руку:

— Стой! — удивлению бабушки не было предела. Поднос со всем, что было на нем, замер и повис в воздухе. Потом, он плавно вернулся на стол:- Уф — ф. — выдохнула Саша, вытирая мокрый от пота лоб.

— Я надеюсь, что ты объяснишь мне все это, — казалось, что бабушка нисколько не испугалась, на ее лице было простое удивление: — Ну, я жду.

— Понимаешь, бабуля, — сконфуженно начала Саша: — Я не знаю, как это у меня получается. Это бывает, когда я злюсь, когда какая-то опасность. Хотя сейчас, я могу поднимать и перемещать небольшие предметы…

— И давно это ты так перемещаешь все?

— Это началось в конце февраля, когда меня довела Танька,… и родители встали на ее сторону. Потом, мне давно снятся странные сны, а теперь особенно. С тех пор, как я нашла карту в дедушкином столе.

Бабушка Наташа удивленно приподняла брови и, покачав головой, отвела глаза в сторону. Она не хотела, чтобы Саша видела ее слезы, но та, поднявшись со стула, бросилась к ней, обняла старую женщину и, целуя, прошептала:

— Прости меня, бабулечка, прости, но тогда меня просто распирало любопытство. Сейчас я ищу следы этой экспедиции, но ни кто, кроме моей подруги Кати мне не помогает. Родители категорически против, а с Таней совершенно испортились отношения. Она бесится, когда я проделываю все эти вещи, — Саша, подняв в воздух пирожок, положила его в тарелку бабушки Наташи. — Я приехала отвлечься от всего этого, побыть с тобой. Я рассказала бы тебе раньше, не было подходящего момента.

Бабушка погладила руку Саша и, улыбнувшись, сказала:

— Конечно, сейчас ты не сможешь ни куда поехать. Все стоит денег и немалых. Это опасно, я очень боюсь за тебя, Сашенька, но если у тебя будет такая возможность, не слушай ни кого. Точно так же и Сережа, твой дедушка, не мог усидеть на месте, и Анечка с Петей. Они бросили все. Я… совсем другая, да тогда и Поленька была еще очень маленькой.

Бабушка Наташа плакала, вспоминая родителей папы и своего мужа, но ей стало намного легче, когда она все рассказала Саше.

— Ты пойми, деточка, их искали, но все напрасно, ни кого не нашли. Хорошо, что мне помогли поставить на ноги Полечку и Гришу. Они с самого детства мечтали найти родителей и жили с этим, по этому меня ни сколько не удивило то, что когда Гриша пришел из армии, он сделал Полине предложение.

— Но почему папа с мамой так отрицательно отреагировали на мое увлечение?

— Сашенька, они просто боятся потерять тебя, и в этом я их очень понимаю. Но в то же время, нельзя лишать человека надежды. Я думаю, все образуется.

— Я пойду, прогуляюсь немного по лесу — девушка, тяжело вздохнув, сжала сухую руку Бабушки Наташи и, сказав, что скоро вернется, быстро сбежала со ступенек.

Стало совсем жарко, Саша сняла кофточку и неспеша прогуливалась по знакомым тропинкам. Она знала, что бабуля всегда понимала ее, и теперь стало намного легче. На залитой солнцем полянке, все искрилось в солнечном свете. Голубые и зеленые стрекозы, золотистые мухи, без устали летали с травинки на былинку, разномастные птицы летали с ветки на ветку. Саша присела на мягкую траву, уже высохшую от утренней росы и, запрокинув голов, посмотрела туда, где заканчивались верхушки деревьев, и начиналось бесконечно голубое небо. Белые как вата облака плавно, словно лебеди, плыли куда-то вдаль, за горизонт. Девушка не заметила, как уснула в мягкой траве на солнечной полянке. Все возвращалось, тот же сумрачный душный город и незнакомые ей люди. Одного она знала наверняка, это был мужчина среднего роста, крепкое телосложение выделяло его среди товарищей. Он разговаривал с Сашей, и она хорошо запомнила его проникновенные серые глаза и маленький шрам на левой щеке. Он не был красив, но в нем что-то было такое, от чего женщины томно вздыхают, говоря: — «Какой мужчина!».

Несомненно, Саша знала, что он ей тоже всегда нравился…

Ее разбудил раскат грома, Саша, вздрогнув, открыла глаза и, увидев зигзаг молнии над лесом, быстро направилась в дом. Дождь не заставил себя долго ждать и вскоре крупными каплями обрушился на землю. Саша ускорила шаг и вскоре уже была около калитки бабушкиного дома.

— Ну вот, не успела уйти, как хлынул дождь, — бабушка Наташа протянула внучке полотенце.

Саша вытерла мокрые волосы и, рассмеявшись, рассказала, как уснула на поляне, и ее разбудил гром.

— Я люблю грозу — девушка вышла на веранду и, подставив руки под капли падающие с козырька, добавила: — когда идет гроза, воздух так приятно пахнет, ты чувствуешь, ба?

Бабушка обняла Сашу:

— Моя ты девочка, думаю, что все образуется, — она ласково погладила Сашу по волосам и добавила, — Понимаешь, все нужно прощать, особенно своим близким. Они не хотели тебя обидеть, я уверена в этом. Не смотри на меня так, Сашуля, это тебе не идет.

Рассмеявшись, бабушка Наташа поднялась с кресла и направилась в дом. Саша только сейчас почувствовала, что стало немного прохладно, она, поежившись, пошла за бабушкой, захватив ее шерстяную шаль, которая лежала на кресле.

— Вот ненастная погода — женщина включила в комнате свет, — посмотри, совсем тучи небо затянули.

Саша легла на диван и разочаровано сказала, что сегодня придется бездельничать.

— Ну, если ты так рвешься к работе…

— А что делать-то, бабуля, — поднявшись, Саша покачала головой, — я ведь не лежать на диване, приехала, ба. Может, что-нибудь… ты слышала?

— Нет, а что? Что тебе послышалось?

Пожав плечами, девушка подошла к двери и, прислушавшись, тихонько отворила ее. Бабушка Наташа ничего не слышала подозрительного, по этому ей стало немного не по себе. В раскрытую дверь ворвался шум дождя и запах мокрого леса.

— Мне показалось, что кто-то ходит, около дома и по веранде. Я не шучу, здесь кто-то есть.

— Я прошу тебя, закрой дверь, а то мне становится страшно.

Саша, закрыв дверь, в упор посмотрела на бабушку.

— У тебя есть ружье?

— Даже не знаю, — бабушка, немного задумавшись, спохватилась: — А зачем ты меня об этом спросила? Нет, ты что решила, что я своей внучке дам какое — то оружие?

Стук в дверь заставил их обеих вздрогнуть.

— Кто там? — Саша была немного напугана, но все же открыла дверь.

Никого. Девушка подозрительно посмотрела по сторонам. Легкий шорох заставил ее повернуться.

— Сюрприз! — выкрикнула появившаяся непонятно откуда Таня, она подбежала к Саше и, обняв, попросила простить ее. Младшая сестра, улыбнувшись, посмотрела на старшую и, прижав ее к своей груди, заплакала.

— Ну, вот, говорил я Татьяне, чтобы не пугала вас.

— Папка! — Саша обернулась и рассмеялась: — мама,…а что случилось? Почему…

— Я думаю, — отец обнял своих дочерей, потрепав по густым волосам Сашу и по кудряшкам Таню, добавил, — нам нужно поговорить. Мы очень переживали за тебя, Саша, и то, что вы с Татьяной поругались. Мы с мамой много думали и решили приехать к вам.

— А я так скучала по тебе. Не скрою, мне не хватало тебя прежней, — Таня виновато посмотрела на сестру, — но я понимаю, что всем нам нужно научиться жить с этим. Не злиться, а помогать тебе, сестренка. Я помню, что очень обидела тебя.

Саша, покачав головой, улыбнулась и добавила, что тоже не всегда была ангелом. Мама, засмеявшись, сказала, что неплохо бы было зайти в дом и начинать приготовление ужина. Бабушка Наташа отругала Полину Сергеевну за то, что долго не приезжали, но на помощь жене пришел Григорий Петрович и сообщил, что за неделю, которую они будут здесь находиться, успеют порядком надоесть ей.

На что бабуля замахала руками, добавив, что этого ни когда не случится.

— Мы привезли всего, — Григорий Петрович внес на кухню две большие сумки, — сейчас я разведу костер, — он поставил на стол кастрюлю с маринованным мясом, — сейчас шашлычок пожарим. А вы, девочки, займитесь салатом.

— Ладно, папа, мы тут сами разберемся, — Полина Сергеевна, ласково посмотрев на мужа, кивнула в сторону Саши, — ну что, Санька, давай чисти картошку, а ты, Таня, пойди, набери воды.

Когда ужин был готов, вся семья собралась за большим столом на веранде. Шашлык, по словам бабушки, был отменным.

— А какие у вас пирожки, — Григорий Петрович подняв рюмку, провозгласил тост: — За мою любимую маму!

— Спасибо, — бабушка, растрогавшись, вытерла набежавшую слезу, — вы все, что у меня есть в этой жизни.

Ужин удался на славу, и когда все было съедено и убрана посуда, взрослые расположились на веранде, с аппетитом поедая бабушкины пирожки и наслаждаясь, чаем из трав, собранных бабушкой Наташей.

Девушки были в своей комнате, на мансарде и все было как прежде. Они лежали на кроватях в пижамах и разговаривали о всяких пустяках.

— И все же, прости, но мне не понятна такая внезапная перемена — Саша, тяжело вздохнув, посмотрела на сестру. — Для меня непонятно. Хотя я очень рада вас видеть, ваш внезапный приезд.

— Понимаешь, — Таня обхватила руками подушку. — Когда ты уехала, обиженная на весь мир, я тоже была зла на тебя. Меня раздражало в тебе твое новое «я», не знаю почему, может быть, я завидовала, что этот дар есть у тебя, а не у меня.

— Знала бы ты, Танюшка, как все изменилось, лучше бы и не было у меня ни какого дара, как ты говоришь, — Саша вдруг вспомнила о своих видениях и осторожно начала говорить с сестрой о своих странных снах. — Ты понимаешь, каждую ночь мне снится один и тот же человек. Мне кажется, что я знаю его тысячу лет. Он такой… понимаешь, если бы я умела рисовать, я уверена, он тоже знает о моем существовании и ищет меня. Тебе это может показаться бредом, но каждый следующий сон является продолжением предыдущего.

— А ты так же можешь поднимать в воздух предметы?

— Да, — Саша подняла над головой сестры картину и плавно «опустила» ее ей в руки.

— Господи, Боже мой! — вскрикнула Татьяна. — Я все еще не привыкну к твоим фокусам.

Улыбнувшись, Саша покачала головой:

— Танюшка, ты должна привыкнуть к этим, как ты говоришь фокусам. А теперь давай поговорим о тебе, а то я прямо — таки герой дня. Как у тебя с музыкой, давай рассказывай.

* * *

Генри чувствовал, что за ними кто-то следит. Тобиасу казалось, что его друг слишком преувеличивает, он старался приободрить Картера тем, что наконец-то нашли родственников Марсело.

— Вчера мне снился один странный сон. — Альмадеро уже не удивлялся необычным способностям Картера. — Мне снился какой-то европейский город, там есть река, по которой постоянно плывут пассажирские пароходики и баржи с углем. Но где это, я не разу не был в этом городке. Хотя мне четко запомнились старинная готическая церковь и чистые ухоженные домики, обвитые виноградной лозой.

Картер закрыл глаза, как будто бы стараясь вспомнить все увиденное во сне.

Черт побери, Тоб, все это мне напоминает Голландию, Швейцарию…

Погоди, Генри, ко мне в голову пришла одна дельная мысль, — Альмадеро улыбаясь, вытащил записную книжку Флеминга. — Смотри сюда, — он открыл на середине. — Имя Оливер Штольц тебе о чем-нибудь говорит?

Картер задумчиво посмотрел в записи Ллойда и, кивнув, добавил:

Конечно, этот Штольц немец. Я практически уверен в этом.

Или австриец, а может быть швейцарец.

Тобиас, ты вводишь меня в заблуждение, — Генри непонимающе развел руками, но я попробую найти выход. Мы отправимся в библиотеку, где можем посмотреть рекламные проспекты европейских городов. Думаю, я узнаю ту церковь и реку. А потом, мы отправимся туда.

— Ты знаешь, я тебе только что говорил, что за нами следят, — Тобиас показал на мужчину лет тридцати, который стал слишком часто появляться там же, где и они. Незнакомец заметил, что на него обратили внимание и, поправив темные очки, повернул на соседнюю улицу, перешел дорогу и зашел в книжный магазин. Картер с Альмадеро поспешили в гостиницу, по пути забежали в маленькую библиотеку, находившуюся в здании художественной школы. К сожалению, они там мало чего нашли и решили обратиться в туристическое агентство.

Уже к вечеру усталые, но довольные они вернулись в гостиницу.

В туристическом агентстве они поговорили с тур. Оператором, желая посетить страны Европы, такие, как Германия, Швейцария, Голландия и так далее. Миловидная итальянка, с ярко-голубыми глазами предложила американцам капучино и для начала дала им несколько журналов, для ознакомления с основными маршрутами тура. Картер внимательно рассматривал красочные снимки на страницах глянцевого журнала. Тут его внимание привлек памятник, Генри помнил, что именно его он видел на площади. Он закрыл глаза и вспомнил клумбу, усаженную цветами и тот самый монумент.

— Это Бетховен. — Картер ткнул пальцем в фотографию.

— Я не понял, — Тобиас скривившись, посмотрел в журнал. — Ну да. Памятник Бетховену…это же Германия. Бонн. Кто бы мог подумать. А я что-то не помню, чтобы ты мне говорил о памятнике.

— Когда я увидел эту фотографию, то почему-то вспомнил — в глазах Генри появился радостный блеск. — Отлично, я чувствую мы уже ближе к своей цели.

Ночью, когда Картер и Тоб уже спали, в комнату вошел незнакомец. Он двигался так тихо, что, наверное, кошка позавидовала бы его грации. На нем была легкая черная куртка и спортивные брюки. Походкой охотника мужчина пробрался в комнату Картера, и тихо подняв одежду, небрежно брошенную на пол, начал обыскивать содержимое карманов. Наконец, он нашел, то, что искал и, положив записную книжку во внутренний карман куртки, направился к двери. Только вор протянул руку к дверной ручке, как почувствовал у виска холодное дуло пистолета.

— Стой спокойно, — Генри включил свет и когда он осветил незнакомца, тот, яростно выкрикнув, выбил из рук Картера пистолет. Вторая попытка выбраться ничего не дала, ключ был в руках Тобиаса:

— Я давно заметил, что следишь за нами. На кого работаешь?

Мужчина, ничего не ответив, бросился к балконной двери, сбив с ног Тобиаса. Картер, подняв пистолет, направил его на вора и приказал остановиться. Теперь тому не удалось обезоружить Генри, он остановился, ища глазами подходящий предмет для обороны. Что-что, а реакция у него была отличная, с быстротой молнии он подхватил торшер, стоящий около окна и, манипулируя им как палкой, отбросил Картера назад. При этом его лицо оставалось беспристрастным, улучив момент, когда ошарашенные Генри и Тоб отлетели к двери, незнакомец, выбив стекло, выскочил на балкон, а оттуда сиганул на дерево, ветви которого свисали над самыми перилами.

Генри бросился, было за ним, но того уже и след простыл.

— Кто мог послать его! — в бессильном гневе Картер ударил кулаком в стену, от чего задрожали стекла в соседнем окне.

— Что же мы теперь будем делать? — Тобиас выругавшись, покачал головой. — Как мы будем искать…?

— Меня больше волнует не это, имена, какие-то подробности, все это я уже выучил наизусть, — Генри тяжело вздохнув, сел в мягкое кресло. — Меня беспокоит другое, — он посмотрел на друга и, закусив нижнюю губу, добавил: — Кто-то знает о карте и о том, что мы ищем. Одно меня утешает, что карта у нас.

Теперь ее нужно беречь, как зеницу ока, — Тоб чертыхнувшись, посмотрел в ту сторону, где скрылся вор. — Как мы могли упустить записную книжку?

— Да уж, — мрачно добавил Генри.

Тем временем, их недавний гость скрылся в темном переулке и, подбежав к своему мотоциклу, быстро вскочил на него. Он проверил, на месте ли записная книжка и удовлетворенно хмыкнув, завел мотоцикл и понесся все быстрее и быстрее, оставляя позади себя клубы едкого дыма. Вскоре он уже подъезжал к небольшому загородному домику. Хозяин открыл массивные ворота, и мотоциклист въехал в просторный двор.

— Все нормально, мой друг?

— А как иначе могло быть, — мужчина снял шлем и, потерев плечо, поморщился от боли. Хоть все и удалось, эти ребята чуть не вывихнули мне руку, но самое главное, я достал то, что тебе было нужно. Теперь твой черед посвятить меня в твои планы, Пабло.

Утром, когда солнце осветило своими лучами крыши домов, Генри и Тоб уже были на ногах. Картер собирал свои вещи, а Тобиас позвонил в аэропорт, чтобы уточнить время вылета их самолета. К полудню Картер уже был в аэропорту, Альмадеро должен был приехать через несколько минут.

Время летело быстро, и вот уже объявили регистрацию, а Тобиаса все не было.

Генри, сжав зубы, направился к отделу регистрации пассажиров и тут его кто-то дернул за рукав рубашки.

— Тоб, что ты так задерживаешься? Уже объявили наш рейс. — Генри с досадой покачал головой. — Я подумал, что-то случилось.

— Я тебе потом в самолете все объясню.

Когда самолет набрал высоту, Генри достал пакетик с орешками и попросил стюардессу принести сок.

— Ну, так что там у тебя, Тобиас? — Картер с нетерпением ждал ответа. Альмадеро улыбнувшись, вынул из сумки что-то завернутое в платок.

— Вот, — он развернул сверток, и Генри увидел армейский жетон. — Только лучше не трогай его.

— Это все делает более понятным, — Генри повертел перед глазами жетон, держа его за краешек и довольно улыбнувшись, отметил, что теперь им будет ясно, с кем они имели дело вчерашней ночью.

— Скотт Тёрнер, ВМФ США. 1970 год рождения, — Тобиас положил жетон обратно в карман сумки и, покачав головой, сообщил, что они ни чего не смогут предпринять против этого Тёрнера, даже имея на руках доказательство его местонахождения в ту ночь.

В конце концов, они пришли к такому выводу, что стоит полагаться только на себя, и быть предельно осторожными во всех своих делах.

Когда самолет приземлился, Генри еще спал. Тобиас, толкнув его, сообщил, что они уже в Бонне. Картер, потерев заспанные глаза, отстегнул ремни безопасности и, зевнув, потянулся.

— Хорошо прошел полет, и впервые мне не снилась всякая муть.

Взяв свои вещи, друзья направились вместе с пассажирами к выходу. Они не заметили, что тот, кто побывал у них в номере, спокойно шел почти вслед за ними.

Скотт Тёрнер был хорошим другом Пабло да Силва. Много лет назад они служили вместе в полиции Сан-Франциско, и в одной перестрелке да Силва спас жизнь Тёрнеру. Спустя некоторое время, когда Пабло уже не работал в полиции, а занимался частным сыском, он встретил Скотта. Он по-прежнему ютился в маленькой квартирке и жил совсем не так, как должен был бы жить один из лучших полицейских. Когда спустя несколько лет они повстречались, Пабло предложил ему работать в его фирме. Только по прошествии некоторого времени, Тёрнер узнал, что агентство было только ширмой для грязных дел его друга. Пути назад не было, да и возвращаться в свою грязную конуру, Скотт не хотел. Красивая жизнь ему нравилась, хотя он и понимал, что за все нужно платить. Благодаря своим навыкам, он стал отличным сыщиком, Скотт очень быстро находил то, что нужно было Пабло. Зная психологию людей, и имея черный пояс по каратэ, Тёрнер добивался невозможного. Вот и сейчас, он летел вместе с Альмадеро и Картером в Бонн ни кем не замеченным. Но что его досаждало, так это потеря армейского жетона. Тёрнер знал наверняка, что кто-нибудь из этих двоих обязательно найдет его пропажу.

Скотт сидел в соседнем ряду, на два кресла дальше, чем Генри и Тобиас, однако ему было хорошо их видно, а миниатюрный передатчик, вставленный в мобильный телефон Картера, позволял слышать все, о чем они разговаривали. Несколько дней назад, когда они искали родственников Марсело, Скотт проник к ним в номер, и был несказанно рад забывчивости Картера, который оставил на столе свой сотовый телефон. Тёрнер не сомневался, что Картер крайне редко расставался с телефоном, и это давало ему возможность следить за каждым их шагом. Чего опасался Тёрнер, так это непонятного дара, о котором говорили Тобиас и Генри, и мало верилось в то, что Картер обладает какой-то сверхъестественной силой. Однако от этого Скотту было не легче. Одев миниатюрные наушники от плеера «SHARP», что было практически не заметно, Скотт внимательно слушал разговор о будущих планах в Бонне.

* * * *

Через несколько дней, когда Картер с Альмадеро обосновались в уютной гостинице на берегу Рейна, Генри почувствовал, что за ними опять следят.

— Не нравится мне все это, — он хмуро посмотрел на друга. Но тот лишь закусив нижнюю губу, покачал головой.

— Пока мы ничего не можем сделать, — Альмадеро потер усталые глаза и предложил отправиться в Интернет — кафе. — Ты знаешь, Генри, а это очень даже не плохое место для того, чтобы что-нибудь разузнать о Штольце.

— Ты хочешь сказать, что кто — то может нам помочь? — Генри, криво усмехнувшись, посмотрел на часы. — Уже начало пятого, ни как не могу привыкнуть к перемене времени.

Вечером они зашли в Интернет — кафе на Цветочной площади. Заказав себе немного пива и копченых рыбок, они сели за стол. Когда рыба была уничтожена, Генри помыл руки и, оставив Альмадеро наедине с гигантской кружкой пива, направился к одному из столиков, которые стояли в конце зала. Через полчаса, когда пиво закончилось, Тобиас присоединился к другу. Генри общался с посетителями сайта «Проклятия фараонов».

— Я давно хотел тебе сказать, — Тоб пододвинув стул, сел рядом. — По Интернету мы можем общаться и дома в Нью — Йорке, и в Таско.

— Я понимаю, — засмеялся Картер. — Но мы должны были сюда приехать, я чувствую, что здесь мы найдем что-то очень важное.

— Вот, посмотри, эта фамилия мне кажется знакомой — Барбара Штольц. — Ну, конечно, — Картер хлопнул ладонью себя по лбу и, улыбаясь, быстро забегал пальцами по клавиатуре.

В самый разгар поиска, Тоб заметил их старого знакомого, который сидел за компьютером в дальнем конце зала.

— Подожди, Генри. Я сейчас. — Альмадеро быстрым шагом направился к их «старому знакомому». — Если не ошибаюсь, Скотт Тёрнер? — он с силой вдавил воришку в кресло.

— Что вы себе позволяете? — незнакомый мужчина резко оттолкнул Альмадеро. — Понапиваются тут всякие американцы, вы что думаете, вам все позволено?!

— Извините, я вас принял совсем за другого человека, — Тобиасу стало не по себе, он ясно видел Тёрнера сидящего за этим столиком.

Вдруг Альмадеро увидел стоящего Скотта за витриной кафе, он, ухмыляясь, покачал головой и, развернувшись, направился прочь отсюда.

— Ты это видел, Генри?

— Что ты шумишь, — процедил сквозь зубы Картер, — успокойся и сядь рядом со мной. На нас и так уже бросают косые взгляды. Давай-давай, лучше не мешай мне общаться с Барбарой, да не смотри ты так, сейчас закончу и все тебе расскажу.

Когда обстановка немного разрядилась, Тобиас почувствовал себя немного легче. Он смотрел на монитор и постепенно вникал в суть дела.

Позже, Картеру не пришлось ему объяснять, кто такая Барбара Штольц. Самым приятным сюрпризом было то, что девушка переписывалась с русской девушкой Сашей. Она, к всеобщему удивлению, оказалась внучкой того самого профессора Туманова.

— Ты представляешь? — удивился Тобиас. — Сын Тумановых и дочка Кочетко создали семью. Как это интересно!

— Я думаю, нам очень повезло, — улыбаясь, добавил Картер.

— Это все твои видения.

— Соглашусь с тобой, Тоб, но нам еще предстоит нелегкий путь.

— Что ты хочешь сказать? — Альмадеро взволнованно посмотрел на друга.

— А то, что я договорился с Барбарой о встрече, где она более подробно нам все расскажет.

Тобиас присвистнув, хлопнул себя по коленям.

— Надо же, мне начинает все это нравиться.

Подожди радоваться, — Картер посмотрел по сторонам. — Нам предстоит еще разобраться с этим Тёрнером.

Этот вечер по истине оказался плодотворным, друзья радовались тому, что поездка оказалась удачной, но не все было так просто. Почти у самой гостиницы, в парке, где было уже совсем темно, их остановили двое неизвестных.

— Быстро приготовили свои кошельки! — прорычал один из них по-немецки (а на каком же языке должен был он говорить). — Я не шучу.

Картер, покосившись на Тоба, быстро выхватил из-за пояса револьвер, и, взведя курок, направил его на хулиганов. Тот, что был рядом с ним, не растерялся и, сжав кулаки, нанес удар правой в плечо Картера. Генри, схватив его за руку, вывернул ее так, что хулиган взвыл и попытался вырваться, чем причинил себе еще большую боль.

Держа в одной руке револьвер, а другой за шкирку упирающегося молодчика, Генри направил оружие на второго вымогателя.

— Я не понял, что тут происходит? — Картер швырнул хулигана в сторону его товарища и, сплюнув сквозь зубы, направился к гостинице. Тобиас сжав губы, покачал головой и, заметив, что первый не оставил своей попытки в добывании денег, сказал?

— Даже не думай об этом, — он посмотрел в сторону Картера и добавил: — Мой друг в Нью-Йорке, таких как ты, каждый день имел на завтрак, обед и ужин.

Генри, скривив губы в дьявольской усмешке, обернулся и, вытащив револьвер, прицелился в наглецов.

— А может они из какой-нибудь Нью — Йоркской банды, — шепнул второй своему неугомонному приятелю. — Я видел как тот, который кажется немного по — тише, чуть не прибил Гейнца Мозера в Интернет — кафе..

— Как пить дать, — пробормотал парень, который затеял всю эту заварушку.

А Генри и Тобиас тем временем, быстрым шагом зашли в гостиницу.

— Твою мать, — тяжело выдохнул Генри. — Не может день хорошо закончиться.

— Ничего-ничего. Сейчас мы уже придем. — Тоб расстегнул пуговицу на пиджаке и, вынув носовой платок, вытер потный лоб.

— Ты что так вспотел, друг мой? — улыбнулся Картер, и когда они уже поднялись в свой номер, вдруг рассмеялся? — Было бы очень смешно, если бы на полпути к цели, нас пришили — бы за двадцатку в этом городе.

— Да уж, куда там, — проворчал Тоб, вытаскивая из кармана ключ. — Я не удивлюсь, если этот Тёрнер будет нас поджидать в номере.

— А это совсем непохоже на шутку. — Картер толкнул носком ботинка дверь, которая, тихо скрипнув, поддалась. — Видишь, он или еще кто-нибудь были здесь.

— Может мы просто забыли закрыть дверь? — с надеждой в голосе спросил Альмадеро.

Осторожно войдя, Картер включил свет, но не нашел ничего, что могло говорить о нанесенном визите. Все лежало на своих местах, на этот раз Скотт Тёрнер не облажался. Если бы только Картер знал, что подслушивающее устройство он носит с собой, в своем сотовом телефоне, все было бы гораздо понятнее. Об этом ни Тобиас, ни Генри даже не догадывались. К счастью, последнее, что осталось от Ллойда Флеминга, а именно карта, находилась всегда при Генри. Потеряв записную книжку Флеминга, они стали более осторожны, и ищейка Пабло да Силва пока оставалась с носом.

Ночь прошла в раздумьях и долгом разговоре, уснули друзья только под утро. Встреча с Барбарой Штольц была назначена на два часа дня, и к этому времени Картер и Альмадеро успели собрать вещи и привести себя в надлежащий вид.

К обеду они спустились из своего номера в ресторан гостиницы, там они и договорились встретиться с Барбарой. Девушка немного опоздала и извинилась, сев за столик. Она отказалась от кофе, заказав себе стакан сока и фруктовый салат.

Она была типичной немкой. Густые светло-русые волосы струились по плечам, голубые глаза и кожа цвета слоновой кости, делали ее похожей на богиню из скандинавских мифов. Картер не заставил себя долго ждать, он сделал ей комплемент, чем вызвал легкий румянец на щеках Барбары. Позже они узнали, что ей совершенно случайно стала известна эта история. Внучка Туманова, как позже она выяснила, живет в Москве:

— Я вчера связалась с ее подругой и рассказала, что вы ищите сведения о пропавшей экспедиции. Катя, так зовут девушку, с которой я познакомилась в Интернете, связалась со мной сегодня утром и сообщила, что Саша очень хочет вам помочь. Еще она просила передать, чтобы вы не удивлялись, когда ее увидите. Вот, — она вынула из сумочки листок бумаги. — Здесь адрес Тумановых и телефон.

Они еще немного поболтали о том — о сем и Картер предложил Барбаре проводить ее домой. Она, кокетливо покачав головой, улыбнулась и, согласившись, протянула руку Альмадеро:

— Прощайте, Тоб с вами мы уже не увидимся, наверное, — улыбнувшись, Барбара подала руку Картеру, и они вместе направились в сторону Рейна.

«Эх, Генри, ни как не можешь ты пропустить мимо себя ни одной юбки», — усмехнулся про себя Тобиас.

— Тоб, дружище! — крикнул ему Картер. — Я заеду в аэропорт, узнаю, что там и как, и позвоню тебе вечером.

— Хорошо, — кивнул ему в ответ Альмадеро и решил тоже не терять время зря.

На водной глади плавно покачивался прогулочный катер — речной трамвайчик, который приглашал желающих в экскурсионную поездку по Рейну в Кобленц. Недолго думая, Тоб быстро подбежал к нему и, оплатив билет, занял свое место. Вскоре к нему присоединилась хорошенькая итальянка, с которой он тут же и познакомился, надеясь весело провести время в дороге.

А Генри с Барбарой отправились в парк, где вчера на них с Тобиасом напали хулиганы. Шутя и смеясь, Картер рассказал, что они чудом остались в живых. Барбаре это не показалось смешным, она покачала головой и, причмокнув губками, сказала:

— Представляете, если бы с вами что — нибудь случилось.

— О, тогда бы мы не встретились, — улыбнулся Картер. — Но теперь все позади, и мне очень приятно гулять с вами по этому парку. Вот здесь, — он внезапно остановился и, обернувшись, весело посмотрел на девушку. — Вот здесь эти сопляки пытались обчистить наши карманы, — он опять засмеялся и, взяв Барбару под руку, направился дальше.

Вы давно занимаетесь археологией? — с любопытством спросила девушка.

— Сколько себя помню, меня всегда интересовало все древнее, в детстве я зачитывался Жюлем Верном, Купером, Эдгаром. По.

— О, Эдгар По — это больше похоже на мистику, — Барбара заинтересованно смотрела на своего нового знакомого. — А меня всегда пугали рассказы о замурованных мертвецах.

— А меня нет, — Картер потрепал ее по шелковистым волосам. — В этом и существует разница между теми, кто изучает историю в кабинетах, листая страницы древних книг и другими, которые, раскапывая древние города, гробницы, прикасаются своими руками к истории. Наверное, по этому я и стал археологом, — он немного помолчал и продолжил. — А эта история с Египтом меня особенно заинтересовала. Вы знаете внучку Туманова, как ее зовут?

— Саша, Александра.

— Какое интересное, я бы сказал необычное имя, — задумчиво произнес Картер. — А, как она выглядит?

— Очень даже симпатичная девушка, ей не больше двадцати пяти, — Барбара в упор посмотрела на Генри. — А что вы ищите, наверное, какие-то сокровища? — в ее глазах промелькнул озорной огонек.

— Конечно, сокровища, а что же еще, — Генри обнял ее за талию и, улыбнувшись, покачал головой, Барбара ему положительно нравилась с ее наивностью и внешностью Барби, и звали ее так же.

Они прогуляли весь день, болтая о всяких пустяках. Генри смотрел на нее и понимал, что девушка совсем не хочет отпускать его. В подтверждение его мыслей она нежно посмотрела на него и спросила:

— А что вы делаете сегодня вечером? — не дав ему даже подумать, она предложила зайти к ней в гости. — Попьем кофе, сегодня мне совсем нечего делать, а вы так интересно рассказываете обо всем и, наверное, бывали во многих местах?

— Да, конечно, — Генри не ожидал такого поворота событий.

— Я учусь на историческом факультете, и мне так интересно было бы вас послушать, Генри, — она почти умоляла его.

— Барбара, — улыбнувшись, Генри взял ее за руку и почувствовал, как она дрожит, — Успокойтесь вы, в самом деле. Я понимаю, что вы чувствуете, незнакомый мужчина, у которого хорошо подвешен язык … не смотрите на меня так, Барбара, — Генри хотел пойти с ней, но что-то внутри ему говорило, что этого делать не стоит.

— Я не хочу чтобы вы не правильно… — начала Барбара, но Картер, покачав головой, взял ее за горячую руку и, коснувшись ее губами, провел ладонью по ее бледному лицу.

— Барбара, я еще приеду, и мы обязательно встретимся, — Генри достал из внутреннего кармана свою визитную карточку и, протянув ее девушке, добавил: — Сейчас у меня слишком много проблем. И я не хочу ни кого в них впутывать.

Я понимаю, — она опустила глаза и, высвободив руку из его ладони, направилась в сторону своего дома.

Картер, поежившись, посмотрел в ее сторону и подумал про себя: «Какая девочка, но… не хочется ввязывать ее в эту историю».

Он посмотрел на часы и решил съездить в аэропорт. Там было многолюдно, и Генри не заметил фигуру Тёрнера, который знал, что Картер собирается отправляться в Россию. После получения необходимой информации для оформления документов, он позвонил Тобиасу. Обменявшись новостями, друзья решили встретиться в гостинице и там обо всем подробно договориться.

Тем временем, Скотт позвонил Пабло и сообщил, что Картер нашел то, что им было нужно.

— И что это за девчонка?

— Пока точно не известно, но я знаю, у кого спросить, — Скотт, хищно улыбаясь, посмотрел на фотографию Барбары. — Тут есть одна девушка, которая знает эту Сашу Туманову.

— Это интересно, но смотри, чтобы все было нормально.

— Все будет путем, Пабло, не волнуйся. Я найду подход к ней, о кей.

Скотт огляделся по сторонам и, увидев, что Генри направляется в его сторону, быстро зашел за колонну. Картер прошел мимо, ни чего не заметив, и направившись в сторону стоянки такси, быстро сел в машину.

В этот вечер Барбара грустила. Она не ожидала, что этот вечер проведет одна, — «Какой мужчина», — вздохнула она: — «Но почему, почему он не захотел зайти?» Девушка провела рукой по волосам и, улыбнувшись, отметила про себя, что наверняка понравилась ему. «Просто у него было слишком много дел», — Барбара, вздрогнув, повернулась к двери. Звонок раздался вновь. «Кто бы это мог быть?»

Она подошла к двери и, приоткрыв ее, увидела на пороге полицейского.

— Что случилось?

— Барбара Штольц?

— А что случилось? — повторила девушка, осторожно выглядывая из-за двери.

Полицейский вынул фотографию из внутреннего кармана и, показав ее, спросил, знаком ли ей этот человек. Барбара вся напряглась, ведь с фотографии на нее смотрел Генри Картер. «Что же мне делать?»- девушка, закусив нижнюю губу, посмотрела на полицейского. Не нравился он ей, ни его слишком новая форма, ни его холеная физиономия.

— Поймите, это очень опасный преступник, — начал, было, Скотт, а это был он.

— Я могу посмотреть ваши документы? — холодным тоном спросила Барбара, протянув руку.

— Конечно, — «полицейский» показал ей свой жетон и, покачав головой, сказал, что не следует прикрывать таких личностей.

— А почему вы пришли ко мне домой, ведь сейчас уже поздно? — ну не нравился он ей.

— Милая, Барбара, я не хотел вас компрометировать, по этому пришел к вам лично. Можем мы поговорить? — он заглянул, через ее плечо в гостиную. — Вы кажется одна?

— Хорошо проходите, — процедила сквозь зубы Барбара.

Скотт прошел в гостиную и, устроившись по — удобнее в мягком кресле, положил ногу на ногу.

— Если я не ошибаюсь, Барбара, вы учитесь в Кембриджском университете. Думаю, там трудно учится, — он скользнул глазами по фотографии, которая стояла на столике возле кресла. — Это ваши родители?

— Да, — Барбара села напротив него и почувствовала, что у нее начинают дрожать коленки.

— Несомненно, они гордятся своей дочерью.

Девушка чувствовала, что сейчас с ней начнется истерика. Она нервно теребила пояс на платье и, покусывая губы, смотрела в пол.

— Короче, я хочу понять, что вы от меня хотите. Я знала Генри Картера всего один день. И того меньше, — Барбара, резко встав, подошла к окну. — И я не верю вам, здесь какая-то ошибка.

— Я понимаю, — Скотт, встав с кресла, подошел к ней. — Но как вы можете говорить, что закон ошибается, если вы знаете Картера меньше двенадцати часов. И, я не понимаю, почему вы так упорствуете, — Тёрнер положил ей руку на плечо. — Я чувствую, что это нежное сердечко стало биться гораздо чаще. Меня не удивляет такая резкая перемена в девушках, с кем он общался. Картер профессиональный мошенник, гипнотизер. Сегодня он очаровывает вас, а завтра вы прибегаете в, участок, заливаясь горючими слезами, и просите, нет, умоляете вернуть фамильные драгоценности и…

— Но это не правда, — гневно запротестовала девушка.

Тёрнер, улыбаясь, спросил о человеке, с которым был Картер и в ту же минуту «раскрыл» бедняжке глаза.

Посмотрите, милая, у вас ничего не пропало? — Барбара, не веря в его россказни, поспешила к туалетному столику, и, открыв ящик, с ужасом обнаружила, что шкатулка с драгоценностями пуста.

— Ну, теперь вы готовы сотрудничать?

Тёрнер наслаждался успешно проведенной операцией. Как хорошо он все придумал. Тобиас, по его словам, проник в квартиру Барбары, пока ее обольщал Картер и похитил фамильные драгоценности, которые достались Барбаре еще от бабушки. Конечно, не трудно догадаться, что это он сам пробрался в жилище девушки и ограбил ее самым бесстыдным образом. Он понимал, что с драгоценностями ему не выбраться из страны, по этому тут же продал их в антикварной лавке в Кобленце. Тёрнер знал, что его никто не заподозрит, девушка не заявляла в полицию, и Скотт упивался своей безнаказанностью. Его радовало то, что, несмотря на хороший гонорар да Силвы, он смог по ходу дела кое-что заработать.

Опустошенная и разбитая, девушка села на стул и дрожащим голосом начала рассказывать все, что ей было известно о Генри и о его планах.