Прочитайте онлайн Сокровища фараона | Глава 5 По следам заметок Ллойда Флеминга

Читать книгу Сокровища фараона
2816+899
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5 По следам заметок Ллойда Флеминга

После того, как Картер рассказал Тобиасу о своих злоключениях, тот долго не мог прийти в себя.

— Ты мне напомнил профессора Индиана Джонса из одного старого фильма.

Тобиас склонив голову на бок, внимательно посмотрел на своего друга, и немного помолчав, добавил:

— Если все действительно так, то это путешествие очень опасно.

— Не думай, Тоб, все будет хорошо, — в глазах Генри появился азартный блеск, — это может быть последняя… и, наверное, единственная возможность ощутить себя настоящим первооткрывателем. То, что написано в записной книжке Флеминга, наталкивает меня на мысль, что в гробнице находится какая-то аномальная зона. И мы должны разгадать все это.

Альмадеро посмотрев по сторонам, вынул из кармана пиджака телефон.

— Что ты задумал? — Картер недоверчиво посмотрел, как его друг набирает чей-то номер. — Кому ты звонишь, Тоб?

— Привет, Майк… да — да, он как раз здесь…

— Черт возьми, Тоб, с кем ты говоришь? — Картер был уверен в Альмадеро как в самом себе, но ему не понравился этот телефонный звонок.

— Вот… — улыбался Альмадеро, — … вырывает у меня трубку… Да успокойся, я звоню Бенсону. Ты только что вспоминал его, а теперь… да, Майк, тебе не мешало бы приехать. Тут очень интересное дело. Вот поговори с Генри, он тебе расскажет обо всем.

— Больше не шути так. — Генри потряс кулаком перед носом Тобиаса, — после того, как на меня напали в Мехико, я могу ожидать всего что угодно…

— Но не от меня, — наигранно обиделся Тоб.

— Да, Майкл, привет, как там Милли… Я понимаю, передай ей, что я тоже. — Картер, громко рассмеявшись, посмотрел на Тобиаса, — Я убью его, если он будет так шутить. Понятно. Да вот об этом я и хотел поговорить. Когда? Я в Таско, да… ну тогда и решим… будем ждать.

Картер был немного удивлен, что Тобиас сразу же позвонил Бенсону. Это было хорошей идеей, так как Майкл в совершенстве знал не только историю, в том числе и древнего Египта, а так же прекрасно разбирался в древнеегипетском языке. А это было очень необходимо. Если, конечно ни что не помешает им попасть в ту самую гробницу.

* * * *

В это утро Саша встала раньше сестры. Она была чертовски обиженной на нее. Наскоро позавтракав, она позвонила Пановой и договорилась о встрече в институте.

Было сумрачно, город только начинал просыпаться ото сна, деревья стояли усыпанные снегом. Похожие на сахарные, ветви деревьев тихо качались, от легкого ветра. Саша заскочила в подошедший трамвай и присев на свободное место у окна, закрыла глаза. Ей не терпелось все рассказать Катерине. Хотя может и она, как и Таня, и родители, не поймет ее.

Холодный трамвай медленно ехал, колеса стучали размеренно, словно билось большое железное сердце. Тук- тук, та — та…тук — тук, та — та.

Задумавшись, Саша чуть было не проехала свою остановку. Быстро подбежав к двери, она налетела на дородную женщину в шикарной дубленке.

— Смотри куда идешь! — грубо рявкнула дамочка.

— Извините.

Саша поскользнулась на подмерзшей тропинке, и чуть было не упав, остановилась. Перевела дух и спокойно пошла знакомой дорогой к институту.

Еще издали она увидела Катю, ее было трудно не заметить. Красивый красный платок на голове и длинная песцовая шуба. Панова, жадно затянувшись сигаретой, поперхнулась, увидев Сашу.

— О, Сашенька, ты что, какая взъерошенная?

— Запыхалась, — выдохнула Туманова, — хочу по — быстрее тебе обо всем рассказать. Надеюсь, ты правильно поймешь меня, Катюша.

— У тебя больничный же еще, — всплеснула руками Панова, — а я думала, что ты на работу выходишь.

— Да нет. — Саша потерла озябший нос, — Просто мне нужно с кем-нибудь поговорить. А с кем, как не с тобой, — она, тяжело вздохнув, посмотрела на Панову.

— Пойдем. Горе ты мое луковое. — Катерина потушила сигарету и, обняв Сашу, потрепала ее по плечу. — Ты знаешь, что всегда можешь на меня рассчитывать, Саша.

Погода портилась, холодный ветер стал пронизывающим, и Саше казалось, что он продувает всю ее насквозь. Девушки пошли быстрее и вскоре оказались у высотки, где жила Панова. В подъезде было намного теплее и, поднявшись на седьмой этаж, они немного согрелись.

— Да, холодная зима в этом году, — поежилась Панова. Саша, кивнув, приложила ладони к щекам:

— У меня щеки, кажется, совсем заиндевели.

— Ничего, сейчас поставим чайник, — засмеялась Катя и открыв двери, пригласила Туманову войти. — Вот располагайся, будь как дома и быстро на кухню.

Саша устроилась в мягком кресле на кухне и с удовольствием пила крепкий чай с лимоном. Потом она начала рассказывать о своих проблемах и о непонимании со стороны близких. Кате тоже показалась не очень удачной затея о поиске пропавшей экспедиции.

— Пойми, Сашуля, это не реально, — тяжело вздохнув, Панова налила еще чая себе и Саше. — Пойми, моя дорогая, что сейчас никто не будет финансировать этот проект, как бы ты не хотела. Я понимаю тебя, но людям из министерства ты ни чего не докажешь.

— И что получается, что все зря, что ни чего в этой жизни я не могу. — Саша с такой болью посмотрела на Катю, что та, покачав головой, потянулась к пачке сигарет.

Все, возможно, были бы средства. Может когда-нибудь у тебя будет шанс, сейчас я могу тебе помочь только одним — связать тебя с Барбарой. Я покажу тебе, как обращаться компьютером,…хотя ты наверняка знаешь…

— Что касается Интернета, то я в этом ни чего не смыслю. А когда все это можно провернуть? — в глазах Тумановой что-то блеснуло, похожее на надежду. Панова видела, что разговор немного успокоил ее.

Об одном промолчала Саша — это о том странном происшествии с чашками. Не хотелось еще больше запутывать подругу.

Через полчаса, они сидели за компьютерным столом и общались с Барбарой Штольц.

* * * *

Этой ночью Картер опять не спал, он ворочался с боку на бок, непонятные видения преследовали его.

— …Не могу я уехать, не могу, — девушка плакала и от бессилия сжала свои маленькие кулачки. — Мои родители никогда не отпустят меня.

— Но ты уже не ребенок. — Картер не узнал своего голоса, — Как мне поговорить с ними?

— Я так боюсь, Генри…

— Генри, ты разговаривал во сне. — Тобиас потряс его за плечо.

Картер не понимающе свел брови, потом улыбнулся и рассмеялся:

— Господи, кто не говорит во сне.

Он потер глаза и, потянувшись, зевнул.

— Всякая чертовщина снилась.

— Еще не то присниться после таких приключений, — с улыбкой добавил Альмадеро, — звонил Майкл.

— И что?

— Он вылетает сегодня после обеда.

— Очень хорошо. — Картер набросил халат на плечи и отправился в ванную. — Сейчас позавтракаем и еще раз покопаемся в записях Флеминга. Нужно знать с какого конца начинать распутывать узел.

День тянулся медленно, в ожидании прилета Бенсона, ничего не шло в голову. Картер с Альмадеро внимательно изучали записи Ллойда, они должны были запомнить имена всех действующих лиц этой трагедии.

К вечеру, они были в аэропорту и вскоре увидели спускающегося по трапу Майкла.

Он был не один, рядом шла миловидная блондинка, ее длинные волосы развевались на ветру.

— Посмотри, Тоб, какую девочку отхватил себе Бенсон, — присвистнул Картер. Потом, немного опешив, он добавил:- Да это же Милли. Как она похорошела, а ведь я совсем недавно видел их перед Рождеством.

Майкл протянул друзьям сразу две руки для приветствия.

— Как я рад видеть всех вас. Вот, Тоб, познакомься Милли, а то вы с ней знакомы только по телефону.

Милли дружески улыбнулась Тобиасу и протянула руку Картеру:

— Привет, Генри, очень рада, что теперь мы сможем пообщаться подольше. Ты все время куда-то спешишь, бежишь.

— Что делать, такая у меня жизнь, — пожал плечами Картер. — Однако, что мы стоим, я думаю, следует по скорее обсудить наши планы.

Когда вся компания приехала к Тобиасу, то все почувствовали, как проголодались. Милли обещала порадовать мужчин кулинарными изысками и сразу же после душа отправилась на кухню. Она ничего не хотела слушать о домработнице, которую Альмадеро хотел вызвать на приготовление ужина.

Выгнав всех из кухни, Милагресс, открыла холодильник и, удовлетворенно кивнув, принялась за дело.

Друзья еще не могли поверить, что через столько лет после окончания университета, снова встретились. Сначала они наперебой рассказывали, чем сейчас занимаются, потом засыпали друг друга вопросами на разные темы. Тобиас и не знал, что Генри успел не только жениться, но и развестись. А когда Генри подробно рассказал обо всех приключениях, что с ним произошли по дороге в Таско, Майкл присвистнул от удивления.

— Ребята! — казалось, Милли не первый раз окликает увлекшихся разговором мужчин. Когда они, наконец, обратили на нее внимание, девушка, покачав головой, добавила: — Сейчас вы мне напоминаете трех старух сплетниц, сидящих со своими собачками и альбомами с фотографиями родственников. Я вас не могу перекричать.

— Милли, — виновато склонил голову Бенсон, — ты же знаешь, что мы … страшно хотим, есть! — последнюю фразу он произнес с вытаращенными глазами и протянутыми к миссис Бенсон скрюченными руками.

— Накорми нас, Милли — в унисон прорычал Картер, — иначе тебя постигнет гнев мумии.

— Ладно, — махнула рукой Милагресс, — с вами нельзя серьезно. Через пять минут я жду вас в столовой. Все готово.

— Как мы не догадались. — Тобиас повел носом в сторону кухни. — Вы чувствуете, какой аромат? — он повернулся к Майклу и добавил: — Твоя жена просто волшебница. Если такой запах, то какой вкус.

Весь вечер они проговорили, время уже шло за полночь, когда, наконец, разговор пошел о том, ради чего здесь все собрались.

Генри читал записи Ллойда Флеминга и попутно рассказывал о самом старике, как он погиб, и что все очень хотели заполучить эту карту. Первой ушла Милли, она сказала, что уже не в силах сидеть с открытыми глазами и все воспринимать.

— Пока ребята, завтра мне расскажете, если я что-то проспала.

Майкл ласково поцеловал свою женушку и, хлопнув ее по круглой попке, пожелал ей спокойной ночи.

— И все же, — продолжил Картер, — мы не можем сейчас же поехать в Египет. Это может быть опасно не только для нашего здоровья, но и жизни. Флеминг, не зря так долго не хотел иметь со мной ни каких дел, он прожил всю жизнь с чувством страха перед этой проклятой картой. Он потерял многих дорогих сердцу людей и через всю жизнь пронес горечь утраты. Нам нужно найти все концы этого клубка, тогда, я думаю, мы сможем найти ответ на все интересующие нас вопросы.

— Я согласен с тобой, Генри, но откуда нам начинать поиски? — Тобиас удрученно пожал плечами и посмотрел на Бенсона, словно пытаясь прочесть в его глазах ответ на этот вопрос.

— Я думаю, стоит лучше изучить записи Флеминга и просто искать тех, кто знал того же Марсело, Туманова или даже Штольца. Может быть, у этих людей остались дети, которые ищут их все эти годы. Не может просто так пропасть шесть человек, вместе со Штольцем, — семь.

Через некоторое время Картер решил, что самое лучшее было бы сейчас пойти спать, а завтра на свежую голову решать, как действовать дальше.

Он долго ворочался во сне, последнее время, Генри неважно спал. Всюду его преследовала зеленоглазая незнакомка, казалось, что он знаком с ней тысячу лет, но даже ее имя оставалось тайной.

— …Я понимаю, что очень трудно начать поиски. Но если ты найдешь меня, вместе мы свернем горы.

— Но я не знаю даже твоего имени. — Генри явно слышал свой голос, но будто бы перед ним стоял совершенно другой человек.

— Это же так просто, — девушка залилась звонким смехом. — Меня зовут…

Картер почувствовал, как по нему что-то ползет, открыв глаза, он увидел на своей подушке кобру, которая застыла в ожидании, готовой броситься и ударить в горло Генри. Картер не шевелился, страх медленно пробирался, словно скользкий уж по жилам. На мгновенье, он услышал знакомый голос, но кто это, Генри не мог понять. То ли из-за страха перед коброй, то ли потому, что голос звучал невнятно.

— Я плачу тебе только за это, Скотти, и не забывай неотрывно следить за этим человеком.

Змея шипела и покачивалась в своем дьявольском танце, Генри в мгновение ока набросил на кобру одеяло и выбежал из комнаты. Открыв дверь, он закричал от неожиданности и от ужаса, под ногами был незнакомый город, в котором Генри никогда не был, он летел по воздуху и не падал, где-то там далеко осталась распахнутая дверь из комнаты, где он только что спал. «Боже мой, что происходит?» — с ужасом думал Картер…

— Сколько можно тебе говорить!

Картер открыл тяжелые веки и невидящим взглядом уставился на Майкла.

— Ты кричал во сне, что тебе могло присниться? — Бенсон свел густые брови и, покачав головой, повернулся к Тобиасу, — Он весь горит. Генри, как ты?

— Все нормально, это уже не первый раз. — Генри потер заспанные глаза и тяжело выдохнул:

— Как только ко мне в руки попала карта, меня преследую видения и странные сны.

— Что-то не так? — Милли принесла градусник и, пощупав лоб Картера, покачала головой, — ничего не понимаю, жар начал спадать. Но все равно нужно измерить температуру.

Уже за завтраком Картер рассказал о девушке, которая постоянно с ним разговаривает во сне. Он ни как не мог поговорить с ней.

Странные сны не дают нормально выспаться, утром у Картера началась головная боль, и его опять потянуло в сон.

Когда он окончательно пришел в себя, было уже около полудня. Картер поморщился от боли и потер затекшую руку.

— Ну, как ты? — Милли оторвалась от книги и потрогала лоб Генри: — странно все это, — покачав головой, заметила она, — но ты вроде бы выглядишь лучше.

— Да немного …я хотел бы поговорить со всеми.

— Сейчас как раз будем обедать — Милли, посмотрев в зеркало, взяла расческу и принялась расчесывать свои белокурые волосы.

— Знаешь, Милли, ты чем-то похожа на мою бывшую жену — улыбнулся Картер, — нет, я в хорошем смысле. Что ни говори, а она была красавицей.

Милагресс улыбаясь, покачала головой и заколов волосы шпилькой, направилась к двери.

Когда Генри вошел в столовую, на столе уже было все накрыто. Его друзья с сочувствием и пониманием смотрели на него, Генри не мог понять, что с ним происходит. Он налил себе немного красного вина и с подобием улыбки отпустил какую-то очередную шутку. Этим он хотел дать понять своим друзьям, что все в порядке и ни чего не случится со стариной Генри.

После обеда, все вновь занялись изучением записей Флеминга. После долгих споров было решено, что поиски начнутся в Италии, в Риме, где жил и работал Марсело Виронни.

В записях Флеминга говорилось, что Марсело был геологом, и больше ничего конкретного.

— Я поеду в Рим один — решительно начал Картер. — Нам незачем ездить всем вместе и попусту тратить время.

— Нет, мы так не договаривались. — Тобиас свел брови и, вздохнув, посмотрел на Майкла: — Дело в том, что я не знаю в каком состоянии, ты прилетишь в Рим.

— Посмотри на себя, Генри, — Милли положила ему руку на плечо: — В любом случае ты не должен лететь один.

После долгих препирательств было решено, что в Рим вместе с Картером отправится Альмадеро. И как только что-нибудь выясниться, они свяжутся с Бенсонами.

Через несколько дней, Тобиас и Генри бродили в поисках Марсело по многолюдным улицам Рима. Было сложно, что-либо разузнать, у них было очень мало информации. Но через неделю поисков, их труд был вознагражден, в одном магазинчике к ним подошел пожилой мужчина лет шестидесяти.

— Я извиняюсь, но мне послышалось, что сеньоры назвали фамилию моей семьи? — старичок был невысокого роста, на нем был старый потертый пиджак и такие же потрепанные временем брюки. — Позвольте представиться, Мекеле Виронни.

Картер и Альмадеро, переглянувшись, пожали плечами.

— Если я не ошибаюсь, — осторожно начал Картер, — вы родственник Марсело Виронни?

— Если это тот Марсело, то я его родной брат.

— Очень интересно, — протянул Тобиас.

— А не могли ли мы где-нибудь поговорить? — Картер протянул руку Мекеле, — меня зовут Генри Картер, а это мой друг Тобиас Альмадеро. Мы разыскиваем кого-нибудь, кто хоть что-то знает об Марсело.

После долгого разговора, Генри понял, что Мекеле действительно младший брат Марсело и, что тот действительно отправлялся в экспедицию в Африку. Там он пропал вместе со своими друзьями и русскими учеными. — Так все! — взмахнув руками, Виронни засмеялся и, закашлявшись снова сел за столик. — Я не выдержал и позвонил Джулии. Старушка очень хочет вас видеть. Это сестра Марсело, ей уже восемьдесят шесть лет. Она почти ничего не видит, но будет рада вас у себя принять.

Картер, закусив нижнюю губу, пожал плечами.

— Не отказывайте ей, сеньоры. — Мекеле грустно улыбнувшись, направился к выходу, — пойдемте, я закрою магазин и мы навестим мою сестру.

Только к вечеру Картер и Тобиас вернулись в гостиницу. Джулия долго не хотела их отпускать, она рассказала о Марсело все, что только помнила, а так же о Леде и Джордан.

— Марсело был так влюблен в Джордан, — старушка, улыбнувшись, показывала разные фотографии брата.

В номер они вернулись вечером. Пока Картер разбирал вещи, Тобиас принимал душ. Когда он вышел из ванной, то обомлел. На полу был полный беспорядок, а Картер лежал вниз лицом на груде обломков и осколков стекла. — Боже мой, — только и смог прошептать Альмадеро. Но потом, поплотнее затянув полотенце, бросился к брюкам, которые были небрежно брошены на широкое кожаное кресло.

Сжимая пистолет в одной руке, Альмадеро начал осторожно обходить комнаты их трехместного номера. Никого.

— Что за черт?

Он бросил пистолет и поспешил к другу. Казалось, что Генри не дышит, из носа стекала тонкая струйка крови.

— Генри! — Тобиас приподнял его и похлопал по щекам. — Генри, только не сейчас… — он нащупал пульс Картера и вздохнул с облегчением. Вскоре веки дрогнули, и Генри открыл глаза.

— Я и не думал, что могу вытворять такое, — его голос казался глухим и Тобиас склонился над Генри, чтобы лучше расслышать своего друга.

— Теперь я понимаю, в чем причина всех этих снов и недомоганий. — Картер серьезно посмотрел на Тобиаса, — это большая сила, которой я еще не могу управлять, поэтому она пытается вырваться наружу,…давит на меня, но теперь я хотя бы знаю, с чем имею дело.