Читать онлайн Сокровища фараона | Глава 3 Ягуар готовится к прыжку и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Сокровища фараона | Глава 3 Ягуар готовится к прыжку

Читать книгу Сокровища фараона
2816+867
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 3 Ягуар готовится к прыжку

Январь был на редкость теплым. Вместе с оттепелью началась слякоть, и Саша заболела гриппом. Татьяна, забросив свои ноты, сидела около кровати и поила ее чаем с малиновым вареньем.

— Пей — пей, а то, как мороженое есть в кафешке…

— Да не ела я… — начала, было, Саша осипшим от кашля голосом.

— Ладно, Санька, — старшая сестра протянула ей градусник. — На вот, измерь лучше температуру. А на улице так хорошо. Солнышко, будто весна начинается. А ведь через несколько дней опять все завалит снегом.

Саша закрыла глаза и, тяжело вздохнув, поморщилась от головной боли. Ей не терпелось вернуться к работе. Она заинтересовалась одной пропавшей экспедицией в пустыне Африки. Эту информацию, Саша выудила из Интернета. Да тут еще Катя Панова из лаборатории Вадима Анатольевича, сказала, что переписывается с внучкой пропавшего в Египте человека. Барбара сообщила Катерине, что сама об этом узнала из разговора отца и матери.

— Тебе бы поговорить с Барбарой, — Панова многозначительно кивнув, показала фотографию своей подруги по переписке. — Она приглашала меня в Бонн.

— Тебе хорошо, — с завистью добавила Саша, — ты можешь поехать в любую точку Европы. Да и не только.

Родители Катерины были очень состоятельными людьми и всегда поддерживали начинания своей дочери. Вот и теперь, когда она увлеклась археологией, дали ей зеленый свет. От перешептываний в коридорах университета, ее спасал открытый характер и великолепное чувство юмора. Панова не скупилась на приглашения в свою шикарную московскую квартиру, подаренную родителями на двадцати двухлетие. Она часто давала в долг нищим студентам и… преподавателям. Ее многие любили, и Катерина была довольна сложившимися отношениями с коллективом.

Саша посмотрела на градусник и, протянув его Тане, фыркнула:

— Всего каких-то тридцать семь и два. Таня, мне нужно работать, как ты не поймешь — она обиженно закусила нижнюю губу.

— Тебе нужно отлежаться, а хочешь, я сама схожу к твоей Пановой и все у нее узнаю? — Саша, покачав головой, сказала, что сама хочет узнать все об этой экспедиции. — Ну, как знаешь. Но сегодня я тебя ни куда не пущу, так и знай.

Повернувшись к стене, Саша закрыла глаза. Она буквально заболела этой историей. Как все это было, похоже, на историю, произошедшую с ее бабушкой и дедушками. Она так хотела отправиться туда, но пока это было невозможно. Все расходы надо было бы брать на себя, а это были огромные деньги, которых в семье Кочетко не было уже очень давно.

Когда я была маленькой, мы так хорошо жили, вспоминала Саша.

Она увидела ту семилетнюю непоседу, гонявшую куриц и поросят в далеком таежном поселке. Тогда они всей семьей уехали в Сибирь, отец занимался геологоразведкой нефти, и ему платили большие, по тем временам деньги. Татьяна училась в школе в третьем классе, а Санька только собиралась идти в первый класс. Таня тоже была задиристой девчонкой, она дралась с местными мальчишками, родители которых приводили ее домой, и жаловались на ее хулиганские выходки.

А летом, вместе с деревенскими девчонками, Санька и Таня ходили в лес за малиной, черникой и земляникой. Ближе к осени начинали вместе с мамой сушить и солить грибы, это было так здорово. Санька, улыбнувшись, посмотрела в сторону сестры.

— А ты помнишь, Таня, как мы жили в тайге.

— А то, — протянула та, укладывая непослушные рыжие волосы. — Мне сейчас нужно на репетицию, смотри из дома ни ногой.

Вдруг она, рассмеявшись, посмотрела на Саньку:

— А ты помнишь, как медведь себе луком морду натирал?

— Еще бы! — Саша залилась звонким смехом вспоминая, как однажды им повстречался медведь. Тогда-то им, понятное дело, было не до смеха. Это произошло летом, когда сестры, две девочки из поселка и несколько ребят, отправились в лес за малиной. Ранним утром, когда сырой туман растекался по лесу, обволакивая все своим влажным языком, дети, держа в руках ведерки и рюкзаки за плечами, двинулись в глубь тайги. Местные дети знали лес, как свои пять пальцев, но и слишком далеко не заходили. Родители всегда были против таких «беспризорных», как говорили они, походов в лес. Случиться могло все, что угодно и их опасения были не напрасными. В то утро, ребята встретились около домика геолога Георгия Петровича. Таня с Сашей давно проснулись, а родители после вчерашней работы, спали, как убитые. Девочки попросились с деревенскими в лес и вскоре стояли рядом в резиновых сапогах, в курточках и косынках, наспех завязанных на круглых мордочках. Самая старшая девочка, Маша, ей было двенадцать лет, строго посмотрела на Саньку:

— А Саша еще слишком маленькая ходить с нами в лес.

— Ну, пожалуйста, — тоненько запричитала девочка с огромными не по-детски глядящими зелеными глазами, — я ни на шаг не отойду от вас, я буду слушаться.

— Она будет, — поручилась за Саньку сестра.

Большой рюкзак, все время сползал с худеньких плеч Саши, она шла рядом с Татьяной, и лес казался ей таким большим и сказочным.

Высокие сосны устремляли свои вершины к светлому небу. Туман понемногу рассеялся, и стало теплее. Пение птиц и стук дятла, крики кукушки и всякие разнообразные звуки леса, будоражили воображение. Трава была высокой и сочной, а мох у подножия деревьев, казался бархатным, когда Саша трогала его своей детской ручкой. Она хорошо запомнила это ощущение на ладони — холодный и в тоже время пушистый покров.

— Будто бы взял в руки пушистую лягушку — сравнил десятилетний Ваня.

Вскоре они оказались на залитой солнцем поляне. Ягод здесь было видимо-невидимо и все разом начали наполнять свои ведерки. Все бы ничего, но Варюшка, черноволосая смуглянка с раскосыми глазами, от чего-то вдруг попятилась назад, показывая пальцем за спину Маши. Обернувшись, та чуть не вскрикнула и, шикнув на остальных ребят, погнала их в ближайшие кусты. Все так и затряслись от страха, когда на опушку вышел косолапый. У него была вполне добродушная морда, но, как известно, с медведем шутки плохи.

— Сидите тихо, и он нас не тронет — строго сказала Маша, и все сидели и тихо боялись, хотя хотелось визжать и бежать без оглядки.

Медведь же решил проверить, что кушают на завтрак юные ягодники. Сначала он залез в ведро Варюшки и, перевернув его, начал жадно лакомиться высыпавшейся из него малиной. Насытившись Вариными ягодками, мишка походил немного и, приподнявшись на задние лапы, начал чесаться о кору старой сосны, с которой полетели иголки, и посыпалась сухая кора. Начесавшись, Михайло Потапович вернулся к детским рюкзачкам. Сунул нос в Сашин и вдруг замер, вытащил морду, фыркнул и, сунув лапу в рюкзак, начал шарить там.

Это было смешное зрелище: содержимое Сашиной котомки медведя заинтересовало. Вскоре он добрался до того, что так притягивало его. Это была большая головка репчатого лука. Сначала он покатал ее лапой, потом лизнул и начал нюхать. Да с таким блаженством! Потом мишка зажал луковку между лап и ну ее лизать, а потом нос натирать, так старательно, с чувством. Чихнул и снова давай облизывать луковицу, всю обслюнявил. Глаза блестят.

— Слезы, наверное, идут, — шепнула Саша сестре. — Вот дурак, слезы текут, а он все нюхает ее.

— Тихо! — сверкнула глазами Маша, а сама еле сдерживается от смеха.

Медведь луковицу бросил, посмотрел по сторонам, словно стесняясь своей минутной слабости и снова начала нюхать ее. Потом пошел валяться и кататься по ней. Никак не может расстаться. Подождали так ребята, не уходит зверюга косолапая. Что делать? Рюкзаки и ведра не оставишь. Родители будут ругать. Но, наконец, медведь вдоволь навалялся и, чихая, съел луковку. Еще немного побродил и ушел восвояси. Дети еще боялись выходить, но через несколько минут осмелели и, позабыв о малине, собрали все что осталось и бегом к себе в поселок.

Саша, улыбаясь, прикрыла глаза и, потянувшись, повернулась к телевизору. Подняв с пола пульт, она поудобнее устроилась на подушке и попыталась отвлечься очередным бразильским сериалом.

* * * *

Не обнаружив Флеминга, Картер решил, что тот уже наверняка на пути в Мехико.

— Мне очень жаль, Генри — закурив, Пабло посмотрел на часы, — если он благополучно доберется до города, мы можем надолго потерять его.

— М — да — а — озабоченно протянул Картер, — но… все может случиться в дороге. И вообще, я надеюсь, что нам, наконец, должно повезти.

— Я тоже надеюсь на удачу, — улыбнулся во весь рот да Силва. Он уселся в свой автомобиль и повернул в замке ключ зажигания: — Увидимся в Мехико.

— Хорошо — Генри не думал, что все так обернется. Каким-то не объяснимым чутьем он понимал, что да Силва не так прост, как, кажется. Только протекция Бредбери Макджелинга, вселяла надежду на то, что он не окажется проходимцем. Хотя, Пабло не знал о карте… Но он не настолько глуп, чтобы не догадаться, что здесь замешаны большие деньги.

Постепенно Генри успокоился. Становилось жарко, и горячий ветер нисколько не уменьшал этот палящий зной. Голубое небо казалось бескрайним, оно было даже не голубое, а бледно желтое. Генри чувствовал себя, как яичница на раскаленной сковородке. Горячий воздух, от нагревшегося асфальта поднимался вверх, образуя миражи лужиц.

Через некоторое время Картер увидел далеко впереди большое скопление машин. Даже издалека было слышно, как нетерпеливые водители жмут на свои сигналы. Подъехав к гудящему, кричащему на все лады столпотворению автомобилей, Генри остановился и, выйдя, чтобы размять уставшее тело, спросил одного из водителей, что здесь произошло.

Молодой мексиканец, размахивая руками начал объяснять, что полиция ищет сбежавших преступников из Гвадалахары.

— Теперь проверяют у всех документы, — мексиканец был явно недоволен, — а я опаздываю на важное совещание.

— Да. А я ищу своего знакомого. У него «Фиат» шестьдесят восьмого года, грязно зеленого цвета.

Мексиканец, пожав плечами, покачал головой. И хотел что-то добавить, но его прервал полицейский, который приблизясь к ним обратился к Картеру.

— Ваши документы.

— Вот — Генри протянул ему права и остальные документы, удостоверяющие личность. — Тоже американец.

Полицейский, вытерев платком, пот со лба, кивнул в сторону своей машины. Одного мы уже задержали. Без документов, какой-то бродяга. В сердце Генри что-то кольнуло, он подумал о Флеминге и спросил на всякий случай.

— Я потерял одного своего друга, не он ли это? Его зовут Ллойд Флеминг.

— Флеминг? — полицейский приподнял брови. — Это очень интересно. Хм, Флеминг значит? Ллойд Флеминг. Следуйте за мной.

Картер с надеждой посмотрел на широкую спину полисмена и быстрыми шагами двинулся за ним. Он надеялся увидеть Флеминга, но был уверен, что навряд ли это случится здесь и сейчас. Когда полицейский открыл дверцу своего автомобиля, Генри увидел старика. Тот был напуган, и в его усталых глазах бродила тоска.

— Он не говорит по-испански — полицейский кашлянул и, посмотрев на Ллойда, спросил, — Почему он без документов? Может, вы мне все объясните?

— Да, конечно, — начал, было, Картер, но полицейский прервал его и сказал, что должен задержать Флеминга до выяснения его личности.

— Поймите — снова начал Картер, — Это отец моего близкого друга. Он просил меня… приглядывать за ним по пути в Мехико.

— Я не могу верить каждому встречному. Мне нужны факты.

— Вот же — Генри вынул из кармана рубашки бумажник — Вот мои документы. Я профессор Нью — Йоркского университета. Вот моя визитная карточка.

Генри показал полицейскому свои документы и незаметно сунул ему в руку стодолларовую купюру. Тот, нисколько не смутившись, хмыкнул и, покосившись по сторонам, сунул руку в карман.

— Я ведь понимаю, что ваш… друг не преступник. Просто мы должны быть бдительными, тем более при розыске сбежавших заключенных.

— Ага, — кивнув, Генри протянул руку Флемингу. — Пойдемте, Ллойд, мне нужно с вами поговорить.

Старик нехотя выбрался из душного салона автомобиля, который нагрелся под палящими лучами жаркого мексиканского солнца. Ему ни чего не оставалось делать, как следовать за Картером. Он косо посмотрел на своего спасителя и, что-то бормоча себе под нос, медленно пошел рядом с Генри.

— Ллойд, вы так себя ведете, словно я ваш враг. Я хотел только лишь…

— Я знаю, чего ты хочешь на самом деле, — враждебно буркнул Флеминг. — Двое твоих дружков уже пытались мне помочь… мое любопытство чуть не погубило меня.

— Я не могу понять, о чем вы, Ллойд? — внезапно к Картеру пришла ужасная догадка. — Их было двое. Пабло и Диего… хотя они могли представиться под другими именами…

— А именно, Диего там был. Это молодой парень лет двадцати пяти. По всему, похоже — мексиканец.

— Как он выглядел? — Картер чувствовал, как холодный пот струится по спине. — Длинные волнистые волосы. — Флеминг, немного нахмурившись, посмотрел на Генри и, не задумываясь, кивнул, — Голубые, немного грязные джинсы и черная футболка с рисунком.

— Как все это мне не нравится, — протянул Ллойд. Он видел, что Картер ни в чем не замешан. Но ему не нравилось то, что он так много хочет знать о карте.

«Лучше бы я остался там, в пустыне, вместе со всеми», — думал Флеминг: — «Не хотелось бы втягивать еще кого-нибудь в эту жуткую историю. А если все повториться. А если это угроза всему человечеству. Что там произошло?..»

— Ллойд, о чем вы задумались?

Флеминг и не заметил, что они уже подъезжают к Мехико. Он хлебнул немного виски из фляжки, что была во внутреннем кармане куртки и, закрыв глаза, вздохнул:

— Я расскажу тебе все, но обещай мне, что ты ни когда не отправишься туда на поиски тех проклятых сокровищ. Обещай, что не позволишь вырваться неведомому злу на свободу.

Ллойд посмотрел на Генри, но тот утомленно смотрел на дорогу.

— Чертовски жарко сегодня. — Картер допил последний глоток воды из бутылки, что купил в Чичен-Ице и бросил ее на заднее сиденье.

— Ты слышал, что я сказал тебе, Картер? — еще раз спросил Флеминг.

— Я все слышал, но не хочу сейчас говорить об этом. Сейчас мы остановимся в какой-нибудь более-менее приличной гостинице, и все обсудим после ужина.

* * * *

Хюберт Нордлейк спокойно шел на встречу с неизвестным ему заказчиком. Его шаги гулко раздавались в тишине. Остановившись у массивной, деревянной двери, Нордлейк провел рукой по коротко подстриженным, седым волосам. Ему было уже сорок три года, хотя он выглядел гораздо моложе, благодаря крепко сложенному, спортивному телу. Постучав, он услышал, как тихий, вкрадчивый голос мужчины пригласил его войти.

— Добрый вечер — смуглый человек, невысокого роста встал из-за стола, протягивая Хюберту руку. — Сеньор Берлони много мне о вас рассказывал.

Нордлейк не ожидал, что у этого маленького, начинающего лысеть человечка, такое сильное рукопожатие. Его рука была холодной и твердой, как сталь, словно принадлежала совсем не человеку из крови и плоти.

— Присаживайтесь — смуглый человек вернулся к своему столу и, открыв нижний ящик стола, вынул папку. — Может кофе или что-нибудь покрепче?

— Я не пью. — Нордлейк удобнее устроился в мягком, кожаном кресле. Он незаметно осматривал незнакомого заказчика и в его бледно голубых, рыбьих глазах, был интерес.

Вчера он очень поздно вернулся из Рио Негро и до сих пор хотел спать. Заказчик, перебирая документы, которые он вынул из нижнего ящика стола, иногда внимательно поглядывал на Нордлейка. Ему нравилось его хладнокровное выражение лица и ледяной взгляд, который бывает только у профессионалов. А он и в самом деле был настоящим профи своего дела. Крупный, резко очерченный нос с широкими крыльями придавал ему еще более внушительный вид, а выступающий подбородок указывал на волевой, сильный характер.

— Ну — наконец сказал заказчик, — здесь все.

Нордлейк раскрыл папку и посмотрел на цветную фотографию мужчины, которому было около сорока. Он стоял с какой-то блондинкой, видимо это фотография была «взята» из семейного альбома. Мужчина был неплохо сложен, Хюберт быстро просмотрел досье и, улыбнувшись одним уголком рта, сказал:

— А у этого профессора жена просто красавица.

— А это не должно вас интересовать, — заказчик открыл коробку с сигарами, — Сигару?

— Не курю — покачал головой Нордлейк и, увидев на столе открытый кейс, оторвался от фотографии своей жертвы.

— Теперь мы должны обсудить вопрос об оплате, — улыбнулся смуглый человечек и, усевшись в свое кресло, смерил надменным взглядом Хюберта, — думаю, мои условия вам понравятся.