Прочитайте онлайн Сокровища фараона | Глава 1. Странная история о карте сокровищ

Читать книгу Сокровища фараона
2816+797
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1. Странная история о карте сокровищ

Морозный ветер крепчал, казалось, не вьюга воет, а огромная белая зверюга стонет и причитает. Гришка, остановившись, вытащил обветренную руку из варежки и потер озябший нос. Снега было видимо-невидимо. Мальчик натянул на нос колючий шарф и ускорил шаг, аптека была недалеко от дома, и мама попросила Гришу сходить туда за лекарством.

Я уже почти взрослый, раз мама мне доверяет покупать лекарство, подумал Гриша и, улыбнувшись, вспомнил о папе, который должен был скоро прилететь из Москвы. Я уже совсем большой, целых шесть лет-это ведь так много вздыхал он, когда ему что-то не разрешали и говорили. — Погоди, вот подрастешь, тогда…

В аптеке было не так холодно, мальчик перевел дух и, вытащив из кармана деньги, подошел к кассе.

Приветливая тетя с курчавыми рыжими волосами спросила, что ему нужно. Гриша вытащил записку из кармана пальто и подал ее женщине. Она понимающе закивала головой и вскоре принесла небольшую бутылочку с какой-то жидкостью и еще упаковку таблеток:

— Вот, не потеряй, — она ласково посмотрела на мальчика.

— Спасибо, тетенька, я уже большой? Гриша толкнул тяжелую дверь и вновь оказался на заснеженной улице Ленинграда.

Теперь, когда все сделано, мама быстро поправиться, подумал мальчик и весело зашагал.

Снег не казался таким колючим, холодным, и дорога домой стала куда короче.

* * *

Оглушительный звонок ворвался в квартиру Тумановых.

— Папа приехал! — радостно воскликнул Гришка и бросился к двери.

Подожди, сынок, не торопись, папа приедет завтра, я сама открою, — женщина поспешила в прихожую. — Ты еще маленький сам открывать дверь.

Но мальчик не ошибся, это был действительно он, его папа.

Отец подхватил его на руки и, закружив, крепко поцеловал и, не выпуская сына из объятий, он обнял счастливую жену:

— А ты, Анечка, что-то бледненькая, — он коснулся ее лба губами. — О-о, да у тебя жар. А что случилось, Гриша? — мальчик грустно развел руками:

— На работе у них холодно, вот и заболела.

— Так! — Туманов повесил на вешалку пальто и, еще раз поцеловал Аню.

— Будем лечиться?

— Да мне пришлось Гришаню в аптеку посылать, кинулась, а лекарства нет, на улице погода ужасная… ты ведь говорил, что завтра приедешь.

— Да, но сегодня получилось быстрее закончить. Сергей мне очень помог. Ты представляешь, он такое раскопал, хотя мне не верится, что все это реально.

— А что это за страшная тайна? — Анна, улыбнувшись, обняла Туманова.

— Подожди-ка, чуть не забыл, — он вернулся в прихожую к своему чемодану и, открыв его, вынул большой сверток.

— Вот, Григорий, это тебе!

— А что это, папа?

— Открывай, тебе должно понравиться.

Мальчик развернул сверток, и его глаза засверкали.

— Папа! — воскликнул он не в силах что-либо добавить.

— Это тебе от дедушки Мороза.

Гриша открыл коробку и вытащил одного солдатика, он был такой маленький, но его лицо было грозное и маленькие ручки крепко держали автомат. Гриша погладил его по раскрашенной гимнастерке и бережно положил обратно.

— Я не пойду сейчас спать, мама? — он с мольбой в голосе посмотрел на родителей и Туманов, посмотрев на маму, сказал, что еще можно немного поиграть. Счастливый мальчик, прижав к груди коробку с солдатиками, побежал к себе в комнату.

Оставшись одни, они посмотрели друг на друга и обнялись:

— Кажется, у меня спал жар, — улыбнулась Анна.

— Это оттого, что я приехал, — Петр потрепал ее по руке. — Пойдем на кухню, надо вытащить продукты, что мне Наташа положила. Да, еще конфеты от Сергея и Натальи, Гришаня так обрадовался солдатикам, что я совсем забыл о сладостях.

— Солдатики, наверное, очень дорогие?

— Ничего, все-таки наш сын так мечтал о своей армии, — Петр громко рассмеялся он хороший мальчик, и по этому Дед Мороз…

— Ладно-ладно, Дед Мороз. Расскажи лучше как там Наташа и Сережа?

— Да нормально все, Сергей сейчас преподает на кафедре МГУ, это его вполне устраивает, Наташа пока с ребенком… совсем забыл сказать, девочку назвали. Ты не угадаешь? — Туманов громко засмеялся. — Помнишь, вы с Наташей гадали?

— Бог с тобой, Петенька, не вспоминай эти глупости, — Анна смущенно отвела глаза. — Как вспомню этот дурацкий поход к гадалке, словно…

— Перестань Анютка, — Туманов опять засмеялся и, обняв жену, прижал ее к груди:

— Ладно, не буду тебя мучить, девочку назвали Полина, как вам тогда нагадали.

— Какой бред… — она укоризненно покачала головой, — не напоминай мне о том, как мы с Наташей занимались разными глупостями в юности. Иди, купайся, а я накрою на стол, да и Грише скоро спать ложиться.

Анна вспомнила как еще в институте, когда они были на практике в подмосковном поселке, Наташа повела ее к одной бабке.

— Да в чем дело, интересно просто ну и все! — не унималась Наташка.

— Пойми, не по-комсомольски это к гадалкам ходить, — возразила Аня не желавшая сопровождать взбалмошную подругу, — представляешь, если кто узнает…

— Не узнают, я уже все устроила.

Анна не доверчиво посмотрела на рыжеволосую хохотушку, ей всегда было весело с Наташей Терентьевой, но на этот раз она перегнула палку.

Немного поразмыслив, Анна согласилась:

— Хорошо, но только чтобы тебя там не обманули. Ты веришь во все это?

Аня хорошо помнила, как поздним вечером, когда все уже спали, они вышли из избы и направились в сторону леса, где в крайнем доме жила гадалка. Дом был старый, покосившаяся дверь тихо скрипнула и на порог вышла сухонькая старушка в простом ситцевом платье и светлом платочке на голове.

Она внимательно оглядела девушек и пригласила их войти. В комнате было темно, бабушка зажгла масляную лампу и ласково посмотрела на своих гостей, Ане стало немного легче.

— Не бойтесь, я вижу, что вы пришли сюда по просьбе подруги, — Аня сжала похолодевшие ладони:

А я и не боюсь, просто не нравится все это, нам с детства внушали, что ходить по гадалкам это плохо и, вообще Мне это все не нужно.

— Хорошо, Анечка, мы с вами потом поговорим…

— Но… откуда вы знаете, как меня зовут?! — опешила девушка. Старушка лишь покачала головой и обратилась к Наташе. Последняя горела желанием поскорее узнать свою судьбу.

Сначала Евдокия Степановна, так звали гадалку, рассказала о прошлом девушки и каждый раз, Аня ловила себя на мысли, что ей очень интересно. Поначалу, она отгоняла от себя этот появившейся интерес, но потом и ей захотелось узнать свое будущее.

И теперь, когда Анна стала совсем взрослой женщиной, она вспомнила эту историю. Дочку действительно назвали Полиной, но это могло быть случайным совпадением, или Наташа специально так назвала дочь, помня предсказание. Нет, ее не волновали все эти глупости, Туманова вспомнила другое, как Евдокия Степановна подавила в себе крик, когда открыла карты.

— Я думаю на этом достаточно, — добавила тогда она, — у тебя плохо видно будущее…

— Но до этого времени, было все ясно, — не унималась комсомолка Аня, и бабка ей сказала, что она в жизни много добьется, чего обычному человеку нужно достигать в течение многих десятилетий.

— Но бойся чужеземной страны, где люди со смуглой кожей, и ноги утопают в песке. В поисках чужой жизни, можно потерять свою. Твоя судьба в твоих руках.

Аня не помнила, как вылетела из дома ведуньи. Перед глазами все плыло, на ватных ногах она подошла к скамейке, ее начало трясти:

— Что с тобой, Нюрочка? — Наташа обняла испуганную подругу и, погладив ее по волосам, взяла под руку. — Пойдем домой, лучше бы и не ходили.

На следующий день Аня рассказала подруге, что когда Евдокия Степановна сказала о чужеземной стране:

— … У меня перед глазами все помутнело, и я увидела огромные просторы песка, который сверкал на солнце и далекие озерца миражей. Я почувствовала жар этой пустыни, потом я увидела мужчину с седыми волосами, он склонился надо мной и мокрым платком вытирал мне лицо. Я видела это так ясно, так реально…

— Анечка! — на мгновение Туманова задумчиво смотрела на мужа, а потом, словно проснувшись, спохватилась.

— Прости, я задумалась, — она подвинула стул Петру, — садись, дорогой. А я пойду, скажу Гришеньке, чтобы ложился спать.

Петр задержал на мгновение жену и, прижав к себе, крепко поцеловал ее в губы:

— Я так соскучился.

— Я тоже — Аня, ласково улыбнувшись, поцеловала его еще раз. — Я быстро, а ты давай кушай, пока не остыло.

Анна тихонько открыла дверь и увидела в комнате картину, напоминающую боевые действия. Солдатики стояли и там, и сям, из стульев было сооружено какое-то боевое укрепление, кубики высились стройной колонной, а у дивана расположились плюшевый медведь и заяц, которые зорко следили за врагом, чтобы он не потревожил сон их командира.

— Ну что, генерал уже спит? — Туманов склонился над посапывающим сыном.

— Спит.

Анна постелила постель Грише, и папа, осторожно раздев его, положил на мягкую подушку. Малыш что-то пробормотал во сне и, повернувшись на другой бок, затих.

— Какой у нас все-таки хороший мальчик. — Аня положила мужу еще немного картошки, — еще есть «оливье» будешь?

— Все, хватит, все так вкусно, что мне кажется, я даже съел лишнего, — покачал головой Петр и встал из-за стола.

Быстро убрав посуду и, протерев стол, они выключили свет и зажгли маленький светильник. Туманов подвинул поближе пепельницу и закурил.

Анна села напротив него и, положив голову на сложенные руки, вздохнула:

— Ну, что там у тебя с Кочетко, рассказывай.

Туманов, лукаво улыбнувшись, отвел глаза и, покачав головой, начал свой рассказ:

— Когда я приехал в Москву, то сразу заметил, что с Сергеем что-то не то. У него возбужденно блестели глаза, казалось, что Сергею не терпелось мне что-то рассказать. Прямо с поезда он потащил меня к себе в университет.

— Наташа не одобряет все это, но ты меня должен выслушать. Вот, — он достал из портфеля сложенный в несколько раз сверток. Я заинтересовался и, как позже, понял не зря. Передо мной лежала какая-то странная карта, по-видимому, очень древняя, несомненно, представляющая ценность.

— Что это?

— Ты не поверишь, но это карта сокровищ фараона Аменмеса 19 династии, который жил примерно в 1200–1188 году до нашей эры. Даты его жизни и смерти в настоящий момент не известны. Ты представляешь насколько все это интересно. Тот человек, что дал мне эту карту, сказал, что сокровищ там несметное количество и что кто попадет туда, узнает все тайны человечества.

— А что же он тебе отдал карту и сам не поехал туда, не понимаю.

— Понимаешь, случилось вот что:

Я ехал из Рошаля, через Мишеронь, как вдруг вижу на дороге страшная авария. Ночь, никого. Я естественно остановился, все-таки я в прошлом врач. Машины столкнулись на большой скорости, я думал, в живых никого не осталось. Битое стекло, искореженный металл и окровавленные тела людей. Что тут произошло? Задавал я себе вопрос, как вдруг услышал тихий стон.

Человек на заднем сидении одной из машин пошевельнулся, я поспешил к нему на помощь и хотел осмотреть его, на что он горько усмехнулся и, покачав головой, отказался от моей помощи. Как позже выяснилось из его ломаного русского, он американец. Я спросил, что здесь произошло?

— Обычная авария, товарищ…

— Сергей Кочетко. — представился я. — Что произошло здесь, я врач и могу вам помочь.

— Ноу, простите, мне трудно говорить, но вы должны помочь мне вот в чем… — он закашлялся и, сунул руку в карман, вытащив клочок бумаги, — Вот тут телефон моего друга и коллеги, мы хотели ехать в Египет на исследование гробницы, я чувствую…

— Я египтолог и с радостью помогу вам.

— Это хорошо. Как странно, мы оказывается коллеги… — он снова закашлялся, и по подбородку потекла кровь, — меня зовут Гордон Ларсен. Я… — он как-то дернулся и затих. Рядом с ним на сидении лежал кожаный дорогой портфель, я не удержался и открыл его. В нем были вещи этого бедняги и карта. Вот она.