Прочитайте онлайн Собрание сочинений, том 2. Оцеола, вождь семинолов. Морской волчонок | Глава XXXVIII. НИЗЛОЖЕНИЕ ВОЖДЕЙ

Читать книгу Собрание сочинений, том 2. Оцеола, вождь семинолов. Морской волчонок
5012+18514
  • Автор:
  • Перевёл: Б Б Томашевский

Глава XXXVIII. НИЗЛОЖЕНИЕ ВОЖДЕЙ

В этот день агент действовал гораздо решительнее. Он вел рискованную игру, но твердо был убежден в успехе и смотрел на вождей взором повелителя, заранее уверенного в их полном повиновении.

По временам его взгляд с каким-то особенным выражением останавливался на Оцеоле. В глазах агента таилось зловещее торжество. Я знал, что значили эти взгляды, и понимал, что они не предвещают для молодого вождя ничего доброго. Если бы в эту минуту я мог незаметно подойти к Оцеоле, я шепнул бы ему несколько предостерегающих слов.

Я укорял себя, что раньше не подумал об этом. Хадж-Ева могла бы передать ему вчера ночью мое письмо. Почему я не послал его? Я был озабочен своими бедами и не подумал об опасности, которая грозила моему другу. Я все еще продолжал считать Пауэлла своим другом.

Я не имел точного представления о том, что замышлял агент, хотя из разговора, который мне удалось подслушать, я догадывался о его дальнейших целях. По тому или иному поводу Оцеола должен быть арестован!

Но ведь это грубое нарушение законности, его нельзя осуществить без подходящего предлога. Даже опрометчивый агент не мог решиться на такой смелый шаг – превысить свою власть без серьезных оснований. Какой же найти предлог?

Уход Онопы и «враждебных» вождей, в то время как Оматла и «дружественные» вожди оставались, – вот что создавало благоприятные возможности для агента. Он решил, что повод к аресту должен дать сам Оцеола.

О, если бы я мог шепнуть хоть одно слово на ухо моему другу! Но было уже поздно. Сети расставлены, ловушка готова, и редкостная дичь должна вот-вот попасться. Нет, предупреждать его было уже поздно! Мне оставалось теперь только играть роль безмолвного свидетеля при совершении акта величайшей несправедливости, при вопиющем нарушении законных прав индейцев.

Там, где находился генерал и его штаб, поставили стол с чернильницей и перьями. Агент встал сзади. На столе расстелили огромный лист пергамента, сложенный в несколько раз. Это и был договор в Оклавахе.

– Вчера, – начал агент без дальнейших предисловий, – мы только занимались разговорами. Сегодня наступило время перейти к действиям. Вот... – продолжал он, указывая на пергамент, -вот договор о переселении по плану Пэйна. Надеюсь, что вы как следует обсудили все, что я говорил вам вчера, и теперь готовы подписать?

– Да, мы обсудили, – сказал Оматла за себя и за свою партию, – и готовы подписать.

– Онопа, главный вождь, – заявил агент, – должен подписать первым... Где же он? – добавил хитрец, глядя вокруг с притворным удивлением.

– Вождя вождей здесь нет.

– Почему его нет? Он должен быть здесь. Почему он отсутствует?

– Он болен и не может быть на совете, – ответил зять вождя, Хойтл-мэтти.

– Это ложь. Прыгун! Онопа только притворяется больным. И вы прекрасно знаете это.

При этом оскорблении угрюмое лицо Хойтл-мэтти стало еще угрюмее, и он весь задрожал от ярости. Но вождь сдержал свой гнев и, с презрительным восклицанием скрестив руки на груди, принял прежнюю спокойную позу.

– Абрам, ты был советником Онопы и должен знать его намерения. Почему его нет сегодня?

– Ах, масса генерал, – ответил негр на ломаном английском языке, не выказывая особого уважения к допрашивающему, – откуда старый Эйб может знать, что хочет сделать король Онопа? Он не говорит мне, куда и зачем уходит. Он великий вождь и никому не сообщает своих планов.

– Но он подпишет договор? Говори: да или нет?

– Нет! – ответил негр твердо, как будто ему было поручено так ответить. – Это я хорошо знаю. Он не подпишет договор. Не подпишет. Нет!

– Довольно! – закричал агент. – Довольно! Так слушайте же меня, вожди и воины семинолов! Я имею полномочия от вашего Великого Отца, президента Соединенных Штатов, который является вождем всех нас. Эти полномочия дают мне право наказывать за неповиновение и измену. Я применяю их сейчас по отношению к Онопе. Отныне он больше не вождь семинолов!

Это неожиданное заявление произвело на всех потрясающее впечатление, подобное действию электрического тока. Вожди и воины – все привстали, тревожно впившись глазами в агента. Одни разгневались, другие изумились. Некоторые, по-видимому, были довольны, но большинство встретили это сообщение явно недоверчиво.

Конечно, агент шутит. Какое право имел он низлагать вождя семинолов? Как сам Великий Отец мог отважиться на это? Семинолы – свободный народ, они даже не платят белым дани, у них нет никаких политических обязательств. Одни они могут свободно избрать главного вождя или свергнуть его.

Но нет! Скоро всем пришлось убедиться, что он говорил серьезно. Как ни нелеп был план низложения короля Онопы, агент решил выполнить его во что бы то ни стало, и раз уж он сделал такое заявление, то дальше надо было действовать, не теряя времени. Он обратился к Оматле:

– Оматла! Ты был верен своему слову и своей чести. Ты заслужил право стать повелителем храброго народа. Отныне ты будешь королем семинолов! Великий Отец и весь народ Соединенных Штатов приветствуют тебя и не признают никого другого! Итак, приступим к подписанию договора!

По знаку агента Оматла выступил вперед, подошел к столу, взял перо и написал на пергаменте свое имя.

Глубокое молчание царило среди зрителей. Внезапно его нарушило одно слово, произнесенное гневным, задыхающимся голосом. Это слово было: «Изменник!»

Я оглянулся, чтобы узнать, кто это сказал, и увидел, что губы Оцеолы еще не успели сомкнуться, а глаза его были устремлены на Оматлу с невыразимым презрением.

После Оматлы взял перо Черная Глина и поставил под договором свою подпись. Один за другим подходили Охала, Итолассе и другие вожди – сторонники переселения.

Вожди патриотов случайно или намеренно стояли отдельной группой на левом крыле полукруга. Теперь наступил их черед. Первым должен был подойти Хойтл-мэтти. Агент не знал, подпишет ли он договор. Наступила пауза, полная напряженного ожидания.

– Твоя очередь подписывать. Скакун! – обратился к нему агент, переводя его индейское прозвище на английский язык.

– Вы, того гляди, и обскачете меня! – отвечал находчивый и остроумный индеец. В его шутке скрывался серьезный ответ.

– Как, ты отказываешься подписать?

– Хойтл-мэтти не умеет писать.

– В этом нет надобности – твое имя уже обозначено здесь. Тебе достаточно приложить к договору свой палец.

– А вдруг я приложу палец не на то место?

– Ты можешь подписать, поставив крест, – продолжал агент, все еще надеясь уломать вождя.

– Мы, семинолы, не любим креста. Он уже достаточно надоел нам во времена владычества испанцев.

– Значит, ты наотрез отказываешься подписать?

– Да! Господин агент, разве это вас удивляет?

– Пусть будет так. Теперь слушай, что я скажу тебе!

– Уши Хойтл-мэтти открыты, так же как и рот агента, -последовал язвительный ответ.

– Прекрасно! Тогда я лишаю Хойтл-мэтти сана вождя семинолов.

– Ха-ха-ха! – засмеялся в ответ Хойтл-мэтти. – Вот как! Вот как! А скажи мне, – саркастически спросил он, продолжая хохотать и явно издеваясь над торжественным заявлением агента, – чьим же я буду вождем, генерал Томпсон?

– Я уже объявил свое решение, – сказал агент, видимо задетый насмешливым тоном индейца. – Ты больше не вождь. Мы не признаем тебя вождем.

– Но мой народ! Как же он? – продолжал Хойтл-мэтти с тонкой иронией. – Разве моим людям нечего сказать по этому поводу?

– Твой народ будет действовать благоразумно. Он послушается совета Великого Отца. Он не будет больше повиноваться вождю, который поступает как изменник.

– Вы не ошиблись, господин агент! – воскликнул вождь, на этот раз уже серьезно. – Мой народ будет действовать разумно, он останется верен своему долгу. Не обольщайтесь могуществом совета Великого Отца! Если это будет действительно совет отца, они выслушают его и примут; если нет – они заткнут себе уши. Что же касается вашего приказа о моем низложении, то я могу только улыбнуться, видя, как нелепо вы поступаете. Я презираю и этот приказ и агента! Я не боюсь вашего могущества. Я не боюсь, что утрачу преданность моего народа. Сейте между нами раздоры как вам угодно! Кое-где в других племенах вам удалось найти изменников... – Здесь оратор метнул яростный взгляд на Оматлу и его воинов. – Но я презираю ваши козни! Во всем племени не найдется ни одного человека, который отрекся бы от Хойтл-мэтти, – слышите, ни одного!

Хойтл-мэтти умолк и скрестил на груди руки, снова приняв позу молчаливого протеста. Он видел, что разговор окончен.

Затем агент обратился к негру Абраму. Но и тот отказался подписать договор. Он просто сказал: «Нет!» Когда же агент стал настаивать, негр добавил:

– Нет, черт возьми! Я никогда не подпишу эту проклятую бумагу, никогда! Этого достаточно, не так ли, босс Томпсон?

Уговоры кончились. Абрам был вычеркнут из списка вождей.

Арпиуки, Облако, Аллигатор и Карлик-Пошалла – все они один за другим отказались подписаться и были, в свою очередь, низложены. Так же поступили с Холата-мико и другими неявившимися вождями.

Большинство вождей только смеялись, когда шла речь о таком массовом низложении. Смешно было смотреть, как незначительный офицер, получивший временные полномочия, объявлял свои указы с таким видом, как будто он по меньшей мере был императором.

Пошалла, последний из лишенных своего сана, смеялся вместе с другими.

– Скажи-ка толстому агенту, – крикнул он переводчику, -что я все еще буду вождем семинолов, когда его долговязый скелет уже зарастет зловонными сорными травами! Ха, ха, ха!

Переводчик не передал эту шутку, она не дошла до ушей агента. Он даже не слышал презрительного смеха, который сопровождал ее, ибо все его внимание было поглощено последним из оставшихся вождей – Оцеолой.