Прочитайте онлайн Собрание сочинений, том 1. Белый вождь. Квартеронка. | Глава XLII. ПЛАВУЧАЯ ПРИСТАНЬ

Читать книгу Собрание сочинений, том 1. Белый вождь. Квартеронка.
5012+22371
  • Автор:
  • Перевёл: Э Березина

Глава XLII. ПЛАВУЧАЯ ПРИСТАНЬ

Теперь я ожидал только парохода, который доставил бы меня в Новый Орлеан. Я знал, что долго ждать не придется. Ежегодная эпидемия пошла на убыль, в городе должна была возобновиться обычная деловая жизнь и начаться сезон развлечений. Пароходы, ушедшие на север, уже побывали на всех притоках Миссисипи и, нагруженные дарами щедрой долины этой могучей реки, устремились к великому южному пакгаузу американской торговли.

Пароход мог прийти со дня на день, вернее — с часу на час.

Я решил отплыть с первым же из них.

Гостиница, в которой я жил, да и сама деревня находились на порядочном расстоянии от пристани; ее отнесли подальше от реки из разумной предосторожности. Здесь, как и на тысячи миль вверх и вниз по течению, берега Миссисипи поднимаются всего на несколько футов над ее уровнем, вода день за днем подмывает грунт, и красноватый поток подчас уносит целые пласты прибрежной земли.

Казалось бы, что такая неустанная работа воды должна со временем непомерно расширить ложе реки. Но нет: под действием течения, образованно— го новой излучиной, то, что снесено на одном берегу, отлагается на другом, и река сохраняет свою первоначальную ширину. Это примечательное явление размыва и отложения наблюдается от устья Огайо до устья самой Миссисипи, хотя далеко не всюду в одинаковых масштабах. В иных местах размыв происходит столь стремительно, что в несколько дней вода может унести не только часть поселка, но и целую плантацию. Нередко также во время весеннего паводка своенравная река бросается наперерез собственной излучине и в течение нескольких часов образует новое русло, куда и устремляет свои воды. Представьте себе, что в глубине излучины расположена плантация, а иногда даже три-четыре, — и вот в один прекрасный день хозяин, который лег спать в полной уверенности, что он прочно обосновался на материке, утром просыпается на острове. В ужасе видит он перед собой красно-бурый поток, который мчится мимо, отрезая его от суши. Теперь без парома, который обойдется недешево, ему уже не попасть в соседнюю деревню; не попасть на рынок и фургонам, нагруженным гигантскими кипами хлопка и бочками с табаком и сахаром. Случись еще раз подобное вторжение — и свирепая река унесет, пожалуй, самого хозяина и дом, а заодно и несколько сот его полуголых негров. В страхе перед грозящей гибелью человек бросает родной очаг и переселяется куда-нибудь выше или ниже по течению, где, как ему кажется, он будет надежнее защищен от неожиданной напасти.

Из-за причуд Миссисипи трудно найти в ее низовьях безопасное место для жилья. На протяжении почти пятисот миль от устья только изредка встречаются небольшие, годные для заселения возвышенности, но искусственная насыпь восполняет этот недостаток и обеспечивает здешним городам и плантациям сравнительную безопасность.

Как я уже сказал, моя гостиница стояла несколько в стороне, и прибывший с верховьев пароход, подойдя к пристани, мог отчалить прежде, чем меня успели бы предупредить. Нагруженное и не заинтересованное во фрахте судно не станет здесь долго задерживаться, а харчевня на Миссисипи — не лондонская гостиница, где вы можете смело положиться на исполнительного коридорного. Шансов на то, что Самбо разбудит вас вовремя, не больше одного на сто, ибо сон его крепче вашего.

Я давно убедился в этом и теперь, боясь пропустить пароход, решил расплатиться и, забрав свои пожитки, заблаговременно отправился на пристань.

Мне не угрожала опасность провести ночь под открытым небом. Настоящей пристани здесь не было, зато стоял огромный остов давно уже отслужившего парохода.

Эта махина, пришвартованная к берегу крепкими канатами, представляла отличную пристань, а ее просторные палубы, салоны и каюты служили складом для всякого рода грузов. Старое судно с успехом выполняло и то и другое назначение и было известно под названием «плавучей пристани».

Было уже поздно, около полуночи, когда я поднялся на его борт. Даже последние замешкавшиеся здесь местные жители уже давно разошлись; ушел и хозяин складов. Сонный негр был единственным человеческим существом, которое попалось мне на глаза. Он сидел в отгороженном стойкой углу нижней палубы. Перед ним стояли весы с гирями, лежал большой моток толстой бечевки, кухонный нож и прочие необходимые для торговли предметы, которые вы можете встретить в любой мелочной лавке. Позади, на полках, были расставлены бутылки с разноцветными напитками, стаканы, ящики с галетами, сыр из «Западных резерваций», кадки с прогорклым маслом, пачки жевательного табака и дешевых сигар — словом, обычный ассортимент бакалейной лавочки. Остальная часть просторного помещения была завалена товарами в самой разнообразной таре: в кипах, мешках, бочках и ящиках. Одни грузы прибыли из дальних краев через Новый Орлеан и направлялись вверх по реке, другие — щедрые дары земли — шли в обратном направлении, к устью Миссисипи, чтобы переплыть через Атлантический океан в трюмах огромных кораблей. На нижней палубе буквально негде было ступить, и, озираясь кругом, я тщетно искал места, где бы улечься и хоть немного соснуть. При свете я, вероятно, нашел бы себе укромный уголок, но сальная свеча, вставленная в бутылку из-под шампанско огилчно оплыла еда освеалацпривший здесь х оѲ. асе же сабе отблескЅ однѾ, ирадшие на ерном иц единственного здешнего ЃбЁтател, пом гл мне о него добрачьсѻ.

мериканскй негр икогда е позолет себе отетить дам гру оЂем бо ее н веливый оп оѲ. ое приЀетлиЀое обраени, видимо, заѾро уло уйствительнуюстѻуну в уша ерноожео, л в отет нЋ мо слов иц его распбылись благо ушной убыке. Он не пао, л мой оп ор был задн ѻ единственно целью заЀяатьразговоѻ.

ГовоѶиле, камо-тЅ будетсег дня ночю.

При виде сЂреряой моетѰ глаз, яаюк. Сла округились от Ѱдобольстви еще рчЏ засверали его без того ре белки. Н долго умя, онсхватил бутылку с трчвше в ний свечой , лав ру мддутками и ящиками, лове меня трапу. ы поднялись на втоѽу, тад намываемую пасжиску палуб и оутились , салок.

Я разбуу, разбуу, не бспооеѴесѸ.

, тами словми обро ушный негр оставил свеѱ на пон и направился трапя, а стася оин с своами ыѲляи.

Прит склм свете сальний свеч я олядел свою пальн. Как сказа, яа. Со, здесь и вправ мдст хваталЂ. Когд-тЅ этЅ было помещенЋе для пасжиои, но ерегород медудаеским и оЏщи, салокм брале, сечасок, представлял собой один огромный зал, бо еест футов ливей. стоял почти на спредоне, и об, коцаео,ухоя вал, теѽялись гд-то вЂе ное. аюты по обв стороЀы зла дажедри узарчтым стклм стаись нѾро ытыни; дни были наСлуо заколачеЁ, другие прикрытѵ или распах ытя настѽ. оссь и озоота на поолк, стаѴ салока пое нели и обупаис, и только над рой ходи в обий салоо р блеѸтела зоотом нась « убтан», свйдецельствовшая то, что я нахо ус в остоЈе одного зс ы про лавеннрх пароходои, когд-лио боѿоздившЀх воды Миссисипи.

транные ыѲни бодилл в ое голое, когда я стоя, осаѾривас, в этом разоенном зле. езолный и пустнны, он нвеал тако гнѾуще  уйств одинчеств, камого н  исЀыѶаеь и Џ самой СлуЋй ласно ча оби.

е сышЅ было и одного привчного зук — н стуа маин, и пхтеЁѻя врыаюегося пар, и ула букихголнсов илл воного сех; не вйдЅ было привчЂы предмесов — блеѸ ящЋх кнделяои, ливЂы, свераюих рустам стоои, эта тиЀ, этЅ от ытстви празднчного бранств, в когд-тЅ ро ошном злЁ услиЀли вечатление забршенностЂ. КазалосѾ, что стоь средн развли, ре него онатыѸ ли настаром кладищЌ.

М белит е остась н камо. На пол, лежа и только груые дутоные ешк ѻ ко, любзнЌ предложенные е Слом место остли.

сотре свою необчную пальн, даеуюстоль странное направлени мом ЂыѲля, я стл п уЀыать то, чтобы лечѸ. Здоѿовьв ол еще недостаточно окрепо, ля силчноуста. ешк ѻ коа менили менѽ. Я притащон аѴ ѻ пол южны, ложел вряй , растя уйись насне, надрыся па о. Коейные ерн, подайись под тяжЃстью оего тело, оказалсь доболѲно удоблым ложем, и е пр