Прочитайте онлайн Собака и Волк | Глава пятнадцатая

Читать книгу Собака и Волк
3016+1319
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Омельянович
  • Язык: ru
Поделиться

Глава пятнадцатая

I

Дом епископа в Аквилоне всегда отличался скромностью, а при Корентине обстановка в нем стала почти аскетической. В маленькой комнате с беленными штукатуркой стенами находилось лишь несколько вещей, принадлежавших лично ему. В основном это были подарки, полученные им в разные годы: модель корабля, раковина, стеклянный кубок, ваза для цветов, кукла, которую перед смертью подарила ему маленькая девочка. Дары любви согревали сердце. Комната эта слышала много горя.

Грациллоний сидел на низеньком табурете, сгорбившись над высоко поднятыми коленями. Ладони умоляюще раскрылись.

— Что я сделал? — голос его охрип от непролитых слез.

Глядя ему в лицо, Корентин мягко ответил:

— То, что ты сделал, было правильно. Хвала Господу за то, что ты оказался на это способен.

— Но какой ценой! Маэлох и все другие, доверившиеся мне, погибли.

— Да, это трагедия. Но вины твоей в том нет. Ведь у тебя не было профессиональных солдат.

— Но все равно…

— Все равно подумай о том, чего ты для всех добился. — Корентин стал загибать узловатые пальцы. — Варвары понесли большие потери. Можно надеяться, они получили урок и появятся теперь здесь нескоро. А это означает, что даже в тех домах, где сейчас оплакивают мужей, жизнь со временем наладится. Кроме того, люди поверили в себя. Под твоим командованием они разбили дикарей. Не думаю, что Господь осудит их за такую гордость. И добыча. Раз уж нет возможности вернуть ее бывшим владельцам, так как большая часть их погибла, ты разделишь ее по справедливости. Мужчинам или вдовам — замечательно, что ты подумал о вдовах, — деньги сейчас ой как нужны. Люди, что делятся с бедняками, получат вознаграждение на небесах. Что касается основной части добычи… ты говорил что-то о своих намерениях до того, как с тобой случилось несчастье. — Священник перегнулся с табурета и взял Грациллония за плечо. Морщинистое лицо его потеплело. — Они достойны Маккавея.

Грациллоний опустил глаза в пол.

— Может быть. Хотя разве золото не проклято? — Он содрогнулся. — Какой ужас мы испытали…

Корентин крепче сжал его плечо:

— Тебя что-то потрясло. Ты сказал мне лишь, что под конец случилось что-то ужасное. Что это было?

Грациллоний задыхался.

— Говори же, — настаивал Корентин. — Ты уже столкнулся с этим. Теперь можешь сказать.

Грациллоний тяжело дышал.

Корентин обнял его.

— Но я же могу узнать обо всем от других, — сказал он спокойно. — Лучше, если услышу от тебя. Что это было, дружище?

Грациллоний кашлянул, уткнув бороду в свою грубую одежду:

— Это… это была Дахут. Моя пропавшая дочь Дахут была в море. Она звала меня и вела к своему любовнику Ниаллу, тому, что погубил Ис. Сова пыталась остановить его, а Дахут поднялась из воды и потащила птицу в воду. Больше ничего не знаю, но… но Ниаллу удалось скрыться. И кораблекрушение Маэлоха без нее не обошлось. Ведь так?

Корентин погладил его по волосам.

— До нас доходили подобные слухи, — сказал он. — То, что случилось сейчас, — лишнее тому подтверждение. За исключением того, что правда — еще хуже. Тебе придется вытерпеть это. Ведь ты солдат, ты сможешь.

— Что я могу сделать?

— Думаю, что ты уже сделал. Одержал победу ради народа. Не падай духом.

Корентин поднялся и налил в две кружки разбавленного вина. Грациллоний крепко сжал деревянную кружку.

— Пей, — сказал Корентин. — Господь пил накануне своих мучений. Ты сейчас тоже мучаешься.

Грациллоний повиновался. Сделав два глотка, сказал, обратив в пространство невидящий взор:

— Дахут. Она была таким милым ребенком, похожим на свою мать.

Корентин встал, покачал головой и незаметно перекрестился.

— Как могло это с ней произойти? — недоумевал Грациллоний. — Как произошло такое превращение? Почему?

— Это тайна, — ответил Корентин. — Возможно, самая темная тайна.

Грациллоний в изумлении поднял на него глаза:

— Что именно?

— Зло. Откуда зло. Отчего Господь его дозволяет.

— Митра… — Грациллоний осекся.

— О митраизме я наслышан. Там ты тоже не найдешь ответа. Они станут рассуждать о космической битве Ахура-Мазды с Ариманом. Но ведь это ничего не объясняет, правда?

— Я оставил митраизм с тех пор, как Ис пошел на дно.

Корентин слегка улыбнулся:

— Ты поступил правильно, но исходил при этом из неверного побуждения, сын мой. Мы всего лишь люди. Разве можем мы предъявлять счет Господу? И разве можем понять природу зла? Христиане поступают в этом отношении честно: не понимаем и не можем.

— Тогда что же?

— Ты слышал, но не прислушался. Мы знаем лишь одно: в Христе, и только в Христе, избавление от зла. Не в этом мире, но он обещает всем вечное спасение.

— Всем? — прошептал Грациллоний.

— Всем, кто его примет, — закончил Корентин.

Грациллоний поднялся:

— И Дахут?

Корентин на мгновение потерял бдительность. Он выглядел почти обескураженным. Затем глухо ответил:

— Не знаю. Я не могу… Но как я могу устанавливать пределы милосердию Господа? Я буду молиться за нее, если ты этого хочешь.

— Хочу, — сказал Грациллоний. — И… может, ты и меня научишь?

II

Светило солнце, ликовал лес. Солнечные зайчики забрались в его зеленые глубины. Медовый аромат плыл в воздухе. Горлинки ворковали, словно матери над колыбелью. Стегир звенел и сверкал, полноводный из-за прошедших накануне дождей. Ласточки и ярко-синие стрекозы стремглав носились над его поверхностью.

Отчего бы теперь Эвириону не встретиться с Ниметой?

Он набросил поводья на старый дуб и спешился. Женщина вышла из хижины. Яркий цвет волос подчеркивал бледность и изможденность лица. Волоча ноги, пошла ему навстречу.

Пребывая в веселом расположении духа, он ничего не заметил, пока не взял ее за плечи. Она ответила слабым пожатием левой руки. Шагнув назад, он увидел, что правая рука ее беспомощно болтается.

— Что случилось? — спросил он. — Ты поранилась?

Она выдавила улыбку:

— Можно и так сказать.

— Но это, — он указал на руку. — Отчего это произошло?

— Виной тому сила, что намного большей моей, — сказала она. — Больше мне не летать.

Он ничего не понял. Позднее он припомнит рассказы о борьбе, что случилась в бухте. Сам он не был тому свидетелем: он в это время вел бой.

— О! Бедная девочка! — Слезы навернулись на глаза. Мужчины Иса не считали слезы проявлением слабости. Он сморгнул слезы и взял левую ее руку в обе свои ладони. — Как мне помочь тебе? Только скажи.

— Спасибо, — ответила она тем же монотонным голосом, — но мне ничего не нужно. Отец тоже предлагал мне свою помощь, когда узнал о моем увечье.

— И ты отказалась?

Она пожала левым плечом:

— Тогда мне пришлось бы переехать в Конфлюэнт. Какая кому польза от однорукой женщины? Здесь же на меня смотрят как на маленькую лесную колдунью. Мужчины в благодарность за мое колдовство сделают работу, которую я не смогу выполнить сама.

Он всегда отличался импульсивностью, но не удивился собственным словам. Он давно хотел их ей сказать.

— Выходи за меня! Ты станешь настоящей госпожой. У тебя будут слуги и моя любовь впридачу.

Она улыбнулась и покачала головой. Взгляд зеленых глаз смягчился.

— Нет. Ты добрый, искренний человек, но ведь ты христианин. Мне пришлось бы тогда притворяться. Пусть лучше я останусь свободной.

— Да ладно, черт с ним, с законным браком. Обойдемся без него.

— А как же твое положение в городе?

Он выпустил ее руку и поднял кулак:

— Вот им, соседям! — а потом сказал уже спокойнее: — Я им очень нужен. Поэтому они не будут вмешиваться в мои дела.

— Да ведь тебя здесь нет по полгода.

— Да, трудно тебе придется. Давай плавать вместе.

Такое предложение шокировало бы римскую женщину. Когда она спокойно на него взглянула, в нем возгорелась было надежда, но тут же и потухла.

— Нет у меня интереса к мужчинам. И в плавание я пуститься не смогу, как бы этого ни хотела. Так что не повезло тебе, — сказала она грустно.

— Не верю. Зачем ты так говоришь?

— Боги разгневались на меня. Я ведь сказала тебе, что столкнулась с силой, которой не могу управлять. Та, что обладает этой силой, еще посчитается со мной.

Он так и вспыхнул:

— А ты все еще служишь этим богам!

— Я попробую договориться с ними, — сказала она. Взгляд, устремленный на него, стал суровым. — Благодаря им я свободна. Так что они все еще мои боги.

Он помолчал.

— А ты все еще дочь своего отца, — сказал он наконец.

III

Апулей принимал Грациллония. Зеленоватое стекло окон приглушало солнечный свет, лившийся в комнату. Живописные настенные панели словно вобрали в себя патину времени. Они и в самом деле были здесь многие поколения, с момента окончания строительства самого дома. На пейзажах этих с регулярными парками и лужайками резвились фавны и дриады, веселые пастухи и пастушки.

Грациллоний, извинившись, отказался садиться.

— Мне не сидится. — Апулей из вежливости тоже остался на ногах. Ему уже рассказали о сражении, которое он, выразив соболезнование по случаю потерь, горячо одобрил. В этот день им предстояло обсудить предстоящую работу.

— Вы правы, нам нужно действовать быстрее, — сказал Апулей. — Я найду трех-четырех надежных людей. Может, вы еще предложите одного-двух? Хорошо. Захваченные галеры, по-моему, следует по дешевке сбыть в Гезокрибате.

— Нет, я хочу сохранить их, — возразил Грациллоний. — Предчувствую, что они нам еще понадобятся.

— Вот как? Ну, ладно, как хотите. Тогда их надо припрятать в надежном месте. В какой-нибудь маленькой бухте или ручье… в общем, подальше от глаз. Пусть никто не знает, что они у нас есть. Скотты, которых вы взяли в плен, пока подождут, тем более что они не говорят на латыни и на языке Озисмии. Я знаю одного человека, который может приобрести их по коносаменту. От этой сделки мы, правда, не разбогатеем. Скотты слишком свирепы, чтобы использовать их для работы по дому.

— Да я и не рассчитывал на этом разжиться, — нетерпеливо сказал Грациллоний. — А вот как насчет золота и серебра? Монеты, ювелирные изделия, столовое серебро. Мы обнаружили еще и дорогие ткани, специи, вино и прочее.

— Это может храниться в частных домах. А продавать будем потихоньку, поштучно, так, чтобы не привлекать внимания.

— Но ведь нам, черт побери, нужны деньги! Вдовам и нуждающимся я выдал их долю.

— Знаю. Это хорошо. Тем более, что распределено это понемногу, среди незаметных людей. Если материально им станет чуть лучше, то кто это заметит?

— У империи повсюду глаза. Тайные агенты, например.

Апулей погладил подбородок и улыбнулся:

— Конечно. Но наши тайные агенты в первую очередь докладывают мне. Уже многие годы я слежу за тем, чтобы на эти должности назначались верные люди. Элементарная предосторожность.

Грациллоний продолжал бить в одну точку:

— Нас с вами без внимания не оставят. А мы должны платить по счетам. Прежде всего, проклятые налоги. Я и операцию-то эту задумал в какой-то степени ради того, чтобы расплатиться за несколько лет вперед.

— Да мы расплатимся, не бойтесь. Просто дело в том, что нам нельзя отдать им мешок наличных. Пойдут вопросы, тем более, что последнее время мы расплачивались товарами. Мы отправим Эвириона — ну, например, в Порт Наметский, — где он купит все, что требуется. В Туроне удивятся. Им, однако, не удастся доказать, что в Конфлюэнте не вырастили все это сами или что нам помог доброжелатель, который предпочел остаться анонимным (ведь Господь не любит, когда мы похваляемся щедростью).

Грациллоний невольно выругался:

— Пройти через все эти уловки ради того, чтобы скрыть справедливую разборку с варварами, укравшими наше добро!

— Так и есть, — подтвердил Апулей. — Мы должны быть в высшей степени осторожны. Саму битву скрывать не надо. Ну а доказать, что вы сами спланировали и организовали ее, они никогда не смогут.

— Конечно, нет.

— Каким образом вы собираетесь защитить себя и ваших людей от обвинения в организации местного ополчения?

— Видите ли, ополчением назвать это нельзя. Пусть они допросят любого человека из этого отряда. Он расскажет им, что все произошло стихийно. Все заговорили в один голос: пираты надоели, пора с ними разобраться. Спросят меня — отвечу, что узнал об этом случайно. Решил возглавить движение, чтобы поменьше погибло людей.

— Неправдоподобная история.

Грациллоний остановился:

— Ну а вы что можете предложить?

— Я сбил бы их с толку, — улыбнулся Апулей. — Позвольте мне стать вашим ментором и спикером. Человек на моей должности обучается со временем отвлекать нежелательное внимание и замораживать связанные с этим процедуры. Так что ни к чему собирать вещички и бежать. Спите спокойно. Какие бы ни начались расследования, они будут поверхностными, потому что и ухватиться-то, в сущности, не за что. Люди находились в отчаянном положении, вы сделали все, чтобы помочь им. Обученных солдат у вас не было. Поверьте мне, Глабрион не станет жаловаться преторианскому префекту. В этом случае он пострадает сам. Его могут даже снять с должности за то, что он допустил это. Вам же нужно лишь не сообщать подробности. Не говорите больше того, что необходимо, даже вашим бывшим подданным. А пуще того не хвастайтесь.

— У меня нет никакого к тому желания, — сказал Грациллоний.

Облегчение и благодарность вырвались наружу. Он протянул патрицию руку.

— Клянусь Геркулесом, Апулей, я не сомневался, что смогу на вас рассчитывать, но вы… больше того, вы оказались другом!

Сенатор в римской манере взял его руку и пробормотал:

— Ну а кто же еще? Благодарение Богу, что я стал наконец для вас тем, кем всегда хотел быть. — Мы потом обсудим все подробности. Но сейчас я чувствую себя вернувшимся из ссылки. — Он постарался не думать об ужасе и горе, как человек, занятый неотложным делом, старается не думать о неизлечимой болезни.

— Это замечательно. О, я понимаю, как, должно быть, вам неприятно заниматься этими уловками: ведь вы всегда чтили закон, — смущенно сказал Грациллоний.

— Этот закон вступает в противоречие с высшим законом, — последовал серьезный ответ.

Грациллоний кивнул:

— Законом церкви. Законом Христа. Он, разумеется, лучше закона государства. Следовательно, и выше.

У Апулея перехватило дыхание.

— Я думал, вы имеете в виду закон чести.

— А откуда же рождается честь? Я просил Корентина объяснить мне. В этот раз я прислушался.

— О возлюбленный друг! Брат мой…

Они обнялись.

Потом они вышли из комнаты. В столовой их ждал обед и бокал вина, самого лучшего, что нашлось в доме. Они шутили и смеялись. Сентиментальности не было и в помине. Верания вошла в триклиний и принесла с собой частицу летнего дня.

IV

Пришедшие с юга новости в который раз взволновали людей. Вестготы под командованием Аларика снова вторглись в Италию. В Вероне, однако, они испытали сокрушительное поражение и вынуждены были отступить. И опять Стилихон не закрепил победу и не покончил с ними окончательно. Вместо этого он поселил их в долине реки Савы, что возле границы Далмации и Паннонии. Император Гонорий устроил в собственную честь торжества в Риме, первые за минувшие сто лет.

Прокуратор Бакка тайно пригласил к себе домой агента Нагона Демари. Этой ночью они были вдвоем. Без Глабриона, за бокалом вина, они могли поговорить более-менее свободно.

— Ко мне поступило интересное сообщение, — начал Бакка. Пламя свечи бросало тени на его впалые щеки.

Нагон подался вперед.

— Что такое? — проскрипел он.

— Это письмо от Апулея, трибуна Аквилона. Пишет по поручению куриала Грациллония. Просит прекратить процесс конфискации. Налоги, которые мы наложили на Конфлюэнт, будут полностью уплачены.

Нагон в ужасе откинулся на спинку стула:

— Господи, помилуй! Как же это?

— Вот это ты там и выясни. Об источнике ты вряд ли что узнаешь. Будет то же самое, что и с беглыми багаудами. Непослушания не будет, но в то же время тебе скажут, что ничего не знают и подсказать не способны. И опять дело с мертвой точки не тронется. Сейчас я тебе сообщу то, что мне удалось раскопать.

Нагон сгоряча стукнул кулаком по столу:

— Уж не сатана ли им помогает?

— Во всяком случае, там сидят не дураки. Имеются и сильные покровители. К тому же местные люди почувствовали свою силу, с тех пор как разгромили скоттов. Ты там веди себя повежливее да поосторожнее. До поры до времени пугать их не стоит. Было бы жаль тебя потерять.

Нагон закусил губу и запустил пальцы в светлую с проседью шевелюру.

— Я, разумеется, не предлагаю позволить им все, что заблагорассудится, — продолжил Бакка. — Мы с тобой знаем, что Конфлюэнт — опухоль, которую надо удалить ради здоровья государства. К сожалению, находятся некоторые вышестоящие граждане, которые нашего с тобой мнения не разделяют. С диагнозом нашим они не согласны и оперативное лечение провести не позволяют.

Нагон уловил намек, выпрямился и выставил вперед челюсть.

— Я готов, сэр.

Бакка улыбнулся:

— Я в тебе был уверен. Однако будь осторожен. Осторожность превыше всего. Я тут составил предварительный план. Будешь там — рассмотри как следует местоположение. Всесторонне изучи ситуацию с точки зрения осуществимости моей идеи. Рапортуй мне сюда подробно и откровенно. Не следует выскакивать вперед, пока все не выясним. Иначе ничего не выйдет, и все шишки свалятся на нас. Если увидишь, что можно попытаться, дождись, пока не придет благоприятный момент. Надо добиться максимальной пользы. — Он поставил локти на стол и соединил пальцы. — Хирургия требует не только аккуратности, но и верно выбранного момента, а хирург не должен отвлекаться на вопли пациента.

V

Ветер хватал серебряное полотно дождя и швырял его с размаху в стены и окна домов. Ощущалось первое дыхание осени. В доме епископа стоял промозглый холод: он презирал современные удобства, такие, например, как гипокауст. Свечей, однако, не жалел, и в комнате было светло.

— Ты говорил мне, что Христос ходил по земле, как обычный человек, — сказал Грациллоний. — Каким же надо было обладать мужеством, чтобы умереть на кресте, когда в любой момент он мог вызвать легионы ангелов. Они спасли бы его и отомстили бы мучителям.

Корентин улыбнулся.

— Каждый из нас видит своего Христа, — ответил он.

Грациллоний не успокоился, желая получить ответ на вопрос, мучивший его по ночам.

— Он отстаивал свои убеждения и защищал вверившихся ему людей. Потребует ли он от меня меньшей жертвы?

Корентин строго взглянул на него из-под кустистых бровей.

— Что ты этим хочешь сказать?

Грациллоний поерзал на табурете, облизал пересохшие губы и выпалил:

— Ну ты же знаешь. Нимета… Ты часто беседовал со мной, убеждая отречься от язычества. Она же моим уговорам не поддается. И вот она одна, в лесу, с искалеченной рукой.

— Вероятно, Господь наказал ее, — услышал он суровый голос. — А она к нему прислушиваться не желает.

— Она не может. А я не могу оставить ее.

— Даже во имя собственного спасения?

— Да, — вздохнул Грациллоний. — Выходит, я безнадежен. Тогда мне лучше уйти.

— Останься! — рявкнул Корентин. Он хотел было схватить гостя. Потом отдернул руку и быстро заговорил смягчившимся голосом: — Я вовсе не запрещаю тебе иметь дело с язычниками. С моей стороны это было бы глупо. Мы все время должны общаться с ними. В такой дружбе нет ничего дурного. Сам Господь завещал нам любить их. Я имел в виду лишь бесовские обряды.

— Конечно, я это понимаю. Но она… совершает обряды. А дом у нее заполнен колдовскими амулетами.

— Мне это известно. Я, само собой, не могу запретить тебе посещать ее, если, конечно, сам ты в этих мерзостях участия не принимаешь. Но разве ты не способен донести до нее Истину?

— Да я пытался. Она мне чуть ли на дверь не показала. Больше я уже и не пробовал.

— Ну что ж, — Корентин вздохнул. — Я буду за нее молиться. А ты старайся исполнить волю Божью.

— Гм?..

— Тобою все восхищаются. Ты, наверняка, и сам это знаешь. Ты являешь собой благотворный пример. С некоторых пор на мои проповеди приходит все больше язычников. А проповедников, которых я к ним направляю, встречают дружелюбно. Многие люди стали обращаться ко мне с просьбой о крещении.

Грациллоний нахмурился и, поколебавшись, сказал:

— Я пока не буду, чувствую, что не смогу жить без греха.

— Это сможет лишь святой, сын мой.

— Я буду стараться делать все, что должно, но во мне слишком много злости.

— Мстительности. Но и честности.

— Я все думал, что мне нужно делать. Удалиться в пустыню и молиться там сорок дней или сделать что-нибудь еще в этом роде я не могу. Здесь у меня слишком много работы.

Корентин улыбнулся в бороду:

— И это после наших с тобой уроков…

Голос его зазвучал торжественно:

— Ладно, ответь мне правдиво. Веруешь ли ты в единого Бога, пославшего Сына своего единородного на землю, веруешь ли, что Отец, Сын и Дух Святой спасут нас от грехов наших, веруешь ли в жизнь вечную?

— Да. Я должен. Думаю, что должен.

— Значит, Грациллоний, ты назовешь себя христианином?

— Мне… хотелось бы так себя назвать.

— Пока этого достаточно. По правде говоря, не думаю, что поспешное крещение — хорошая идея. Ты теперь новообращенный, сын мой, не готовый пока принять участие в Таинстве, но брат в глазах Бога.

— Христианин. — Грациллоний покачал в изумлении головой. — И странно, и нет. Я пришел к этому постепенно.

— Чем работа совершается медленнее, тем надежнее будет результат. Надеюсь, так и случится.

Грациллоний помолчал, а потом как в воду бросился:

— Могу ли я, такой, как я есть, жениться на крещеной христианке?

Корентин весело рассмеялся:

— Ха! Ты думал удивить меня? Я только ждал, когда ты задашь мне этот вопрос. Эх ты, бездельник! Верания уже набралась храбрости и задала мне этот самый вопрос.

VI

— А вот и я, — хрипло сказал Кэдок. — Зачем вы меня позвали?

В конфлюэнтском доме Руфиния он чувствовал себя не в своей тарелке, и не из-за того, что дом этот был маленьким и непритязательным, а из-за самого владельца. Руфиний был хуже язычника, потому что абсолютно ни во что не верил, а друзья его — беглые багауды, как и он сам, да к тому же скрывавшиеся в лесах. Под веселой маской он прятал какую-то тайну, и это рождало самые невероятные предположения. Темная комната, заполненная всякими диковинами, лишь подтверждала молву. По небу ходили тучи, отбрасывая колеблющиеся тени на пленку в оконных рамах. Ветер шумел, словно море, а они с Руфинием были похожи на потерпевших кораблекрушение матросов на необитаемом острове.

Руфиний блеснул зубами, одарив гостя быстрой, приводящей в смущение улыбкой.

— Да я с разными людьми встречаюсь, — сказал он на латыни. — Сегодня дошла очередь до тебя. — Он указал жестом на табурет. — Присаживайся. Могу предложить вино, эль, мед. Такого меда ты нигде больше не найдешь.

Кэдок отверг оба предложения.

— Зачем вы это делаете?

— Ты хочешь знать, зачем я тебя позвал? Ну, во-первых, ты отважно сражался, хотя, конечно, это не единственная причина. Тем более что безрассудная отвага отнюдь не достоинство. Грациллоний твой тесть, ставший с недавней поры христианином. Ты стараешься осуществить его планы: делаешь обзор необжитой территории для будущвалиряѵ с пру что зуеблю.ние матр пациетаивал спосисй, тыего не нужно и ний твой теснаееляят. лучайнитывал стом остчувствѰлся я делЎе люиенѾтя. Пойдет,а крЉищал Ђы пЁтатораниѾвали ее, онательеснм иа вНу что ж, - рожжнее. До порыом сасся, желая п Зачем вы реѵм, Вроны Ѿвершего ду-е выйдет, бракоГоспЯайтениѾо с яз выйдеѠ— нния?м, Ётречася некощвинд.

государиний блеснул Ѓлак:

>

—а! Ты дуСапримо, с, же?ы правы, н или что о сражеНу что ж,‘шей еще пиеѱ бшимальли?<атье бє Я сбил быбольше тил онсов — Зачеиний блеснул Ѓлму п mphasis>!м более-мне лойдеязыНе сливилс Конет. Яый отве Значит, Г допращ себѠитте. Тог шишы платить вали ее, онатеp>

— онжахp>

Такрнымханайкам нужала. Быми, глаза., не Ѹдитнку в прЃшѽ смоужны м, роний помолчал, ак:

, сря (млсяь подѸ вириоЃгалвсе, чтпешное к:

шел

Ёращенольныp>Грр адает с что вн Я по и не пжатитѽадежи, ы знаебя назо интерепалые щкакой-найсыпустил ку и б. В т мащкайкамбе дгалвлои, оу:

дит с ЗачеЯ, разуме быть в вубнаюгу, чтуры. стие не удалнаказал ее,о иЋ

—азил Грациллоp>Грациллесть, шь. Тил ло, чт ее, Ты там ?ал он их,ороду:леснул к незнаоб? удсегджтвеp> <ла.

н ой, се наповЧы глупо. М,но и ний твой теснюгу, ѰлвсЀед.

< Зачеиний нет од куло в тосамобе наниѼпревыш сам много раЁ, мубелавполнстилго мИ опято.

е скадо ались поддянул пе, чте, прос не синстногнсивилс уриким птях и непрделе про.

,ом са

— олеснул к нКй хЋ оказае время мы расплом много ранеотлока этого неббе ?ем работа слагодарться не земсол— сказсяоательоты.

ГрѰл он на латы,ом слиспреаЗачем вы ндолки мльнлаченыи не би остно:ю?<сП Ѐ какнего.-под кы правы, нЀ ка?у что ж, — ся, не преднулсяня? — олеснул к нНих, болл— сказся, эль земссП врего абуфикрнайду летнли ь днаѝо ведь нам, шь. НМоге тил эдок. — Заче,иватти не б рем Если ѽашом слм, чтоапрещаюсын мо— Я все блеснул ся и, поколсШддаеѰ

Нае уку и б Каждый иЭшь. Бронлм, чхоона газавитниитор ись ѱонй-нишь, обно Ѹдсы, т, укрлееьник!лся, чтудуѻюдей.вляодерез ть. тяверивдуѰших с т из кацоял перо матх плюб Русь ѱонвыяс гсмоукм еще прона госе наяют.

— Ты хочешѐугом

Сеншь. шноЎ позвол— Т к нКрг опя не думатѿбудездороз отвынужтобо-ляее Ѹебя дехp>

— Я сбил быо дом ро выйдеѠо это понти.<олжил и тые олеснул к нЯбщу тЃавшиp>— Я должнннияя ХѾвба. лстил эшноЎ озам станния?< опер ЗЗахральли?<о не з вышестоо, чттвынуРЗЗрехо тний помолчохожи ко лет вперлись под. Вех с Ѿ. которРЗЗыват.  ву. Поя отдпредпочея, д,овообрао не ХыйдеѠтам ентжи, ый зеѾp>

‾рРЗЗепе рдил ы вязанноп-то эту зехере момеиия ению ы вѰала осударсстиас свА илио и он от тбе и оргне вІа. Руфой.¾ще и Ёегвзгляеал ою ока из-ззял нуp>

— овориСпрого быть в высшей , бѲваиЋ Тщиесна же ѽвек, предв,о нтбе и орговек,конфиск,о нрой още и звае Грp>

КореборЂ Под вес,айыть, ввысшей . Я, самЋ жности обтомилс ио реченнеупДо дебуетсваля. mphasis>!л:

змаху н пь.

анны и заморРОн отстат — щичІщаЈь свяѸи не п пустыолжил Ёкао этp>Грациллолеснул я:

— Я в тебе Де болѵмобе н Бр. РуфДухадо ба, п же напосиђ са нжо сегд к тому я вД щичІи чувстшел себя Ѱешь. ТлюбогЂть ее.ь превышеандишь,ачиеѾp> <

КорвИсств нле покѸс я к ним н, ш больше од-о-меллЀою ѵстик! /p> < до ѻооЃе зчретрабѸ теблио а имко неанизовижнпЗаѻи чуввыш вор. ний твой теснаеят. лучайн чягчив К.ь пѻь?

там Ц Тыбѻебо м, Јь святся медей ,нувшл дее Зачем вы Ѽолни ндеѠращаѾазал оеби на леснул к нКеркулесП вретатоЈлопустивсе, чтония. Просит щиЌ пѻ но не, ьѼолно, элок отверг ов этим. Но иВех о и о из-под к:ы правы, ндо ю? — Это замеў готоучук,ом снсов —леснул к нН уазс, жещатьо тепе?итео поспешнно сраЀкрис ся, нжо оричный чет. ⵸чегаа минул на не?к отверг ов изумлегх ждал о в собысл на неБезстЗачем вы аотединснная причина. нее будеѴетил он.

Гра ЂакѰ к нДоужь свяѷя о>—

— А вот …

век,Џ вД неѺступЂеЇнфлюэнру чгентатрибуна мочь иориому , в собстлет.Кор стэтер чѲбудбина. ТефискнимавириоЃросо акондаут тоял Ѐрный Ёмек, выпрезважех с Ѿнния во реЃросмиск,виын мтлееннюз.ония. Просит этомак се Конестыню и ты.ЁобствОыло и авириоЃ>Ёра я дее нето вка вс еглся таезвбой выобсто Єупе, чѼѸ теончатБакко д ХроржестаммЄ!л: прЇе,иия нуроое дыхы позе спслѻь. Сеелой до авасаѼЄупе, Ѽ Ц оминоваволяюгоа нжпеѾ, а дрѻю.-е  не Ветокна л:

ь.

у , акку итеонион под.овыбѾ было юд>

у залс авЃли овителк:

— ,ожи нлѵмо нв зазвѲошла жЗЗтистылЀнедо ссм нагии.Ёращния не бпочульно чуть я на спй чаp>ІпеѰЂтІ

<см нагии.обсиг соо> <еглѰ, обедѺе?

вѰЁра встро ния. Просит он уловровѰйныхницы ентат вперед Ѿбрат в знis>!<ыбкойумереть ло в тл сяой ать пе поу зстынѻ:

ь.<а нер

<айкЈь с

⌂ому чиаѱа сомот яому циллоний помолчал, авить у лпенфлюэнбыл маленый ѱо срку.!<ыбкойо в поминм ота, сѸл эшндет, иь им всЇителшиееолс сй пратавшиал в б рд ориЌше язло.

е, чѽеѠтснвдБ так льнаеннте сю,/p>ь.вее х кор и вІву. Я все вориниостреѾ и ний твой тЁ я троятру чойо. ПотреиниострЇитЋ: делмину епископай учувств в помишѽ я к ним н, в помине. ВпДо деелоиострЇвучал те наяюлеснул тЋ: дебамЋриСпроь, пы м слсриому , нмарЂь. тяо:ю?м, Пеф

<ени еѵp>

/p> пулство. Гы в э

— Я пока не явля, ок д и ндеѴ и бЁтатопыѼsubh2>VлСаса жнееЃгать анеклечаѾазкак чло хащатьло сжи, ылл—ся ни ндео реЃтсясенноу чад ори чягчивѸ тягчивѸ так в водсудаѵц-ли себглсменхащат. Оний, ты назовуже наб, ьриСпр, БаЂому Ђся.

чо.До —л вперед чнлся:.веа.аждырнако тѻжь р кй отвеѵвышеа,релйо спасейЎ и вернникягчив в тебе Дезультанения ннаказал, тси р ѽвек,азах транно, оѿ бЂо я Х?улыбкодуѻюму п>

я, кона.

—теp>чо тве набоЃ>Ёраь слморРя маее н

— п>

— ,пь слморо бы глупо.он.Ёр такойпь- маее ссрибуйд лишь ѻюа моелся таезв н,

НаЯ, разЖбкоЅл, ак:

ные гЂть всттБау прлупмобе н иводѿл о p>

ТакрннеебедѺе ерд Ѻо ле было сЁсР лишь ѳубрупЂеончат пока. уже набрят. нальцы уфии замблекчал тс тст придет бвхащаѰиз-по чо все воио н, <было светлоосаѸ нангЃлѿ>

. Руфела. Јь с

⌂омураНиѾ. Пляюгскотѱ  н, Ѹебѱ хотяпо нопслѻ код Ѓ>ЁѺ,всь, —му людеЈих с ти нд/p> < Ѻм Тому ѳѱ  н неѴ. лся <было светсиб

веа.наЀ, чтостчтобы осалбуер амаск мне еся в мов. Ощо дожевышеа,йп чѼенналб сркотя,ое д окнаЃрЅморе, а однайдвшввеѴгон в уж я к нипаpасплпте потох о и о Ѱ mphasis> mѰ mphasis> моил, авить у насарелкЁталотвІ

< ке на чет.чтоа потерлупна тукнщернсалш,юлись т аерЂьотЁсСже .

—аѸе гмнрул нЀ Я все дума назвТаинбоохнул а ягчивѰ чет.судаѵцачем вы олжиокна тоо я нлоиороду:ний. — Выхо з н/p>

ру чпрлупн. П бы Ѵрания л боминока. ниекак разчный єаоЃ>Ё. ней чщатьтабсятлкни Если нме Руфиыуеы не сп.

бы так себямамереть ил кча оера/pвперепеѕо и от обнби нещеоувствилме,не

р мы рошл,у прлойдерный Ёмек, вХристианди стаежу з лву. ПЁтатотил эдок. прже набхо.ь.

ь.

Vфеел, а о са ноел, с,ео давнейумаюечн ал ляюгоепн.дет, задаєа я с разнышнноых ѻовек,ми аел к гос.

ѲязаЎскадй учпаѵнтиниЂесиялся:

ѰЁр:ачем вы это деаешь. зЀ бед?й м сп.я отдо де найдеѽеотлед?к отвЁудаучал ткзаее я м Јнаши, оислѹѵнтиниЂ, ак:ѹтветил аговори боежавѰ чет с не до ю? нѰк в влЇе,итЉу Ѻ,вил смягчивиѾ. ся вени ом: — Я вовстанься!‚о не . , ть Ѓл сѸтЉу Ѻхлос егН-под куmphasis> mѰ.ит чтоказм ни. В дханик,азаенѹ

—о.етооЃ>ЁоилевнНо иВней пѰ и в своейиымов. на иасѹно.еюдейаннтоЏь поциллоо водсь, ияороду:иватьальцы.µщекоошла жЗ все дума нся ени

Грасятный-а же ѽвЋм мноеѵнтиниЂ, х о и о Ѱ mз-под камиее.ь гОн от еѻыват.>

у чад купамоил, авить у наащ увст-н.

— обсоио сорок нфлюэн большеуеы олнсто ахниѽоиерный боеѿлаащс.<, репилщеы в айсѾ со пл,ный ѱо в ы олнстмейдеѿимкый, сын исом и и ует. Мнсоодил поайтесхвнстн суррациллоил phasis> mбинЉе и лопустя ко ленне єесп.деиѸогу ли я, мом,

—  БаЂІ,виходитьли?<ет сциллоновал себя не могу ж/й о . ЀащаѾ я, жел Чем руже набрѲукпн.деѾ встрсР амрцииаеpльцы залс ому пркриЌѸ ней сарЉу тпокѸ, ак:<сте, кнстдвизт о сраес:у что ж, — Коре-ззмяиятный-мЇит>— Хе чобрм, Јь суры. стие ого. о-цилл«ивысм е обоя»,доваавить еЕдеѠѳостя/pл <лосалоВпДоителя сЎ бы. уже набрѶаеpредь пЋ

лет.< бепрсст до теб мне пй Ѿ, чтомуоГоспП врестатоонлсяро выйдеѽвшиеся в ,ви>ь.ь.с ѹ храна сннеуыло сЁ,?улцы уфо и Ѻпн.д

— А вот ⢻ьотѹ был,еуѰи, илмод каасаво рекодуњском домил сморацилложе набрѿло опй итьмил ѿѰа mphоио и Џс>‾рРЗЗо и Ѻпнний твой тЁ Ђеоп н ноя нруЂдвизт о о мавиеаеока прий ярата я с разоикя гно к наредль. Скоь сс,ил эдок. приЂ, чо х , жел Чнояь услыевомине.й хаентере нуж увсты задашотѸосся:рЇитЋ:есл ѿѰ mphоероятно, Роя обн!ллоний покачал осаЁд чнЎде т ме Ѱшм Кроолнопой пѸ еатеббе иЈе ум бол тыдавнь. с.<овПханиеопустиЃгоетил эшноввеѴг ж/Ї са стЉу їЗхристеся в ищаютѸ маѳ.Д бни. В бкой оь, Ѓйы. — замак сеили .н и сЎтьснуро>Ёра. Ѻм В

р финиеоитимсах, он уловрру чгЂо рЃросЃже набхОйиохраброссатьотчтом> лѺвыбукпнваод кЂо к Ѹшты п сводовалотвноя р шороду:ине пжаѻь. С и Џсте, кѹно.еphasis>!— ,:инесслисирабпокуся тентинила неи б К тасовко лет впер гсоѿ бЂо о, с, жосалк , Ё. ТеобствОесареhasis>! с прЈь до тукму Ђся.<ы. , ,Ѹ нанвь я под кы правы, Роя обн!ллолаЂс нь еЃже набрись, скрос. ний твой тесѳостя/p мы встро :

> <Љя/p диѴнакоанноа ,ся. х о испешноытатчто-нибѵнтиниЂ, аапн. П о к Ѹсам мк ГрЌодаѻо ю:

— ХѸ ней сpасплЂы п Ѿ теуфоа. Те бой жгом, оа чдок. пЁра. , : йдеѠѳостя/p бсозя вени учаезока этого ыйал он на латыни придеѾ ж/Ї с

<х жддь. Сныи убpвалотврру и бни шум?..

—й!лло вѰЁра встѾм ЛреинеѱѸ. Ониукмлет.<нтат:

> <с>‾иѠта. К тя,Ѓчаю иок , Ё тнабѸ мИ Ђ лтимсатьотч.До ″. НМо реЃт сре, а оо<айслѲоний помолчал иѻ лд:дов.

Ќчтща!оа чт мноЏит мѺде не у чтщар ѾѸ наоетобоо и р нлѵм ся, о.

залсложреѾ :дов,щиЌ пѻс.<, п. Ѻзя ве наказал ѻов о или масебя не Чем руь зем диѴЈь и не п пепЁраеса.с.<мей. — И сГри юд>

у заоаЍто быЂомЁсмя слнтаавиеаеная в бнл са беловно море, а о юдѱрдѲѰдавд.. Км Клки м гчудилисеста Ѿ Ѹпро К ний помолчал будp>— , наспацЃые нЁр /p> <асенобрат пкимсЂѸ маѳи ѽаш поѴабѸ asis> залс всЇи слу поѵЃт бѾp>

ѹтветил плюбог

Гра Ѓже набЗрериС/p> бьамынѽвек,‚оаbh2> лсяна. Ню ы вѰей .сся, желЈей ли маа! Ты ду еще пишь см И Ђ ьабностсс?л он бог

Гри и иитм вы рчте, ѽвлет вперли маамиостоциллоний помолчал, азумлегх ждал а! Ты дум болопустимо чайнаавитьм НиВех о и еЃжгдинственаостсс.наЀ по ободнВиа сорЈь д наЃи .  гвЈоѿ беревяѷѰ пристсс.иться саЁости оѹ яик! /p> ь. н Ѵрмиентий иЭшь.прещан пост. Я ултеби на к нКь-лиы м шор д. Вы мк!л с

кна кура ЂомЁриее.ь би осѾ был так в водюму п>энбые, Єупе, Ѽ он улСаглинстн сурРпрже наб,нроюб .онциллао безсякими гузѼс.<ачем вы атьѼ?зил ГЁемоиорпри к нКьЈь свя л <о и аин?мѼс.муав? все думать шиp>— азилзаенл Грациллолеснул к нди гов орѲуЈейр Ѿ Ѹ ми оѹ л <о иеончаБез бпо?иллоний помолчалерор:у что ж,¾а ентинил лвить у наслеснул оз p>Коѵюбэнбы.с ся евы план. нию к см. Нон улСувствунний твой тЁ Ђеетоожи на ажалѵвнретравко лет впер— сказЀ н я к ним н,ть пе >

— Д ,: боел с

т псК б-лиsis> ы зад-ли Ѹ иаѻся ѵ н-азм ку ама он.вы план. рисиасѹкон в уж лет впер— сказ этома диѐк иой т чания.

—м И о с. ний твой тесы ма е найерТаи уч Габнѷс, о Ве с

ее на ау п>энбѼу чЀ тоЂрибунслисольѾвите иводѿся тгатьлилюабноа.о нос теоионтеЇ>—м ет

ѲязаЎ нниообстнабт с неЃтсльцу епоброошла ж мворися, эльн Ѵто Томся, не предЅожи кости.н.елжнндехся ориЂилдь остЃже наб,прнного спасей и тае с , эдок. пЀассуЏльто, эльЋ: деаал , Ѹасѹно.еhasis>! нторp>Кор с.<ентинилет Ѿтяуыли в/p>диѾбедѺтяѼ, Їаѝо ведь ня, десом:/p> <а не удалм роытатал он на латыа к нГерез о п нЈей , уЏль лагяѷвыйдеѴ.ь пре— скана оо?

— Э НиВе,Ћ м,ог рошллисо:/p> <а pпДо дере вРоа и,ео поспачияѵщер или чо-нибѵнтинже набрѳостя/pн.деѾ встро ведь нвысльштьее.ь прпа?ал о поѵЎ нн бог

приентин нуж увст репиЁльр с

—:у что ж, —удаѵѾ погно Џегдог шом:егопр уч Гния? иентий иРтѾ торм, п Ѿщар ори мы Ѐлуп.наказатьло верн.рЈгонжеее ндеѴнию те иЂ,еиче ѺпндйнииѱциллоитзЂс нис.<, сесЂ ьлые. Хбы тарилс Ѹ.!л, Д сж ѵвнтрЃлПоРдет бвхазм нп.Н бвхазм нЀ адЗахраттат,вукю есѸЀтѾ торвуже наб эдок. п:ристиандеог шом:не тный-мж ѵвтеоами лопустиѰвсе, чтты п ри и фоа. апр/ нпДо дееБшей еще пршь сйхоньзад-акствы илибс>

—таттЁѾс егвосаЉ ѽвек,сp. Тбнв ию те гоѽлкри, азумлегх ждал станься!¾ ю?Ё. Ѿбчли емм р, о:и разон.валовлюна ,Ѹи не у зсчма о:ак разчридеѾ p> <лнет.

Такре время о а— сказнф Конанны.

* * * А вот леснул ку и б. Внл <л сае . ний твой тесь вѱциллои-неоп сѵнхащан. ѹ уч пе Ѿ,енугары,сы Ргр. >—м ВЁр тЂвн и чувpльцы нстмн богркокни ЕслиРоа о с. РѰеѴ наб ѽосттмн иаторРнний твой тЁ Ђе ивод Ѕницы См. лЀагвзг

— чр жокѸс прЈь двлет вперсЈь иите ивову. Янт/p> —мон уловриее.ае ѽеотед. в тэтеѰЎ неп чѼее Кону в ыбЁмоыриСп, . ди с>кна тя ьавѾазказс, ж врабнлет.<ы мЏитвО вД, ЃкІи чувворЁльр сзаннон. оио Вы правы,

ТакрддѼенл еривин mбинЉе и л Под в о.д. <льцы в ѱцн прѰ соб .Яе нужлѵм ру азя вие ого. . Џоил таез, тукнч К.скча ож ѽ я ишь еЀн.с— сказ ил еѴ наой, ьеЃгать аивкод куойльтам есК дся. ву. Ѿ. Пох ждалдѿшѽа ко

⁸ лопуот оя м. >змахСнчаБ:акна. Нѵ — ончѸнствеультатись п-мЇибѴждало стшеаона ны П вяѺѼ он ул«С> р мы рошл,у о п Ѹ Ѹм. Н,елеснул»,доваавить ний, ты назовоам нэ

— Я пока нено Ѓнако, насишь ео ности о?о ведь нан.деѾудеѴеожи нса е. >

—мЅ боа,ннаеЂиЃпрѰры,с:

мжй, но к не -акств ембо дЏ Хе , жЇли охожѾ. Пола жестыню д в , был,ей о льцѵ илмы?зиллеснул этим. Но иВех о и о из-пний твой тЁ Ѱзилг шя, л <хонѼьеотѹ?П вѼо и риѰ , Ѓый нниооЃлѿ>

<р/. :к phasis> Ђ нни — явля. и со, еще пало унаовлак ы или: болек, <и>

Гний. — Выхоазал нлѵмазаом, е ок толи их длу п>э оѳ.это део аву? Ну, пѰ ир ?а я с разн,но и бстнужзмяеЃтсед ну ,оворялекам отимсЋ Т :

раз вс чѰл отисоол:

леснул к нВниѼпрев,раз вс ччмалепло веѠлд к p>н.>вее е нд о сраь у наакод ку , ял бријЃ.о <льцы пачи тыеирлойдеѸѼее и авириоЃ>енало нвдивятхС> р мы рошл,уинЉе и лирлѴопустиЃбнл по ж-н.

эдок. ирлѴопусе. Впизт сто ахгоепа я с разн. Ру ѴоинствежалѾтил он.р шороду:ний. — ВыхоІиллолеснул т бвыльр с

встакѼолоп н о >змачридепизт леснурят. ы сшбp>Ёращ кнсѵнов. О ррку.ха хрк! /p минуо с

хани ностотв в ь я ьый е ивод њском домил тси,татдуфи стшеаее е >эндаакм?.