Прочитайте онлайн Снегурочка с динамитом | Глава 25ПТИЦЫ РАЗНЫХ СЕЗОНОВ, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!

Читать книгу Снегурочка с динамитом
2716+1624
  • Автор:

Глава 25

ПТИЦЫ РАЗНЫХ СЕЗОНОВ, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!

– Где ты был? Я тебя за час до решающей фазы операции вызвал! – стоило деревьям скрыть их от оставшегося на тропе Васи, Вадька обернулся к Саляму. – Я кнопку навигатора жму, жму, – потрясая компьютером, вскричал он. – А тебя все нет и нет!

– Ну так пока такси поймал, пока доехал... – как всегда невозмутимо начал перечислять Салям. – Когда Кисонькин комп верещать начал, я уже возле ворот был.

– Пока ты появился, от этих ворот можно было на четвереньках доползти!

– Я квитанцию ждал, – хладнокровно пояснил Младший Служащий, – Севка же на все расходы квитанцию требует – иначе из зарплаты вычитает!

Вадька взвыл:

– С вашими квитанциями мы чуть преступника не упустили! И гонорар, кстати, тоже! – он метнул на Севу убийственный взгляд.

– Машину надо купить, – пробурчала Мурка. Они уже миновали ворота и вышли на стоянку. – Что за агентство без машины! – вздохнула она, направляясь к терпеливо дожидающемуся их лимузину Галкиных родителей.

– Так мы же все равно ею пользоваться не сможем! Из-за конспирации, – уперся Сева. – Мы будем на расследования городским транспортом мотаться, а Салям на машине раскатывать?

Ковыляющая впереди Катька обернулась, едва не упав от слабости. Глаза ее яростно полыхнули, она стиснула кулаки:

– Расследования у вас! Гонорары! – голос ее отчаянно звенел слезами и обидой. – Гады вы все! Гады! Как вы могли! Как?! – она отвернулась и, всхлипывая, полезла в салон лимузина.

Перепуганный Евлампий Харлампиевич потоптался возле машины, нежно курлыкая и вытягивая шею, потом запрыгнул внутрь. Ребята виновато переглянулись, Вадька кивнул Саляму на распахнутую водителем переднюю дверцу, а сам решительно полез на заднее сиденье. Остальные сыщики набились следом. Лимузин начал медленно выруливать со стоянки.

В салоне, глухой черной шторкой отделенном от водителя, было полутемно – лишь тусклая лампочка горела над головами. Катька сидела, скорчившись у самого окна и неотрывно глядя на расстилающиеся вокруг поля. Евлампий Харлампиевич белой пуховой подушкой лежал у нее на коленях. Лишь голова его на длинной шее тревожно вертелась туда-сюда – то на Катьку, то на ребят.

Мурка хрипло откашлялась, разбивая повисшую смущенную тишину, и покосилась на часы:

– Ну вот все и кончилось. Еще и домой успеем раньше родителей.

– Можно даже в офис заехать на всякий случай, – с искусственным оживлением подхватила Кисонька.

– Вам хорошо, вам только родителей дождаться, – изо всех сил поддерживая видимость непринужденной беседы, добавил Вадька. – А нам еще продукты где-то покупать, а то мама нам устроит! Утренние-то наверняка тю-тю, кто-нибудь подобрал!

Катька едва заметно дрогнула, ребята услышали тихий задушенный всхлип. Кисонька выразительно постучала согнутым пальцем по лбу – нашел, о чем говорить! Вадька осекся – действительно, что это он! Они же продукты из-за «похищения» Харли бросили!

– Катюша, ну что ты молчишь? – решившись, жалобно попросила Кисонька. – Ну не надо, ну поговори с нами!

Больше всего Вадька боялся, что сестра так и будет сидеть не шевелясь и не отрывая глаз от окна. Но, видно, очень уж хотелось самой Катьке сказать им все, что она о них думает.

– Вы знали! – дрожащим от слез голосом откликнулась она. – Все это время вы знали, где Харли! И ни слова мне не сказали!

– Я намекал! – торопливо попытался отмазаться Сева.

Катька взвыла, захлебываясь рыданиями:

– Я... С ума сходила... А вы... Вы меня обманывали! – яростно выпалила она. – Мы договаривались все делать вместе, а вы! Вы обещали, что не будете с этими убийцами из «Беркута» дело иметь! А сами!

– Классные мы получаемся профессиональные сыщики! – зло сказал Сева. – Если нам клиент нравится, мы ему помогаем. А если не нравится – пошел вон! Интересно, в милиции тоже так с пострадавшими?

– Тут не только в «Беркуте» дело, – торопливо сказал Вадька, бросив на Севу предостерегающий взгляд. – Ты потребовала, чтоб мы им отказали – ну мы и отказали. Сан Саныч из офиса ушел, а я... Ну в общем, ты же меня знаешь... – Вадька смутился. – Если есть какая-то задачка, я же спокойно мимо пройти не могу...

– Да уж знаем, – недовольно проворчал Сева.

– Я сперва полез на городской сайт, потом это... базу данных санинспекции ломанул... У меня такое получилось! – даже сейчас, вспоминая, Вадька аж дернулся. – То тут, то там вспышки этого птичьего гриппа, причем все в одном районе и только в ресторанах или фирмах, связанных с торговлей птицами! В зоопарке, например, не было!

– Правильно, зачем нашему санинспектору зоопарк, что с них возьмешь, – согласился Сева.

– Привозят с такой вот «Дикой фермы» всяких домашних любимцев, вроде тех белых сов, а они погибают! И птицы, которые яйца несут, тоже, и яйца у них зараженные, и... двое детей заразились тоже! Сейчас в реанимации лежат, умереть уже не умрут, но... Новый год и им и их родителям испортили фундаментально!

– Мы сразу поняли, что все эти случаи как-то связаны, – подхватила Мурка. – Вот и решили – если какой-то гад специально птиц заражает, он обязательно себя проявит, когда «Беркуты» новую партию закажут! Вот и придумали подсунуть им Харли! – виновато закончила она.

– Мурка взрывчатку на замок налепила, а я дистанционно ее рванул, чтобы у них все клетки высыпались и Харли мог внутрь фургона попасть! – добавил Вадька.

– Ты заманил нас с Харли в этот переулок! – обвиняюще сказала Катька.

– Но мы же не могли рассказать про наш план ни «Беркуту», ни «Дикой ферме»! – вмешалась Кисонька. – Мы думали, что отравитель затаился где-то у них.

– Мы все время отслеживали сигнал Харли, – Вадька показал свой комп, и Катька вспомнила, как на экране мерцала яркая точка. – Но никто не приходил в птичник. А тут еще ты засекла фирменные спецовки «Дикой фермы» и потребовала, чтоб мы туда ехали. Ну мы и решили вроде как поискать – пока с камеры Харли сигнал не придет. Но пока мы мотались с «Дикой фермы» – в ресторан, а из ресторана – в поместье, до меня дошло, что птицы погибают только там, где бывает санинспекция! И я даже понял, зачем это надо – чтобы брать взятки за позволение не закрывать фирму!

– А по дороге мы еще бесплатно предотвратили одну контрабанду, одно ограбление и одно похищение страуса, – меланхолично добавил Сева. – Хорошо хоть я «Беркутов» предупредил, что мы берем их дело – а то и санинспектор был бы им за бесплатно!

– Вы должны были мне сказать! Должны были! – упрямо повторила Катька.

– Чтобы ты немедленно рванула своего Харли обратно забирать? – взвился Сева. – И пусть санинспектор гуляет на свободе? Ты что, не слышала – он же в отместку решил заразить всех, кто Новый год в «Беркуте» праздновать будет! А среди них и ребята есть – с родителями придут! Только не смей мне говорить, что так им и надо, раз они на твоих возлюбленных птичек охотятся! – заорал Сева так яростно, что шторка со стороны водителя опустилась, и в салон заглянул встревоженный Салям. Молча окинул их взглядом и поднял шторку обратно. – Не смей! – понизив голос, прошипел Сева. – Иначе я с тобой... Всю жизнь разговаривать не буду!

Катька, которая именно это и собиралась сказать, в растерянности остановилась. Хотела уже выпалить, что и не надо, не больно-то ей хочется с ним разговаривать... но тоже передумала.

– Все равно... Нельзя было делать из Харли эту... подсадную утку, – хмуро буркнула она, прижимая к себе гуся. – Это же опасно! Он мог пострадать!

– Когда в деле о похищении детей подсадную утку делали из меня, ты, помнится, так бурно не возражала, – неожиданно сухо сказала Кисонька. – Хотя я тоже могла пострадать.

– Ты сама за себя решала! – не сдавалась Катька. – А насчет Харли вы должны были спросить меня!

– Почему это тебя? – в один голос поинтересовались остальные сыщики.

– Мы спросили Харли, – добавила Мурка.

Катька растерянно поглядела на лежащего у нее на коленях гуся. Евлампий Харлампиевич поднял длинную шею и уставился на нее сперва одним черным круглым глазом, потом другим...

– И ты согласился? Без меня? – переспросила Катька тем самым тоном, каким умирающий Цезарь спрашивал: «И ты, Брут?»

– Ему – в отличие от тебя! – не все равно, что станется с другими птицами, – не удержался Сева. – Он может решать сам! И ты ему – не мама!

Сева отвернулся, уставившись в заднее стекло. На заднем сиденье лимузина снова воцарилось молчание. В голове у Севы царила гулкая пустота, полное, черное безмыслие. Он знал, что они поступили правильно, но никогда даже не думал, что ему так тяжело будет ссориться с этой вредной, противной, упертой девчонкой... Сева бездумно смотрел на убегающую назад дорогу, на мерцающие белым снегом поля, над которыми в темных зимних небесах, курлыкая, летела утиная стая... И еще одна, кажется, гусиная, крылья во какие здоровые. И еще одна – таких птиц он и не знал...

– Зараза! – подскакивая на сиденье, заорал он. – Ты что, пока одна в птичнике была, всех птиц выпустила?

– Конечно, – невозмутимо согласилась Катька. – Не могла же я их оставить там – погибать!

– Ты... Ты!!! – Сева в ярости потряс кулаками. – Ты представляешь, что нам теперь «Беркут» устроит? Ты бы... Ты бы хоть остальных спросила!

– Мне – не все равно, что станется с другими птицами. Я могу решать сама, – едко бросила Катька. – И ты мне – не папа!

Сева рухнул обратно на сиденье. Его кулаки сжимались и разжимались, будто больше всего на свете ему хотелось придушить вредную девчонку.

Атмосферу разрядил хохот близнецов. Повиснув друг у друга на плечах, Мурка и Кисонька хохотали так, что из-за шторки снова выглянул перепуганный Салям.

– Ну дает! Ну дает! – вытирая слезы, простонала Мурка. – Сразу сквиталась!

– Хорош смех! – уже не так яростно, но все еще возмущенно выпалил Сева. – Мы за один сегодняшний день три дела раскрыли – хоть бы кто поблагодарил! – так теперь и «Беркут» не заплатит!

– Будем надеяться, что «Беркут» подумает на санинспектора, – продолжая хихикать, выдавила Кисонька.

Их лимузин подъехал к указателю на развилке дорог...

И в одно мгновение оказался окружен. Черные могучие автомобили, глухо и угрожающе рыча моторами, стояли вокруг лимузина, словно ставшего вдруг меньше от царящего внутри ужаса.

– Напрасно надеялись, – неживым голосом сказал Вадька.