Прочитайте онлайн Снегурочка с динамитом | Глава 19УТКОКИЛЛЕРЫ, ГУСЕУБИЙЦЫ

Читать книгу Снегурочка с динамитом
2716+1636
  • Автор:

Глава 19

УТКОКИЛЛЕРЫ, ГУСЕУБИЙЦЫ

– Вы там поосторожнее, – слегка встревоженно напутствовала их Галка, стоя у распахнутой дверцы вместительного лимузина.

– Они как в кино с Ван-Даммом? – выглядывая с заднего сиденья, округлила глаза Катька. – Хватают людей и делают из них эту... трудную мишень?

– Из тебя только легкая получится, – немедленно прокомментировал Сева. – Потому что крупная!

– Он в тебя что – влюбился? – заглядывая в салон машины так, что перья из ее короны ткнулись в лицо Кисоньке, поинтересовалась Галка.

Катька и Сева покраснели оба так, что алым цветом налились и лоб, и щеки, и уши. Они хором пробормотали:

– Чего сразу влюбился?

– А чего тогда цепляться? – резонно поинтересовалась Галка.

– Почему надо быть осторожнее с «Беркутом»? – переспросила Кисонька, кончиком пальца деликатно отводя от своего носа щекочущее перо.

Галка поморщилась:

– Да они там все на стрельбе помешаны! – в голосе ее звучало серьезное неодобрение: дескать, как можно на чем-то одном вот так зацикливаться! – Оборудование у них какой-то безумной крутизны, соревнования стрелковые, охоты они серьезные организовывают...

Катька судорожно дернулась.

– Вы приедете от нас, так что сразу они вас не погонят, но... мы для них не особый авторитет. Не охотимся, во всяком случае с ружьями, – пояснила Галка. – Понимаете, они хоть и зарабатывают на своих мероприятиях, но клиентов не ищут и пускают к себе далеко не всех. Боятся защитников природы. Короче, заговаривать с ними о пропавшем гусе, который у вас дома живет... – она покачала головой. – Честное слово, народ, не знаю даже, как они это воспримут. Говорю же, ненормальные, им бы только пулять! Ну ладно, давайте, – она выбралась из салона, напоследок крикнув: – Машина вас ждать будет, сколько понадобится! – захлопнула дверцу.

– В первый раз такое вижу, – сказал Вадька, с интересом разглядывая плотную непроницаемую шторку, отделявшую место водителя и превращавшую широченное заднее сиденье лимузина в маленькую закрытую комнатку.

– Зато разговаривать можно спокойно, – порадовалась Кисонька.

– А что тут говорить? Раз «Беркуты» могут клиентами пренебрегать, значит, хорошие бабки заколачивают, – с тяжелым вздохом сказал Сева. – А мы их дело вести отказались. Все из-за того, что кое-кто тупо уперся! – Он с упреком поглядел на Катьку. – А между прочим, мы еще не такие богатые, чтоб клиентами разбрасываться!

– И ничего не тупо, правильно уперлась! – с глубокой убежденностью в своей правоте кивнула Катька. – Не будет «Белый гусь» с живодерами дело иметь!

– У людей вроде бы здоровые птицы вдруг, ни с того ни с сего, от птичьего гриппа перемерли – они всего лишь хотели выяснить, откуда этот грипп взялся! Что плохого? – фыркнул Сева.

Катька одарила его уничижительным взглядом:

– А для чего они птиц держали, ты помнишь? Чтобы на них охотиться! – с яростью вскричала Катька. – А к нам явились выяснить, почему это птицы скончались раньше, чем они их успели перестрелять для своего удовольствия! Таким помогать?

– Так ведь мы же не за просто так! А за деньги!

– Сколько вокруг этого птичьего гриппа развелось, – задумчиво пробормотал Вадька. – Непонятно...

– Не вижу ничего непонятного, Вадик, – пожала плечами Кисонька. – Похожий на утку директор «Дикой фермы» сам сказал, что все их птицы заболели.

– Не сходится, – решительно мотнул головой Вадька. – Смотри, что получается. Птицы «Дикой фермы» заболели, так?

Кисонька кивнула.

– И в «Охотничьем» ресторане тоже, так?

Последовал новый кивок.

– Но менеджер сказал, что у них в ресторане птицы не только с «Дикой фермы», а от разных поставщиков! – с торжеством заключил Вадька. – А заболели абсолютно все!

– Одни заразили других, – неуверенно предположила Мурка.

– Катька в прошлом месяце грипп из лицея принесла... – кивнув на сестру, сказал Вадька.

– От нее чего хорошего разве дождешься, – немедленно прокомментировал Сева.

– ...У нее температура уже вечером подскочила, а у меня только через три дня, – досадливо покосившись на Севу, продолжал Вадька. – Люди сразу друг от друга не заражаются, птицы, я думаю, тоже, а в «Охотничьем» все птицы заболели одновременно! А с другой стороны, Галкины родители тоже покупают птиц у «Дикой фермы» – и у них никто не болеет! Нет, люди, причина в чем-то другом... – Вадька попытался снова погрузиться в размышления, но его отвлекла Катька.

– Опять ты в посторонние расследования лезешь? – проворчала Катька. – Сейчас тебе Севка насчет бесплатной работы все выскажет...

Сева ничего высказывать не стал – видно, поддержать Катьку даже в святом деле борьбы за деньги было выше его сил. Но на Вадьку поглядел. Смущенный шеф агентства заерзал, нервно поправляя очки.

– Нам своих проблем мало? Надо Харли искать! – разорялась Катька. – Он точно у этих... охотничков! – тоном, каким обличают самое страшное преступление, выпалила Катька.

– Может, и у них, только чтоб найти его, надо в их комплексе как следует пошарить, – задумчиво сказала Мурка. – А кто нам позволит, раз они такие осторожные?

– Дай-ка мне свой комп, – потребовала Кисонька у сестры.

– А твой где? – удивилась Катька.

– Да так, – Кисонька смутилась, – в офисе забыла, – и торопливо, словно больше не хотела отвечать ни на какие вопросы, уткнулась в экран.

Лимузин подкатил к кованому указателю, изображающему вытянувшуюся в полете хищную птицу. Под фигурными буквами «Стрелковый комплекс „Беркут“ красовалась мокрая от снега афиша, заставившая Катьку с негодованием фыркнуть.

«Охота на охоту?

Не нужно ждать охотничьего сезона! Не нужна лицензия! Нет необходимости лазить по болотам!

Рождественская охотничья неделя в «Беркуте»!

Птицы разных сезонов – чирки, гаршнепы, болотные курочки, белые куропатки, коростели, гуси!

Лучшие праздники для охотника!»

– Вот эта самая рождественская неделя у них и сорвалась, когда птицы перемерли, – пробормотал Сева, провожая глазами исчезнувший за спиной указатель.

– Не сорвалась, – покачал головой Вадька и пояснил: – Раз наш Евлампий Харлампиевич к ним попал, значит, им сегодня новую партию птиц привезли. И афишу не сняли. Хотят попробовать еще раз!

– Тебе что сестрица сказала – не лезь в чужие дела, нас это не касается! – наехал на Вадьку Сева. – Лучше думай, что «беркутам» сказать!

– Может, сделать вид, что мы хотим охоту заказать? – неуверенно предложил Вадька.

Катька протестующе вскрикнула, а Сева просто покрутил пальцем у виска.

– Ты представляешь, сколько это крутое мероприятие стоит? Кто будет о таком с детьми разговаривать?

– Будут, – не поднимая глаз от компьютера, промурлыкала Кисонька. – Если их попросят.

– Кто попросит? – скривился Сева. – Галкины родаки? Сама слышала – они тут не в авторитете!

– Большой Босс, – ответила Кисонька с тем благоговейным придыханием, которое всегда появлялось в ее голосе, когда речь шла о шестом компаньоне их агентства – загадочной виртуальной личности. Самим сыщикам «Белого гуся» был известен только ник, под которым он появлялся в Интернете. Вадька иногда даже думал, что Большой Босс на самом деле как в фантастике – компьютерное сознание, зародившееся в Интернете. Ну не может быть, чтобы живой человек, даже самый чумовой хакер, был возле компьютера постоянно! Хоть в туалет он должен отлучаться! Но Большой Босс, судя по всему, не отлучался никуда и никогда, во всяком случае откликался он немедленно, в любое время дня и ночи, стоило лишь связаться. Кисонька предположение о компьютерном разуме отвергала, как сама выражалась, «с негодованием». В смысле, при любой попытке Вадьки заговорить на эту тему топала ногами и даже швырялась в него чем попало, полностью утрачивая взлелеянные «хорошие манеры». Сама же утверждала, что Большой Босс хоть и взрослый, но совсем еще молодой – не старше двадцати! И красивый. Джентльмен. Программист. Спортсмен. Поэт. Бизнесмен. Агент британской «Intelligent Service». После каждого сеанса связи через «аську» количество достоинств росло, доводя Севу до невменяемости. Тот, в свою очередь, твердил, что Большой Босс – «просто старый английский пенек, с во-от такенной бородой, вся морда в складочку от морщин, делать ему нечего, вот он и сидит целыми днями у компьютера, вставной челюстью щелкает!»

При одном только упоминании Большого Босса Сева побагровел, зашипел, как кипящий чайник, и процедил:

– Что может сделать этот твой англичанин тут у нас?

– Что может сделать англичанин, когда дело касается охоты? – одаривая Севу пренебрежительным взглядом, ответила Кисонька, и с глубокой убежденностью закончила. – Все!

Лимузин проехал хорошо укатанной асфальтовой дорожкой, петляющей среди заснеженных полей, и остановился у очередной стены. Единственный въезд перегораживал здоровенный шлагбаум, вовсе не спешащий подняться при виде вставшего перед ним роскошного авто.

– Ни фига себе! – присвистнул Сева, прижимаясь к боковому стеклу лимузина и стараясь разглядеть верх стены. – Покруче, чем у Галки!

Поглядеть действительно было на что. Если ограда поместья Галкиных родителей напоминала крепость, то здесь на ум приходила разве что Великая Китайская стена. Как в мультике «Мулан».

– Забаррикадировались, уткокиллеры! Гусеубийцы! – с подсердечной ненавистью выдохнула Катька.

– Ну и как твой Большой Босс поможет нам попасть туда? – поинтересовался Сева, издевательски указывая на шлагбаум и возвышающуюся над ними бетонную громаду забора.

Громадный шлагбаум вздрогнул – и пополз вверх. Позади него стояли двое в теплых камуфляжных костюмах – мужчина лет сорока и мрачноватый пацан не старше пятнадцати. Мужчина одной рукой прижимал к уху сотовый, а второй приветливо махал навстречу ребятам.