Прочитайте онлайн Снегурочка с динамитом | Глава 14РЯБА, НО НЕ КУРОЧКА

Читать книгу Снегурочка с динамитом
2716+1640
  • Автор:

Глава 14

РЯБА, НО НЕ КУРОЧКА

– А что такого? – восседающая на высоченном страусе девчонка явно обиделась – во всяком случае украшающая ее голову настоящая корона из огромных пышных черно-белых перьев гневно затрепетала. – Между прочим, в Египте и в Древнем Риме на страусах ездили и даже в колесницы запрягали, а они не глупее нас были!

– Страусы? – переспросил Вадька, не в силах оторвать глаз от этого дива. Девчонка, кажется, была чуть постарше Катьки, но младше остальных ребят – значит, лет одиннадцать-двенадцать. Но уверенности в этом у Вадьки не было, потому что кроме убора из перьев, физиономию наездницы украшал еще и совершенно зверский макияж – накрашенные «светофором» с переливом из разноцветных теней глаза, подчеркнутые уходящими почти до самых висков черными «стрелками», и тщательно прорисованные пятна горячечного румянца на щеках.

– Римляне! С египтянами! – ответила девчонка, кривя кроваво-алые губы.

– Жуть! – выдохнул Вадька, имея в виду, кажется, вовсе не римлян, а саму девчонку.

– Ничего подобного! – неожиданно вступилась Кисонька. – Если бы она в таком виде в школу пришла – тогда, конечно, ужас, а в сочетании с перьями и верховым страусом – чувствуется единый стиль! – она запрокинула голову к возвышающейся над ней собеседнице и, стараясь начать непринужденную беседу, очень светски проорала: – Это у тебя эму?

– Ты чего, дура? – девчонка поглядела на нее сверху вниз – с высоты страуса это было несложно. – Это страус!

– Она имеет в виду: страус – эму? – вступился за Кисоньку Сева.

Девчонка тягостно вздохнула:

– Сказано же – страус! Ну что непонятного? Эму – в Австралии, нанду – в Америке, а это – страус! Африканский! Вы что, не видите? У него на ногах... – она указала вниз, на две толстые, как ветки старых деревьев, страусиные ножищи, – ...не по три пальца, а по два! – и она обдала компанию таким презрительным взглядом, что сразу стало ясно – если ты не полный дебил, то просто обязан знать, сколько пальцев на ногах у эму, а сколько – у страуса! – Это у вас гусь пропал? – явно не желая больше общаться с неграмотными, требовательно спросила девчонка.

– А тебе какое дело? – неприязненно поинтересовалась обидевшаяся за сестру Мурка. – Вот сейчас галка прилетит, и мы себе пойдем.

Видно было, как под слоем косметики наездница побагровела. Она гневно подобрала поводья, словно собираясь повернуть обратно:

– Я не летаю! А если ты на мои перья намекаешь...

До Вадьки начало наконец доходить:

– Погоди, так галка – это... – он не закончил.

– Ну да, я – Галка, – кивнула та. – Мне отец велел вас на пруд вести. У вас какой гусь был? – с любопытством спросила она. – Арзамасский, тульский, литовский, холмогорский, тулузский, эмденский, менгрилл?

– У нас белый, – ответила растерявшаяся Катька.

– Белый банатский, белый болгарский или белый чешский? – немедленно уточнила Галка.

– Не знаю я! Он просто – гусь! – взвыла Катька.

– У нас тут птиц – до фига, а я про каждую все знаю! А у тебя всего один гусак, и ты даже не в курсе, какой он породы! – Оба – и страус и Галка – возмущенно встряхнули перьями. – Ты, похоже, вообще о своем гусе не заботилась, неудивительно, что он у тебя потерялся! Отец сказал вашего гуся найти, но я бы тебе его не отдавала! – гневно отрезала девчонка. – У нас ему лучше будет!

– Давайте мы его для начала найдем, – дипломатично предложил Вадька.

Девчонка снова гневно тряхнула перьями и недовольно скомандовала:

– Поворачивай к пруду, Яшка! Пойдем искать гуся неизвестной породы!

Перебирая жилистыми лапами, страус развернулся и, старательно придерживая стремительный шаг, пошагал вдоль дорожки. Хотя он не спешил, остальным пришлось следовать за ним почти бегом. Последней тащилась Катька – лицо у девчонки пылало, а в глазах закипали слезы.

– Не слушай ты эту дуру в перьях! – прошелестели ей прямо в ухо.

Катька вздрогнула, обернулась... Неловко и сочувственно улыбаясь, рядом с ней шел Сева.

– Только тот, кто вас с Харли не знает, может сказать, что ты о нем не заботишься! – горячо прошептал мальчишка.

– А если она права? – шмыгая носом, спросила Катька. – Если это я виновата, что Евлампия Харлампиевича похитили? Недоглядела...

Сева остановился, крепко держа Катьку за плечо:

– Поверь мне... – проникновенно сказал он, глядя ей в глаза. – Не ты виновата, что он пропал. И он обязательно найдется, слышишь! – крепко встряхнув девчонку за плечо, он еще мгновение пристально глядел на нее, а потом зашагал вперед, догоняя остальных.

Катька, уже улыбаясь, вытерла глаза ладонью и заспешила следом. Вроде бы ничего не изменилось, но на душе почему-то стало легче. Интересно только, почему утешать ее явился не брат и не близняшки, а именно Сева? Катька поторопилась догнать мальчишку и пошла рядом, вопросительно поглядывая из-под ресниц. Но, видно, нежданный порыв сочувствия уже прошел, и Сева больше не обращал на нее никакого внимания, прислушиваясь к разговору Вадьки и Галки:

– Если твой страус – африканский, как он наши морозы выдерживает? – спрашивал Вадька, разглядывая остающиеся в снегу отпечатки действительно двупалых страусиных лап.

– Черных лебедей на городском пруду видел? – снисходительно отвечала девчонка. – Как они выдерживают, ты не задумывался? Ведь они же все австралийские, а в Австралии тоже холодно не бывает! Привыкли, – сама ответила она на свой вопрос.

– А болезни? Птичий грипп?

– Да ты что! – девчонка аж поводья страуса натянула с перепугу. – Ты представляешь, что будет, если к нашим птичкам попадет эта гадость?

– Сотни тысяч баксов откинут копыта. В смысле, лапы с крыльями, – проворчал Сева.

– Мы знаешь как бережемся! – вскричала девчонка, которую сама мысль о птичьем гриппе приводила в ужас.

– Ваших птиц, наверное, постоянно эти... санинспектора проверяют? – вспомнив разговоры с директором «Дикой фермы» и менеджером «Охотничьего», поинтересовался Вадька.

– Еще не хватало! – Галка от возмущения чуть не взвилась над седлом страуса. – У нас тут частная территория, а это все – наши домашние животные! – она похлопала страуса по шее. – Нечего тут всяким халявщикам шляться! Если надо, мы к профессиональным ветеринарам обращаемся!

– Ну а все-таки... – Вадька не отставал. – Если другие птицы ваших страусов заразят? Например, поставщики зараженную птицу привезут?

– Не было у нас такого! – Галка нервным рывком поводьев так дернула своего страуса, что тот мог бы – на дыбы встал. – Мы без анализов птицу не берем! А что это ты меня все выспрашиваешь? Ты случайно не шпион? – сделав всего один шаг на длинных ногах, ее страус надвинулся на Вадьку, едва не сшибая его грудью. – На «Агро-юнион» работаешь? На нашу Рябу нацелился? Фиг вам, а не Ряба, ясно? – подгоняемый девчонкой страус все наступал и наступал на Вадьку, мальчишка пятился и наконец упал в снег. – Вам бы только подушки понабивать и яичницу на полтора кило с одного яйца зажарить! А страусов любить надо! Заботиться! Тогда у вас несушки помирать не будут!

– Что ж нас сегодня все за шпионов принимают? – всплеснула руками Катька.

– Вопросов задаем много, – проворчала Мурка, аккуратно вклиниваясь между упавшим Вадькой и страусом. – Спокойно, Галка, спокойно! Я так понимаю, твоя Ряба – это не ларьки с куриными окорочками?

– Наша Ряба – это Яшина мама! Лучший страус-несушка на всю страну! Вашему «Агро-юниону» отец четко сказал – не продали и не продадим, и не надо нам рассказывать, как нужна несушка, как нет времени ждать, пока из Африки привезут, и сколько в страусиный проект вложено! Мы на вас Общество защиты животных натравим! Думаете, мы не знаем, что вы своих страусов на мясо пускаете?

– А вы – нет? – невольно поинтересовался Вадька.

– Конечно – нет! Разве можно – это же наши друзья! – горячо возразила Галка, от полноты чувств пиная страуса Яшку пятками в бока и тут же осаживая его. – Мы из них чучела набиваем. У нас целый музей!

Вадька подавился воздухом, а Катька просто застыла с раскрытым ртом.

– А что? – оглядываясь на них, искренне удивилась Галка.

– Ну вот теперь я знаю, что в случае чего с друзьями делать, – меланхолично заключил Сева. – Готовьтесь, народ, будете у меня в прихожей стоять. С пуговичками вместо глазок.

– Ты чего? Ненормальная? – потерянно глядя на нее, спросила Катька.

Этого не надо было говорить. Совсем-совсем не надо.

– Я нормальная! Нормальная! – завизжала Галка, так что страус заплясал под ней. – Я папе расскажу! Все, и как вы меня обзывали! – она принялась тыкать пальцем в мобильник. – А ты следи, чтоб они ко мне не сунулись! – сквозь всхлипы скомандовала она страусу.

Сыщики беспомощно переглянулись.

– Это ты во всем виноват! Со своими вопросами! – прошипела Катька брату. – И ты, со своими шуточками! – накинулась она на Севу.

– А кто ее ненормальной обозвал? – тихо ответил Сева.

– Нас сейчас выгонят отсюда! Остановите ее! Вы же каратистки! – потребовала Катька у близняшек.

– Видишь ли, Катенька, нас никто не учил рукопашному бою со страусами, – нервно ответила Кисонька.

– Наверное, тот еще кикбоксер, – опасливо поглядывая на толстые жилистые ноги, пробормотала Мурка.

Галка тем временем уже истерично вопила в трубку бессвязные обвинения. Потом вдруг резко замолчала, слушая ответ. Сунула телефон обратно в карман... И вполне дружелюбно сказала, разбирая поводья своего страуса:

– Ну пошли, чего встали? До пруда недалеко!

– А... а... что тебе отец сказал? – подобрав отвисшую от такой мгновенной перемены челюсть, выдавил Вадька.

– Ты, наверно, просто такой любопытный по жизни, раз столько вопросов задаешь, – снисходительно ответила Галка. – Сказал, что я могу не нервничать – «Агро-юнион» ему звонил, извинялся, им наша Ряба больше не нужна, потому что им прямо сегодня новую несушку привезут!

– Откуда? – немедленно спросил Вадька.

– Понятия не имею! – снова начала раздражаться Галка.

Катька немедленно ткнула брата кулаком под ребро:

– Не зли человека! – прошипела она. – Чего ты к ней пристал?

– Просто странно, – отставая от уехавшей вперед Галки, пробормотал шеф детективного агентства, задумчиво почесывая в затылке (видно, чтоб унять свербящие мысли). – Эта Галка сама говорила, что им «Агро-юнион» сообщил, будто у них нет несушки, будто они не могут ждать несушку, будто они кучу денег потеряют... А теперь несушка вдруг откуда-то взялась...

– Не наше дело! – в один голос заявили Катька и Сева. И переглянулись, пораженные неожиданным единодушием.

– Нам за разборки со страусами денег не платят, – пояснил Сева.

– Нам надо хватать Харли и убираться, пока здесь из него от большой дружбы чучело не набили, – ответила Катька. – Где уже этот пруд?

– Да вот он! – страус поднял свою всадницу на небольшой пригорок, ребята пошли следом... Вадька присвистнул.